Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

системе охлаждения, в системе поддержания атмосферы и как основной пищевой
ингредиент. Она делает брюхо набитым, дом теплым или прохладным, воздух
пригодным для дыхания и заставляет мурлыкать камеру ядерного синтеза.
- Прошу разрешения на выброс за борт, - говорит Бредли в явной попытке
привлечь к себе внимание командира. Если есть у младшего лейтенанта слабость
- так это его желание быть на глазах начальства. Я ищу, кто бы объяснил, о
чем он говорит. Объясняет сам Бредли.
- Использованную воду, все наши отходы, включая углерод из воздуха,
прессуют и выбрасывают за борт. Для сложных перерабатывающих устройств места
нет.
- Давай выбрасывай, - говорит Старик. И поворачивается ко мне. -
Представляешь? Плывет в нормальном пространстве корабль-носитель в облаке
говенных канистр.
Улыбается, грызет яблоко. Как только я готов слушать дальше, он
продолжает:
- Через миллионы лет найдет одну из них иноземная цивилизация. И
канистра станет самым загадочным экспонатом в их ксеноархеологическом музее.
Я вижу, как они пятьдесят тысяч тваречасов потратят, чтобы понять культовые
функции этого предмета.
- Культовые функции? Это местный юмор?
Старик тычет огрызком яблока в сторону старпома. Яневич говорит:
- Это он надо мной смеется. Во время отпуска я помогал археологам
копаться в дочеловеческом культурном слое.
- У друзей мистера Яневича, - продолжает командир, - есть ответы на
любые вопросы. Если не задавать вопросов неправильных. Когда они говорят,
что предмет имеет культовое или ритуальное значение, они на самом деле
просто не знают, что это такое. Так вот они работают.
Мое удивление, должно быть, заметно. На лице Яневича появляется одна из
его довольных улыбок. Он смотрит на меня. Люди - бесконечная загадка.
Складываешь кусочек за кусочком, но всегда остаются детали, которые в
мозаику не лезут.
Воет сирена боевой тревоги. Это звук типа "банг-бэнг-бэнг", не очень
неприятный сам по себе, но реакция такая, будто кто-то царапает ногтями по
школьной доске, а потом стреляет над ухом из стартового пистолета.
Кают-компания взрывается. Я растренирован и несколько отстаю. Стараюсь
догнать за счет рвения, карабкаясь вверх за более умелыми. Добравшись до
люка в оружейный отсек, я нечаянно оглядываюсь.
Командир смотрит на часы и улыбается.
- Учебная тревога! Проклятая учебная тревога прямо посреди ужина!
Садист ты!
Меня подводит нога. Люк между рабочим и оружейным отсеком захлопывается
прежде, чем мне удается до него добраться. Я так и остаюсь с позором
болтаться на потолке. Гигантский несчастный фрукт.
- Спускайся сюда, - говорит Пиньяц преласковым голоском. - Ты не
успеваешь вовремя добраться до своего пульта. Я твою дохлую задницу пристрою
к работе. Садись за пульт этой дурацкой магнитной пушки. Хеслер! За лучевой
пульт.
Умный маленький Ито. Ставит лишнее тело на самое свое бесполезное
оружие. А ведущего космонавта Иоганнеса Хеслера ставит на систему, которую
тому все равно изучать.
Через пять минут звучит отбой. Пиньяц оставляет отсек шеф-артиллеристу
Холтснайдеру и отправляется в офицерскую кают-компанию. Я следую за ним.
- Ваш дружок не слишком-то проворен, - ворчит он Старику.
Его обращение с командиром на миллиметр отстоит от наглости, а тот ему
спускает. Я не понимаю, почему. Любому другому уже бы небо с овчинку
показалось.
- Он еще научится.
Старик улыбается своей тонкой, предназначенной для пользования на борту
корабля улыбкой.
Я хватаю бутылку с апельсиновым соком и присасываюсь. Кригехаузер
разлил напитки по "детским бутылочкам", поскольку гравитация в паразитном
режиме слишком ненадежна для обычных чашек. Сила притяжения постоянно
изменяется по некоей формуле, известной только инженерам. Однажды, когда мы
с Дикерайдом играли в шахматы, фигуры вдруг взлетели и унеслись прочь.
- Проклятые учебные тревоги, - говорю я без настоящей злости. - Забыл
об этой ерунде начисто. Никогда не мог к ним привыкнуть. Разум говорит: так
надо. Брюхо говорит: фигня.
- Ноющий космонавт - счастливый космонавт, - замечает командир.
- Тогда можешь считать, что я очень склонен к счастью.
Я пытаюсь посмеяться. Не получается - змеиный взгляд Пиньяца выводит
меня из себя.
В следующий раз учебная тревога раздается, когда я сплю. Заправка была
снова прервана, и я решил урвать немного сна. Не тут-то было. В одних шортах
я припустил в сторону оружейного отсека на максимально возможной скорости.
Почти успел. Качая головой, как разочарованный тренер, Пиньяц указывает мне



на пульт пушки. И ни слова не говорит. Я тоже.
Я - единственный человек на борту, кому приходится спать не в том
отсеке, где находится его пост по расписанию. Может это служить оправданием?
Нет. На флоте не бывает оправданий. Если, конечно, не хочешь заслужить
репутацию маменькиного сынка.
- Привет, пульт. Похоже, мы станем друзьями.
Развлекательное шоу. Я в бешенстве. Я киплю от злости. Я стараюсь ни на
секунду не забывать свои клятвы не взрываться ни от чего такого, над чем я
не властен или что должен был предвидеть заранее. Если нога будет мешать,
буду стараться сильнее. Каждому что-нибудь мешает.
Больше сон ничто не нарушало. Я думаю, что Кригсхаузер замолвил
словечко.
Экипаж уважает командира. Так должно быть, а здесь так оно и есть. Это
относится и к новичкам, и к тем, кто служил с ним раньше. Я подозреваю, что
это из-за желания остаться в живых. Старик приводит свои клаймеры домой. Это
более, чем что-либо еще во всей Вселенной, производит на людей впечатление.
Я начинаю замечать странности. Рыболов, помешанный на христианстве,
потратил свои пятнадцать килограммов на какие-то брошюры. Никастро выходит
из себя, если кто-нибудь проходит мимо него слева, так что лучше попросить
его оторваться от работы и пропустить. Кригсхаузер никогда не меняет белье,
потому что этот комплект приносит ему удачу. Командир придерживается
строгого ритуала подъема и выхода из каюты. Полагаю, что неукоснительное его
соблюдение гарантирует клаймеру очередной день жизни.
Командир просыпается ровно в 05:00 бортового времени, которое
соответствует тервинов-скому, которое, в свою очередь, приравнено к
тербейвилльскому и лунному времени. Помощник Кригсхаузера выносит из-за
занавески кофе и концентрат сока. В 05:15 появляется командир и говорит:
- Доброе утро, джентльмены. Новый день славы.
По обычаю, дежурный отвечает:
- Воистину.
Потом командир спускается в эксплуатационный отсек и в "адмиральскую
каюту", всегда пустую. Умывается. Получает от кока еще один тюбик с кофе и
то, что полагается на завтрак. Потом он отправляется в операционный отсек и
в свою каюту, где хранится экземпляр Гиббона, выгоняет вахтенного офицера со
своего места и читает до 06:15, когда начинаются утренние доклады, - обычно
за пятнадцать минут до положенного по расписанию времени. После докладов он
просматривает бортовой журнал за предыдущий день, затем - блокнот
квартирмейстера. В 06:30 он поднимает глаза, осматривает свое царство и
кивает головой, будто бы давая понять, что своими вилланами доволен.
Что замечательно - весь экипаж одновременно испускает вздох облегчения.
Начинают те, кто видит командира, а потом это распространяется за пределы
кэна и во внутренний круг. День начался.
Наше рандеву с танкером состоялось на четвертый день после отбытия с
Тервина. Мы начинаем с долгого и тщательного процесса перехода в рабочий
режим. Все оборудование, включая мое гнездышко, нужно приготовить к условиям
новой гравитации.
Наш корабль выполнил больше всех патрулей - шестнадцать и будет
заправляться первым. Для этого мы на тысячу километров ушли в сторону от
корабля-носителя. Если что, взорвемся только мы, танкер и тот, кто еще будет
заправляться в тот момент. Одновременно заправляется несколько кораблей.
Переход в рабочий режим завершен. Я поел, прочистил кишечник и теперь
отправляюсь на прогулку в операционный отсек, где предусмотрительно занимаю
свое место перед экраном внешнего обзора. Сейчас это стало сложной задачей -
ведь гравитация пока паразитная. Я такой искусный оператор, что мне лучше
подготовиться заранее.
Мимо проходит Старик:
- Отсюда ты ничего не увидишь, спускайся в инженерный.
Эта мысль мне нравится, я люблю наблюдать, находясь в центре событий.
Но тогда зря я старался вовремя попасть на пост.
- Я им буду мешать.
- Мистер Вейрес говорит, что там есть место.
- Правда?
Я не могу себе представить, чтобы Вейрес освободил для меня место или
пригласил меня вниз. Наши отношения не стали теплее. И уже, похоже, не
станут.
- Давай вниз. - В голосе легчайший оттенок приказа.
Вейрес поджидает меня у люка в инженерный с нарисованной на лице
улыбкой.
- Доброе утро, сэр. Рады видеть вас у себя. Покажем вам наш самый
лучший спектакль. Крайне желательно, сэр, чтобы вы держались на заднем
плане.
В такой манере он разговаривает почти всегда - будто бы изо всех сил
сдерживается, но на этот раз у меня такое ощущение, что он действительно
приглашает меня, что я здесь не только по настойчивой просьбе командира.
Вейрес не хочет, чтобы я мешался, но рад показать, как работает его команда.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [ 20 ] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ростовщик и море
Корнев Павел
Ростовщик и море


Злотников Роман - Правило русского спецназа
Злотников Роман
Правило русского спецназа


Перумов Ник - Рассказ пса
Перумов Ник
Рассказ пса


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека