Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Он по-прежнему недоверчиво смотрел на меня.
- Мы должны настоять на том, чтобы Грааль был передан из рук в руки -в обмен на Наташу. Ты скажешь ему, что будешь один. Обмен, скорее всего, состоится где-нибудь в безлюдном месте - мне просто нужно будет получше замаскироваться.
- Как? - спросил ДД без особой надежды. Чашу он все еще держал в руках.
- Пошли на кухню, - сказал я. - Там и поговорим.
Дарий огромной бело-рыжей тенью неслышно вышел из кабинета Романа Сергеевича и, мягко ступая, пошел за нами.
- Ким, - бормотал ДД, - я же говорил тебе, он предупреждал, чтобы мы ничего такого не предпринимали... Разве ты не понимаешь...
- Заткнись, - сказал я. - И слушай. Ты будешь выполнять все мои приказы. Никакой самодеятельности, никаких рассуждений. Как в армии. Ты -дилетант. Я - профессионал. Понятно?
Взгляд его мне не понравился.
- Хорошо, - он пожал худыми плечами. - Договорились.
- Тащи арбалет, - сказал я.
Пока он ходил за арбалетом, я рассеянно гладил Дария и прикидывал, как и где мне лучше всего спрятаться. Если бы Хромец назвал место встречи заранее, я успел бы там окопаться, но на такой вариант рассчитывать было нечего. Он объявит свои условия в самый последний момент, и решать все придется прямо на месте. Можно было бы, допустим, спрятаться в багажник машины ДД, но я не был уверен, смогу ли я, выскочив из багажника, быстро и точно прицелиться и выстрелить из нового для меня оружия.
- Послушай, - сказал я, когда ДД вернулся в кухню, - а твой дед случайно не рассказывал тебе, как бессмертные реагируют на обычное огнестрельное оружие?
ДД вздохнул.
- Никак не реагируют. Он ведь пытался убить Хромца в Туве, когда понял, кто он такой... Весь свой "вальтер" в него разрядил...
- Ну? - спросил я.
- Ну и тот остался жив, ты же сам видел...
- Я не про то... Ты представляешь себе, что происходит с человеком, когда в него попадает пуля?
- Приблизительно, - ответил ДД. Я усмехнулся.
- Происходит вот что: пуля, выпущенная из пистолета большого калибра - например, 9,45, как у меня, и с небольшого расстояния, отбрасывает человека назад с силой, равной примерно удару железным ломом. Я это к тому, что даже если выстрел не убьет Хромца, то отшвырнуть его он должен, особенно если выпустить в него весь барабан. А пока он будет собирать свои старые кости, к нему можно будет подойти с арбалетом вплотную и засадить стрелу между глаз.
- И кто будет стрелять? - спросил ДД с сомнением.
- Я, - успокоил я его. - Твоя задача - отвлечь его и отвести Наташу с линии огня. Вот так, например.
Я поставил на ребро спичечный коробок и разложил по столу четыре спички.
- Допустим, это машина. Здесь будет Хромец. Здесь - ты. Я, скорее всего, буду лежать в машине, на заднем сиденье. Ты отдаешь Чашу и быстро отходишь с Наташей вот сюда. Понял? А дальше уже - моя работа.
- Может быть, лучше упасть на землю? - предложил он.
- Хорошо, - сказал я. - Падай. Но не раньше, чем будешь уверен, что это действительно Наташа, а не очередная его заморочка.
Он захлопал глазами.
- А такое может быть?
- Может, - жестко ответил я. - Вспомни Тень. Вспомни собаку.
При слове "собака" Дарий заурчал и положил мне лапу на колено.
Грянул телефон. Я вскочил, но Дарий помешал мне, и ДД схватил трубку первым.
- Алло, - сказал он напряженным голосом. Потом, прикрыв ладонью мембрану, махнул мне рукой и отрицательно затряс головой. - Да, Игорь Александрович... Да, это Дима. Да, я вас внимательно слушаю...
Я вернулся в кресло, машинально взглянув на часы. Было без десяти четыре.
- Хорошо, Игорь Александрович, - продолжал бубнить ДД. - Конечно. Я понял. Да, разумеется...
- Дай карандаш! - прошептал он мне, снова загораживая мембрану рукой. Я, не глядя, взял лежавшую на подоконнике авторучку и протянул ему.
- Записываю, - сказал ДД. - Да, понятно... Направо... Хорошо. Да, я все записал. Что? Да, конечно.
Я послал ему выразительный взгляд и постучал пальцем по циферблату часов. Он этого не заметил.
- До свидания, Игорь Александрович, - произнес он деревянным голосом и повесил трубку.
- Трепаться будешь, когда все кончится, - сказал я. - Кто это был?
Он отмахнулся.
- Знакомый деда. - ДД вырвал лист из блокнота, пробежал глазами, аккуратно сложил вчетверо и сунул в карман рубашки. - Из издательства.
Он поднялся и подошел к окну. Отдернул занавеску.
- Не светись, - прикрикнул я. Он послушно отодвинулся. - И вот еще что: к телефону буду подходить я. Понятно?
- Хорошо, - легко согласился ДД. - Послушай, Ким... Ты тогда подежурь у телефона. - Он виновато скосил глаза на дверь. - Мне надо...
- Да, - сказал я сухо.
Лучше всего коротать ожидание, занимаясь каким-то важным и сложным делом. Я положил на колени арбалет и принялся за его детальное изучение. Конструкция Нефритового Змея была, в общем, не сложной, но я не совсем понимал, как эту громоздкую и тяжелую штуку можно быстро привести в боевую готовность. Единственным выходом было тащить его с собой уже в заряженном состоянии и рассчитывать на один-единственный выстрел - собственно, наконечник-то все равно был один. В случае неудачи Нефритовый Змей еще годился на то, чтобы им можно было стукнуть противника по черепу.
Я положил стрелу в ложбинку, укрепил тетиву, потянул на себя тугой рычаг...
Стукнула дверь в кухню, щелкнул замок.
Я вскочил. ДД в кухне не было. Чаши тоже.
- Эй, - закричал я, бросаясь к двери, - эй, Димка, в чем дело?
Я ударил в дверь плечом и отлетел обратно. Высокая, крепкая дверь из толстого дерева даже не шелохнулась.
- Ким, - сказал за дверью виноватый голос. - Ты не вышибешь ее, это бесполезно...
Я перевел дыхание.
- Послушай, - я постарался говорить как можно спокойнее, - послушай, Дима, открой дверь... У нас мало времени, Хромец может позвонить с минуты на минуту...
- Он уже звонил, - сказал ДД.
Кретин, подумал я с бессильной злостью. Фантастический, небывалый дурак! "Игорь Александрович!" "Я записываю!" Урод.
- Он сказал, что, если я буду не один, он убьет Наташу. Убьет сразу же, еще до обмена... Извини, Ким.
- Ты что, не мог дать трубку мне? - рявкнул я.
- Он же звонил еще раньше, - по-прежнему виноватым голосом объяснил ДД. - Пока тебя не было... Ты прости, что я тебя обманывал, но я очень боюсь за Наташу...
- Придурок, - сказал я. - Он же убьет вас обоих! Выпусти меня немедленно, иначе все пропало...
Несколько секунд мне казалось, что произойдет невероятное, и он откроет дверь. Но он и не подумал этого делать.
- Нет, - возразил ДД убежденно. - Зачем ему это? Ему нужна Чаша, Чаша, и ничего больше. Я уже все решил. Я отдам ему Грааль. Наташа...
- Это моя девушка! - крикнул я, удивившись собственному хриплому голосу. - Ты не имеешь права!
- Имею, - сказал ДД. - Я люблю ее.
Все бесполезно, подумал я. Мне не убедить его.
- Открой дверь, скотина! - заорал я, дергая ручку. Толку от этого не было никакого. - Открой дверь, или я не знаю, что здесь устрою!
Он смущенно кашлянул.
- Извини, Ким... Мне очень неудобно так поступать... Но это единственный выход. Если ты поедешь со мной, Наташа умрет...
Я развернулся на каблуках и ударил ногой в замок. Дверь заскрипела, но не поддалась, ногу пронзила боль. Черт бы побрал эти старые постройки с запасом прочности на триста лет вперед...
- Я еще и на засов закрыл, - сообщил ДД. - У тебя ничего не выйдет. Пожалуйста, подожди два часа... Тебе все равно не выбраться! Мы вернемся, и тогда можешь меня даже убить...
Мне показалось, что он уходит.
- Дима! - заорал я, что есть силы, - Дима, скажи хотя бы, куда он велел тебе ехать!
- Извини, - повторил он. - Лучше я не буду тебе ничего говорить -вдруг ты все же выберешься отсюда...
- Предатель, - удивленно сказал я.
- Ким, - сказал ДД, - я хочу, чтобы ты знал... Я очень благодарен тебе за все, что ты сделал для меня и для деда. Ты - прекрасный друг, Ким... Еще раз - прости.
- Я ненавижу тебя! - заорал я. - Я доберусь до тебя и убью, слышишь, проклятый ублюдок?!



Хлопнула еще одна дверь - в прихожей. Я вновь ударил в дверь всем телом. Бесполезно.
Можно выбить замок выстрелом из пистолета, но что делать с засовчиком? Я прекрасно помнил эту внушительную полоску вороненой стали - такие засовчики были укреплены на всех дверях в квартире ДД.
Я взглянул на часы. Было пять минут пятого. Мы приедем через два часа, сказал ДД. Значит, до встречи осталось не больше часа. Разумно предположить, что встреча назначена на пять.
Я потер виски. Если бы точно знать, какое место Хромец выбрал для обмена!
В коридоре послышались какие-то звуки. Я бросился к двери и остановился, услышав тихое поскуливание Дария.
- Что, собака, - сказал я, - бросил нас твой хозяин...
ДД попросил у меня карандаш, вспомнил я. Я дал ему ручку, и он что-то записал в блокноте. Потом вырвал листок и засунул в карман...
Я кинулся к блокноту. На чистом белом листе были видны отчетливые следы, выдавленные стержнем авторучки. Нервничая, ДД слишком сильно нажимал на стержень, а вырвать второй листок, конечно же, не догадался. Классическая ошибка дилетанта.
Я с трудом проглотил застрявший в горле комок и вырвал лист из блокнота. Наклонно поставил его к падавшему из окна свету.
Следы были достаточно отчетливы, но почерк у ДД был ужасный. Впрочем, кое-что разобрать удалось сразу. 43-й километр, например. Однако километр чего? Я долго всматривался в витиеватые закорючки, пока не разобрал что-то похожее на "кзн к ж" - речь, скорее всего, шла о Казанской железной дороге. Это было уже кое-что. Дальше шел ряд неразборчивых знаков, но я помнил, что ДД переспросил у "Игоря Александровича", поворачивать ли направо, и утвердительно ответил на какой-то вопрос - очевидно, все ли он понял. Итак, от 43-го километра Казанки направо, пять часов - теперь я был уверен, что знаю если и не все, то самое основное. Оставалось выбраться из этой проклятой западни.
Есть старый проверенный способ, как выйти из запертой снаружи квартиры - вызвать пожарных и дождаться, пока они сломают дверь. Но на это требовалось время, а его-то как раз у меня и не было. Нужно было искать другие пути. Я подошел к окну и с треском растворил его. Пятый этаж старого, дореволюционной постройки дома - примерно седьмой наших стандартных блочных коробок. Слишком высоко.
Я посмотрел налево. Метрах в двух к стене прилепился небольшой и не слишком надежный на вид балкончик - я не мог вспомнить, в какую из комнат огромной квартиры ведет его дверь. Два метра... совсем рядом, и все же добраться до балкончика можно было разве что по воздуху.
По воздуху... Я быстро огляделся. Зрительная память подсказывала мне, что где-то на кухне я видел предмет, имеющий отношение к поставленной передо мною задаче. Спустя несколько секунд я обнаружил его. Это была толстая бельевая веревка, натянутая под высоким потолком кухни.
Бормоча себе под нос: "Только не торопиться... только не торопиться...", я залез на стол и снял веревку с крюков. Она была длиной метров восемь и до земли по ней спуститься было бы не просто. Но до балкончика она бы долетела.
Я крепко привязал к концу веревки тяжелый нож и примотал к нему тонкую, но прочную нитку (катушка таких ниток всегда лежит у меня в кармане -старая армейская привычка). Высунулся из окна и кинул веревку в сторону балкона.
С третьего раза я попал. Нож перевалился за невысокую и подозрительно ржавую на вид ограду и выскочил между прутьями. Я подергал предварительно стравленной ниткой и, убедившись, что нож движется в нужном направлении, подтащил конец веревки к себе.
В кухне я обмотал веревку вокруг чугунной батареи, выглядевшей достаточно солидно, чтобы не разломиться под моим весом, и закрепил ее надежным морским узлом. Между кухней и балкончиком возник небольшой навесной мостик.
Я проверил, стоит ли на предохранителе пистолет, поглубже засунул его за пояс и полез в окно.
Как только под ногами исчезла опора, мир сразу изменился, сжавшись до окна, веревки и балкончика впереди. Я перехватил руками веревку. Ноги мои болтались в завораживающей пустоте.
Ржавые перильца балкончика скрипнули. Я почувствовал, как проваливается сердце, дыхание мое перехватило, и с хриплым нечленораздельным криком я рывком бросил свое тело вперед. Прут ограды лопнул с глухим коротким треском, веревка сорвалась, и я ощутил, как ноги мои уходят под балкончик, туда, где для них не было никакой опоры. Но пальцы уже вцепились в камень и тянули меня вверх, перебрасывая через покореженные перила. Я был на балконе.
Толку от этого, правда, было немного. Я выиграл только свободу перемещения по квартире, но входная дверь все равно была заперта. Путешествовать по другим балкончикам мне не хотелось, времени оставалось в обрез - на бегство из кухни я потратил десять драгоценных минут. Повозившись с входной дверью, я определил, что ДД запер ее только на один замок - остальные два, впрочем, можно было открыть изнутри. Я отогнал Дария, царапавшего когтями дверь, приставил пистолет к замку и нажал спусковой крючок. Раздался оглушительный грохот, замок выбило с мясом, и дверь медленно и словно бы нехотя распахнулась.
Минута ушла у меня на то, чтобы затолкать обратно в квартиру Дария и закрыть дверь на задвижку изнутри - я сделал это, просунув руку в дыру от замка. Любой желающий мог так же свободно ее и открыть, но я надеялся, что собака до этого все-таки не додумается. На моих часах было шестнадцать двадцать две, когда я выскочил во двор дома ДД, озираясь в поисках такси.
Переулки, отходящие от Старого Арбата в сторону Остpоженки, не назовешь особенно людными и оживленными. Шанс поймать тачку был лишь на крупных улицах, и я, перепрыгивая через низкие штакетники и топча клумбы, побежал по направлению к Кропоткинской.
И тут мне неожиданно повезло.
- Ким! - заорал знакомый пьяный голос, когда я выскочил на Кропоткинскую улицу перед музеем Пушкина. - Кимчик! Старый ты разгвоздяй!
Я скосил глаза - у ресторана "Кропоткинская, 36" жались элегантные иномарки. Дверцы одной из них, серо-зеленого "рено", были распахнуты, около нее стояли три парня и девушка. Один из парней, в пижонском белом костюме и зеркальных темных очках, остервенело махал мне рукой.
- Сюда ползи! - орал он. - Давай-давай, Кимуля!
Это был Сашка Кулаков, мой злой гений, мажор из мажоров, трепло несравненное, фантастическое, человек, продавший меня ДД со всеми потрохами.
- Сашка! - завопил я и бросился к нему.
Мы обнялись, и он полез ко мне целоваться. От него пахло дорогим коньяком и - почему-то - женскими духами. Я зашептал ему в ухо:
- Сашуль, мне срочно нужна тачка, очень срочно, понял? Я одолжу твою "реношку", вечером верну, подгоню прямо к подъезду, идет?
- О чем речь, Кимчик, - с готовностью запыхтел он, но, когда я оттолкнул его и полез в машину, пришел в себя. - Э, ты чего? - заорал он мне в спину.
За рулем сидела девушка. Я редко веду себя невежливо по отношению к прекрасному полу, но тут обстоятельства оказались выше приличий. Я толкнул ее плечом, и она, ойкнув, вывалилась из распахнутой дверцы машины. Надеюсь, она не ушиблась.
Кулаков, наконец, сообразил, что я угоняю его тачку. Это открытие заставило его вцепиться мне в спину, и несколько секунд производить яростные попытки по извлечению меня из кожаных недр "рено". Потом я изловчился и лягнул его своим хитрым ботинком между ног. Друзья, обалдевшие не меньше его, приняли вмиг обмякшее тело, а я, перебравшись на водительское кресло, повернул ключ, ударил по педали газа и резко сбросил сцепление. Машина мягко прыгнула вперед и выехала на тротуар. Я описал красивую петлю перед дверями ресторана и, выскочив на Кропоткинскую, рванул в сторону бассейна "Москва".
Не могу сказать, что виртуозно вожу машину, но после того, как мне удалось проскочить от центра до Рязанского проспекта за пятнадцать минут, ухитрившись только слегка поцарапать левый борт, я сильно вырос в собственных глазах. Гнал я с постоянной скоростью 120, и, если до Таганки сзади еще раздавались редкие свистки, то, пролетая Рязанкой, я в очередной раз убедился, что здешние гаишники на редкость ненаблюдательны и флегматичны.
Честно говоря, я не помнил, идет ли трасса, по которой мы не так давно ездили с ДД в Малаховку, параллельно железной дороге до сорок третьего километра. Поэтому я два раза съезжал с шоссе на уходившие влево щебенки, на чем потерял еще минут шесть. Тем не менее было ровно 17.00, когда я проскочил мимо неприметной платформы с надписью "43-й километр".
Направо от шоссе уходила проселочная дорога, исчезавшая за плотной стеной леса. Я сбросил скорость до 90 и свернул на проселок. "Рено" мягко качало на пыльных ухабах. Держа левой рукой руль, я правой полез под майку и вытащил пистолет. Легким движением большого пальца снял его с предохранителя.
Дорога нырнула в лес.
Я нажал кнопку, и левое боковое стекло с легким жужжанием опустилось в дверцу. Я напряженно всматривался в пролетающий за окном пейзаж, стремясь отыскать среди зелени серое пятно машины ДД.
Время: 17.05.
Еще через три минуты лес оборвался, открылась равнина с рассыпанными по ней игрушечными домиками и серыми коробками элеваторов. Вряд ли Хромец стал бы назначать встречу в такой отлично просматривающейся местности. Я развернулся и поехал обратно.
Никаких следов машины. Никаких следов ДД. Никаких следов Наташи.
Я остановил машину и достал из кармана листок.
43-й километр кзн к ж... какие-то закорючки... направо...
Я вгляделся в нечеткие следы с такой силой, что заболели глаза.
Что это за закорючки?
"П"... это точно... дальше не понять, кажется, "р", значит, п...р, дальше опять что-то непонятное, а потом совершенно отчетливое "з" и, кажется, "у". П...р...зу? Если предположить, что после "п" и "р" одинаковая закорючка, то это, скорее всего, гласная. "А"? Вряд ли. "Е"? Пере...зу? А если это не "у", а "д"? Переезду? К переезду? И направо?
Я резко развернул "Рено", подняв высокую стену пыли. Через минуту я увидел этот переезд - рядом с ним стояла вереница автомобилей, ожидавших прохода ползущего медленно, словно гусеница, длинного грузового состава.
Время: 17.15.
Товарняк, наконец, прошел. Вереница нехотя двинулась вперед.
Вот и дорога, незаметная лесная дорога, уводящая вправо от переезда.
Время: 17.18.
Я выжал 100.
Впереди мелькнуло серое пятно.
"Девятка" ДД стояла у обочины, съехав передними колесами в кювет. Дверца со стороны сиденья водителя была распахнута.
Я ударил по тормозам и вывалился из машины, перекатившись через голову.
Стояла летняя лесная тишина - пение птиц, скрип старых стволов, шум крон.
Я поднялся и пошел к машине ДД, сжимая в правой руке пистолет.
В "девятке" не было никого. Ни ДД, ни Наташи.
Я обошел ее. ДД лежал в придорожной канаве, неестественно подломив под себя левую ногу и обхватив руками затылок. Цветастая рубаха-сафари была располосована на спине. Я присел около него на корточки.
На маленькой плеши, так удивившей меня в первую нашу встречу, темнело кровавое пятно. Он пытался закрыть его руками, а может, ему просто было очень больно, и он хотел дотянуться до источника боли, и пальцы его тоже были перемазаны кровью. Я очень осторожно приподнял его и, придерживая голову, перевернул.
Веки ДД дрогнули. На секунду стали видны глаза - озера боли на разбитом лице - а потом веки снова упали. Он издал странный булькающий звук, и из уголка его рта потекла тоненькая красная струйка.
- Спокойно, Дима, - сказал я, - спокойно. Все в порядке, я здесь.
Я перетащил его в "рено" и уложил на заднее сиденье, поместив ему под голову круглую подушку с вышитым на ней пузатым чертенком. Затем я обшарил кусты около канавы - Чаши там, разумеется, не оказалось, но на влажной после вчерашнего дождя земле я обнаружил тяжелые следы армейских ботинок. Рядом с ними были видны не такие отчетливые отпечатки огромных четырехпалых лап.
- Наташа! - закричал я, рискуя сорвать голос. - Наташа!
Никто не отозвался. Лес молчал, хотя птицы продолжали щебетать, деревья скрипеть, а ветер - шуршать в кронах.
Я отогнал "девятку" вглубь леса и вернулся к "рено". ДД был еще жив, во всяком случае, очень слабый нитевидный пульс у него прощупывался. Я сунул пистолет в "бардачок" и поехал обратно в Москву.


____________________

16. МОСКВА, 1991 год. ПАВЕЛ МОРОЗ, СЛУГА ДЬЯВОЛА.

- Перелом четвертого позвонка, - сказал Вадик Саганян, выходя из операционной и стаскивая окровавленные перчатки с изящных маленьких рук карточного шулера. - Череп пробит в двух местах. Перелом ключицы и куча глубоких порезов на спине, но это, впрочем, уже несерьезно. Вообще-то люди с таким диагнозом долго не живут, но этот, может быть, еще и выкарабкается.
- Какие шансы? - спросил я. Он поморщился.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доценко Виктор - Обратись к Бешенному
Доценко Виктор
Обратись к Бешенному


Шилова Юлия - Хочу все сразу, или Без тормозов!
Шилова Юлия
Хочу все сразу, или Без тормозов!


Трубников Александр - Рыцарский долг
Трубников Александр
Рыцарский долг


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека