Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Тринадцатого июля трибуны были заполнены надежными людьми, заранее
пришедшими сюда по особым билетам. Сегодня мы их назвали бы клакерами.
Кроме того, роялисты охраняли коридоры. Там опять можно было встретить
рыцарей кинжала.
Наконец, по предложению одного депутата закрыли ворота Тюильри.
Вне всяких сомнений, вечером того дня королева ждала Барнава с не меньшим
нетерпением, чем вечером пятнадцатого.
Однако же в тот день не должны были принимать никакого решения.
Предполагалось лишь огласить заключение от имени пяти комиссий.
В этом заключении говорилось:
"Бегство короля не предусмотрено в Конституции, но в ней записана
неприкосновенность короля."
Итак, комитеты, рассматривавшие короля как неприкосновенную особу,
выдавали правосудию лишь г-на де Буйе, г-на де Шарни, г-жу де Турзель,
форейторов, прислугу, лакеев. Никогда еще мудрая басня о великих и малых так
полно не претворялась в жизнь.
Впрочем, проблема эта гораздо больше обсуждалась в Якобинском клубе, чем
в Национальном собрании.
Поскольку она не была решена, Робеспьер пребывал в неопределенности.
Он не был ни республиканцем, ни монархистом; можно быть равно свободным
как при короле, так и при правлении сената.
Г-н Робеспьер был человек, который редко бывал во что-либо замешан, и мы
видели в конце предыдущей главы, какой страх охватывал его, даже когда он ни
во что не был замешан.
Но имелись люди, не отличавшиеся столь бесценной осторожностью; то были
экс-адвокат Дантон и мясник Лежандр, бульдог и медведь.
- Собрание может оправдать короля, - говорил Дантон. Приговор будет
пересмотрен Францией, потому что Франция осудила его!
- Комитеты сошли с ума, - сказал Лежандр. - Знай они настроение масс, они
образумились бы. Впрочем, - добавил он, - я говорю это только ради их
спасения.
Подобные выступления возмущали конституционалистов, но, к несчастью для
них, в Якобинском клубе в отличие от Национального собрания у них не было
большинства.
И тогда они сговорились уйти.
Они были не правы: люди, которые уходят и уступают место, всегда не
правы, и на сей счет имеется мудрая старая французская пословица. Она
гласит: "Кто оставил свое место, тот и потерял его."
Конституционалисты не только оставили место, но оно вскоре было занято
народными депутациями, принесшими адреса против комитетов.
Так обстояло дело у якобинцев, поэтому депутации были встречены
приветственными возгласами.
Один из адресов, который обретет большое значение в последующих событиях,
был написан на другом конце Парижа, в Сен-Клод, в клубе или, вернее,
дружеском объединении лиц обоего пола, которое по монастырю, где оно
находилось, называлось Обществом миноритов.
Общество это было ответвлением Клуба кордельеров, так что вдохновителем
его был Дантон. Написал этот адрес молодой человек лет двадцати
трех-двадцати четырех, которого воодушевил Дантон, в которого он вдохнул
свою душу.
Звали молодого человека Жан Ламбер Тальен.
Подписан был адрес грозным именем - народ.
Четырнадцатого в Национальном собрании открылась дискуссия.
На сей раз оказалось невозможным закрыть трибуны для публики, заполнить
коридоры и переходы роялистами и рыцарями кинжала и, наконец, запереть
ворота в сад Тюильри.
Итак, пролог был разыгран при клакерах, а сама комедия представлена при
настоящей публике.
И надо признать, публика скверно встречала ее.
Настолько скверно, что Дюпор, еще три месяца назад пользовавшийся
популярностью, был выслушан в угрюмом молчании, когда он предлагал
переложить преступление короля на королевское окружение.
Тем не менее он закончил речь, хотя был изрядно удивлен, что впервые его
не поддержали ни единым словом, ни единым знаком одобрения.
Дюпор, Ламет, Барнав - вот три звезды, свет которых постепенно меркнул на
политическом небосклоне.
После него на трибуну поднялся Робеспьер. Что же намеревался сказать
осторожнейший Робеспьер, который так умел вовремя стушеваться? Что предложил
оратор, который неделю назад заявил, что не является ни монархистом, ни
республиканцем?
Ничего не предложил.
Он говорил своим обычным кисло-сладким голосом и продолжал разыгрывать
адвоката человечности, заявив, что, с его точки зрения, было бы



несправедливо и жестоко карать одних только слабых; он вовсе не собирается
нападать на короля, поскольку Собрание, похоже, считает его
неприкосновенным, но он защищает Буйе, Шарни, г-жу де Турзель, форейторов,
прислугу, лакеев - короче, всех тех, кто по причине своего зависимого
положения принужден был подчиняться.
Во время его речи Собрание роптало. Трибуны слушали с большим вниманием,
не понимая, то ли аплодировать оратору, то ли ошикать его; в конце концов
они узрели в его словах то, что в них действительно было: подлинную атаку на
королевскую власть и притворную защиту придворных и дворцовой прислуги.
И тогда трибуны стали рукоплескать Робеспьеру.
Председатель попытался призвать трибуны к порядку.
Приор (от Марны) решил перевести дебаты в плоскость, полностью свободную
от уверток и парадоксов.
- Но что вы сделаете, господа, - воскликнул он, - если снимете обвинение
с короля и от вас потребуют, чтобы ему была возвращена вся полнота власти?
Вопрос был тем более затруднителен, что поставлен напрямую, но бывают
периоды полнейшей бессовестности, когда ничто не смущает реакционные партии.
Деменье принял вызов и внешне встал на сторону Собрания против короля.
- Национальное собрание, - сказал он, - является всесильным органом и в
своем всесилии имеет право приостановить власть короля до того момента,
когда будет завершена Конституция.
Таким образом король, который не бежал, но был похищен, будет отстранен
от власти только временно, потому что Конституция еще не завершена, но, как
только она будет завершена, он с полным правом вступит в исполнение своих
королевских обязанностей.
- И поскольку меня просят, - возвысил голос оратор, хотя никто его ни о
чем не просил, - представить мое мнение в качестве декрета, я предлагаю
следующий проект:
Первое. Отстранение от власти продлится до тех пор, пока король не
признает Конституцию.
Второе. Если он не признает Конституции, Национальное собрание объявляет
его низложенным.
- Можете быть спокойны, - крикнул с места Грегуар, - он не только
признает, но и присягнет всему, что только пожелаете!
И он был прав, хотя должен был бы сказать: "Присягнет и признает все, что
только пожелаете."
Короли присягают еще легче, чем признают.
Возможно, Собрание схватило бы на лету проект декрета Деменье, если бы
Робеспьер не заметил с места:
- Осторожней! Такой декрет заранее предопределяет, что король не может
быть отдан под суд!
Пойманные с поличным депутаты не решились голосовать. Из затруднительного
положения Собрание вывел шум, поднявшийся в дверях.
Причиной его была депутация Общества миноритов, принесшая воззвание,
вдохновленное Дантоном, написанное Тальеном и подписанное "Народ."
Собрание отвело душу на петиционерах: оно отказалось выслушать их адрес.
И тогда поднялся Барнав.
- Пусть адрес не будет оглашен сейчас, - сказал он, - но завтра вы все
равно услышите его и не сможете оказать воздействие на ложное мнение...
Закон должен лишь подать сигнал, и тогда посмотрим, соединятся ли все добрые
граждане!
Читатель, задержитесь на этих пяти словах, перечтите их, вдумайтесь в эту
фразу: "Закон должен лишь подать сигнал.! Она была произнесена
четырнадцатого июля, но в этой фразе уже заключено побоище семнадцатого
июля.
Итак, уже недостаточно было хитростью отобрать всевластие у народа,
который считал себя властелином после бегства своего короля, а верней будет
сказать, после измены того, кому он делегировал свою власть; теперь это
всевластие публично возвращали Людовику XVI, и если народ протестовал, если
народ подавал петиции, то это было всего лишь ложное мнение, по поводу
которого Национальное собрание, второй уполномоченный народа, имело полное
право подать сигнал.
Что же значили слова: подать сигнал закона?
Ввести законы военного положения и вывесить красное знамя.
И действительно, назавтра, пятнадцатого, то есть в решающий день,
Национальное собрание имело весьма грозный вид; никто ему не угрожал, но оно
хотело выглядеть так, будто ему угрожают. Оно призвало на помощь Лафайета, и
Лафайет, всегда готовый пойти навстречу подлинному народу, не видя его,
послал к Собранию пять тысяч национальных гвардейцев с ружьями, а также,
дабы поощрить народ, тысячу солдат с пиками из Сент-Антуанского предместья.
Ружья - это была аристократия национальной гвардии, а пики - ее
пролетариат.
Убежденное, как и Барнав, что достаточно лишь вывесить сигнал закона,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 [ 190 ] 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Грабб Джеф - Война братьев
Грабб Джеф
Война братьев


Белов Вольф - Странники вселенной
Белов Вольф
Странники вселенной


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека