Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

учись со всеми вместе".
Сияет Комоген и счастливые слезы с глаз смаргивает. Приказал я ему
зайти еще раз, завтра в три, для заключительной беседы.
Веру в себя человеку так быстро не внушишь. И цели нет у мальчишки.
Надо его подтолкнуть, разогнать, как автомобиль с испорченным стартером,
чтоб мотор уже на ходу заработал.
А как дальше лечить его от душевной придавленности? В чем убеждать? К
чему ему стремиться, чего хотеть?
Хорошо учиться? Делать зарядку по утрам и помогать старшим?
Готовиться в институт? К этим речам он давно глух - абстрактны. Заработать
денег, купить джинсы, магнитофон и кожанку? А дальше?
Как убедить парня, что перед ним - чистое будущее, и он все может,
только захотеть! Как сделать, чтоб захотел? Что он вообще может захотеть -
но сильно, чтоб хотение это было - как дерево на берегу, за которое
заводится трос, и засевшая в болоте машина сама себя вытаскивает
собственной лебедкой?
Рассказал я ему, как сирота и беспризорник Коля Дубинин стал
академиком. Впечатления не произвело: об академиках у Комогена
представление было самое туманное, лежавшее вне сферы его понимания и
интереса.
Что за человек... Безусловно обиженный, обойденный радостями жизни в
самом чувствительном возрасте. Все им пренебрегали, помыкали, в грош не
ставили. На самолюбие ставку сделать, на обиженность? Не может быть, чтобы
хоть подсознательно не хотелось ему расквитаться с жизнью за все унижения
и лишения, которые пришлось вытерпеть.
А Ира, надо заметить, еще тогда пыталась приохотить меня к чтению.
Очень ее задевало, что всем я неплох, а вот по части литературы и
искусства - дуб дубом. Перед подругами стеснялась: они рассуждали о
Хемингуэе и Пикассо, а я нетвердо знал "Муму" и картину Саврасова "Грачи
прилетели". И начал я эксплуатировать Ирину эрудицию, чем более или менее
успешно и занимаюсь уже четверть века. Что можно подсунуть Комогену в
качестве незатасканного примера воли, энергии, успеха?
Так я впервые прочел "Наполеона" Тарле. И пересказал Комогену в
упрощенном виде. Мой Наполеон выглядел похожим на Комогена, как две капли
воды. А масштабы его власти заставили бы удивиться самого великого
императора. Наверное, зерно упало в почву, потому что в сонливой
флегматичности Комогена промелькнула какая-то мечтательная задумчивость.
Железо надо ковать из любого положения, но лучше все-таки пока
горячо. Я наплел Комогену, что пишу диссертацию по определению ценностной
ориентации в подростках пубертатного возраста и он интересен как
экземпляр. Ставлю на нем опыт. Причем он имеет право в любой момент опыт
прервать и больше не являться. А если опыт удастся? Тогда не исключено,
что ты станешь другим человеком, но это твое личное дело, меня не
касается.
И затеяли мы с ним эдакий семинар, эдакую сумасшедшую
историко-психологическую игру в вопросы и ответы: а мог бы в принципе он,
Комоген, стать императором, если бы родился Наполеоном Бонапартом?
Он вздыхает: "Способностей не хватает".- "Позволь, насчет
способностей мы уже выяснили".- Я разобрал карьеру Наполеона, как
шахматную партию, и набросал одиннадцать пунктов на том самом листочке,
который вывалился сегодня в таз с водой.
Комоген старательно переписал. Запись, как вы видите, не лишена
аморальности. Но иначе, полагал я, такого тупицу не пронять: перечню
сплошных добродетелей он бы не поверил; да таково и соответствие
исторической истине.
Будущее показало, что я оказался прав, а лучше б было наоборот. В
молодости не задумываешься о далеких последствиях...
За последующие пару недель я внушил ему, что ум умом, а учение -
учением, и если человек получает двойки, это отнюдь не гарантия, что он
глуп или не преуспеет в жизни. Ира снабжала меня примерами. Заодно с
Комогеном я узнал, что математик Гаусс в школе слыл тупицей, юный Лев
Толстой имел репутацию шалопая и бездельника, а Генри Форд был почти
неграмотен.
Затурканные создания склонны в глубине души к абстрактному мечтанию:
в грезах они всемогущи. Задача в том, чтобы мечта поманила явью и толкнула
на реальные поступки. Пацан потянулся ко мне со страшной силой. Оно и
понятно. Ни отца, ни брата, ни старшего друга у него никогда не было, а я
с ним по улице гуляю, о жизни говорю, не лезу с нравоучениями, а главное -
п о п и м а ю. Первые перемены в нем заметила Ира.
- Он отчаянно стремится тебе подражать,- повеселилась она.- Щурится,
челюсть выпячивает, обратил внимание? Брюки отутюжил, туфли надраил... И
взгляд - не то опереточный герцог, не то верблюд, точно как ты.
Комоген встречал меня после лекций у институтских дверей и провожал
до общежития: сорок минут в день. Идея императорства засела в его
неокрепших мозгах, как гвоздь. Наши игры продолжались: мы сделали



д'Артаньяна королем, причем д'Артаньян приобрел явственные черты Ришелье -
расчетливость, коварство и неуемную жажду власти. Мы сделали Спартака
властелином Рима, хотя этот властелин уступал в благородстве легендарному
гладиатору. Разожженное воображение Комогепа пока не опускалось до мелочей
обыденной жизни. Ну, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не впадало в спячку.
Я мобилизовал Иркины возможности и достал на несколько дней "Государя"
Макиавелли.
Учиться Комоген, однако, лучше не начал. Более того: раньше на уроках
спал, а теперь думает о своем и просто не слышит, когда его вызывают.
Слабый и зависимый человек делается скрытен и коварен: Комоген проникался
мыслью о возможности своего всемогущества.
Ирина практика закончилась, но Комоген не поставил это в зависимость
от наших отношений. Он жаждал встреч и как губка впитывал мои рассуждения
об укреплении воли, развитии речи, умении убеждать людей. И наконец с
детской непосредственностью спросил о структуре власти у нас: как стать
главным? Причем конкретно: самым главным в нашем городе?
Лучше карьерист, чем кусок серого теста. Пусть Комоген мобилизует
отпущенные природой силенки и достигнет чегото в жизни: и себе, и людям
сумеет что-то дать. Я поразглагольствовал о личных качествах, биографии,
связях, обстоятельствах, образовании. И чтоб заметил, как в моей овце
прорезаются черты волчонка - скрытного, недоверчивого, хитрого,- ничего я
не заметил. Руководствуясь благими целями, недооценил, так сказать, эффект
собственной антипедагогической деятельности.
Сессия положила конец нашим беседам, времени не было: я объявил опыт
законченным и обнадежил Комогепа успехом. Мы сдали экзамены, отнесли с
Ирой заявление в загс и начали забывать эту историю, когда накануне
отъезда в стройотряд Комоген меня нашел. - Перевожусь,- говорит,- в
вечернюю школу.
- Одобряю. Начнешь работать, станешь самостоятельным, уверенным в
себе. Деньги появятся. И учиться в вечерней школе полегче, отметки тебе
подтянут.
- На отметки наплевать... Деньги и самостоятельность - хорошо,
конечно. Но главное - начну рабочую биографию. Попробую выдвинуться.
Во как заговорил - "Попробую выдвинуться". Я торопился: сдавать
учебники в библиотеку, получать форму, отмечать обходной листок. Он понял,
помедлил, вздохнул.
- Спасибо, Леонид Борисович. Вы сами не знаете, что для меня
сделали...
Пожали мы по-мужски руки - и расстались на много лет. ...Звягин
цокнул языком и пружинисто встал.
- А дальше?
- А дальше Комоген пошел на завод учеником токаря. Правильно выбрал:
токарь - звучит для непосвященных как-то весомее, чем слесарь или
фрезеровщик. Он предпочел бы и учиться дальше, и зарабатывать меньше, но
быть - именно токарем. Он имел дальний прицел.
Полгода он приглядывался, соображал. Посещал вечернюю школу - не
учился, а именно посещал столько, сколько требуется, чтобы получить в
конце концов аттестат.
Зимой пришел в комитет комсомола и сказал, что хочет подать
заявление. Там удивились, почему он еще не комсомолец, и приняли без
проволочек: старателен, дисциплинирован, учится, молодой
рабочий-металлист.
Теперь он сидел на комсомольских собраниях. На первом же выступил,
заикаясь от волнения: надо чище убирать свои рабочие места. Замечание
безобидное, но Комоген начал набирать очки как сознательный комсомолец.
Ребята начинали курить - он не курил. Курение снижает
работоспособность и стоит денег, которые можно использовать умнее. Он не
пил - ему нужны ясные мозги и, опять же, деньги. Великие люди не пьют.
Деньги он тратил на одежду и прогулки с девушками. Модные вещи
придавали уверенности в себе. С девушками он учил себя раскованному
поведению. Преодолевая неуклюжесть и застенчивость, научился танцевать:
надо быть ловким и никогда не смущаться. Отслуживший в армии сосед,
жалеючи, научил его драться.
Он немножко читал - исключительно серию "Жизнь замечательных людей",-
и мысленно перекраивал судьбы, примеряя их на себя. Его Бальзак не пил
кофе, берег каждый франк, спал по восемь часов и подкупал критиков, чтоб
они поливали грязью конкурентов. Его Колумб построил в Америке оружейные
заводы, на захваченные сокровища нанял армию и стал императором Америки. К
прочим развлечениям Комоген был равнодушен.
Когда буйная энергия юности концентрируется в одной точке - пробивная
сила развивается страшная. Так взрыв фаустпатрона, собранный в тонкую
струю, прожигает танковую броню. Фанатики, достигающие порой вершин,
получаются именно из ребят, чем-то природой обделенных: робких, слабых,
некрасивых, бедных,- все их стремление к самоутверждению принимает единое
направление, в котором они могут превзойти других, компенсируя свою


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека