Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Колин, твоя мысль вполне ясна. - Голос женщины был удивительно глубоким - богатый хрипловатый альт.
Колин погладил ее руку, улыбнулся, но его слова не были ласковыми.
- Я скажу тебе, когда закончу свою мысль, Никки.
Он отстранился от нее, отверг ее, и боль от этого отвержения не удалось скрыть.
На мгновение в этих темных глазах вспыхнул гнев, и я почувствовала ее силу. Ее силу, не его. Она была ведьма или сенс или еще что-то, что я не могла понять. Настолько же человек, как и я: частично.
Гнев исчез с ее темного, стоического лица, но я поняла, что увидела. Она не любила его, а он не любил ее. Но она была его человеком-слугой, связанной с ним на целую вечность, в болезни и здравии.
- Хочешь увидеть, что под пиджаком, - сказала я, - так подойди и помоги мне его снять. Джентльменам полагается это делать.
- Анита, - сказал Ричард.
Я погладила его руку.
- Все о'кей, Ричард. Остынь.
Взгляда на его лицо было достаточно. Он не верил, что я могу вести себя прилично. Забавно, каждый в собственной манере, но ни один из нас не доверял другому.
Я посмотрела на Ашера. Мы не разделяли никаких меток. Мы не могли читать мысли друг друга. Но мы в этом и не нуждались. Нам обоим дают по шее, так как вервольфы и пальцем не шевелят, чтобы нам помочь.
Я окинула взглядом восьмерых местных вервольфов. Верн сидел на скамье, окруженный своими волками. Двое были полностью в волчьей форме, если учесть, что они были размером с пони, больше, чем любой нормальный серый волк. Верн все еще был в футболке и джинсах. Никто не стал наряжаться, кроме нас. Даже другие вампиры были в повседневных костюмах и платьях.
Я никогда не видела так много вампиров, одетых так... обычно. У большинства из них было чувство стиля, или, по крайней мере, тяга к театральности. Они устраивали хорошие шоу. Конечно, в присутствии дерева, увешанного костями, кому было нужно лучшее зрелище? С другой стороны, лупанарий, как предполагалось, должен был стать нашей, а не Колина, театральной сценой. Я вновь подумала, стоит ли доверять Верну настолько, насколько Ричард считал возможным.
Я прошла к центру треугольника, образованного тремя скамьями, ожидая, что Колин ко мне присоединится.
Но он остался рядом с черноглазым вампиром и усмехнулся:
- И зачем же мне тратить впустую энергию, чтобы пройти даже несколько ярдов, когда я могу раздеть тебя отсюда?
Я улыбнулась, вложив в улыбку насмешку.
- Боишься подходить слишком близко?
- Я могу допустить, что ты - хрупкая малышка, но внешность часто обманчива. Я не раз использовал свое юное лицо, чтобы одурачить неосторожных. Сам я не настолько глуп, Анита Блейк.
Он протянул бледную руку, и я почувствовала, как сила затрепетала по моей коже, прежде чем хлестнуть сквозь бархатный топ. Крест вырвался из-под бархата, словно освободившаяся из клетки звезда, и вспыхнул белым ослепительным светом. Мне хватило осторожности смотреть в сторону. Он горел будто магний, так ярко, что почти причинял боль. Кресты горят вблизи от вампиров, но они не пылают как маленькая сверхновая, если только вы не в серьезной беде. Мой крест ни разу не пылал так ярко, когда я даже еще не испугалась. Я всегда полагала, что крест реагирует на мой уровень страха, своего рода святое "кольцо настроения" (кольцо с камнем, меняющим цвет в зависимости от температуры тела. Прим. Helen). Сегодня я впервые поняла, что, может быть, моя вера давала кресту возможность пылать, но если уж вера имелась, приходило еще что-то. Не моей волею, но Твоей.
Вампиры Колина реагировали так, как им и полагалось. Они прикрылись, заслонив глаза руками, или куртками, или, в одном случае, юбкой. Спрятались от света.
Только не Колин и черноглазый вампир. И почему я не удивилась, что эти двое были достаточно стары и достаточно сильны, чтобы стоять перед крестом? Им это не слишком нравилось. Они защищали глаза, щурясь на свет, но не закрыли их.
- Ударь меня снова, клыкастик, и посмотрим, что еще выпадет.
Он сделал то, что я попросила. Вообще-то, я не думала, что он решится попробовать снова. Он хлестнул по мне сквозь воздух, но сила распалась, как разбивается волна о скалу.
- Если хочешь меня ранить, Колин, тебе придется подойти лично и близко.
- Я мог бы заставить Никки сорвать это с твоей шеи.
- Я-то думала, что ты - крутое дерьмо, Колин. Или ты такой, только когда перед тобой связанный и беспомощный мальчик? Тебе это нужно, чтобы чувствовать себя Большим Злобным Вампиром? Кто-то связанный и беспомощный, или, может, именно мальчики?
Колин произнес единственное слово: "Барнаби".
Черноглазый вампир обошел Колина, приближаясь к кресту. Но остановился, не в силах подойти ближе. И вот, сквозь сияние креста, я увидела, что лицо Барнаби начинает разлагаться. Гладкая плоть сползала с его лица мокрыми кусками, пока сухожилия влажно не заблестели и, когда его нос развалился, обнажились кости, так что его лицо стало похоже на череп, покрытый гниющими остатками.
Он ковылял ко мне, вытянув одну руку, и это напомнило мне о руках Дамиана этим вечером. Плоть исчезала под воняющей волной черноты. За исключением того, что никакого запаха не было. Последний вампир, способный разлагаться по желанию, которого я видела, тоже мог управлять запахом, этакий магический дезодорант.
Если бы это было в драке, я бы вытащила пистолет и снесла бы его с пути прежде, чем он коснулся креста, но это было больше соревнование воли, чем что-нибудь еще. Если он был достаточно вампиром, чтобы коснуться моего креста, то я должна была быть достаточно храброй, чтобы позволить ему сделать это. Я надеялась, что он не прижмет его между нашими телами. Один вампир как-то сделал это, и ожог второй степени на моей груди не показался мне забавным развлечением.
Крест горел все ярче и ярче, по мере того, как он приближался. Мне пришлось отвернуться от света; он был настолько ярким, что больно было смотреть. Я знала, что вампиру приходилось хуже.
Я почувствовала, как разлагающаяся рука скользнула по моей груди, оставив что-то влажное и полужидкое стекать в ложбинку на груди. Он схватился за цепочку, не за крест, умница-вампир. Он дернул цепочку, и та порвалась. Крест отлетел к его предплечью, и серебро вспыхнуло пламенем белым и чистым, как дневной свет.
Вампир закричал и бросил крест, прочертивший сияющую дугу, словно крошечная комета, пока не канул во тьму.
Когда мои глаза опять перестроились на тусклый свет фонарей, я сказала:
- Не волнуйся, Барнаби, у меня есть еще.
Он упал на колени, укачивая свою руку. Он все еще был ходячим гниющим кошмаром, но плоть его руки почернела.
- Но не у каждого есть твоя вера, - сказал Колин. Снова, точно как в лесу, я не почувствовала прикосновения его силы, но внезапно испугалась. Теперь, когда я знала, в чем дело, было не настолько плохо, но это отличалось от любой другой способности, которую я когда-либо ощущала. Тише, каким-то образом, и из-за этого страшнее.
- Барнаби, юный блондин-вервольф очень тебя боится. Он уже встречал подобных тебе.
Барнаби поднялся на ноги и попытался обойти меня. Я встала у него на пути.
- Джейсон под моей защитой.
- Барнаби ничего ему не сделает, только поиграет с ним немного.
Я покачала головой.
- Я дала Джейсону мое слово, что не позволю вампиру, который издевался над Натаниелем, коснуться его.
- Твое слово? - ухмыльнулся Колин. - Ты - современная американка. Твое слово ничего не значит.
- Мое слово значит кое-что для меня, - возразила я. - Я не даю его легко.
- Я могу чувствовать правду в твоих словах, но могу тебя уверить, что Барнаби поиграет с твоим юным другом, и ты не можешь остановить его, не нарушая перемирия. Кто бы ни нарушил перемирие, он ответит перед Советом.
Я двигалась одновременно с Барнаби, так что он медленно оттеснял меня, но я по-прежнему преграждала ему путь.
- Колин, ты чувствуешь страх, так мне говорили. Ты чувствуешь, как сильно он боится твоего дружка.
- О, да, сегодня ночью у меня настоящий пир.
- Вы можете повредить его рассудок, - сказала я. Кто-то коснулся моей спины, и я подпрыгнула. Это был Ашер. Я пропятилась до самой скамьи.
Ричард и его телохранители встали вокруг Джейсона. Они не собирались защищать Ашера, но за Джейсона они горой. Барнаби сместился вбок, пытаясь обойти меня. Мне пришлось перепрыгнуть через скамейку, чтобы снова встать на его пути.
Я уперлась левой рукой в разлагающуюся грудь. Правая была на рукоятке браунинга. Я убедилась, что он это видит.
Колин заговорил. Хотя тело Барнаби должно было заслонять ему поле зрения, казалось, будто он видит через глаза второго вампира.
- Если ты выстрелишь в одного из моих вампиров, ты нарушишь перемирие.
- Ты послал к нам умирающего Натаниеля. Ашер сказал, что это было своеобразным комплиментом, что ты наверняка думал, будто мы сможем его вылечить.
- И вы это сделали, не так ли? - сказал Колин.
- Да, - сказала я. - Ну что ж, позволь мне отплатить тебе таким же комплиментом. Я думаю, что если я выстрелю в Барнаби в упор, он это переживет. Я стреляла раньше в разлагающихся вампиров, и их одежде это вредило больше, чем им самим.
- Ты можешь почувствовать правду в ее словах, - вмешался Ашер. - Она верит, что он будет жить, значит, это не нарушает перемирия.
- Она верит в это, но надеется на его смерть, - возразил Колин.
- Если вы повредите рассудок одного из наших спутников, - сказал Ашер, - это тоже нарушит перемирие.
- Не согласен, - сказал Колин.
- Тогда мы попали в безвыходное положение, - улыбнулась я.
- Думаю, нет, - сказал Колин. Он обратился к Верну. - Давай, Верн, отработай свой гонорар. Освободи малыша от его защитников.
Верн встал, и его волки растеклись вокруг него. Они двинулись на поляну в вихре энергии, которая заставила танцевать волосы на загривке, а руку - потянуться к пистолету.
- Верн! - позвал Ричард.
Но Верн не смотрел на Ричарда. Он смотрел на меня. В руках он нес маленькую закрытую корзину. Я не собиралась выяснять, что в ней находится. Я направила пистолет ему в грудь.
19
(перевод - Helen)
- Успокойся, девочка, - сказал Верн. - Это подарок.
Я держала пистолет точно и устойчиво направленным в центр его тела.
- Ага, конечно.
- Когда ты увидишь, что это, ты поймешь, что мы не на его стороне.
- Не ошибись, выбирая сторону, щенок, - сказал Колин. - Или я заставлю тебя очень, очень пожалеть.



Верн посмотрел на вампира. Я видела, как его глаза превращаются из человеческих в волчьи, в то время как он протягивал мне корзину. Но он удерживал этот гневный, пугающий взгляд на Колине.
- У тебя нет призываемого животного, - сказал Верн голосом, ставшим грубым и рычаще-низким. - Ты смеешь стоять в нашем месте силы и угрожать нам. Ты - меньше, чем ветер за стенами нашей пещеры. Ты здесь ничто.
- Она - тоже не одна из вас, - сказал Колин.
- Она - лупа Клана Троннус Рок - народа Скалистого Престола.
- Она - человек!
- Она встала между тобой и вервольфом. Этого достаточно, чтобы быть лупой в моих глазах.
Барнаби отступил. Я не знала, думал ли он, что я выхвачу пистолет и выстрелю в него, или Колин нашептал в его гниющий мозг новый план. Я даже не была уверена, что мне есть дело до этого. Комок чего-то тяжелого и мокрого скользил мне в лифчик. Это было похоже на ощущение слезы, стекающей по щеке, но неприятней, гораздо неприятней. Я противилась побуждению стереть это, пока Барнаби смотрел на меня. Как только он отполз к Колину, я соскребла оставшуюся часть этой гадости левой рукой и бросила ее на землю.
- В чем дело, Анита? Слишком близко и лично для тебя?
Я вытерла руку о кожаную юбку и мило улыбнулась.
- А не пошел бы ты, Колин.
Верн ступил в центр треугольника в одиночестве. Его волки остались толпиться перед дальней скамьей.
Я поглядела на Ашера. Тот пожал плечами. Ричард кивнул, как будто мне нужно было пойти навстречу. Подарок, как это назвал Верн.
Я пошла к нему. Он встал на колени, угнездив корзину на земле между нами. И остался коленопреклоненным. Я тоже встала на колени, потому что он, казалось, ожидал этого. Он просто смотрел на меня своими волчьими глазами. Он все еще напоминал стареющего Ангела Ада, но эти глаза... я подумала, привыкну ли я когда-то к виду волчьих глаз на человеческом лице. Вероятно, нет.
Я подняла откидную крышку маленькой корзины. Лицо - голова - посмотрело на меня. Я вскочила на ноги. Браунинг сам собой оказался в моей руке. Я направила его на Верна, потом в землю, потом прижала боковой поверхностью ствола ко лбу.
Наконец я обрела дар речи:
- Что это?
- Ты сказала, что хочешь голову Миры в корзине. Что если мы тебе ее предоставим, это исправит отношения между нашими двумя кланами.
Я резко вдохнула и выдохнула. Я смотрела вниз в корзину, все так же стоя, все еще так же держа оружие, как будто оно было чем-то спасительным. Рот был открыт в беззвучном крике, глаза полуприкрыты, как будто они застали ее дремлющей, но я знала, что это было не так. Кто-то просто закрыл глаза после того, как они отрубили голову. Даже у мертвой, как сейчас, кости лица были изящными, и было понятно, что лицо, по меньшей мере, было миловидным.
Я заставила себя опустить пистолет. Сейчас он не мог мне помочь. Я снова упала на колени, глядя в корзину. Наконец, я взглянула на Верна. Я качала головой вновь и вновь. Я вглядывалась в его лицо и пыталась рассмотреть в нем кого-то, на кого я могла бы наорать или с кем заговорить. Но выражение было чужим, и не только из-за глаз.
Вы могли подумать, что после всего, что было, мне пора бы перестать забывать, что они не были людьми. Но я забыла. Я была взбешена, и я говорила, как говорила бы с другим человеком. Но все было не так. Я говорила с вервольфом, и забыла об этом.
Я слышала чей-то шепот, и это был мой шепот. Я шептала:
- Это моя вина. Это - моя вина. - Я поднесла левую руку к лицу, и уловила запашок гниющей плоти Барнаби. Этого оказалось достаточно.
Я отползла в сторону и меня стошнило. Я стояла на четвереньках, ожидая, пока это пройдет. Когда получилось заговорить, я сказала:
- Что, никто из вас не понимает слов? Это было просто гребаное выражение!
Ричард опустился на колени возле меня и нежно коснулся моей спины.
- Ты сказала ему, чего хочешь, Анита. Она предала честь стаи. Это может означать смертную казнь. Все, что ты помогла им выбрать - это только способ казни.
Я искоса взглянула на него. Мне ужасно хотелось заплакать.
- Я не это имела в виду, - прошептала я.
Он кивнул.
- Я знаю. - В его глазах было выражение такого сожаления, разделенного знания о том, сколько раз ты вовсе не думал того, что говорил, но монстры умеют слышать, и они всегда готовы поймать тебя на слове.
20
(перевод - Helen)
- Я-то думал, что вы - жесткая штучка, мисс Блейк.
Ричард помог мне встать, и я позволила ему это сделать. Прислонилась к нему на секунду, лбом к гладкой коже его руки. Потом оттолкнулась от него и встала на собственные ноги. Я встретила глаза Колина. Они были определенно серые, не синие.
- Я знаю, что нам полагается соблюдать протокол и повальсировать еще какое-то время, Колин. Но мое терпение осталось в этой корзине. Так что выкладывай свои претензии, и давайте уберемся отсюда ко всем чертям.
Он улыбнулся.
- Такое мягкосердечие... Может, вся твоя репутация - только болтовня?
Я улыбнулась и покачала головой.
- Может, и так, но раз уж мы не собираемся этой ночью друг друга убивать, Колин, это не имеет значения.
Колин отошел от меня. Он встал ближе к своим людям, но лицом к Ашеру. Мной пренебрегли, как он пренебрег его собственным слугой-человеком.
- Меня не сместить, Ашер.
- Я приехал не для того, чтобы тебя сместить, - произнес Ашер невыразительным, нейтральным голосом.
- С чего бы тогда Жан-Клод послал мастера почти точно моего возраста на мою землю наперекор моему прямому запрету?
- Я мог бы скрыть свои способности, - сказал Ашер. - Но Жан-Клод подумал, что ты поймешь это неверно. Я приехал, ничего не скрывая.
- Но все же приехал, - продолжил Колин.
- Я не могу изменить то, что случилось, - пожал плечами Ашер. - Что удовлетворило бы нас всех?
- Твоя смерть, - сказал Колин.
Все замерли, как будто мы дружно задержали дыхание. Я начала что-то говорить, и Ричард коснулся моего плеча. Я закрыла рот и предоставила слово Ашеру, но это далось нелегко.
Ашер засмеялся своим замечательным, будто трогающим что-то внутри, смехом.
- Нарушение перемирия, не так ли, Колин?
- Нет, если я убиваю конкурента, посланного, чтобы вытеснить меня. В таком случае - это просто самозащита и пример для других не в меру честолюбивых вампиров.
- Ты знаешь, что я приехал не для того, чтобы тебя вытеснить, - сказал Ашер.
- Понятия не имею.
- Меня устраивает то, что я имею.
- Почему? - спросил Колин. - Ты мог бы быть Мастером города где-нибудь вдали от их триумвирата. Почему ты довольствуешься меньшим?
Ашер очень скупо улыбнулся.
- Власти я предпочитаю более нежные привязанности.
Колин покачал головой.
- Мне говорили, что ты влюблен в нее и в самого Жан-Клода. Мне сказали, что ты спишь с ними обоими и именно поэтому Ульфрик ищет новую лупу.
- Если бы он решился участвовать, это могло бы стать счастливым квартетом, - заметил Ашер.
Около меня напрягся Ричард. Настала моя очередь коснуться его руки и удержать от намерения сказать все, что он думает.
- Мне много чего рассказывали, - продолжал Колин. - Мои люди следили за тобой издали. Мы верим, что ты влюблен в девушку и Жан-Клода. Мы знаем вашу совместную историю. Мы даже верим, что любитель мужчин, вроде тебя, спал бы с их Ульфриком, если бы он тебе позволил. Чему мы не верим - это тому, что ты делишь постель хоть с кем-то из них. Мы полагаем, что все это - трогательная сказочка для собственного спасения.
Я пошла к Ашеру. План состоял в том, что мы продемонстрируем мягкое петтинг-шоу. Я предупредила его заранее, что лучше бы шоу быть действительно мягким, но шанса нам не представилось.
В темноте что-то задвигалось. Из тьмы, окружавшей поляну, появились десятки вампиров. Колин отвлек нас, пока вампиры окружали нас с флангов, и ни Ашер, ни я, ни кто-то из оборотней их не ощутил.
- Оставьте нам Ашера и все остальные могут уйти свободно.
- Ты нарушаешь перемирие, - сказал Ашер. Он говорил спокойно, ровно, как будто Колин не потребовал только что его смерти.
Верн шагнул вперед.
- Это - наш лупанарий. Мы можем закрыть его для всех чужаков.
- Только не в отсутствие вашего варгамора. Вы оставили ее дома, в безопасности, на случай, если что-нибудь вдруг пойдет не в ту сторону. Так защищать своего домашнего любимца-человека! Я рассчитывал на это. - Он поднял руку, будто подзывая своих. - С вами нет ведьмы, достаточно сильной, чтобы оживить круг.
- Если ты убьешь Ашера, это нарушит перемирие.
- Я не буду вредить триумвирату Жан-Клода. Я просто устраню конкурента.
Вампиры шли меж деревьями. Они не спешили. Они двигались как плотные тени, медленно, будто у них была вся ночь на то, чтобы сжать круг и схватить нас.
- Ашер? - спросила я, не отводя взгляда от этих медленно надвигающихся фигур.
- Oui.
- Это нарушает перемирие?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Головачев Василий - Мечи мира
Головачев Василий
Мечи мира


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека