Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поступало ли на мое имя донесений от Кравайчука. Поступало. Как и
следовало ожидать, никаких инцидентов в сфере американской части проекта
"Арес" не было. Впрочем, штатники с исключительной вежливостью благодарили
за предупреждение, обещали увеличить охрану занятых в проекте лиц и
выражали надежду, что мы найдем возможность делиться с ними результатами
следствия, если эти результаты, с нашей точки зрения, затронут интересы
Североамериканских Штатов. На версии "Арес" можно было ставить крест.
Совсем посерьезневший от прочитанного Папазян вернул мне отчет и
ушел, а я двинулся к лингвистам. И тут все было худо. Слова "омон" не знал
никто. Компьютерная проработка термина показала, что скорее всего, он
является аббревиатурой, и мы обнадежились ненадолго - но когда комп начал
вываливать бесчисленные варианты расшифровки, от вполне еще невинных
"Одинокого мужа, оставленного надеждой" и "Ордена мирного оглупления
народов" до совершенно неудобоваримых, я и оператор только сплюнули, не
сговариваясь; а если еще учесть, что аббревиатура могла быть иностранной?
Словом эта нить тоже никуда не вела.
Тогда я вернулся к себе.


4
- О, привет! Ты где?
- На работе.
- Уже вернулся?
- Еще вчера. В начале первого пробовал позвонить тебе с аэродрома, но
никто не подошел.
- А, так это еще и ты звонил?
- Ты была дома?
- Да, валялась пластом. И, как всегда, кто-то просто обрывал телефон,
а встать - лучше сдохнуть. Очень трудный был день, металась везде, как
савраска - искала, не надо ли кому дров порубить.
- Прости, не понимаю.
- Работу искала, Саша, чего тут непонятного. Деньги нужны.
- Стася, - осторожно сказал я, - может быть, я все-таки мог бы...
- Кажется, мы уже говорили об этом, - сухо оборвала она. - Давай
больше не будем.
Помощь купюрами она не принимала ни под каким видом. Даже, что
называется, на хозяйство. Даже в долг; у других считала себя вправе
одалживать, у меня - нет. Могла обмолвиться, что в доме есть буквально
нечего, и тут же закатить мне царский обед или ужин; а сама, сидя напротив
и поклевывая из своей тарелочки, сообщала между делом, что денег осталось
в обрез на два дня, и если какое-нибудь "Новое слово", например,
задержится с выплатой гонорара, то клади зубы на полку - и у меня кусок
застревал в горле, хотя готовила она всегда сама и всегда прекрасно.
Однажды я попробовал молча запихнуть ей под бумагу на письменном столе
двухсотенную денежку - поутру, уже на улице, обнаружил эту денежку в
кармане пальто. Чуть со стыда не сгорел.
- Ну и как - нашлись дрова?
- Представь, да. Кажется, получу ставку младшего редактора в
литературном отделе "Русского еврея". И что ценно - не надо каждый день в
присутствие ходить. Забежал разок-другой в неделю, набрал текстов - и
домой.
- А что случилось, Стасенька? Почему вдруг обострилась нужда?
- Настал момент такой. Подкопить для будущей жизни. Да неинтересно
рассказывать, Саш.
И все. Намекнет на трудности - но нипочем не скажет, в чем они
заключаются. Одно время, когда эта черта лишь начинала проступать в ней -
в первые месяцы не было ничего подобного - мне казалось, она нарочно.
Потом понял, что иначе не может, в этом она вся. Сознавать то, что жизнь у
нее не малина, я должен, конечно, но знать что-то конкретное мне ни к
чему, ведь все равно я не могу помочь, а она и затруднять меня не хочет,
она сама справится... Иногда мне чудилось, что я падаю с ледяной стены;
цепляюсь, тщусь удержаться, в кровь ломая ногти, и не могу - скользят по
полированной броне.
- Ты зайдешь сегодня?
- Я бы очень хотел.
- Когда?
- Хоть сейчас.
- Замечательно. Только знаешь, у меня к тебе тогда просьба будет,
извини. Тут у меня, как снег на голову, сыплется Януш Квятковский -
помнишь, я рассказывала, редактор из Лодзи. Это не люди, а порождения
крокодилов. Утром звонит и говорит что вылетает. Тут у него дела дня на
три в фонде поддержки западнославянских литератур, так, чем платить за
гостиницу, он мне сообщает, что остановится у меня, и вот мы, старые



друзья, наконец-то как следует повидаемся. В ноябре он был тут проездом,
виде, что две комнаты... Вечером объявится, представляешь?
- С трудом, но представляю.
- Могу я, не могу - даже не осведомился. А мне, в общем,
нездоровится, и в доме шаром покати. Ты не мог бы купить какой-нибудь еды?
- Что за разговор, - сказал я, - конечно. Могла бы так долго не
объяснять. Через часок я отъеду.
- Спасибо, правда! И вот еще что: ключи у тебя с собой?
- Конечно.
- У меня сейчас голова совсем дырявая, поэтому говорю, пока помню -
оставь их, я ему дам а эти три дня. Не сидеть же мне у двери, звонок его
слушать...
- Разумеется, - сказал я. - Жди.
- Целую.
- Взаимно.
Я прошел мимо дежурного, буркнув: "Буду через три часа"; яростно
шаркая каблуками об асфальт, почти подбежал к своему авто. Ключ въехал в
стартер лишь с третьей попытки. Мотор зафырчал, заурчал. Я едва не забыл
дать сигнал поворота. Вывернул на Миллионную, просвистел мимо дворцов,
мимо Марсова Поля, и вписался в плотный поток, бесконечно длинной,
членистой черепахой ползущий по Садовой на юг.
В сущности, эти колесные бензиновые тарахтелки - уже анахронизм.
Давным-давно прорабатываются проекты перевода индивидуального транспорта
на силовую тягу, на манер воздушных кораблей - дорог не надо, бензина не
надо, шума никакого, выхлопа никакого, скорость по любой открытой
местности хоть триста, хоть четыреста верст в час. Но это потребует
полного обновления всего парка - раз, чрезвычайно затруднит дорожный
контроль - два; к тому же, автомобильные и путейские воротилы
сопротивляются, как триста спартанцев - три; ну а четыре - нужно по
крайней мере впятеро уплотнить сеть орбитальных гравитаторов. Тоже дорого
и хлопотно. А пока суть да дело - ездим, воняем, пережигаем драгоценную
нефть, сочимся сквозь капиллярчики магистралей.
У Инженерного замка я свернул к Фонтанке и по набережной погнал
быстрее.
Насколько я понимал, года четыре назад у нее была вполне безумная
любовь с этим Квятковским. Впрямую она не рассказывала, но по обмолвкам,
да и просто зная ее, можно было догадаться. Две комнаты, надо же! А
кроватей? Хотя в столовой стоит оттоманка... Или она ему постелет на
коврике у двери?
Где-то совсем рядом, слева, безумно взвыл клаксон и сразу завизжали
тормоза. Громадная тень автобуса, содрогаясь, нависла над моей фитюлькой и
тут же пропала далеко позади.
Тьфу, черт. Оказывается, я пролетел под красный и даже не заметил.
Что называется, бог спас.
Ладно. Я разозлился на себя. Да кто я такой? Может, у нее сейчас
последняя возможность вернуться к тому, кого она до сих пор любит?
Вообще-то, если я узнавал, что к тому или иному человеку Стася хорошо
относится или, тем более, когда-то его любила, человек этот сразу вырастал
в моих глазах. Даже не видя его ни разу, я начинал к нему относиться
как-то... по-дружески, что-ли; уважать начинал больше. Не знаю, почему.
Наверное, подсознательно срабатывало: ведь не зря она его любила.
Наверное, нечто сродни тому, как сказала в Сагурамо Стася о Лизе и Поле,
уж не знаю, искренне или всего лишь желая мне приятное сделать - о, если б
искренне! - "родные же люди". Просто сейчас я психанул, потому что слишком
неожиданно это свалилось. Слишком я передергался за последние сутки, да и
за Стаську переволновался - то она чуть ли не босая по холодным лужам
шлепает, то ночью не отвечает... да и вообще - отдаляется...
Надо бы почитать на досуге, что этот Квятковский пишет. Есть
наверное, переводы на русский.
Только где он, досуг?
Опубликовал бы он ее, что ли, в Лодзи в своей... да заплатил
побольше...
Но на сердце тяжело. Кисло.
Первым делом я заехал в аэропорт и забрал оставшиеся в камере
хранения две аппетитнейшие бутылки марочного "Арагви", которые подарил нам
на прощание Ираклий. Я их отсюда даже не забирал - знал, что нам со Стасей
понадобятся. Вот, понадобились.
Поехал обратно.
Господи, ну конечно, она несчастлива со мной, ей унизительно, ей
редко... пусть она будет счастлива без меня. Я хочу, чтобы - ей - было -
хорошо!
Но на сердце было тяжело.
Ближайшим к ее дому супермаркетом - дурацкое слово, терпеть не могу,
а вот прижилось, и даже русского аналога теперь не подберешь; впрочем, как
это вопрошал, кажется, еще Жуковский: зачем нам иноземное слово "колонна",


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Елманов Валерий - Последний Рюрикович
Елманов Валерий
Последний Рюрикович


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека