Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Все посмотрели на Крутова.
- Я попробую сориентировать на ликвидацию лаборатории одну из президентских спецкоманд, - сказал Егор. С подключением Витязя, естественно.
- Тогда у меня все, други, - сказал Спиридон. - До встречи.
Он исчез.
За ним стали расходиться, исчезать другие волхвы.
Последним покинул территорию обители Крутов, размышлявший над новым заданием Владыки. Он понимал, что выполнить его будет очень трудно, а ошибаться не имел права. Все зависело от тех людей, кого он избрал для выполнения роли оператора воздействия или триады: Тарасова, Хмеля и Булавина. Надо было убедиться, стоит ли им доверять такое важное деяние, как защита "серебряного мальчика". Будущего собирателя России.
Подумав, Крутов переместился в Нижний Новгород, где жили Ираклий Федотов и Мария Арсеньева, первая берегиня Егора, благодаря которой он остался в живых после боя с конунгами.
Федотов и Мария жили на улице Родионова, на берегу Волги, в двухкомнатной квартире, защищенной от проникновения "печати Сатаны" через телефон, телевизор и компьютер. Было всего десять часов вечера, и помощники Крутова, целевые операторы Катарсиса, еще не спали. Увидев входящего в гостиную Егора, они не удивились, хотя обрадовались.
- Какие гости! - обнял Крутова Ираклий, выглядевший в халате весьма импозантно, глянул на Марию, сидевшую с ногами в кресле, красивую и женственную, взиравшую на гостя с легким изумлением. - Ставь на стол.
- Не надо, - покачал головой Егор, целуя женщину. - Я всего на несколько минут.
- Даже чаю с нами не попьешь? С гренками?
- От чаю не откажусь.
Мария убежала на кухню. Мужчины остались одни, присматриваясь друг к другу.
- Что-нибудь случилось? - понизил голос Ираклий.
- Ничего особенного, - сказал Крутов, усаживаясь в кресло Марии, еще хранившее тепло ее тела. - Владыко поставил перед Сопротивлением новые задачи, нам придется их отрабатывать. Тебе с Машей надо будет понаблюдать за моими протеже лично, проверить их и войти в контакт.
- С кем именно?
- С капитаном Никифором Хмелем и Дмитрием Булавиным, инструктором Вологодской школы выживания. Но если контакт с Булавиным не вызывает сомнений, парень самодостаточен и независим, то Хмель работает на ЧК и живет в Москве. С ним придется работать осторожно.
- Справимся, - осклабился Ираклий, - не первый раз замужем. Я сам поеду в Москву.
- Это ты в отсутствие Марии такой смелый? Или почувствовал силу? Фукидид говорил, что смелыми делает людей невежество.
- Он же говорил, что размышление делает людей нерешительными, - парировал Ираклий, но снова заулыбался. - Не читай мне мораль, старик. Конечно, я поеду с Машей. Хотя и сам кое-чему научился.
Он приблизил указательный палец к прозрачной столешниц журнального столика, сосредоточился и воткнул палец в стеклянную плиту. Затем медленно вытащил обратно, не оставив в плите никакого отверстия.
- Ну, как?
- Фокусник, - проворчал Крутов. - Только помни, что петух, кукарекающий еще в яйце, не годится и на яичницу.
- Ты это к чему?
- Это я к тому, что не вздумай демонстрировать свой склис кому-нибудь еще. Тебе многое надо познать и понять.
- Тут ты прав, - закручинился Ираклий. - Как говорил Анатоль Франс: создать мир легче, чем понять его. Мне еще идти и идти.
Вошла Мария с подносом.
Гость и хозяева принялись пить чай и обмениваться новостями. Час пролетел незаметно. Прощаясь с друзьями, Егор с грустью подумал, что встречаются они все реже и реже и только по делу. Но покой им действительно только снился.
ВОЛОГДА
Булавин
Дмитрий никогда не думал, что воспримет так близко к сердцу цели КОП, хотя и согласился работать в команде после долгих размышлений. Но, почитав досье на чиновников и руководителей, погрязших в коррупции и уличенных в связях с бандитами, он преисполнился презрения и гнева, полностью приняв доктрину КОП: "Каждому - по делам его!"
Сколько человек работало на КОП, Дмитрий не знал. Сам он вошел в оперативную группу "копов", состоящую из одиннадцати членов. Командовал группой полковник Михно Михаил Валерьевич, отзывающийся на аббревиатуру Мих-Мих. Он лично инструктировал Дмитрия и выдавал материалы для ознакомления с неизвестной Булавину сферой деятельности. Всего Дмитрию достал ось изучать четыре солидные папки с досье на чиновников, которых надо было "исправить".
Первое досье было заведено на помощника главы администрации Вологды Геннадия Вавилова, начавшего кампанию травли телеканала Вол-ТВ за критику в адрес мэра и депутатов городского собрания, открыто запускающих руку в городскую казну и отстроивших в лесной зоне на берегу реки огромные особняки. В этой же папке давались и характеристики депутатов, которых тоже предстояло "лечить" от болезни мздоимства..
Второе досье содержало материалы о деятельности председателя губернского законодательного собрания и его сторонников, отнявших у больных туберкулезом детей санаторий "Березка", построенный на базе обкомовской дачи. Об этом Дмитрий уже знал.
В третьей папке были собраны сведения о деятельности Семена Стародубова, главы сельхоздепартамента губернии, принявшего постановление, которое предписывало товаропроизводителям "всех форм собственности" сдавать государству (в лице губернской промышленно-финансовой корпорации) все, что будет выращено, для формирования губернского продовольственного фонда. У производителей, не пожелавших сдавать свою продукцию, отнималось право реализовывать ее на рынках города и губернии. Естественно, руководил промышленно-финансовой корпорацией близкий родственник Стародубова, а именно - его жена.
Четвертое досье содержало сведения о двух братьях Коротковых - Игоре и Борисе, связанных с преступными группировками, но ухитрявшихся занимать достаточно высокие посты на государевой службе. Игорь Коротков работал простым завхозом Ланевской больницы, но был вхож во все кабинеты местной власти, так как поставлял "девочек" практически всем высокопоставленным чиновникам города.
Борис Коротков был главой Шекснинского района Вологды и курировал весь его преступный бизнес. Правоохранительные органы знали об этих сторонах деятельности братьев, однако так и не смогли набрать нужное для задержания и суда количество доказательств. Вполне вероятно, приказ "не трогать братьев" был им спущен сверху. Поговаривали, что прокурор губернии Александр Скурлатов тоже неоднократно пользовался секс-услугами ИгоряКороткова.
Изучив все полученные документы, Дмитрий уже согласился было на участие в "операции по исправлению" братьев Коротковых, когда Мих-Мих передал ему еще одну папку с материалами о деятельности на территории Вологодской губернии сект Братства Единой Свободы. Прочитав эти материалы, Дмитрий твердо решил начать свою работу в КОП с ликвидации храмов БЕСа.
Эти храмы нельзя было назвать сатанинскими. Их адепты не совершали ритуальных убийств, как настоятели "Ордена дьявола" под Хабаровском или пастыри Братства Новых Протестантов в Калужской губернии, но ученики БЕСа в течение короткого времени переставали общаться с родными и близкими, продавали или передавали квартиры и имущество учителям и становились послушниками Братства, исчезая за стенами храмов. К чему могли привести такие закрытые сектантские сборища, было известно: еще свежи были в памяти коллективные самосожжения и гибель тысяч последователей подобных сект на Украине, в Латвии, в Хабаровском крае России и за рубежом - в Африке, Южной Америке и в Австралии.
Конечно, Дмитрий осознавал, что деятельность КОП противозаконна, хотя и преследует благие цели, однако посоветоваться ему было не с кем. Наиболее близкие люди - отец и мама - наверняка не одобрили бы его решения, а ставшая близкой Диана сама работала в КОП.
С Дианой он теперь встречался регулярно, по два раза на дню, если позволяло время, а на субботу и воскресенье она вообще осталась у него, мгновенно превратив холостяцкую квартиру Булавина в уютное семейное жилище. После случая на набережной, когда Дмитрий спас женщину от увечья, будто что-то вспыхнуло в ней, пробудило интерес к жизни, и Диана с энтузиазмом принялась строить с Дмитрием воздушные замки совместных планов и замыслов - от поездок к морю до строительства дома на берегу Сухоны, что не могло не радовать Булавина, влюбленного по уши в эту удивительно целеустремленную и независимую женщину, закованную до их встречи в броню гордости и самоуверенности.
В воскресенье шестого августа они выбрались в ресторан-клуб "Натали", принадлежавший подруге Дианы, в котором Симон Калабриади появляться не решался, так как его здесь не любили и однажды уже выбрасывали на улицу, затем погуляли под луной по аллеям парка Ветеранов труда, провинциального и тихого, оставшегося неосвоенным игорным бизнесом, и снова отправились на квартиру Дмитрия, предвкушая вечер вдвоем. Оба не подавали виду, но радовались, что вечер прошел без инцидентов и что им нигде не повстречалась компания Симона.
Дома они по очереди искупались в ванной, соблюдая преувеличенно любезный этикет, затем открыли шампанское, поставили в гостиной столик с фруктами и ягодами, но долго принятого тона не выдержали, и все закончилось взрывом страсти, до сих пор изумлявшей Дмитрия. Диана в такие минуты превращалась, в трепещущую от любого прикосновения, покорную и неистовую одновременно, легко возбудимую женщину, готовую на все ради своего повелителя. Если бы Дмитрий не знал железного характера Дианы, способной сдержать любой порыв сердца, он бы назвал ее нимфоманкой. Однако о таких вещах он предпочитал не думать и поведение любимой женщины не анализировал. Им обоим было одинаково хорошо, и этого было вполне достаточно.
Потом они все-таки пили шампанское - при свечах, испытывая непередаваемое чувство близости и тайны, принадлежащей только им двоим, и слушали музыку Вивальди, любимую Дианой.
- Знаешь, - сказала женщина, в глазах которой мерцал огонь свечей, - иногда мне кажется, что я сплю и все это мне снится. Ты веришь в сны?
- Пожалуй, нет, - качнул головой Дмитрий, также завороженный трепетным светом свечей. - Я отношусь к ним философски и считаю, что сны - это вид обработки информации на грани сознания и подсознания.
-А в магию веришь?
- В магию верю. Об этом сейчас пишут многие, и хотя большинство материалов спекулятивно, кое-что рациональное вытащить можно. В нашем роду, например, существует предание, что предки Булавиных были ведунами и свободно владели тем, что сейчас называется магическим оперированием. Я и сам иногда чувствую в себе силы и возможности через движение изменять реальность. Только не знаю, как это отразится на окружающих. Приходится сдерживаться.
- Когда ты бился на мечах, тоже сдерживался? Дмитрий задумался.
- Не помню. А что?
- Просто ты был как ураган. Даже Паша Быстров, занимающийся фехтованием на мечах профессионально, растерялся под твоим натиском. Я считала: ты пропустил всего два удара.
- Просто я владею элементами живы - темпом и пустотой.
- Я уже второй раз слышу от тебя это слово - жива, может быть, объяснишь, что это такое? Комплекс упражнений, система рукопашного боя?
- Жива - это боевая магическая система наших предков праславян, основанная на топологическом преобразовании пространства движений при вхождении в измененные состояния сознания и на создании сферы адекватного ответа. Всего уровней живы шесть, я владею четырьмя.
- А когда овладеешь всеми шестью - станешь магом?
- Нет, - улыбнулся Дмитрий. - На Руси такие люди назывались Витязями, это лишь одна из ступеней лестницы - уровней духовного роста, преодоление которых ведет к искусству управления миром через доброе отношение к нему.
- То есть к магии?
- Можешь называть это искусство магией, хотя я больше люблю русское слово волхвование.
- А каких магов на Земле больше, злых или добрых?
- Добро и зло - это лишь отражение нашего восприятия природы и отношения к людям...
- Тогда злых больше, судя по тому, что творится в мире. Недаром говорится, что без зла не было бы и добра.
- Неверно. Когда-нибудь человечество перестанет рожать хищников, рвущихся к власти и сеющих зло, и мы убедимся, что возможна совершенно иная система этики.
- Нас тогда уже не будет.
- Я говорил образно. К чему ты завела этот разговор?
- Вспомнила случай на даче. Ты все равно не поверишь.
- Расскажи.
Диана зябко повела плечами, придвинулась ближе.
- Я тебе как-то говорила, что у меня есть дача на Сухоне, километрах в двадцати пяти от Вологды. Было это два года назад, я тогда ничего не боялась и часто ездила туда одна. Приехала в ноябре, взяла маленький топорик и пошла вечером в лес нарубить елового лапника. Им хорошо молодые яблоньки от зайцев укрывать. Срубила нижние ветки, думаю, ну еще пару верхних срублю и пойду. Замахнулась топором... а он в воздухе повис! Будто его кто-то придержал!
Диана подозрительно вгляделась в лицо собеседника, пытаясь понять, как он относится к рассказу.
- Чего улыбаешься? Думаешь, байку придумала?
- Ничего я не улыбаюсь, - запротестовал Дмитрий. - Это тени от свечей по лицу бродят. Что дальше-то было?
- Ну, я топор отпустила, он повисел пару секунд в воздухе и на землю упал. Огляделась - никого, а чувство такое, словно кто в спину смотрит. Мне не по себе стало. Схватила топор, попятилась, в малинник залезла, а рядом ель вековая лежит с вывороченными корнями. Глянула, их тут с десяток таких, и все лежат по кругу корнями навстречу. Зашла в этот круг и оцепенела. Не знаю, что это было, гипноз не гипноз, сон не сон, только слышу - шум начинается в центре круга, топот копыт, крики, удары металла о металл - прямо настоящее сражение! Ну, я опомнилась и деру!..
Диана замолчала, добавила со смешком:
- Прибежала на дачу - ни топора, ни лапника. Потом, правда, топорик нашла днем, но до сих пор помню, как мне было страшно! Что со мной случилось, как ты думаешь?
- Ты попала в нечистое место, - серьезно сказал Дмитрий. - На Земле существуют выходы неизвестных науке излучений или сил, как говорят в народе. Вот ты и набрела на одно из них. Любопытно было бы взглянуть на то место.



- Можем поехать на дачу в любой момент.
- Тогда решено, в следующую субботу едем.
- Честно говоря, я в сверхъестественные силы не верила, глупостью их считала, пока сама не испытала их действие на себе.
- Сверхъестественные силы - не глупость, а объективно существующая реальность, данная нам в ощущениях. Это скорее ученых, отрицающих непознанные явления, можно назвать глупцами. Особо отличившихся в отрицании я бы вообще премировал - за выдающуюся глупость!
- Такие премии уже существуют на Западе. В Гарвардском университете даже вручаются дипломы тем, кто сделал не нужные никому изобретения.
- Это какие имеются в виду?
- Например, я помню, что первой премии был удостоен какой-то бельгиец, составивший социологический портрет любителя пончиков. Или как тебе нравится лауреат, выяснивший типы посуды, предпочитаемые американцами при сдаче мочи на анализ?
- Идиот! - с чувством проговорил Дмитрий.
- Еще я помню, что в прошлом году лауреатом "антинобелевки" стал наш соотечественник за модель огнемета для поражения автоугонщиков.
- Ух ты, молодец! - восхитился Дмитрий. - Как говорится: шок - это по-нашему! Сел за руль, включил двигатель и сгорел. Вместе с машиной. Неужели они не стесняются получать эти премии?
- Никто не отказывается, для многих это единственный шанс заявить о себе. Но это я еще могу понять, а вот лауреатов премии Дарвина - нет.
- Что за премия?
- Совершенно жуткая - присуждается за самую эффектную смерть. Посмертно, разумеется.
- Неужто есть и такие премии?
Диана развела руками.
- Человечество - это такой бордель, что в нем можно отыскать любое отклонение от нормы.
- Кто же вручает премию за смерть?
- Международное жюри Интернета. Не так давно одним из победителей стала женщина, мать троих детей, которая решила любой ценой заполучить в спутники жизни соседа. Она инсценировала нападение на свою квартиру, заклеила себе рот скотчем, сунула голову в пластиковый мешок, связала себе руки и улеглась на пороге квартиры, зная, что как раз в это время сосед возвращается с работы домой. Увидит ее и спасет. А сосед задержался в пивной...
- Ну и ну! - покачал головой Дмитрий. - Это уж ни в какие ворота...
. - Есть еще более дикие случаи. В Японии одно время было модно носить туфли на тридцатисантиметровой подошве. Одна такая модница села за руль автомашины, а потом выяснилось, что тормозить в такой обуви невозможно.
- Ясно. Так этим только женщины отличаются?
- Размечтался, мужчины намного их опережают, будь уверен. Один летчик приделал к своему вездеходу ракетный двигатель и взлетел, врезавшись в небоскреб. Другой оригинал просто пинал ногами автомат с кока-колой, пока тот не упал на него и не раздавил. Примеров в Интернете - хоть отбавляй.
- Да, безмозглость человеческая не имеет предела! Но я тебе обещаю, что премию Дарвина не получу.
- Очень надеюсь, - насмешливо улыбнулась Диана и зовуще потянулась.
Дмитрий посмотрел на нее, чувствуя нарастающее волнение и вспоминая четверостишие Валентина Гафта:
Мы сидели, пили чай,
Лучше и не надо.
Все напоминало рай,
Но хотелось аду.
Однако вслух он повторять четверостишие не стал. Сказал озабоченно, держась за сердце:
- Кажется, у меня приступ...
- Что, сердце?! - вскочила Диана, бросаясь к нему.
- Сердце! - подтвердил Дмитрий, хватая ее в охапку.
***
Храм БЕСа, выросший на месте снесенной церквушки недалеко от Введенского кладбища, представлял собой монументальное кирпичное сооружение с тремя конусовидными башнями, напоминающее элеватор, обнесенное мощной шестиметровой стеной. Проникнуть внутрь этого сооружения силой не представлялось возможным, оно было рассчитано чуть ли не на артиллерийскую осаду, и разработчикам операций КОП пришлось изрядно поломать головы, прежде чем найти достаточно эффективное и простое решение. В понедельник это решение было обсуждено "копами", а во вторник команда полковника Михно приступила к его реализации.
В десять часов утра, когда послушники храма в количестве ста с лишним человек (наблюдатели постарались и выяснили весь состав Братства) приступили к "утренней литургии", к воротам "замка" подкатила белая, с красными крестами на дверцах, машина - медицинская "Газель", и водитель дважды надавил на клаксон.
Отворилась калитка рядом с тяжелыми металлическими воротами, оттуда выглянул могучий молодой человек в черной рясе.
- Чего надо?
- Санэпиднадзор, - веско сказал врач в белом халате, которого играл сам Мих-Мих. - В районе намечается эпидемия дизентерии, разносчиком которой могут быть мыши и крысы!. Открывай, проверять подвалы будем на наличие.
- Не велено.
Тогда доложи своему батюшке, не в его интересах с властями конфликтовать. Закроем храм на фиг! У меня на руках постановление губернатора о поголовной ревизии всех общественных и частных заведений вроде вашего.
Привратник в рясе глянул на "Газель" И скрылся.
- Если они нас не впустят, - сказал водитель, также одетый в халат, роль которого исполнял бывший омоновец Самохин, - придется менять план.
- Не придется, - уверенно проговорил полковник.
Мы вчера передали по радио о вспышке дизентерии, в храме должны слушать новости. А настоятель не захочет идти против властей, он знает, что храм находится на особом счету и его мало кто жалует из местных жителей. - Михно поправил пуговку рации на воротнике халата. - Внимание, перекличка.
Тихие голоса оперативников доложили о готовности к работе. Сообщил о себе и Дмитрий, прогуливающийся возле храма в паре с Миленой Отиевой, служившей раньше в женском батальоне Российского Легиона. Они должны были сыграть роли молодых людей, пришедших записаться в послушники Братства.
Пока они прогуливались, с ними повстречал ась старушка, сердито косившаяся на неприступные стены храма БЕСа и разговаривающая сама с собой. Увидев, что на нее смотрят, она заулыбалась смущенно и кивнула на башни храма.
- Вот хоромы отстроили, богоотступники! Не побоялись гнева божьего!
- А почему они должны бояться? - поинтересовалась Милена, переглядываясь с Дмитрием.
- Так ведь здесь раньше православный храм Воскресения стоял, потом церковь Воскресения. Снесли церковь, православным и помолиться негде стало, а эти жируют, молодежь с панталыку сбивают. Обидно это.
И старушка побрела дальше, что-то приговаривая и крестясь.
- Это она напрасно жалуется, - заметила спутница Дмитрия, - в Вологде хватает православных церквей, есть куда сходить помолиться.
- Она старая, живет где-нибудь поблизости, - вступился за старушку Дмитрий. - Раньше-то прошла сто метров - и вот тебе церковь, а теперь куда-то ехать надо. И вообще ты плохо штудировала материалы Мих-Миха. В Вологде за последние десять лет восстановили лишь один православный храм, зато открыли буддистский центр, два протестантских храма, католический, две синагоги, две мечети и шесть сектантских приходов. Это разве не обидно русскому человеку?
- Я за свободу вероисповедания.
- Я тоже, только не за счет ликвидации Православия. А храм БЕСа вообще сатанинская организация, и ею надо заниматься всерьез. Я не уверен, что наш наскок что-либо изменит. Разве что заставит власти задуматься.
Снова отворилась дверь в стене.
- Наставник занят, - сказал выглянувший привратник. - Приезжайте после одиннадцати часов.
- Почему после одиннадцати? - не понял Михно.
- Закончится восхваление принципа, - туманно пояснил страж ворот, закрывая дверь.
- Я говорил, - хмыкнул Самохин. - Придется ждать. - Странно...
-Что странно?
- В одиннадцать начинается заседание Городской думы... - Совпадение. При чем тут дума? Сектанты заняты своими делами, у них "восхваление принципа". Интересно, что бы это значило?
- Послушники храма тоже молятся своим богам. Что ж, придется ждать. Всем передышка до одиннадцати.
- Не люблю я ожидания, - проворчала Милена, беря Дмитрия под руку. - И оттяжек не люблю. Наверняка что-нибудь непредвиденное случится.
"Влюбленные" снова побрели по аллее мимо храма, поглядывая по сторонам и прислушиваясь к долетавшим из-за стен звукам: мычанию коров, крикам петухов, тарахтению мотора; храм имел собственное подворье и подсобное хозяйство. Время со скрипом двинулось от десятичасовой отметки к одиннадцатичасовой.
В половине одиннадцатого неожиданно к воротам храма подкатил джип "Тойота" с темными стеклами, посигналил, и ворота открылись. Джип скрылся во дворе. Михно и Самохин переглянулись.
- Кто это так по-хозяйски заехал?
- Номера, между прочим, московские. Наверное, центральное начальство Братства из столицы прикатило.
- Это очень некстати.
- Что будем делать?
Полковник с минуту размышлял, барабаня пальцами по торпеде машины.
- Подождем все-таки. Отбой объявить никогда не поздно.
Снова потянулись минуты ожидания.
Без пяти минут одиннадцать ворота открылись, выпуская джип.
- Заезжайте, - махнул рукой привратник. - Сейчас к вам завхоз выйдет.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. В краю далеком
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. В краю далеком


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека