Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поражения от победы. Не для того Любищев создавал, отшлифовывал
свою Систему, не для того он экономил время, чтобы тратить его
потом на свои увлечения. В какой-то мере он дискредитировал
свою Систему. Она не удержала его, не воспротивилась - она так
же послушно стала служить его слабостям, как служила его силе.
...Но что, если Любищев с какого-то момента иначе работать
не мог? Желание откликнуться на то, что его волновало, стало
потребностью его натуры. С какой стати он должен был насиловать
себя? Он хотел как можно полнее воплотить в самых разных своих
работах все стороны своего разума, все, что задевало его;
нравственные проблемы представлялись ему иногда важнее научных,
и он не отставлял их в сторону.
Так-то так, по что же тогда называется разбросанностью?
Писатель доволен, когда его герой начинает поступать вопреки
логике. Должен сделать то-то - и вдруг под влиянием чувств
совершает нечто не предусмотренное и самим автором. Действия
героя никак не вытекают из обстоятельств и в то же время
по-человечески понятны. Выдуманный герой в такие моменты
приближается к полнокровному живому человеку и убеждает своей
противоречивостью. Но когда тот же самый писатель сталкивается
в знакомом ему человеке с малопонятными действиями, он
обязательно будет искать какое-то логическое объяснение. А если
писатель описывает этого человека или же какое-либо
историческое лицо, то уж тут во что бы то ни стало постарается
найти причину его действий и мотивы и вывести их со всей
точностью и последовательностью. То есть - устранить всякую
противоречивость.
Это самое произошло у меня с Александром Александровичем
Любищевым. Мне обязательно надо было растолковать его
поведение, обнаружить, в чем там секрет. Я убежден был, что все
дело - в моей недогадливости. В неосведомленности. Может быть,
я не учитываю общественный его темперамент; может, через
историю, философию он пытался выразить то, что всех нас так
занимало эти годы. Отсюда его интерес и к Ивану Грозному, и к
этике.
А может, биологические проблемы, поднятые Любищевым,
затрагивали множество укоренившихся предрассудков. Куда бы он
ни обращался - к диалектике, к истории, к механике, к учениям
Коперника, Галилея, к философии Платона, - повсюду он умудрялся
видеть вещи иначе, чем видели до него. Он наталкивался на чужие
заблуждения: куда бы он ни ткнулся, повсюду, они возникали, - и
он обязательно должен был расправляться с ними. Способность
видеть то, что не видят другие, - мучительная способность.
Великолепный этот талант - скорее наказание, чем отрада.
Вместо того чтобы уклониться, он вступал с ними в бой. Они
вырастали, как головы Лернейской гидры. И опять он должен был
рубить их - Геракл, которому никто не задавал работ и никто не
подсчитывал его подвигов.
А все же почему - должен? Ведь никакой логики тут не было.
Любищев жил по Системе, которая заставляла поступать логически,
подсказывала наиболее разумные, продуманные решения. Из всех
вариантов она выбирала самые выгодные. Что могло быть лучше
такого советчика! Но в одном случае она отказывала. Когда он
поступал вопреки своей пользе. Перед противоречивостью Система
была бессильна. Слабой логике она могла противопоставить
сильную. Тут же логики не было, а все шло наперекор разуму.
Система подсказывала одно поведение. Любищев же вел себя иначе,
нелепо, как бы по самому невыгодному, непредвиденному
варианту... Почему?.. Я вдруг понял, что не нужно отвечать па
этот вопрос. Незаконный это вопрос. Глупый. Ничего не надо
больше искать. Наконец-то я наткнулся на то, что уже нельзя
объяснить. Это была материковая порода. Узнать другого человека
- это и значит добраться до его противоречивости.
Узнать-то я узнал, а вот объяснить не мог. Узнать и понять
- это ведь разные вещи.
Противоречия эти, однако, не обессиливали его. Размышления
о жизни, о себе, о науке не уменьшали его активности. Жажда
действия возрастала, мысль подстегивала его. Он не боялся
вопроса о том, каков смысл в его неутомимых писаниях, в его
энергичной деятельности. Одно он знал твердо и повторял другим:
тот, кто мирится с действительностью, тот не верит в будущее.
Впрочем, и это не всегда помогало. Ему хотелось ни на что
не отзываться, ни о чем постороннем не задумываться, остаться
наедине со своей главной, единственной, давней работой. Ему
хотелось примириться с действительностью, не обращать на нее



внимания. Ничего этого он не мог. Его разрывало на части.
Трещина шла через его душу. Это было мучительно. Еще больнее
было оттого, что он не знал: выполняет он свой долг или же
нарушает его? Жертвует он собой - или же уклоняется от боя...


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ -
СЧАСТЛИВЫЙ НЕУДАЧНИК

Выполнил ли Любищев намеченную программу? Природа дала ему
(или он взял у нее?) для этого все-способности, долгую жизнь;
он создал Систему, он, пусть с уклонениями, постоянно следовал
ей, используя и время, и силы...
Увы, он не выполнил намеченного. Под конец жизни он понял,
что цели своей не достиг и не достигнет. Пользуясь своей
Системой, он мог точно установить, насколько он не дойдет до
когда-то поставленной цели. Ему исполнилось семьдесят два года,
когда он решил сосредоточить силы на книге "Линии Демокрита и
Платона". Он рассчитал, что она займет лет семь-восемь и будет
последним его трудом. Как всякий последний труд, он станет
главным трудом, в котором предстоит разобрать общебиологические
представления.
По ходу работы центральная часть стала обрастать
общефилософскими размышлениями, гуманитарными дисциплинами - и
не случайно, потому что речь должна была идти о единстве
человеческого познания.
За несколько лет он дошел до Коперника. Стало ясно, что
вряд ли он успеет охватить биологические науки. Намеченные
исследования по конкретной систематике тоже сорвались. С 1925
года он всячески сужал свои занятия насекомыми. От рода Анион
отказался, оставил земляных блошек-и тех пришлось сократить. К
1970 году он решил задачи надежного определения самок всего
шести мелких видов Халтика. Как много было задумано и как мало
сделано! Сорок пять лет работы над этими Халтика - и такой
ничтожный итог.
Его друг Борис Уваров, который начинал вместе с ним, за
эти годы из двух тысяч видов африканских саранчовых описал
около пятисот новых видов. Всю жизнь Уваров занимался только
саранчовыми и стал первым в мире специалистом, организовал
борьбу с саранчой в Африке во время второй мировой войны, за
что получил ордена от Англии, Бельгии, Франции. Правда, Уваров
ставил себе иные задачи, но все же...
А когда-то Любищеву мечталось связать работу по блошкам с
общетеоретическими проблемами. Не успел. Так что и здесь его
постигла неудача. Правда, работа по вредителям дала результат,
и по энтомологии, попутно, некоторые обобщения удалось получить
(и пе такие малые, как выясняется теперь); например, о том, что
иерархическая система не универсальна. Это касалось но только
биологии. Его работами заинтересовались математики, философы,
кибернетики. Можно найти немало утешений. Но задуманного
сделать не удалось. То, ради чего он отладил свою Систему,
которая стала Системой жизни, - этого сделать не удалось. Не
повезло. Несчастливый он был человек.
...Он один из тех людей, кто сумел выйти за пределы своих
возможностей. Здоровья не бог весть какого крепкого, он,
благодаря принятому режиму, прожил долгую и в общем-то здоровую
жизнь. Он сумел в самых сложных ситуациях оставаться верным
своей специальности, ему почти всегда удавалось заниматься тем,
чем он хотел, тем, что ему нравилось. Не правда ли, счастливый
человек?
В чем же тут счастье? Программа, которую он разработал,
вычислил, распланировал, - завалилась. Ни один из ее пунктов не
получился так, как хотелось. Большая часть написанного не была
напечатана при его жизни. Самое обидное, что поставленная цель
оказалась самой что ни на есть насущной, она не разочаровала -
наоборот, он своими работами приблизился к ней настолько, чтобы
увидеть, как она прекрасна, значительна. И достижима. Он ясно
видел это теперь, когда срок его жизни кончался. Ему пе хватало
немногого - еще одной жизни. Было горько сознавать, что он
просчитался и все было напрасно. Несчастье - как же иначе это
назвать? - несчастливый человек!
...У него было все, чтобы прославиться: воля, воображение,
память, призвание и прочие качества в нужных пропорциях. Это


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Трубников Александр - Рыцарский долг
Трубников Александр
Рыцарский долг


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


Березин Федор - Пожар Метрополии
Березин Федор
Пожар Метрополии


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека