Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Движения у Кэти были плавные, говорила она мало, но стоило ей войти в
комнату, как все глаза мгновенно устремлялись к ней.
Она приводила людей в смущение, но не настолько, чтобы ее сторонились.
Не понимая, почему любое ее появление рождает смутное беспокойство, и
мужчины, и женщины старались разглядеть Кэти получше, подойти к ней поближе.
И поскольку так было всегда, Кэти не находила в этом ничего странного.
Кэти отличалась от других детей во многом, но одна черта отличала ее
особенно. Дети, как правило ненавидят чем-то выделяться. Им хочется
выглядеть, говорить, одеваться и вести себя в точности, как все остальные.
Если в детской среде моден какой-нибудь несусветно глупый наряд, ребенок, у
которого нет этой глупости, безутешен. Если бы у детей было принято носить
ожерелья из свиных отбивных, ребенок, лишенный такого украшения, ходил бы
мрачнее тучи. И подобное рабское подражание большинству в своей группе
обычно распространяется у детей на все сферы их жизни, будь то игры, спорт,
дом, школа. Для детей это своего рода защитная окраска.
Кэти же не подражала никому. Она никогда не подлаживалась под остальных
ни в одежде, ни в поведении. Носила только то, что хотела. И в результате ей
частенько подражали другие.
Когда она подросла, ее группа, ее стая - а любое объединение детей это
всегда стая - начала чувствовать в Кэти нечто необычное, чужеродное, другими
словами, именно то. что еще раньше почувствовали в ней взрослые. Вскоре с
Кэти стали общаться только поодиночке. Мальчики и девочки, дружившие
компаниями, избегали ее, будто она несла с собой неведомую опасность.
Кэти была лгунья, но лгала она не так, как другие дети. Обычно дети не
столько врут, сколько фантазируют, но чтобы придать своим выдумкам
убедительность, пересказывают их как правду. В своих рассказах они просто
слегка отходят от реальности. Мне кажется, разница между выдумкой и ложью в
том, что внешнее правдоподобие выдуманных историй и вкрапленные в них
достоверные подробности нужны рассказчику, чтобы увлечь слушателя, а заодно
и себя самого. От таких выдуманных историй никто не выигрывает и никто не
проигрывает. А ложь есть средство наживы или способ спасти свою шкуру. Если
твердо придерживаться этого определения, то, думаю, лжецом можно считать и
писателя - при условии, что тот неплохо зарабатывает.
Ложь, которую пускала в ход Кэти, была далека от невинных фантазий.
Кэти врала, чтобы избежать наказания, отвертеться от работы или
ответственности, и ее вранье было корыстным. Чаще всего лжеца разоблачает
либо его собственная забывчивость, либо неопровержимость внезапно всплывшей
правды. Но Кати, во-первых, никогда ничего не забывала, а во-вторых,
разработала очень надежный метод. Она следила за тем, чтобы ее вранье было
максимально приближено к правде и сомнения слушателей не перерастали в
уверенность. Кроме того, она пользовалась и двумя другими приемами: иногда
она перемежала ложь с правдой или рассказывала совершенно правдивые истории
так, что они казались ложью. Если человека обвиняют во лжи, а потом
выясняется, что он говорил правду, у него появляется прикрытие, позволяющее
долгое время врать без опаски.
Кэти росла в семье единственным ребенком, и у ее матери не было под
рукой материала для сравнения. Поэтому она думала, что ее чадо такое же, как
все другие дети. Ну а поскольку все матери паникерши, мать Кэти была
уверена, что тревожится по тем же поводам, что и ее приятельницы.
Отец Кати не разделял такой уверенности. Он держал кожевенную
мастерскую в небольшом городке в штате Массачусетс и, чтобы обеспечить семье
скромный достаток, должен был работать не жалея сил. Мистер Эймс имел опыт
общения с другими детьми и догадывался, что Кэти на них не похожа. Он это
скорее чувствовал, чем понимал. Когда он думал о своей дочери, ему
становилось неспокойно, хотя он не мог бы объяснить отчего.
Почти каждый человек прячет в себе какие-нибудь неуемные желания и
влечения, страсти и чувства, готовые прорваться в любой миг; спокойная
поверхность нередко скрывает под собой рифы эгоизма, алчности и похоти.
Большинство из нас либо держат свою природу в узде, либо дают ей волю
тайком. Кэти не только умела видеть людей насквозь, но еще и знала, как
использовать их низменные наклонности к своей выгоде. Вполне возможно, Кэти
просто не верила, что бывают наклонности иного толка, потому что, несмотря
на свое сверхъестественное, провидческое чутье, в чем-то была слепа, как
крот.
Кэти была еще весьма юным созданием, когда поняла, что секс - со всеми
сопутствующими ему томлениями и страданиями, ревностью и запретами - волнует
и бередит человека сильнее, чем все другие страсти. А в те времена секс
бередил людей даже мучительнее, чем сейчас, потому что сама эта тема не
подлежала обсуждению, ее старательно обходили молчанием. Каждый скрывал
полыхавший в нем огонь и на людях делал вид, что ничего такого нет и быть не
может, но едва пламя из твоего маленького ада вырывалось наружу, ты
оказывался перед ним беспомощен. Кэти поняла, что, правильно управляя этой
стороной человеческой натуры, можно прочно и надолго подчинить себе почти
любого. Секс был и мощным оружием, и средством шантажа. Устоять против такой
силы мало кто мог. Ну а так как сама Кэти, похоже, ни разу не побывала в



роли беспомощной, ослепленной страстью жертвы, допустимо предположить, что
лично ее секс волновал весьма мало, и более того: она презирала тех, в чьей
жизни он занимал важное место. Кстати, с определенной точки зрения она была
права.
Какую свободу обрели бы мужчины и жецщины, не попадайся они ежеминутно
в сети и ловушки секса, обрекающего их на рабство и муки! Единственный
недостаток подобной свободы в том, что без сексуального влечения человек не
был бы человеком. Он был бы монстром.
В десять лет Кэти уже кое-что знала о великом могуществе секса и
хладнокровно приступила к экспериментам. Она всегда хладнокровно планировала
все, за что бралась, заранее предвидя возможные трудности и придумывая, как
их устранить.
Эротические игры были и остаются неотъемлемой частью детства. Думаю,
все нормальные мальчишки забираются с девочками в кустики потемнее, или на
солому в хлев, или под ветви плакучей ивы, или в проложенную под дорогой
трубу - по крайней мере мечтает об этом каждый. Рано или поздно почти все
родители сталкиваются с этой проблемой, и ребенку повезло, если его отец и
мать помнят собственное детство. Однако детство Кэти проходило в годы, когда
нравы были много строже. Родители, яростно отрицавшие свой интерес к сексу,
приходили в ужас, обнаружив, что секс интересует их детей.

2
Однажды, весенним утром, когда усыпанная росой трава распрямлялась
навстречу солнцу, когда тепло, заползая в землю, подталкивало наверх желтые
одуванчики, мать Кэти развешивала на веревке белье. Эймсы жили на самом краю
городка, и позади их дома, возле огорода и обнесенного изгородью выгона для
двух лошадей, стояли амбар и каретный сарай.
Закончив вешать белье, миссис Эймс вспомнила, что Кэти прошла мимо нее
в сторону амбара. Но, позвав дочь и не получив ответа, подумала, что ей это,
наверно, показалось. И уже собралась войти в дом, когда из сарая раздался
приглушенный смешок. "Кэти!"- снова крикнула она. Ответа не последовало.
Миссис Эймс стало не по себе. Мысленно она снова услышала этот смешок. И
вдруг поняла, что хихикал кто-то чужой. У Кэти был совсем другой голое. И
Кэти не была смешлива.
Природа и причины тревоги, внезапно накатывающей на родителей,
необъяснимы. Конечно, во многих случаях дурные предчувствия не имеют под
собой никаких оснований. Наиболее часто паническим настроениям подвержены
те, у кого всего один ребенок,- страх потерять его затмевает рассудок.
Миссис Эймс остановилась посреди двора и навострила уши. Услышав
таинственно перешептывающиеся голоса, она осторожно двинулась к каретному
сараю. Двустворчатые двери были закрыты. Изнутри доносилось какое-то
шушуканье, но различить голос Кэти она не могла. Резко шагнув вперед, миссис
Эймс распахнула двери, и в сарай ворвалось солнце. Миссис Эймс разинула рот
и оцепенела, потрясенная увиденным. Кэти лежала на полу, юбка ее была
задрана. Девочка была раздета по пояс, а рядом, нагнувшись над ней, стояли
на коленях два мальчика лет четырнадцати. Они тоже оцепенели от света,
неожиданно прорезавшего полумрак сарая. Глаза у Кэти были черными от ужаса.
Миссис Эймс знала этих мальчиков, знала их родителей.
Вдруг один из подростков сорвался с места, пронесся мимо миссис Эймс и
скрылся за углом дома. Второй бочком, беспомощно попятился в сторону и с
криком метнулся к выходу. Миссис Эймс вцепилась в него, но курточка
выскользнула из ее пальцев, и мальчишка дал деру. Она слышала, как он
промчался через огород.
- Вставай!- с трудом выдавила миссис Эймс каркающим шепотом.
Кэти тупо уставилась на нее и даже не шелохнулась. Миссис Эймс увидела,
что руки у дочери связаны толстой веревкой. Она завизжала, бросилась на пол
и дрожащими пальцами затеребила узлы. Потом отнесла Кэти в дом и уложила в
постель.
Семейный доктор, осмотрев Кэти, никаких признаков насилия не обнаружил.
- Благодарите бога, что вы подоспели вовремя,- снова и снова успокаивал
он миссис Эймс.
Несколько дней Кэти не произносила ни звука. Как выразился доктор, она
была в состоянии шока. А выйдя из этого состояния, она наотрез отказалась
говорить о случившемся. Когда ее начинали расспрашивать, глаза у нее до того
расширялись, что, казалось, оставались одни белки, она переставала дышать,
каменела, и лицо ее от задержки дыхания делалось багровым.
При разговоре с родителями мальчиков присутствовал доктор Уильямс. Отец
Кэти в основном молчал. Он принес с собой веревку, которой была связана
Кэти. В глазах у мистера Эймса сквозило недоумение. Что-то в этой истории
его озадачивало, но своими сомнениями он не делился.
Миссис Эймс бушевала в неукротимой истерике. Она же сама там была! Она
же видела! Уж кому судить, так только ей! Но сквозь эту истерику просвечивал
изощренный садизм. Она жаждала крови. Требуя покарать виновных, она
испытывала своеобразное наслаждение. Если это не пресечь, что будет с нашим


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Источник Зла
Афанасьев Роман
Источник Зла


Шилова Юлия - Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа
Шилова Юлия
Душевный стриптиз, или Вот бы мне такого мужа


Никитин Юрий - Я - сингуляр
Никитин Юрий
Я - сингуляр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека