Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Нофрет лежит в странной перемене характера Сатипи. Эта перемена так
бросалась в глаза, что было ясно: за ней что-то крылось.
- И тем не менее ты ничего не сказал?
- Как я мог, Ренисенб? У меня ведь нет никаких доказательств.
- Да, ты прав.
- Любое утверждение обосновывается доказательствами.
- Когда-то ты сказал, - вдруг вспомнила Ренисенб, - что люди в один день не
меняются. А сейчас ты согласен, что Сатипи сразу переменилась, стала совсем
другой.
Хори улыбнулся.
- Тебе бы выступать в суде при нашем правителе. Нет, Ренисенб, люди
действительно остаются сами собой. Сатипи, как и Себек, тоже любила громкие
слова. Она, конечно, могла перейти от слов к действиям, только, думаю, она
была из тех людей, которые кричат о том, чего не знают, чего никогда не
испытали. Всю ее жизнь до того самого дня она не знала чувства страха.
Страх застиг ее врасплох. Тогда она поняла, что отвага - это способность
встретиться лицом к лицу с чем-то непредвиденным, а у нее такой отваги не
оказалось.
- Страх застиг ее врасплох... - прошептала про себя Ренисенб. - Да,
наверное, с тех пор, как умерла Нофрет, в Сатипи поселился страх. Он был
написан у нее на лице, а мы этого не заметили. Он был в ее глазах, когда
она умерла... Когда она произнесла:
"Нофрет..." Будто увидела...
Ренисенб умолкла. Она повернулась к Хори, глаза ее расширились от
недоумения.
- Хори, а что она увидела? Там, на тропинке. Мы же ничего не видели. Там
ничего не было.
- Для нас ничего.
- А для нее? Значит, она увидела Нофрет, Нофрет, которая явилась, чтобы
отомстить. Но Нофрет умерла и замурована в своем саркофаге. Что же Сатипи
увидела?
- Видение, которое предстало перед ее мысленным взором.
- Ты уверен? Потому что если нет...
- Да, Ренисенб, если нет?
- Хори, - протянула к нему руку Ренисенб, - как ты думаешь, все кончилось?
Со смертью Сатипи? Вправду кончилось?
Хори взял ее руку в свои, успокаивая.
- Да, да, Ренисенб, разумеется, кончилось. И тебе, по крайней мере, нечего
бояться.
- Иза говорит, что Нофрет меня ненавидела... - еле слышно произнесла
Ренисенб.
- Нофрет ненавидела тебя?
- По словам Изы.
- Нофрет умела ненавидеть, - заметил Хори. - Порой мне кажется, что ее
ненависть простиралась на всех до единого в доме. Но ты ведь не сделала ей
ничего плохого?
- Нет, ничего.
- А поэтому, Ренисенб, у тебя в мыслях не должно быть ничего такого, за что
ты могла бы себя осудить.
- Ты хочешь сказать. Хори, что если мне придется спускаться по тропинке в
час заката, то есть тогда, когда умерла Нофрет, и если я поверну голову, то
ничего не увижу? Что мне не грозит опасность?
- Тебе не грозит опасность, Ренисенб, потому что, когда ты будешь
спускаться по тропинке, я буду рядом с тобой и никто не осмелится причинить
тебе зла.
Но Ренисенб нахмурилась и покачала головой.
- Нет, Хори, я пойду одна.
- Но почему, Ренисенб? Разве ты не боишься?
- Боюсь, - ответила Ренисенб. - Но все равно это нужно сделать. В доме все
дрожат от страха. Они сбегали в храм, купили амулетов, а теперь кричат, что
нельзя ходить по тропинке в час заката. Нет, не чудо заставило Сатипи
пошатнуться и упасть со скалы, а страх, страх перед злодеянием, которое она
совершила. Потому что лишить жизни того, кто молод и силен, кто
наслаждается своим существованием - это злодеяние. Я же ничего дурного не
совершала, и, даже если Нофрет меня ненавидела, ее ненависть не может
причинить мне зла. Я в этом убеждена. И, кроме того, лучше умереть, чем
постоянно жить в страхе, поэтому я постараюсь преодолеть свой страх.
- Слова твои полны отваги, Ренисенб.
- На словах я, сказать по правде, более бесстрашна, чем на деле, -
призналась Ренисенб и улыбнулась. Она встала. - Но произнести их было
приятно.
Хори тоже поднялся на ноги и встал рядом.
- Я запомню твои слова, Ренисенб. И как ты вскинула голову, когда
произносила их. Они свидетельствуют об искренности и храбрости, которые, я
всегда чувствовал, живут в твоем сердце.



Он взял ее за руку.
- Послушай меня, Ренисенб! Посмотри отсюда на долину, на реку и на тот
берег. Это - Египет, наша земля. Разоренная войнами и междоусобицами,
разделенная на множество мелких царств, но скоро, очень скоро она станет
единой - Верхний и Нижний Египет снова объединятся в одну страну, которая,
я верю и надеюсь, обретет былое величие. И в тот час Египту понадобятся
мужчины и женщины с сердцем, полным отваги, женщины вроде тебя, Ренисенб. А
мужчины не такие, как Имхотеп, которого волнуют только собственные доходы и
расходы, и не такие, как Себек, бездельник и хвастун, и не такие, как Ипи,
который ищет только, чем поживиться, и даже не такие добросовестные и
честные, как Яхмос. Сидя здесь, можно сказать, среди усопших, подытоживая
доходы и расходы, выписывая счета, я осознал, что человеку наградой может
служить не только богатство и утратой - не только потеря урожая... Я смотрю
на Нил и вижу в нем источник жизненной силы Египта, который существовал еще
до нашего появления на свет и будет существовать после нашей смерти...
Жизнь и смерть, Ренисенб, не имеют такого большого значения. Я всего лишь
управляющий у Имхотепа, но, когда я смотрю вдаль, на Египет, я испытываю
такие покой и радость, что не поменялся бы своим местом даже с нашим
правителем. Понимаешь ли ты, Ренисенб, о чем я говорю?
- По-моему, да. Хори, но не все. Ты совсем не такой, как те, кто внизу, я
это уже давно знаю. И когда я здесь, рядом с тобой, я испытываю те же
чувства, что и ты, только смутно, не очень отчетливо. Но я понимаю, о чем
ты говоришь. Когда я здесь, все то, что внизу, - показала она, - кажется
таким незначительным - все эти ссоры и обиды, шум и суета. Здесь от этого
отдыхаешь.
Нахмурив лоб, она помолчала, а потом, чуть запинаясь, продолжала:
- Порой я рада, что мне есть куда уйти. И тем не менее... есть что-то
такое... не знаю, что именно... что влечет меня обратно.
Хори отпустил ее руку и сделал шаг назад.
- Я понимаю, - мягко сказал он. - Песни Камени.
- Что ты говоришь, Хори? Я вовсе не думаю о Камени.
- Может, и не думаешь. Но все равно, Ренисенб, ты слышишь его пение здесь,
не сознавая этого. Ренисенб смотрела на него, сдвинув брови.
- Какие удивительные вещи ты говоришь, Хори. Как я могу слышать его пение
здесь? Так далеко от дома?
Но Хори лишь тихо вздохнул и покачал головой. Насмешка в его глазах
озадачила ее. Она рассердилась и даже чуть смутилась, потому что не могла
понять его.
ГЛАВА XIII
Первый месяц Лета, 23-й день
I
- Можно мне поговорить с тобою, Иза? Иза напряженно вгляделась в фигуру,
появившуюся на пороге. В дверях с подобострастной улыбкой на лице стояла
Хенет.
- В чем дело? - с неприязнью в голосе спросила Иза.
- Да так, пустяки, по-моему, но я решила, что лучше спросить...
- Входи, - прервала ее объяснения Иза. - А ты, - постучала она палкой по
плечу маленькой черной рабыни, которая нанизывала бусины на нитку, -
отправляйся на кухню. Принеси мне оливок и гранатового соку.
Девчушка убежала, и Иза нетерпеливо кивнула Хенет.
- Я хотела показать тебе вот это, Иза. Иза уставилась на предмет, который
протягивала ей Хенет. Это была небольшая шкатулка для украшений с выдвижной
крышкой, которая запиралась на две застежки.
- Ну и что?
- Это ее. Я нашла эту шкатулку только что - в ее покоях.
- О ком ты говоришь? О Сатипи?
- Нет, нет, Иза. О другой.
- О Нофрет, хочешь ты сказать? Ну и что?
- Все ее украшения, горшочки с притираниями и сосуды с благовониями,
словом, все было замуровано вместе с ней.
Иза расстегнула застежки и открыла шкатулку. В ней лежала нитка бус из
мелкого сердолика и половинка покрытого зеленой глазурью амулета, который,
по-видимому, разломали умышленно.
- Ничего здесь особенного нет, - сказала Иза. - Наверное, не заметили,
когда собирали вещи.
- Бальзамировщики забрали все.
- Бальзамировщики заслуживают доверия не больше, чем все остальные. Забыли,
и все.
- Говорю тебе, Иза: этого не было в комнате, когда я туда заходила.
Иза пристально взглянула на Хенет.
- Что ты хочешь сказать? Что Нофрет вернулась из Царства мертвых и обитает
у нас в доме? Ты ведь не глупа, Хенет, хотя иногда и прикидываешься
дурочкой. Зачем тебе надо распространять эти сказки?
Хенет многозначительно покачала головой.
- Мы все знаем, что случилось с Сатипи и почему.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Флинт Эрик - Щит судьбы
Флинт Эрик
Щит судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека