Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

заставляет Вас сидеть у микроскопа, писать статьи о науке...
Есть два долга: один - наука, другой - ответственность за те
формы которые получает данная отрасль данной науки в данную
историческую минуту. Я не уверена, что второй ДОА! серьезнее
первого. Решает ведь первое. Именно первое - открытие, событие:
находка сметает второе".
Мнения друзей сводились к одному: дело ученого - решать
свои непосредственные задачи. Научная критика, говорили они,
играет подсобную роль в решении больших вопросов, "это все
скорее - тактика, политика, а не научный спор. Эти вопросы надо
отнести к компетенции партии и правительства". Опасения были
справедливы, доводы умны и дальновидны. Ему, как и
предсказывали, пришлось столкнуться с дирекцией института и
подать в отставку. Потом правота его была признана, его звали
назад; но то - потом, спустя годы, в том прекрасном будущем, в
котором обязательно справедливость торжествует, а порок, как и
положено, наказан, - а пока что каждый мог его спросить: вот
видишь, что получилось, так стоило ли?
Рукопись свою, несмотря на уход из института, он довел до
конца. Рассуждая логически, он не сумел бы доказать, что работа
эта стоила всех неприятностей, стоила того, чтобы отвлечься от
основной своей работы... Разве что - гражданская совесть.
Может, это решало - совесть - весьма туманная материя, вроде бы
никак не связанная с разумом? Да и совесть его тоже страдала от
того, что он забросил, отложил дело своей жизни. Он все время
как бы брал отпуск за свой счет, отпуск от любимой своей
работы. Ради чего? Боролся за правду? Но ведь не его это
назначение, он - ученый, он ищет истину, а не правду. Истина
важнее... А правда нужнее... Обязан - не обязан. Должен - не
должен. Совесть его разрывалась. Он чувствовал болезненное это
противоречие, яростную полемику между долгом вмешаться,
откликнуться и главным долгом своей жизни. Он понимал, что в
каком-то смысле жертвует собою, откладывая осуществление
любимого дела. В сущности, он жертвовал своим временем. Он не
мог найти компромисса.
В его продолжительной жизни не было решения, она была
постоянным спором. Внутренний спор делал его все более чутким и
непримиримым ко всякому злу жизни. Неумолчный этот спор питал
его нравственность. В нем росло как бы ощущение всемирности,
когда человек сознает, что в нем самом и для него - творится
история. И что судьба страны есть его собственная судьба. Это
чувство гражданина страны. Не случайно он так чтил Тимирязева
за то, что тот совмещал преданность чистой науке и сознание
общественного долга ученого перед народом. Ощущение всемирности
- ощущение принадлежности к роду человеческому.
В числе его любимцев были и Эйнштейн, и Кеплер, и Леонардо
да Винчи. То есть - самые разные как бы типы ученых. В Леонардо
нравилось Любищеву отрицанье догмата, какого-либо авторитета -
и математический подход к разнообразным явлениям. Леонардо был
религиозен, но Любищев отмечал, что религия толкала Леонардо не
к созерцанию, а к творчеству. Этические мысли Леонардо, так же
как, впрочем, и мысли на этот счет Макиавелли, нисколько не
смущали Любищева:

"Они кажутся безнравственными только потому, что новая
этика кажется безнравственной. Фактически это-та же высокая
этика Сократа: оправдание морали разумом".

Любищев часто превозносит Разум, а сам ведет себя
неразумно, нерасчетливо. Самодисциплина его действует, но она
итожит траты, порой расточительные, которые ему явно не по
карману.
Ах, что мы знаем об увлечениях и отвлечениях! Кто смеет
говорить: "Человек должен быть таким-то". Откуда мы знаем? А
если без этих отвлечении он не мог? Вспомните отвлечения
Ньютона. Величайшим созданием своей жизни Ньютон считал
"Замечания на книгу пророка Даниила..." Он тратил массу времени
на богословские сочинения, и легче всего полагать, что зря его
тратил. Некоторые историки снисходительно жалеют его. Но,
оказывается, религиозные его воззрения уживались - даже
взаимодействовали - с его научными взглядами. Парадоксальную
эту особенность подметил Сергей Иванович Вавилов в своей
превосходной биографии Ньютона, а за ним и Любищев показал, что



Ньютону при решении вопроса о принципах всемирного тяготения
нужно было чем-то заполнить мировое пространство. Он заполнил
его Богом. Только участием Бога он мог объяснить тяготение.
Занятия теологией пошли ему вроде бы на пользу - так же как
Кеплеру его астрологические суеверия позволили построить
правильную теорию приливов, основанную на влиянии Луны.
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая
стыда. Что ж, астрология отвлекала Кеплера, мешала ему? Что
было главное, а что лишнее? Кому судить об этом? Вагнер,
например, ценил свои стихи выше, чем свою музыку. Но что, если
он был прав и стихи помогали ему писать музыку и были для него
тем самым дороже всего?.. Что, если отвлечения помогали
Любищеву? В 1965 году он занят разглядыванием морозных узоров
на окнах. Он делает десятки, сотни фотографий этих узоров и
наконец пишет статью "О морозных узорах на окнах". Его
нисколько не смущает эта фельетонная тема, отличный повод для
насмешек - морозные узоры на окнах, из которых отставной
профессор пытается высосать науку.
Что нового можно сказать об этом, всем известном, явлении?
Кто не любовался мохнатыми зарослями, которые рисует мороз на
стеклах? Каждый открывал странное сходство этих рисунков с
растениями, папоротниками, травой, с древесным миром. Дело в
том, что и картина эта, и человеческое удивление насчитывает
уже сотню-другую лет, тираж наблюдений составил миллионы,
миллиарды раз, - так что вряд ли можно было увидеть тут что-то
новое. Но в один прекрасный зимний день появляется человек,
который смотрит на эти узоры, откуда никто никогда не смотрел.
Не сходство обнаруживает он, а закономерность сходства. Он
делает всего-навсего один шаг дальше, начинает оттуда, где все
удовлетворенно останавливаются. Закономерность сходства, а
значит - общие законы строения и гармонии в естественных
системах. Их можно выразить математически. Юлий Анатольевич
Шрейдер - один из исследователей творчества Любищева - пишет,
что в этой статье Любищев выдвигает две новые отрасли науки:
теорию сходства и теорию "симметричных форм, не заполняющих
пространство". Морозные узоры вдруг нежданно-негаданно
дополняют общую картину мира, которую создает Любищев. Он берет
материал для нее отовсюду, из самых обыденных, примелькавшихся
явлении, он открывает новый, более глубокий уровень понимания -
и обычное становится необычным. Для настоящего ученого
источником открытия могут быть вещи самые ничтожные.
Софья Ковалевская занималась волчком - детской игрушкой -
и по-новому решила задачи вращения твердого тела. Кеплер стал
вычислять по просьбе виноторговца объем бочек. Его работа
"Новая стереометрия винных бочек" содержала начала анализа
бесконечно малых. Кантор размышлял над Святой Троицей и создал
свою знаменитую работу - теорию множеств. Не из карточных ли
игр родилась современная теория игр?..
Друзья, которые упрекали Любищева за то, что он
разбрасывается, сами с удовольствием читали его "посторонние"
работы. И для меня наиболее интересны как раз его отвлечения.
Они всегда были неожиданны, захватывающи. Они всегда что-то
открывали - его комментарии к книге об Амундсене или к собранию
сочинений шлиссельбуржца Николая Александровича Морозова, его
размышления о романе Веркора "Люди или животные". Специальных
работ я не понимал, а понимал именно эти, общие... Или же - то
общее, что было в его специальных работах. А там всегда были
выходы в историю, в философию. Стоит прочесть, например, его
посмертно опубликованную статью "Поли- и моно-". Она ставит
одну за другой, своеобразно, проблемы жизни на других планетах,
теории развития, астробиологии, законов, управляющих ходом
эволюции, трактует, как понимали эволюцию Энгельс и Ленин...
Кто сможет сказать, что из написанного Любищевым останется, -
может, именно общефилософские или науковедческие работы? Он сам
об этом не думал, решая по-пастернаковски:


...но пораженье от победы ты сам не должен отличать.


Нет, должен...
Что позволено поэту, не позволено ученому. Не позволено
ему утрачивать способность самокритики. Он обязан отличать
удачные результаты от неудачных, нужные работы от ненужных и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Махров Алексей - Вставай, Россия! Десант из будущего
Махров Алексей
Вставай, Россия! Десант из будущего


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


Конюшевский Владислав - По эту сторону фронта
Конюшевский Владислав
По эту сторону фронта


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека