Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

соответствовало возрасту тридцатилетнего человека. Он почти беспрерывно
массировал себе лоб и спинку носа. На долгих прогулках по весеннему лесу
Авега часто останавливался, с тревогой смотрел в небо и неожиданно начинал
"блудить" по знакомым местам. Он словно забывал свои строго определенные
пути и чаще всего брел не разбирая дороги, а опомнившись, подолгу озирался,
неуверенно тыкался по сторонам, выписывая зигзаги. Накануне затмения,
вечером, у него началась одышка со спазматическим кашлем, поэтому
врач-кардиолог с аппаратурой и необходимыми медикаментами дежурил за дверью.
Авега лег в постель, и Русинов остался возле него, в темноте, поскольку
"знающий пути" жил лишь по солнцу, принимал его свет и не выносил
электрического. В крайнем случае он зажигал свечу или просто спичку.
И здесь Русинов услышал от Авеги вторую, после его деревянной ложки,
просьбу:
- Принеси мне хлеб-соль.
Хлеб для Авеги выпекали специально пресный - круглые ржаные булки, ибо
это была его основная пища. Русинов пошел на кухню, положил на поднос хлеб
и, когда поставил сверху солонку, неожиданно понял символ этого древнего
славянского подношения: хлеб означал землю, соль - солнце. Землю и солнце
выносили дорогим гостям!
Сколько же тысячелетий было этому обычаю?!
Сочетание земли и солнца - АРА, и пароды, почитавшие их, назывались
ариями...
Вот почему пахать ниву - значит АРАТЬ. Так первоначально звучало это
слово еще недавно, в литературе четырнадцатого века. Арать- добывать хлеб и
соль, землю и солнце. Вот почему так неистребим этот обычай, хотя
изначальный символ его давно забыт.
Но откуда у него, рожденного и воспитанного в христианском православном
духе, образованного и просвещенного человека, эти знания и древняя вера -
солнцепоклонничество - к-РА-молие? Причем не формальное, не от ума, а, судя
по физическому состоянию перед затмением, глубоко и гармонично вписанное в
его природу и существо?
Перед рассветом Авега немного оживился, но, истерзанный ночной болезнью,
едва встал, чтобы встретить солнце. А через два с небольшим часа после
рассвета началось затмение. Авега уже лежал пластом, держа у себя на груди
хлеб-соль. Русинов тоже почувствовал недомогание, учащенно билось сердце, и
появилось загрудинное жжение, обычное для ишемии. Кардиолог через каждые
десять минут снимал кардиограмму- у Авеги, по сути, было предынфарктное
состояние. Когда же черная тень целиком накрыла солнце и за окнами наступили
прохладные сумерки, врач сделал Авеге укол.
- Надо отправлять в реанимацию,- сказал он Русинову.- Дело плохо.
- Отправляйте,- решил тот.- Я поеду с ним... У меня тоже сердце
пошаливает...
Наблюдая за Авегой, он лишь изредка глядел на солнце и не заметил, когда
тень переместилась и брызнули первые лучи. Пока врачи "скорой помощи"
пробились через ворота Института, а затем в здание лаборатории, на небе уже
сияла лучистая корона.
- Это не мой срок! - неожиданно крепким голосом сказал Авега и, срывая с
себя провода датчиков, встал с хлебом и солью в руках. Он торжествовал! Это
мгновенное его исцеление повергло в шок сначала видавшего виды кардиолога,
затем и бригаду "скорой". Авега сам растворил окно и стоял в позе встречи
солнца, радостно дыша полной грудью.
- Ура! - восклицал он.- Ура! У-ра!
С горем пополам его уговорили лечь, чтобы снять кардиограмму. Врачи
таскали ленты по рукам, сверяли кривые, оставленные самописцами, и
совершенно определенно ставили диагноз, что десять минут назад у этого
человека были резкий и длительный спазм коронарных сосудов задней стенки
сердца и нарушение кровоснабжения. Сейчас же кардиограф отбивал такт
абсолютно здорового сердца, соответствующего спортсмену-марафонцу.
И Русинов почувствовал себя лучше, а свое недомогание отнес к переживанию
за Авегу, никак не связывая сердечную боль с солнечным затмением...
Когда в квартире никого не осталось, Русинов спросил в упор:
- Ты - саура? Ты поклоняешься солнцу?
- Я - Авега,- с обычным достоинством ответил он.- Сауры живут на реке
Ганга, а я лишь приношу им соль.
- Ты можешь объяснить, почему сейчас тебе было плохо?
- Я слепну,- признался он.- И потому затмение принял за свой срок. А это
был не мой срок.
- Но ты каждый день молишься солнцу!
- А ты, Русин, разве не молишься солнцу?
- Нет!
- Неправда,- заметил Авега.- Все люди от рождения до смерти молятся
солнцу. Веруют в своих богов, но почитают солнце. Каждый человек, увидевший
утром солнце, обязательно радуется. И говорит: "Какое хорошее солнце! Как
солнечно сегодня!" Это молитва солнцу. Ты никогда не говорил так?
- Говорил...


- Вот и я говорю: "Здравствуй, тресветлый!"
- А хлеб-соль?- нашелся Русинов.- Почему ты попросил?
- Я - Авега,- проговорил он.- Мне нельзя трогаться в путь без хлеба и
соли.
- Ты собирался уйти?
- Да,- смутился Авега.- В последний путь... Да только это не мой срок!
В папке с делом Авеги хранилась копия протокола, где значилось, что при
личном обыске в Таганрогском спецприемнике у него изъяты сухари и соль.
- Почему ты не ешь соль? - спросил Русинов.
- Я- Авега,- снова повторил он.- Мне можно не есть соли. Когда ты, Русин,
станешь добывать ее, тоже не станешь есть.
- Соль - символ солнца?
- Да,- нехотя проронил он.- Потому люди стали есть соль. И не могут жить
без нее, как без солнца.
- Значит, изначально горькая соль была священной? Авега вскинул на него
глаза и неожиданно заявил:
- Ты изгой, Русин. Мне нельзя с тобой говорить.
- Хорошо,- согласился Русинов.- Скажи мне только: зачем ты нес соль на
реку Ганг?
- Сауры просили..,
- У них что, нет соли?
- Есть,- вымолвил Авега.- Да им нужна священная соль.
- Где же ты берешь ее?
- В пещере... Не искушай рок, Русин! - вдруг жестко проговорил он.- Нас
слышит Карна.
Русинову казалось: еще мгновение, еще несколько слов, оброненных Авегой,-
и откроется нечто недоступное разуму. И этот полубредовый разговор внезапно
уложится в строгие рамки логики и истины. Однако, произнеся имя "Карна",
"знающий пути" прочно умолк, и нельзя было больше терзать его вопросами.
Если бы тогда знать, что Авега не единожды уже хаживал в Индию на реку Ганг
и приносил туда священную соль! И что в судьбе его, а значит, и в этих
таинственных походах принимал участие сам Неру! Ничего этого Русинов не знал
и потому при всем своем расположении к Авеге не мог, не в состоянии был
поверить ему. Из нагромождения нереальных, фантастических фактов он пытался
выбрать рациональные зерна с той лишь целью, чтобы хоть как-то проникнуть в
его непонятный мир и извлечь информацию, интересующую Институт. Бред
сумасшедшего иногда бывает гениальным, но чтобы принять этот гений, следует
самому сойти с ума. И потому Русинов, разговаривая с Авегой, всякий раз
мысленно, на ходу рассортировывал все, что слышал, и отбирал факты для
отчета, а многое, на его взгляд, неважное и сумбурное, отбрасывал. Это была
своего рода неумышленная халтура. В какой-то степени она спасла Авегу от
множества вопросов, когда спустя два года за него круто взялась Служба, а
также не дала пищи для серьезных аналитических выводов, которые могли бы
быть основаны на кажущемся фантастическом материале.
В восемьдесят третьем году Авегу неожиданно забрали из Института в
веденье Службы. За два года Русинов уже успел забыть о несостоявшейся
поездке в Индию, а точнее, о причинах невыдачи визы. Естественно, никто не
знал, почему Служба забрала "источник", и считали, что она таким образом
проявляет свой профессионализм и рвение,- дескать, Институт столько лет
продержал человека у себя и получил мизерные результаты, а вот мы сейчас
покажем, как нужно работать. Авега не был ни арестованным, ни задержанным.
Случай был по-своему уникальный, и его содержали скорее как предмет научного
изучения, и это значительно лучше, чем психушка либо дом престарелых. Где бы
еще так следили за его здоровьем, выполняли любое возможное желание и
придумывали развлечения? Десятки раз он мог бы спокойно бежать, когда вдвоем
с Русиновым они уезжали за сотни километров от Института- на родину Авеги в
Воронеж, затем к сестре участника экспедиции Андрея Петухова в Новгород. Он
же повиновался одному ему ведомой силе рока и не помышлял о побеге.
И тут произошло неожиданное: Русинов ощутил тоску по этому человеку,
причем в первые месяцы такую, что все валилось из рук, будто после потери
дорого, близкого родственника. Он и не заметил, как из "источника", из
предмета для изучения Авега превратился для него в источник особого,
достойного и мудрого отношения к миру, к собственной личности, к людям и
обстоятельствам. Русинова вдруг поразила мысль, что он никогда в жизни не
видел свободнее человека, чем спрятанный за колючую проволоку Авега. Для
него как бы не существовали эти материальные преграды в виде заборов,
часовых, негласной охраны, ибо он умел всецело распоряжаться собой, и никто
не мог ограничить его воли. Только вольный человек способен источать
спокойствие и добро и за много лет ни разу не изменить себе; только
невероятной силы человеку возможно покоряться своему року и не дрогнуть под
роковыми обстоятельствами.
Каждый день Русинов заходил в пустую квартиру или доставал из своего
стола деревянную ложку с приспособлением для усов, найденную в первый день,
когда Авегу увезла Служба,- все, что осталось от него. Несколько раз он
ходил к руководству Института с требованием, чтобы вернули "источник",


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукьяненко Сергей - Спектр
Лукьяненко Сергей
Спектр


Куликов Роман - Чистое небо
Куликов Роман
Чистое небо


Флинт Эрик - Путь империи
Флинт Эрик
Путь империи


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека