Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

на этом достопамятном секретариате предложили принять участие в голосовании
- вы, как и все, проголосовали бы за мое исключение. Это одно из правил игры
в советскую демократию - решение должно быть, решение не может не быть
единогласным.
Но я не сомневаюсь и в другом - если бы на следующий день меня снова на
скрипучей каталке ввезли бы в операционную вашей клиники - вы надели бы ваш
клеенчатый фартук и приказали бы хирургической сестре готовить инструменты,
и бинты, и тампоны, и позабыв обо всех моих смертных грехах, так же точно,
как тогда, не обращая внимания на усталость и время, вступили бы в борьбу за
мою жизнь.
Потому что здесь, на пороге операционной, перестают действовать правила
той подлой игры, потому что здесь вы становитесь тем, кто вы есть -
человеком, цель и назначение которого приносить людям добро, облегчать
страдания страждущих.
Бедная, счастливая, несчастная Анна Ивановна!
...Очнулся я после повторной операции уже под утро.
Откуда-то, очень издалека, доносились протяжные поющие голоса -
последние празднователи расходились по домам. Из окон на мою постель падал
странноватый желто-молочный свет, и свет этот пронизывал тоненький луч
солнца, высвечивая запеленутую бинтами и скованную лубком - лангеткою - руку
и серебряную голову моей жены.
Она спала на низком неудобном стуле, положив голову мне на ноги.
Почувствовав, что я очнулся, она слегка приоткрыла глаза:
- Тебе что-нибудь нужно?
- Нет, - сказал я, - мне лучше, Асенька?
- Нет, - сказала она и снова закрыла глаза, - тебе еще не лучше!
И я успокоился. Мне почему-то стало очень спокойно и даже радостно. И я
сказал этому мгновению: остановись, запомнись - ныне, присно и во веки
веков! Аминь!
Навсегда запомнись, это мгновение, и совсем не потому, что ты было
прекрасно! Ты больше, чем просто прекрасно!
Ты мгновение, ты секунда того высшего душевного покоя, когда вдруг
приходит к человеку понимание, что он на земле не один, что есть, существуют
человеческие судьбы, связанные с его судьбой, так же, как и он связан с
ними, и связь эта нерасторжима и определена чем-то высшим, нежели
обстоятельства или случай.
Будь благословенно это мгновение - молочно-желтый свет, пронизанный
солнцем, легкое покалывание озноба, словно вспыхивающие в стакане
минеральной воды пузырьки, и серебряная голова, лежащая у меня в ногах на
больничном байковом одеяле.
И было еще в моей жизни:
Заснеженная платформа подмосковной станции Переделкино, гудок
приближающейся электрички, спугнувший галок с куполов Патриаршего подворья -
бывшей вотчины Колычевых, - и внезапно пришедшие, наконец, строчки, ключевые
строчки песни, посвященной памяти Пастернака:
Будь благословенно, это мгновение! Останься в памяти, не исчезни!..
И еще:
Зал Дома ученых в новосибирском Академгородке. Это был, как я теперь
понимаю, мой первый и последний открытый концерт, на который даже
продавались билеты.
Я только что исполнил как раз эту самую песню "Памяти Пастернака", и
вот, после заключительных слов, случилось невероятное - зал, в котором в
этот вечер находилось две с лишним тысячи человек, встал и целое мгновение
стоял молча, прежде чем раздались первые аплодисменты.
Будь же благословенным, это мгновение!
И еще:
Я пишу эти главы в Серебряном бору, под Москвою, в деревянном доме,
стоящем над рекою. В этом доме скрипят полы и как-то особенно гулко хлопают
двери. И все-таки я физически чувствую благословенную и тяжелую тишину. Я
приехал в этот дом, когда на земле еще лежал снег, а потом, за одну ночь,
началась удивительная весна.
...Было небо вымазано суриком, Белую поземку гнал апрель, Только вдруг,
прислушиваясь к сумеркам,
Услыхал я первую капель!
И весна - священного священнее! -
Вырвалась внезапно из оков,
И простую тайну причащения
Угадал я в таяньи снегов.
А когда в тумане, будто в мантии,
Поднялась над берегом вода,
Образок Казанской Божьей Матери
Подарила мне моя Беда!..
- ...Война! Октябрь тысяча девятьсот сорок четвертого года. Советская



армия движется с боями на Запад. В сумерки над осажденными городами стоит
невысокое зарево пожаров. Медленно падают черные хлопья пепла, похожие на
белые хлопья снега. Ветер гудит рваным листовым железом. Ахают дальнобойные.
И немногие уцелевшие жители, забившись в погреба и подвалы, устало и
нетерпеливо ждут... Жизнь и смерть начинаются одинаково - ударом приклада в
дверь!..
В тот год мы возвращались в родные города, шагали по странно незнакомым
улицам, терли кулаком слипающиеся глаза и внезапно в невысоком холме с
лебедой и крапивой узнавали сказочную гору нашего детства, вспоминали первую
пятилетку, шарманку на соседнем дворе, неподвижного голубя в синем небе и
равнодушный женский голос, зовущий Сереньку...
Мы научились вспоминать. Мы стали взрослыми.
...Пошел занавес.
До сих пор не могу понять, как удалось ребятам из столов и скамеек
соорудить такую сложную декорацию - но это им удалось. Во всяком случае, я
отчетливо помню, что у меня было полное ощущение - и вагона, и движущегося
поезда, и покачивающихся подвесных коек.
Ефремов продолжал, чуть понизив голос, точно боясь потревожить
спящих:
- Санитарный поезд. "Кригеровский" вагон для тяжелораненых. По обе
стороны вагона двойной ряд подвесных коек с узким проходом посредине.
Верхний свет не горит, и в предутренних сумерках видны только первые от
тамбура четыре койки - верхняя и нижняя, верхняя и нижняя.
И на одной из этих нижних коек, запрокинув голову на взбитую высоко
подушку, сжав запекшиеся губы и закрыв глаза, лежит старший лейтенант Давид
Шварц.
Беспокойно и смутно спят раненые - мечутся, бредят, скрипят зубами,
плачут и разговаривают во сне. Кто-то выкрикивает, отрывисто и невнятно:
- Первое орудие, к бою! Второе орудие, к бою! По фашистским гадам,
прямой наводкой, огонь!..
Но никто не торопится выполнять приказание, не гремят орудия, не
взлетает в дымное небо вопящая взорванная земля-мирно гудит поезд,
постукивают колеса и лишь по временам за окнами, как напоминание об огне,
пролетают быстрые, мгновенно гаснущие искры от паровоза.
Возле койки Давида, на низком табурете, положив на колени длинные
усталые руки с пожелтевшими от иода пальцами, в белом халате и затейливой
белой косынке медицинской сестры, сидит Людмила Шутова, молча и тревожно
поглядывает на Давида.
Олег Ефремов неторопливо ушел за кулисы.




Началось третье действие
Давид (с закрытыми глазами, ровным тусклым голосом). Пить... Пить
дайте... Пить...
Людмила. Ну, нельзя же тебе пить... Нельзя, милый! Ну, хочешь - я смочу
тебе губы... Хочешь, Давид?
Давид. Пить... Пить дайте... Пить...
На верхней койке, над головою Давида, заворочался старшина ОДИНЦОВ -
скуластый, с рыжеватой щетиной на небритых щеках, с веселыми от жара,
возбужденно блестящими, очень синими глазами.
Одинцов (глядя в окно, хрипло, останавливаясь после каждого
произнесенного слова). Сестрица!.. Ты не знаешь - проехали мы Куреж?
Людмила. Час назад.
Одинцов. Вон что!.. То-то я гляжу - места, вроде, знакомые! Скоро,
значит, и Сосновка.
Давид. Пить... Пить дайте... Пить...
Одинцов. Переедем сперва мост через реку. Потом лесок будет. А за
леском, перегон еще - и Сосновка... Водокачка, склады дорожные, садочек при
станции... А в садочке том - рынок. Родина моя, между прочим!
Людмила. Много говоришь, Одинцов.
Одинцов (не то засмеялся, не то закашлялся). Как поезд подойдет, так
бабы, девчонки, огольцы - прямо в окна полезут... Кто с чем! Кто, понимаешь,
с яблоками, кто с яичками калеными, кто с варенцом...
Чей-то голос в темноте, коверкая слова, мечтательно проговорил:
- А у нас в Келау шашлык продают!.. Шампур в окно подадут - ешь !
Напротив Одинцова - на верхней койке, через проход, - поднимает голову
"сын полка" ЖЕНЬКА Жаворонков - мальчишка лет семнадцати с красивым наглым
лицом, с прищуренными глазами и темной родинкой над припухлой губой.
Женька (с развязностью любимца публики). Душа любезный, шашлычка
захотел!.. Эй, кацо, не горюй: тебе завтра ногу рубанут - вот мы шашлычок из


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Слово дворянина
Ильин Андрей
Слово дворянина


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Херберт Фрэнк - Барьер Сантароги
Херберт Фрэнк
Барьер Сантароги


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека