Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Архангел чуть наклонил голову к плечу и задумчиво прикусил край верхней губы. На мгновение его лицо замерло в полнейшей неподвижности, сделавшись похожим на искусно выполненную восковую маску, которую с первого взгляда почти невозможно отличить от оригинала. Казалось, он обдумывал невероятно сложную дилемму, от верного решения которой зависела вся его дальнейшая жизнь. Я не мешал ему, с любопытством ожидая, что же последует за этим.
Спустя какое-то время губы архангела приоткрылись, и между ними показался кончик языка. Святоша быстро провел языком по губам и начал говорить:
- По причинам, которые вам были объяснены, мы не имеем возможности обратиться за помощью к официальным органам власти Московии. - Взгляд архангела Гавриила скользнул по моему лицу и быстро переместился на календарь с голой девицей на стене. - Как вам известно, во взаимоотношениях Святой Троицы и Градоначальника существуют определенные проблемы, связанные с некоторыми расхождениями во взглядах на роль церкви в обществе. Но это отнюдь не непреодолимые противоречия. В ближайшем окружении Градоначальника имеются люди, с которыми мы поддерживаем неофициальные контакты. Эти люди заинтересованы в том, чтобы отношения между Московией и Раем сделались более близкими и доверительными.
Архангел Гавриил сделал паузу и многозначительно посмотрел меня.
- Наверное, я вас разочарую, - с сожалением вздохнул я, - но вынужден признаться, что у меня нет ни одного знакомого не только в окружении Градоначальника, но даже среди членов правительства.
- Я думаю, что вам при вашем роде деятельности совсем не помешал бы высокий покровитель, - вкрадчиво произнес святоша.
- Конечно же, нет, - с готовностью согласился с ним я, по привычке принимаясь валять дурака. - Но боюсь, что ни один из потенциальных покровителей не захочет мне даже руку пожать.
- Ну, это не так трудно устроить, как вам, возможно, кажется, - на губах Гавриила появилась улыбка, более соответствующая образу дьявола-искусителя.
- Серьезно? - в изумлении вскинул брови я.
- Вне всяких сомнений, - не спеша наклонил утвердительно голову архангел.
Я нацепил на лицо маску глубочайшей задумчивости, затем изобразил полнейшее смятение чувств, закончив этот небольшой этюд выражением безысходного отчаяния. По-моему, получилось совсем неплохо. Во всяком случае, архангел Гавриил внимательно следил за действом, которое я перед ним разыгрывал, ожидая, что же я отвечу на его недвусмысленное предложение.
- Сожалею, но вынужден ответить вам отказом, - произнес я, выдержав необходимую паузу, предшествующую драматической развязке. - Боюсь, что, обзаведясь покровителями среди представителей власти, я лишусь всех своих клиентов. Не знаю, как там у вас в Раю, но у нас в Московии не доверяют не только самим представителям власти, но также и тем, кто здоровается с ними за руку.
Левая щека святоши нервно дернулась.
- К вашему сведению, господин Каштаков, имея друзей среди ближайшего окружения Градоначальника, мы можем не только оказать вам содействие, но также и устроить вам массу проблем.
- Уж в этом-то я ни секунды не сомневаюсь, - с улыбкой ответил я на впервые открыто прозвучавшую угрозу. - Вот только боюсь, что в этом вопросе ваши интересы столкнутся с интересами НКГБ. Поскольку, как мне совсем недавно стало известно, чекисты в настоящий момент также весьма интенсивно занимаются поисками Ника Соколовского.
Архангел Гавриил от изумления разве что только рот не открыл. Я почти полминуты имел возможность лицезреть выражение тупого удивления на его лице, пока он наконец не совладал с эмоциями.
- Ну, как вам такая информация? - спросил я, понимая, что наношу добивающий удар сопернику, едва сумевшему подняться на ноги после сокрушительного нокдауна.
- Что им известно? - свистящим полушепотом спросил Гавриил.
- Попытайтесь выяснить это, воспользовавшись своими связями в окружении Градоначальника, - посоветовал я с милой всепрощающей улыбкой на лице.
Вам доводилось когда-нибудь слышать, как архангел скрежещет от злости зубами? Думаю, что нет. А мне вот довелось услышать этот вполне отчетливый скрежет, раздавшийся перед тем, как архангел Гавриил медленно произнес:
- Не пытайся прыгнуть выше собственной задницы, Каштаков. Приземление может оказаться весьма болезненным.
Ну, что на это можно было ответить? Когда святые начинают выражать свои мысли на языке приблатненной братвы, я теряю дар речи. Поэтому, откинувшись на спинку кресла, я только с осуждением посмотрел на сидевшего напротив меня архангела, но ничего не сказал.
Опираясь руками о край стола, архангел медленно поднялся на ноги.
- Имей в виду, Каштаков, - произнес он свистящим полушепотом, - я буду следить за каждым твоим шагом. И не дай бог тебе оступиться.
Я молча достал из кармана деньги и, не пересчитывая, кинул их на стол.
- Я больше на вас не работаю.
Архангел на деньги даже не взглянул. Направив на меня, словно пистолет, свой длинный указательный палец с розовым, аккуратно подпиленным ноготком, святоша криво усмехнулся, после чего, не сказав более ни слова, повернулся ко мне спиной.
Я ожидал, что, уходя, он как следует хлопнет дверью, но ошибся - архангел оставил дверь за собой открытой, должно быть, давая тем самым понять, что намерен еще вернуться.
Не могу сказать, что после его ухода я вздохнул с облегчением. Дело, которым я занимался, принимало все более серьезный оборот. Не успел я избавиться от одного недоброжелателя, как взамен ему получил другого, не в пример более опасного. К тому же архангел Гавриил превосходно объяснил мне на общедоступном языке жестов, что я уже не могу отказаться от расследования по собственному желанию. Что и говорить, выбор мне был оставлен небогатый, - я должен был обмануть всех и остаться в живых или навсегда забыть о планах, которые строил на будущее, поскольку самого будущего, как такового, у меня могло и не быть.

Глава 17
ПОРТФЕЛЬ

От тягостных раздумий о временах, которые еще не наступили, меня оторвал звонок телефона.
Я не стал брать трубку, подождав, пока на звонок ответит Сергей. Во-первых, отвечать на телефонные звонки было его прямой и непосредственной обязанностью, а во-вторых, я сейчас не хотел разговаривать ни с кем из потенциальных клиентов, звонивших в офис только ради того, чтобы узнать цены за предоставляемые услуги.
После третьего звонка телефон умолк - Сергей наконец догадался снять трубку. Я достал из кармана контроллер, оставленный Гамигином, и включил систему проверки. Если верить показаниям регистрирующего устройства, никакой подслушивающей аппаратуры у меня в кабинете не было - райского "клопа", сидевшего в телефонном шнуре, уничтожил в мое отсутствие детектив Гамигин.
- Это вас, - сказал, заглянув в открытую дверь кабинета, Сергей. - Детектив Гамигин.
- Переключи на мой аппарат, - сказал я Сергею. И крикнул, едва он только скрылся из виду: - Дверь закрой!
Сергей вернулся, хлопнул дверью, и спустя пару секунд я мог уже слышать в трубке телефона голос детектива Гамигина.
- Какие новости, Анс? - спросил я.
- Нам удалось идентифицировать тело Ястребова как Ника Соколовского, - ответил Гамигин.
- Я бы поспорил с тем, кто стал бы уверять меня, что на фотографии, которую ты мне показывал, был изображен Соколовский, - с сомнением заметил я.
- В том, что Семен Ястребов - это не кто иной, как Ник Соколовский, у нас нет никаких сомнений, - ответил Гамигин. - А то, что на фотографии изображен совсем другой человек, объясняется тем, что Соколовский изменил внешность.
- Не думал, что это можно сделать всего за несколько дней.
- Ты никогда не слышал о нейропластике?
- Нет, - вынужден был признаться я. - Наверное, потому, что у меня самого никогда не возникало желания сделать свой нос на полсантиметра короче или изменить разрез глаз.
- К несчастью, природа далеко не всех наделяет такой же идеальной внешностью, как у тебя, - с усмешкой заметил черт. - Для корректировки дефектов внешности на Земле используется пластическая хирургия. У нас в Аду с этой же целью прибегают к услугам врачей-нейропластиков. Это люди, наделенные экстрасенсорными способностями. Используя свое биополе, они производят точечное воздействие на клеточном уровне, в результате которого подавляется или же, наоборот, активизируется деятельность пигментных клеток, изменяется структура хрящевых тканей и даже частично видоизменяется костный скелет лица. Обычно достаточно одного сеанса у врача-нейропластика, чтобы внести во внешность пациента требуемые изменения. Для того же, чтобы кардинально изменить внешность, как это произошло в случае с Соколовским, требуется три-четыре сеанса, проводимых с разрывом в один день. Нам уже удалось отыскать врача, который занимался корректировкой внешности человека, обратившегося к нему под именем Семена Ястребова, и он опознал как труп, так и фотографию Соколовского, которую мы ему показали.
- Выходит, Соколовский мертв?
Вопрос этот можно было и не задавать - и без того все было ясно. Но мне хотелось услышать четкий и ясный ответ на него. Наверное, потому, что я осознавал, какими серьезными последствиями чреват для меня подобный поворот событий.
- К сожалению, это так, - вздохнув, ответил детектив Гамигин.
Я озадаченно прикусил нижнюю губу. Смерть Соколовского требовала от меня срочной корректировки моих собственных планов.
- Подозреваемых в убийстве, как я полагаю, по-прежнему нет?
- Увы.
- А работа Соколовского?
- Мы нашли только тело, - ответил Гамигин. - Оно было обнаружено в том же номере гостиницы "Розенкранц", который снимал Соколовский-Ястребов до того, как умер. Все это время номер, как мы полагали, простоял пустым. Он был опечатан Службой расследований, и вскрыли его только после того, как горничная, убиравшая на этаже, пожаловалась, что из-за закрытой двери доносится неприятный запах. Детективы, вскрывшие номер, обнаружили на кровати уже начавшее разлагаться мертвое тело. Повторный обыск гостиничного номера, в котором был обнаружен труп, проведенный самым тщательным образом, не дал никаких результатов. Как и в прошлый раз, не было обнаружено ни бумаг, ни мини-дисков, ни каких-либо других носителей информации.
Ответ был четким и ясным, не содержащим в себе каких-либо замечаний или даже отдельных слов, требующих дополнительного толкования. И все же я счел нужным еще раз спросить Гамигина:
- Ты уверен в том, что материалы работ Соколовского не обнаружены?
- Ты по-прежнему не доверяешь мне?
- Лично тебе, Анс, я, не задумываясь, доверил бы свою жизнь. Но ты ведь сам говорил, что возможна такая ситуация, в которой ты будешь вынужден поступать не так, как считаешь нужным.
- Я так говорил? - удивленно переспросил Гамигин.
- Может быть, не совсем так, - ответил я. - Но именно так я тебя понял. Поэтому если ты сейчас не можешь сказать мне всей правды, то лучше просто промолчи.
Ответ Гамигина последовал тут же, без какой-либо паузы или даже незначительной заминки.
- Я не имею ни малейшего представления о том, где находятся материалы работы Соколовского, - сказал он. - Точно так же я абсолютно уверен, что это не известно никому в нашей Службе.
- Но не могли же они пропасть бесследно?
- Если только сам Соколовский не счел нужным уничтожить их. То, что он решил изменить внешность, свидетельствует, что он от кого-то скрывался.
- Ему было кого опасаться. И похоже, что теперь все, кому был нужен Соколовский, считают, что по его счетам должен отвечать я...
Я вкратце пересказал Гамигину свою беседу с нанесшим мне незапланированный визит архангелом Гавриилом. Я старался особо не сгущать краски, но, когда Гамигин вновь заговорил, я даже по телефону уловил нотки беспокойства в его голосе.
- Подобные неприкрытые угрозы отнюдь не характерны для святош, - сказал Гамигин. - А это значит, что они занервничали, понимая, что теряют контроль над ситуацией. Ты верно поступил, сказав Гавриилу, что НКГБ также интересуется Соколовским. Это отвлечет их внимание от тебя. Но тем не менее тебе угрожает серьезная опасность. Святоши думают, что ты говоришь им меньше, чем знаешь на самом деле...
- Так оно и есть, - вставил я.
- Но долго ждать, когда же ты наконец соизволишь заговорить, они не станут. Поверь мне, в случае необходимости спецслужбы Рая могут действовать жестко, не считаясь ни с законами, ни с моральными правилами, которые, кстати, сами же и установили.
- Это ты насчет "не убий"? - поинтересовался я.
- Именно, - подтвердил мою догадку Гамигин. - Кроме того, я бы посоветовал тебе под любым предлогом избегать бесед со святошами.
- Не бойся, я лишнего не сболтну, - усмехнулся я.
- Дело не в этом, - серьезно ответил Гамигин. - Среди святош есть специалисты, весьма эффективно использующие методы вербального зомбирования.
- Это что же? - удивился я. - Меня убьют, закопают, а после снова оживят?



- Все гораздо проще и одновременно сложнее. Святоша в разговоре с тобой использует определенный набор словесных блоков, каждый из которых в отдельности ничего не значит. Однако они откладываются у тебя в подсознании, а спустя какое-то время под действием определенной команды, которой может стать просто случайно услышанное тобой слово, из них формируется единый командный блок, и ты, сам о том не подозревая, начинаешь делать именно то, что хотел от тебя тот, кто проводил зомбирование.
- Ничего себе! - возмущенно присвистнул я. - Ты что, не мог меня раньше об этом предупредить? Может быть, Гавриил уже забрался ко мне в мозги!
- Будем надеяться, что это не так, - попытался успокоить меня Гамигин.
- Тебе легко говорить!
- То, что ты предупрежден о возможности зомбирования, уже дает тебе шанс. Внимательно следи за собой и старайся не совершать тех действий, которые ты не стал бы совершать, находясь в обычном своем состоянии. Через полчаса я буду у тебя, и тогда мы спокойно во всем разберемся. Если выяснится, что тебя действительно зомбировали, то в нашей Службе достаточно специалистов, которые сумеют за пару минут разрушить командный блок в твоем подсознании.
Прежде чем ответить, я развернулся к окну и двумя пальцами раздвинул жалюзи. Окно моего кабинета выходило как раз на подъезд институтского здания, возле которого сейчас стоял розовый "Кадиллак" с откидной крышей. Я готов был об заклад побиться, что в Москве никому не придет в голову выкрасить машину в столь омерзительный цвет.
- Не торопись, - казал я Гамигину. - Похоже на то, что святоши установили возле дверей Института почетный караул.
- В здании есть черный ход? - тут же спросил черт.
- Есть. Но он расположен так близко к парадному, что выйти через него незамеченным я не смогу. Кроме того, новость, которую ты мне сообщил относительно того, что Соколовский совершал экскурсию по Аду под именем Ястребова, спровоцировала рождение одной весьма любопытной идеи, которую я хотел бы проверить.
- Не выходя из офиса?
- Во всяком случае, не выходя за пределы институтского корпуса, в котором я нахожусь. Тот, кто называл себя Ястребовым, как я полагаю, воспользовался услугами туристического агентства "ФэстТур"?
- Да.
- Какого числа Ястребов прибыл в Ад?
- Восьмого мая.
- Это все, что я хотел узнать... Да, а вам удалось выяснить, каким образом тело Соколовского оказалось в гостиничном номере?
- Нет... Пока нет. Именно это мы сейчас и пытаемся установить. -
- Успехов, - усмехнулся я. - Можешь и мне пожелать того же.
- Конечно. Но все же прошу тебя, будь осторожнее.
- Не волнуйся, Анс, я собираюсь просто поработать с бумагами.
Распрощавшись с Гамигином, я повесил трубку и нажал кнопку селектора.
- Сделай для меня распечатку клиентов фирмы "ФэстТур", отправившихся в Ад восьмого мая, - попросил я ответившего мне Сергея.
Парень справился с задачей за пару минут. Положив передо мной на стол несколько отпечатанных листов, Сергей вопросительно посмотрел на меня.
- Все, - сказал я ему. - С остальным я сам разберусь.
Обиженно поджав губы, Сергей развернулся и вышел в прихожую. Интересно, а на что он рассчитывал, явившись сегодня утром в мою контору? Что я с самого первого дня начну делиться с ним всеми своими секретами? Увы, у меня уже имелся печальный опыт относительно того, к чему может привести полное доверие в отношениях с помощником.
Взяв в руку карандаш, я стал внимательно просматривать список клиентов турагентства "ФэстТур", отправившихся в Ад восьмого мая. Имя Семена Семеновича Ястребова я обнаружил под номером пятьдесят четыре. Собственно, идея, которую я хотел проверить, была удивительно простой, и даже более того - очевидной. Соколовский, представившийся в турагентстве Ястребовым, как мы предполагаем, отправился в Ад не один, а с кем-то из своих знакомых, которому он сам купил путевку. Следовательно, имя этого друга должно было стоять в списке перед именем Ястребова или же сразу после него. Проверить двух человек было не так уж сложно. Но я был совершенно сражен, когда увидел, что под номером пятьдесят пять в списке числился не кто иной, как Александр Алексеевич Алябьев!
Откинувшись на спинку кресла, я пару раз в задумчивости стукнул себя тупым концом карандаша по кончику носа. Интересный получался расклад. Алябьеву было известно, что Соколовский отправился в Ад под именем Ястребова. Не мог он не знать и о том, что в Аду Соколовский изменил не только имя, но и внешность. Следовательно, можно сделать вывод, что Алябьеву было известно и о том, что Соколовский затевал, хотя в детали операции он мог быть и не посвящен. Скорее всего знал Алябьев и о том, что из Ада Соколовский не вернулся. Однако в разговоре со мной он заявил, что не знает, где Соколовский проводит свой отпуск. Из всего вышесказанного можно было сделать вывод, что Алябьев является претендентом номер один на роль убийцы Ника Соколовского. Мотивы также были налицо - результаты исследований Соколовского, которые до сих пор не были обнаружены. Цена этой работы уже начинала исчисляться не в долларах, и даже не в шеолах, а в человеческих жизнях.
Я поднялся из кресла, ставшим уже привычным движением поправил кобуру с пистолетом под мышкой и, взяв на ходу шляпу с вешалки, вышел в прихожую.
Оторвавшись от страницы книги, лежавшей перед ним на столе, Сергей вопросительно посмотрел на меня.
- Я скоро вернусь, - кинул я на ходу и, не обращая внимания на взмах руки, которым Сергей попытался было меня задержать, вышел в коридор.
В начале коридора, где рядом с дверью, ведущей на лестницу, находился лифт, стоял, облокотившись на подоконник и небрежно держа между пальцами дымящуюся сигарету, какой-то совершенно незнакомый мне тип. На нем был дорогой серый костюм без галстука и черные полуботинки из мягкой кожи. Воротник кремовой рубашки был расстегнут, выставляя напоказ толстую золотую цепь с подвешенным на ней крестом размером едва ли не с ладонь. Бросив на меня быстрый взгляд, незнакомец снова тупо уставился на тлеющий кончик сигареты. Не имея ни малейшего желания курить, он держал сигарету в руке только для того, чтобы выглядеть занятым каким-то делом. На святошу он не был похож. Скорее уж человек из "семьи" или агент НКГБ, изображающий из себя человека с деньгами, не знающего, как их потратить. На кого бы ни работал этот тип, было ясно, что он присутствовал здесь для того, чтобы присматривать за мной. А за кем же еще? Не институтское же оборудование он сторожил!
Не обращая внимания на соглядатая, я нажал копку вызова лифта. Сигарета в руке разодетого франта едва заметно дрогнула, выдавая охватившее его волнение.
Входя в кабину лифта, я краем глаза успел заметить, как невольно дернулся следом за мной парень с веригами на шее. Задержав руку, протянутую к кнопке нужного мне этажа, я обернулся и, приветливо улыбнувшись, поинтересовался:
- Вам наверх?
Растерянность парня длилась всего пару секунд, после чего он отрицательно мотнул головой.
Я безразлично пожал плечами и нажал кнопку шестого этажа.
В принципе шпион поступил совершенно правильно. Если бы он вошел вместе со мной в кабину лифта, я попросил бы его назвать нужный ему этаж. А затем, высадив его там, где он пожелал, поехал бы дальше. Куда проще было выйти на лестницу и попытаться на слух определить, на какой этаж я отправился. То, что я не собирался покидать здание, было понятно уже по тому, что мы находились на втором этаже, и для того, чтобы спуститься в вестибюль, я не стал бы вызывать лифт. Хотя, с другой стороны... А впрочем, мне как будто заняться больше нечем, как только решать вопросы, над которыми должен был ломать голову приставленный ко мне соглядатай.
Когда я вошел в кабинет Алябьева, тот посмотрел на меня так, словно и не ожидал увидеть никого другого.
- А, это снова вы, - произнес он безразличным голосом.
Похоже было, что этот человек от природы был лишен способности удивляться чему бы там ни было. Наверное, если бы сиденье под ним внезапно вспыхнуло, Алябьев, не проявляя излишнего беспокойства, поднялся бы на ноги, не спеша прошествовал в угол и, взяв стоявший там огнетушитель, затушил пылающий стул. После чего аккуратно застелил бы обгоревшее сиденье уже прочитанной газетной страничкой и, снова усевшись на него, продолжил бы знакомство с новостями.
Я взял за спинку стоявший в стороне стул и, поставив его посреди прохода, закинул ногу, собираясь сесть на стул верхом.
- Осторожно...
Предупреждение Алябьева несколько запоздало. Ножки стула подломились, и я со всего размаха шлепнулся на пол, больно ударившись копчиком.
- Я хотел предупредить вас, что стул сломан.
Алябьев медленно поднялся со своего места и протянул мне руку, помогая встать.
- Благодарю вас. - Я поднялся на ноги и потер ладонью ушибленное место. . - Все в порядке? - спросил Алябьев.
- Да, как будто. - Я снял шляпу и, посмотрев по сторонам, повесил ее на длинное горлышко двухлитровой мерной колбы.
Горлышко колбы с тихим хрустальным звоном обломилось, и моя новая шляпа упала на пол.
- У вас здесь есть хоть что-нибудь, что не ломается при одном только прикосновении? - подняв шляпу, спросил я у хозяина комнаты.
Алябьев едва заметно усмехнулся и достал из-под стола низкий, грубо сколоченный табурет с толстыми четырехугольными ножками и сиденьем, обитым рябым линолеумом, на котором имелась пара больших коричневых пятен, оставленных разлитой кислотой.
- Садитесь, - Алябьев хлопнул по табурету ладонью. - С этого не свалитесь. Только будьте осторожны, не порвите брюки о гвозди.
- Благодарю вас, - сказал я, занимая предложенное мне место.
- Чем обязан вашему новому визиту? - чуть приподняв левую бровь, вопросительно посмотрел на меня Алябьев.
- Вначале я хотел бы поставить вас в известность о том, что я не являюсь представителем Комитета по внегосударственным субсидиям, - я Достал из кармана и протянул Алябьеву свою служебную карточку.
Александр Алексеевич внимательно изучил предложенный ему документ, после чего вернул его мне.
- Частный детектив! - По взгляду, каким он окинул меня при этом, можно было догадаться, что Алябьев несколько иначе представлял себе представителей этой профессии. - И чем же, позвольте узнать, заинтересовала вас моя скромная
личность?
- Меня интересуете не вы, а Ник Соколовский, - ответил я на вопрос Алябьева. - Мне поручили отыскать его, и мне удалось это сделать...
Я сделал паузу, чтобы посмотреть, как отреагирует на это мой собеседник.
На лице Алябьева по-прежнему сохранялось выражение отрешенной бесстрастности, похожее на маску, которую человек когда-то нацепил на себя, да так и не снял. И с тех пор все, включая и его самого, принимали эту маску за подлинное лицо. Внимательно наблюдая за Алябьевым, я заметил только то, как чуть приподнялся указательный палец его правой руки, лежавшей на столе, а затем так же медленно он вновь опустился на прежнее место.
- Но в ходе расследования у меня возникли новые вопросы.
- И вы думаете, что я смогу на них ответить? - безучастно поинтересовался Алябьев.
- Давайте не будем ходить вокруг да около, Александр Алексеевич. Я расскажу вам то, что мне известно, а вы, если сочтете нужным, поправите или дополните меня. Договорились?
Легкую усмешку, которой ответил на мое предложение Алябьев, можно было истолковать двояко: и как вынужденное согласие, - мол, а что мне еще остается? - и как презрительное отрицание ] всего того, что я говорил, - знать не знаю, и знать не хочу, что ты там нарыл в ходе своего расследования. Решив не вдаваться в долгие физиогномические исследования, я продолжил свою речь так, словно Алябьев выразил готовность поговорить со мной откровенно.
- Ник Соколовский занимался изучением инсулинового гена - совершенно бесперспективной работой, на которую никто не желал давать ему денег. Он посылал заявки на исследования куда только мог и при этом, естественно, старался оттенить именно те моменты, которые, по его мнению, могли вызвать интерес у той организации, к которой он обращался. И в конце концов ему удалось составить очередную заявку таким образом, что она заинтересовала представителей Рая. Но при этом то, на что они обратили особое внимание, лежало в стороне от основных интересов самого Соколовского. Получив деньги от святош, Соколовский тут же забыл о данном им обещании и с головой погрузился в исследования по своему собственному плану. И только когда пришла пора представить отчет о проделанной работе, Соколовский задумался, как же это сделать. Возможно, вначале он пытался тянуть время, ссылаясь на то, что исследования пока еще не доведены до конца, но святоши, как мне самому недавно довелось убедиться, умеют быть не только добрыми и ласковыми, но также жестокими и мстительными. Когда Соколовский понял, что уйти от ответа, просто разведя руками, - мол, ничего у меня не Получилось, ребята! - не удастся, он начал действовать...
Я умолк, потому что Алябьев, приподняв руку, тихонько кашлянул в кулак.
- Откуда вам известно о том, чем занимался Соколовский? - Глаза Алябьева были блеклыми и неподвижными, как у куклы. - Я имею в виду не изучение инсулинового гена, а ту работу, которую он должен был выполнить по договоренности с представителями Рая, - счел нужным уточнить он.

- Я разговаривал с человеком, составившим для Соколовского дэд-программу, - ответил я. - Мне только непонятно, кто свел его с Соколовским.
- Это я посоветовал Николаю сходить в Интернет-кафе и поговорить с местными дэд-программистами, - спокойно произнес Алябьев. - Сам я узнал о дэд-программах от сына - он в свое время тоже занимался компьютерным программированием. По его словам, с помощью дэд-программы возможно найти подходы к решению задачи, которая даже при самом тщательном изучении иными способами кажется совершенно неразрешимой.
- В таком случае вы должны были знать и о том, сколько стоят услуги дэд-программиста?
- Да, - едва заметно кивнул Алябьев. - Но Николай сказал, что деньги для него не проблема.
- Он сказал, откуда у него деньги?
- Нет.
- Но он поделился с вами проблемами, которые возникли у него в отношениях со святошами?
- Подобные проблемы возникали не только у него одного. Большинство московских ученых, которым удавалось в последнее время каким-то образом добиться внебюджетного финансирования или получить грант под ту или иную заявленную работу, вынуждены отчитываться липовыми данными. Все дело в том, что та работа, которую мы пока еще в состоянии выполнить на имеющемся у нас оборудовании, устаревшем уже на пару десятилетий, никого не интересует. Те же исследования, заявки на которые порою еще вызывают у кого-то интерес, требуют куда более щедрого финансирования, чем предлагается. Нам приходится действовать по принципу "бери, что дают", рассчитывая на то, что полученные деньги помогут хотя бы в какой-то степени выправить то гибельное положение, в котором оказались лаборатории, некогда занимавшиеся исследованиями на мировом уровне. Обычно все это заканчивается тем, что после двух-трех отчетов, содержащих по большей части не конкретные результаты, а то, чего можно добиться, если углубить направление поисков и расширить спектр исследований, организация отказывается от дальнейшего финансирования работ. По-видимому, на такой же итог своих взаимоотношений с представителями Рая рассчитывал и Николай.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Чужой трон
Самойлова Елена
Чужой трон


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека