Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

нем чужаком - сильным, способным постоять за себя, но слишком медлительным и
неповоротливым, чтобы иметь шанс на выживание в кровавой неразберихе
естественного отбора. Все чаще, стоя у окна в своем просторном кабинете,
обставленном по последнему слову техники, он мысленно говорил воображаемым
противникам: черта с два! Мы с вами еще поиграем. Да, конфигурация игрового
поля изменилась почти до неузнаваемости, но правила игры остались прежними -
такими же, как во времена Иисуса и еще раньше, при строителях пирамид. И я в
этой игре не последний. Не гроссмейстер, нет, не чемпион мира, но крепкий
мастер, побить которого не под силу всяким выскочкам, у которых, кроме тупой
наглости и самоуверенности, и за душой-то ничего нету...
Но возводимый Севруком торгово-развлекательный комплекс вовсе не был
главной и тем более единственной заботой Владислава Андреевича. Обширное
дело, которое он возглавлял, требовало постоянного внимания и участия.
Торговля и посреднические операции по-прежнему приносили стабильный,
равномерно возрастающий доход, который Владислав Андреевич как разумный
человек и, как это ни странно, патриот России направлял на развитие
производственной сферы. Эта самая сфера в последнее время тоже начала
мало-помалу подниматься с колен, так что Школьников даже начал подумывать о
масштабном расширении производства. Для этого, впрочем, ему были как воздух
нужны свободные деньги, и всякий раз, начиная думать об этом, он неизменно
возвращался мыслями к афере своего племянника.
Да, это были живые деньги, и притом не маленькие. Сложность заключалась в
том, что их необходимо было забрать, пока они не оказались вне пределов
досягаемости. Владислав Андреевич обговорил этот вопрос с Караваевым, не
забыв при этом вскользь, полушутя, упомянуть о своем досье. Караваев на
сообщение о существовании досье отреагировал совершенно равнодушно, сказав
лишь, что это вполне естественно и что было бы странно, если бы Владислав
Андреевич не подстраховался подобным образом; насчет денег же обещал помочь
и после коротенькой паузы добавил, что это потребует некоторых накладных
расходов. Школьников в ответ лишь пожал плечами: это было естественно. ?В
этом печальном мире за все приходится платить?, - сказал он, открывая
портфель, и Караваев согласился: увы, это так.
Через кого и каким именно образом действовал бывший подполковник,
Владислав Андреевич не знал, точно так же как не знал он о том, на что пошли
выданные им Караваеву деньги. Через две недели после того памятного
разговора Караваев попросил еще денег, и Владислав Андреевич удовлетворил
эту просьбу. Исходя из размеров выплаченной суммы у него сложилось
впечатление, что Максик потихонечку прибирает к рукам все окружение Вадика,
действуя где подкупом, а где и грубым шантажом: дескать, подумай о будущем,
дружок. Кто такой Вадик? Он уже запутался в своих фантазиях, а скоро
запутается окончательно, и тогда его падение станет только вопросом времени.
Неизвестно, сколько человек он при этом утянет за собой. А Школьников.., ну,
ты сам знаешь. Это же скала, утес, и то, что он мхом оброс, ни капельки не
влияет на его устойчивость. Так что подумай, старик, прикинь, что к чему. А
чтобы думалось легче, вот тебе сувенир в конвертике...
Впрочем, это были только предположения Владислава Андреевича, хотя они и
казались ему наиболее логичными из всего, что тут можно было придумать. Ну в
самом деле, не пытал же Караваев сотрудников Вадика у себя в подвале! Не бил
сапогом в промежность, не прижигал каленым железом, не пересчитывал ломиком
ребер и не рвал без наркоза зубов плотницкими клещами. Тем не менее дело
продвигалось так, словно Максик пользовался всеми этими методами убеждения и
еще сотней других, здесь не перечисленных. Уже к середине июня, когда над
Москвой-рекой в полный рост поднялся решетчатый металлический каркас
будущего грандиозного сооружения, на письменный стол Владислава Андреевича
лег неровно вырванный из блокнота листок, на котором торопливым, с сильным
наклоном вправо почерком Караваева было написано три строчки цифр.
Владислав Андреевич молча поднял на подполковника глаза и вопросительно
шевельнул бровями.
- Это именно то, что я думаю? - спросил он.
- Да, - ответил Караваев. - Номера счетов в швейцарском банке. Счета
открыты не предъявителя, номера держались в строжайшем секрете. Ну,
собственно, это и так должно быть понятно... Что еще?
- Я не спрашиваю, как к тебе попали эти номера, - медленно проговорил
Владислав Андреевич.
- Да, - снова сказал Караваев. - Не думаю, что вы на самом деле хотели бы
это узнать. Так или иначе, теперь племянничек у вас в кулаке...
- Не перебивай, пожалуйста. Повторяю: я не спрашиваю, как ты раздобыл эти
номера. Меня интересует другое: почему ты принес их мне? Кто тебе мешал
перекачать деньги на свой собственный счет, а потом развести руками: ничего
не видел, ничего не знаю? Только не говори, что не умеешь манипулировать
банковскими счетами. И про верность тоже не говори, ее не бывает. Я имею в
виду, что ни один человек не станет хранить верность другому человеку,
стране или, скажем, религии, если это противоречит его собственным
интересам. Конечно, если это разумный человек. А ты разумен, я знаю. Так в
чем дело?


Караваев без приглашения повалился в кресло для посетителей, вынул из
нагрудного кармана легкой белой рубашки пачку сигарет и закурил, выпустив в
потолок длинную струю дыма. Владислав Андреевич обратил внимание на то, что
Максик успел основательно загореть: его мускулистые руки сильно
контрастировали с белоснежной рубашкой, а узкое костистое лицо приобрело
кирпичный оттенок.
- Все очень просто, - усмехнувшись, сказал Караваев. - Вы совершенно
правильно меня поняли: я умен и блюду собственный интерес. Я мог бы украсть
эти деньги, не спорю. Кстати, вы ведь еще не проверили, есть ли на этих
счетах хоть цент. Может быть, я давно все украл, а сюда пришел только для
того, чтобы вас прикончить. Не думали об этом, а? И не думайте, не надо. Не
стоит трепать себе нервы из-за того, чего никогда не случится. Зачем мне
такие деньги? Они нужны для того, чтобы о них не думать, а украв такую
сумму, я был бы вынужден всю оставшуюся жизнь прятаться и дрожать над своим
сокровищем. Если бы я сбежал с деньгами, вы непременно объединились бы со
своим племянником и отыскали меня, пусть даже это стало бы последним, что вы
сделали в своей жизни. Я не боюсь смерти, но и не тороплю ее. И я не
бизнесмен. Для меня будет лучше получить определенный процент с добытой для
вас суммы и спокойно прожить, отложив часть денег на старость. Кстати, при
моей профессии шансов дожить до старости у меня не слишком много. Так зачем
мне лишние деньги?
Школьников немного помолчал, пытаясь осмыслить услышанное. В словах
Караваева было что-то от собственной позиции Владислава Андреевича, но
доведенной при этом до полного абсурда. Что это значит - лишние деньги?
Лишних денег попросту не бывает...
- Ты хочешь сказать, что работаешь из любви к искусству?
- В некотором роде. Давайте не станем вдаваться в подробности. Я, ведь не
спрашиваю у вас, почему вы собственноручно не устраняете неугодных вам
людей. Силы у вас хватит на троих, ума тоже... Чего не хватает? Не хватает
профессиональных навыков, которые превращают способного новичка в мастера,
да еще, может быть, каких-то микроскопических черточек характера - тех, что
помогают спокойно наблюдать, как льется кровь, и, может быть, даже получать
от этого удовольствие. Настоящих солдат не так уж много по сравнению со всей
массой человечества, а настоящих банкиров, прирожденных бизнесменов, умеющих
делать деньги, - и того меньше. А я ненавижу дилетантов. Вот все, что я могу
сказать по данному вопросу.
Школьников хмыкнул.
- Однако, - удивленно проговорил он. - Впервые вижу тебя таким
разговорчивым. Ты не пьян ли часом, Максик?
- Просто нужно было наконец расставить точки над ?i?, - спокойно ответил
Караваев, давя в пепельнице наполовину выкуренную сигарету. - Чтобы вы
меньше времени посвящали вашему досье и больше - здоровью и бизнесу. Я не
пытаюсь вам указывать, что делать, я просто говорю, что в данный момент я
для вас не опасен.
- В данный момент?
- Постепенно все меняется, правда? К сожалению...
- Да, - задумчиво проговорил Школьников, - к сожалению.

***
Юрий раздавил в пепельнице сигарету, залпом допил кофе и встал из-за
стола, сразу заполнив своей громоздкой фигурой мизерную кухоньку, где можно
было, сидя за столом, дотянуться куда угодно - хоть до мойки, хоть до плиты,
хоть до холодильника, С табуретки невозможно было достать рукой разве что до
стоявшего на холодильнике переносного телевизора ?Сони? - последнего
приобретения Юрия, - но этого и не требовалось: в отличие от стоявшего в
гостиной древнего черно-белого ?Рекорда? этот телевизор управлялся
дистанционно.
"Прогресс, - иронично подумал Юрий, покосившись на телевизор, который ему
очень нравился, как нравится ребенку новая игрушка. - Еще бы управление
голосом придумали, да такое, чтобы эта штуковина распознавала голос хозяина
и повиновалась только ему. Ты ему: ?Хочу кино!?. А он тебе - раз! - и кино.
А если хозяин пьяный, то телевизор ему будет отвечать что-нибудь
наподобие: ?Голосовой отпечаток не опознан?. И ну гавкать! А то еще током
шарахнет. Тоже дистанционно... Скоро придумают, наверное. Японцы - они
головастые. Маленькие, головастенькие японцы. Их очень-очень много, и все
круглые сутки кумекают: что бы это еще такое изобрести? На чем бы это
заработать? И ведь что характерно, в самом деле что-нибудь выдумывают,
черти-."
Он боком выдвинулся из-за стола и не глядя сунул фаянсовую чашку с
отбитым краем в груду грязной посуды, заполнявшую собой старую чугунную
мойку, мимоходом привычно подумав, что раковину давно пора менять:
заржавела, облупилась, потеряла товарный вид... Деньги на новую раковину у
него были, но он не торопился вносить изменения в интерьер: отштампованные
из нержавеющей стали по европейскому образцу новомодные мойки были


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Раба любви, или Мне к лицу даже смерть
Шилова Юлия
Раба любви, или Мне к лицу даже смерть


Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Орлов Алекс - Сила главного калибра
Орлов Алекс
Сила главного калибра


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека