Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

информационная), тут надо бы новый рассказ заводить - новыми словами, но и
без того слишком много получилось отступлений.
Если ж мягко, то можно сразу подытожить развитие Елены к моменту
обучения в музыкальном училище: она с удовольствием ощущала себя красивой и
грешной. В отличие от Эльвиры Нагель, которая имела некое оправдание для
себя, имела историю, Елену приятно волновало осознание своей, мамиными
словами говоря, испорченности, развращенности и аморальности - в чистом
виде, без причины и истории, хотя она старалась вести себя так, чтобы мама
ничего не узнала.
Заводить множество романов - это слишком простенько. А вот, например:
свадьба ее подруги и однокурсницы. Свадьба справляется в каком-то кафе -
пристройке к обычному жилому дому. Елена веселится, танцует направо и
налево, смеется - на жениха вовсе не обращая внимания. А сама наблюдает,
караулит. Вот жених вышел покурить и освежиться - один, поскольку невесту в
это время обнимает с плачем его мамаша, обнимает, говоря, что только о такой
жене для сына и грезила. Вот к жениху подошел приятель. Отошел. И тут -
Елена. Улыбается в лицо жениху и говорит: последний подъезд, последний этаж.
Встречаемся через пятнадцать минут.
И возвращается в кафе, танцует, веселится, жених тоже возвращается,
смирно садится возле невесты, Елена на него - ни взгляда, а минут через
десять - уходит.
Ждет у мусоропровода на последнем этаже спящего уже здания. Темно,
пахнет кошачьей и человечьей мочой.
Шаги.
Жених.
...И то, что пахнет кошачьей и человечьей мочой, то, что руки чувствуют
шершавую поверхность стены, то, что справа мусоропровод, а слева в пыльном
окне луна молча плывет в облаках, - все это ее доводит почти до исступления,
она с трудом удерживается от крика.
...- Слушай, - говорит жених, елозя губами по шее, по щеке, по груди, -
я ее брошу к черту. Я же не знал.
- Чего ты не знал?
- Ну, что ты... Почему ты молчала?
- А что я? Я - ничего.
- ...! - называет ее оскорбленный жених.
- Пожалуй, - соглашается Елена. - Бедный, с кем связался.
Он смотрит на нее и говорит:
- Нет, правда... Или - давай встречаться?
- С тобой? Не смеши! - хохочет Елена и спускается, зная, что он ее
ненавидит, но обязательно будет хвастать и рассказывать об этом приключении
друзьям в подробностях - и ей не страшно это, отнюдь, ей - весело.
И, глядь, один из приятелей жениха через два-три дня уже подъезжает к
ней весьма смело, на глазах у всего курса - будучи при этом пришлым, - берет
за талию и, не робея, говорит прямые слова о своих намерениях, она звонко
дает ему пощечину, он в ответ свирепеет, громко называет ее тем же словом,
что и жених, и даже замахивается - и тут уж получает от сокурсников Елены
сполна за оскорбление девушки словом и делом - и неважно, справедливо ли
слово по отношению к девушке, но будь джентльмен, при всех - не произноси.
Приятель жениха, побитый и обиженный, приводит ораву своих корешей,
начинаются разборки, новые драки - а Елену вызывают к училищному начальству
и в очередной раз грозят отчислить, Елена плачет, говорит, что ее оболгали,
просит не сообщать ничего матери, у которой больное сердце из-за
несправедливости людей, - видно, это у них с мамой наследственное - терпеть
из-за напраслины. Лжет и плачет Елена с наслаждением, ложь доставляет ей
радость именно как ложь, и она не обманывает себя, что спасается ею...
Жизнь представляется ей чередой экспериментов. И никакие неприятности
не останавливают: платить так платить.
А меж тем в ней живет твердая уверенность, что, натешив себя (и без
этого - не обойтись!), она захочет уюта, обычной семейной жизни. Поэтому
невольно оценивает некоторых уже заранее с этой точки зрения. Только не
своих: слишком много о ней знают. Только не Печенегина - который среди своих
как бы чужой.
Но однажды озорства ради - или скуки - не хочешь ли меня домой
проводить? - сказала Печенегину.
Дело было в субботу.
Привела его домой, мать с вопросительным лицом захлопотала: обед.
Сели за стол.
- Там у нас где-то шампанское было, - сказала Елена. - Все-таки жених в
доме, надо отметить.
Мать пошла за шампанским - и рада была, что надо пойти, потому что не
знала, что с лицом своим делать, куда глазами глядеть.
- Все шутишь, - спокойно сказал Печенегин.
- Шучу. Просто шампанского захотелось.
Выпили шампанского, стали кушать, мать понемногу пришла в себя и стала
задавать Денису вопросы о его жизни и воззрениях на жизнь, он отвечал в



высшей степени удовлетворительно.
Мать пару раз глянула на дочь с одобрением и некоторым даже удивлением:
где ж ты такого степенного и положительного нашла?
Елена в ответ усмехнулась и пожала плечами: мне да не найти!
Отпустив Печенегина с богом, она хотела уже признаться матери, что
пошутила, - очень уж надоела своими восторгами и вопросами. Прямо-таки
очаровал ее Печенегин.
- Только вы не спешите, - говорила мать, - вы сперва училище кончите.
- А потом в консерваторию поступим, потом работу найдем, денежек
накопим, - сказала Елена. - Спешить некуда.
- Нет, откладывать тоже слишком нельзя, - испугалась мать. - Помогу на
первых порах. Главное, заметь, тоже человека одна мать воспитала. А говорят:
неполные семьи! Другие полные в сто раз хуже неполных! Хороший парень, даже
прямо странно, я думала, уже и нет таких.
- Слишком хороший, - сказала Елена.
- Это как же?
- А вот так же.
Печенегин после этого случая остался возмутительно невозмутим, словно
ничего и не было. Смотрит на нее с той же улыбкой, как и раньше, впрочем,
эта улыбка у него, придурковатого, с лица не сходит. Елену это взбесило и ей
захотелось подразнить его побольше.
Был училищный вечер. Капустник. Звездный курс разыгрывал блистательную
сатиру на окружающее, используя персонажей Дюма. Елена исполняла роль
Миледи, была коварна, обольстительна, всех с ума сводила. Ну и Печенегин в
уголке сидит, в ладошки хлопает, сам не участвуя - не то чтоб по неумелости,
а просто никому в голову не пришло ему роль предложить.Ты у меня похлопаешь,
подумала Елена, ты у меня сегодня... И опять привела его домой. Мать, будучи
начальником ночной смены химического предприятия, отсутствовала. (На
предприятии ей, кстати, платили, учитывая вредность производства, по тем
временам чрезвычайно неплохо - до пятисот рублей денег в месяц. Вспомните-ка
тогдашние зарплаты - тут одна хороших двух стоит!)
Привела его домой, стала издеваться: целовать себя позволила, чтобы,
когда осмелеет, прекратить и посмеяться. И покончить с этим раз и навсегда.
Печенегин же не то чтобы осмелел, а как-то... Не объяснишь даже... Всегда
Елена, с кем бы ни была, чувствовала себя уверенней, старше, мудрее,
искусней, опытней, - а тут вдруг этот вахлак без признаков волнения (от
горячей влюбленности, что ль, робость растерял?) берет ее под свою власть,
спокойно и сильно берет - и с огромной нежностью. Таких прикосновений Елена
никогда не изведывала. Причем, где ни коснется - ее в дрожь, в муку, чуть
было суетиться не начала, как нетерпеливая и неумелая школьница, - чтоб
скорей, чтоб быстрей, чтоб началось и кончилось... Но Печенегин этого не
позволил, угадав каким-то образом в ней то, что она сама за собой до этого
не знала: ей хочется не угодничество принимать, а самой угождать, не себе
добывать удовольствие, а другому его доставлять - и вот уже она, а не он,
прикосновениями и шепотом владычествует - покоряясь, желая лишь одного:
чтобы безумно счастлив с нею стал этот человек...
Утром после бессонной ночи Печенегин охрипшим голосом спросил:
- Опять шутишь?
- Опять, - сказала Елена.
И, действительно, некоторое время вела себя так, будто пошутила в
очередной раз.
Потому что - досадно.
Не он должен быть, не Печенегин.
Собственно говоря, он не урод, он не дурак, но - другой должен быть.
Неизвестно кто, но другой.
С досады помиловала одного из своих самых пламенных ухажеров,
тридцатипятилетнего актера драмтеатра Васеньку, который ради нее давно готов
был и семью бросить, и все на свете, который любовником был неистовым,
ухищренным, - но Васенька вдруг показался неестественным каким-то,
лицедейным, а ухищрения его - слишком продуманными. А если продуманность -
при чем любовь тогда?
И ведь, в сущности, такой человек, как Печенегин, ей виделся будущим
мужем, но именно будущим. Это во-первых. Во-вторых, она полагала и
предполагала, что и при замужестве сохранит личную жизнь, не в таком
масштабе, конечно, как теперь, но все же... Если ж выйдет за Печенегина,
изумленно предугадывала она, то не захочется другой жизни, более того, она
ревновать его начнет!
Короче говоря, сама себе не веря, Елена пришла домой к Печенегину - в
этот самый домишко на Ульяновской, где он и тогда жил - но тогда с мамой,
пришла - и был повтор того, что уже было, но еще сильней все чувствовалось,
- а потом, плача, призналась ему в любви, странным образом чувствуя стыд,
неловкость, слабость...
Он ответил ответным признаньем.
На другой день она подошла к нему и сказала:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Сертаков Виталий - Симулятор. Задача: выжить
Сертаков Виталий
Симулятор. Задача: выжить


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - гауграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - гауграф


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека