Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Что такое "объект", мне понятно без пояснений и уточнений. Объектом Самсон назвал дом, в котором Папа коротает сегодняшнюю судьбоносную для него ночь.
Человек двадцать послушно бегут к дому, рядом с которым я спрятался. Не ожидал! Выходит, Папа решил сегодня всех перехитрить. Как я понял - общеизвестно, что Папа каждую ночь проводит в одном из шести домов поселка и каждую ночь в другом. Вчера он поссорился с Гиви, ждет нападения на поселок, и что же? С точки зрения Гиви, Папа никак не может остаться на ночь в том же доме, где произошла ссора. А он остается! Мудро!
Папа хитрый, но я еще хитрее. Моя уловка с хлопушкой сработала - бандиты услужливо указали, под какой крышей искать их главаря. Я бы на месте Самсона отдал распоряжение в нештатной ситуации брать под охрану "пустышку", здание, где Папы в настоящий момент нет и быть не может, и таким образом отвлек основной удар вероятного противника от истинной цели. Но для Самсона столь тонкая стратегическая игра недоступна. Самсон пытается решить одновременно две несовместимые задачи - сберечь Папу от врагов и выслужиться перед хозяином, выказать свое служебное рвение.
- ...Остальным рассредоточиться по территории, и кто-нибудь быстро мне ведро воды! - орал Самсон храбро, бегая вокруг "Мерседеса". Остальные бандиты близко к машине подходить опасались.
Я внимательно слушал крики ретивого Самсона и гомон голосов его подчиненных и при этом зорко следил за окнами взятого под охрану дома.
Папа игнорировал новомодные стеклопакеты и жалюзи, он отдавал предпочтение добротным дубовым рамам и классическим занавескам на окнах.
Одна из занавесок в окне на третьем этаже дрогнула. Из оцепленного дома наблюдали за толчеей вокруг "Мерседеса".
Топот ног, плеск воды, Самсон залил источник дыма; вонь и смрад, кашель и снова рокочущий бас Самсона:
- Дымовуху какая сука под машину кинула?! У наблюдателя на третьем этаже не выдержали нервы.
Отсутствие новых взрывов и стрельбы спровоцировало его на глупейший поступок.
Занавеска резко ушла в сторону, окно распахнулось, и я увидел знакомую озабоченную Папину физиономию.
- Что?! Что там случилось?! - заорал Папа, свесившись с подоконника.
- Папа! Закройте окно! - прокричал в ответ Самсон. - Сейчас же закройте! Вокруг могут прятаться снайперы!
Какие, к черту, снайперы? Будь рядом снайпер, он давно бы уже "снял" Папу, как только тот начал баловаться с занавеской. Пуленепробиваемые стекла? Ну и что? Можно из гранатомета стрельнуть со снайперской точностью. Просто и надежно.
Да что там гранатометчик! Сейчас и я бы мог его убить с необычайной легкостью. Ножны моего меча при желании можно использовать в качестве фукайа - духового ружья, и силы моих легких вполне хватит, чтобы отравленная игла долетела до третьего этажа и вонзилась в Папину шею. (Слишком экзотично? Плевать! Практика показывает - чем больше вопросов у следствия, тем меньше шансов у следователей найти на них ответы.) Приблизительно так я и планировал устранить мафиози. Думал - обнаружу, в каком из домов он сегодня ночует, устрою засаду, продумаю пути отхода и буду ждать. Я планировал убить Папу до полудня, а с последующим уходом можно и повременить. Днем уходить не очень удобно. Думал, отсижусь где-нибудь в тихом месте до ночи, поиграю в прятки с бандитами и под прикрытием темноты спокойно исчезну с территории поселка. Но неожиданно слепой случай поменял мои планы. Теперь я знал не только интересующий меня дом, но и этаж, а также то, что окна опрометчиво не оборудованы сигнализацией.
Между тем Папа послушно испугался и отпрянул от окна. Створки прикрыл, но не до конца. Это хорошо! Это просто замечательно! Забраться по стене до приоткрытого окна мне раз плюнуть.
От моего убежища до стены дома расстояние в пять шагов, но дом оцеплен. Сквозь еловые ветви вижу пятерых боевиков. Выстроились вдоль стены, глазеют по сторонам, автоматы сняты с предохранителей, пальцы на спусковых крючках. А на улице стремительно светлеет. Еще десять-пятнадцать минут, и станет совсем светло, как днем. Хорошо бы успеть совершить восхождение на третий этаж, пока подруга-ночь еще не окончательно сдала свои позиции.
- Я приказал рассредоточиться по территории! - шумно злился Самсон. - Найду шутника, кто дымовуху-петарду запалил, - яйца отрежу!
Поспешное шарканье множества ног по асфальту, гулкие уверенные шаги Самсона. Он идет в мою сторону, вот ступил на газон, вышагивает совсем рядом с елочками, я даже чувствую запах одеколона, которым он вчера вечером обильно обрызгал свое тело после бани.
- Оцепление! - рявкнул Самсон не останавливаясь. - Марш все за мной к крыльцу на инструктаж!
Самсон, продолжая ругаться, скрылся за углом. Ребята, что стояли вдоль стены с моей стороны дома, трусцой побежали вслед за ним "к крыльцу" - так он называл пристройку, через которую можно попасть в здание.
Использование момента - мой главный шанс! Сейчас все, кто стоял вокруг дома, сгрудились вокруг Самсона "у крыльца" за углом. Остальная бандитская братия, согласно приказу, спешит "рассредоточиться по территории", а получив приказ, боец, как правило, спешит его выполнять и не оглядывается в сторону командира. Сколько могут длиться нравоучения Самсона? Как долго "рассредоточивающиеся" бойцы будут послушно разбегаться по сторонам, затылком чувствуя суровый взгляд командира, опасаясь оглянуться и встретиться с ним глазами? Минуту, не более! Всего одна минута есть у меня в запасе, чтобы вскарабкаться по отвесной стене и исчезнуть за створками незапертого окна. Шестьдесят секунд общей истерики, жажды деятельности и страха за собственную задницу.
Выползаю из-под укрытия голубых еловых ветвей, через мгновение я уже "на стене", как говорят альпинисты. Дома в Папином поселке облицованы грубоотесанным серым гранитом, как и подобает настоящим рыцарским замкам. Хвала Будде - крестный отец отдал предпочтение архитектурному ансамблю в стиле Вальтера Скотта, а не фантазиям на тему "города будущего" а-ля новое здание "Газпрома".
Лезть вверх по стене несложно и удобно. Искусство взбираться на естественные и рукотворные преграды в ниндзютцу называется "сака-но-бори". Дедушка начал обучать меня скалолазанию, когда мне было пять лет. Сначала я учился чувству баланса. Дед укрепил толстое бревно невысоко над землей, получилось нечто наподобие знакомого всем гимнастического снаряда. Я учился ходить по бревну, поворачиваться на нем, прыгать. Постепенно дед поднимал бревно все выше и выше, а само оно становилось все тоньше. Потом бревно заменила жердь, потом туго натянутая веревка, еще позже - веревка провисшая. Параллельно дедушка учил меня висеть. Уже в шесть лет я мог пробыть в состоянии виса, уцепившись руками за ветку дерева, более десяти минут. Но до ветки, на которой нужно зависнуть, необходимо было еще и добраться. Поначалу дед выбирал толстые сучковатые стволы деревьев, затем стволы гладкие, без сучка без задоринки. И ползать по деревьям я учился не только вверх, но и вниз.
И упражнения на баланс и лазание по деревьям, и вис на руках - все это были лишь сопутствующие уроки. Основная дисциплина - скалолазание - требовала, помимо чисто физических навыков, умения управлять своей психикой и использовать так называемую внутреннюю энергию: ки - по-японски, ци - по-китайски.
Научиться пользоваться ки и "врастать" в камень можно только "на стене". Теоретически все до банальности элементарно: нужно всего лишь мысленно устремиться "в глубь камня", прилипнуть к нему всем телом, стать его частью и сконцентрировать ки в кончиках пальцев верхних и нижних конечностей, а затем перемещаться вверх или вниз, в зависимости от необходимости, по принципу - "три конечности держат тело, четвертая ищет точку опоры". Ничего сложного! На словах... На деле - годы упорных тренировок, прежде чем почувствуешь, что ты и камень - единое целое, и прежде чем пальцы сами научатся искать малейшие выступы и впадины на отвесной поверхности...
Забраться по стене до приоткрытого окна мне, как я уже говорил, раз плюнуть. Я начал тренироваться по системе "сака-но-бори", когда мне было пять лет, закончил в пятнадцать...
Внутренний хронометр исправно отсчитывает секунды. Подъем занял почти всю отпущенную благосклонной судьбой минуту. Я перевалился через подоконник в унисон с шагами внизу - ребята из оцепления занимали свои места вокруг охраняемого дома.
Плавно прикрываю за собой окно, осторожно щелкаю шпингалетом. Все - теперь окно закрыто изнутри. Кроме меня, никто не заметил, что Папа забыл закрыть окно. Будем считать, что это не я, а он позаботился о шпингалете.
Осматриваю комнату. Она оказывается очень похожей на тот гостевой номер, в котором вчера вечером я познакомился с Александром Сергеевичем. Значит, и "глазок" видеокамеры спрятан там же - прямо над моей головой, чуть выше окна. Если я ошибаюсь, через пару секунд поднимется тревога и вся операция будет провалена.
Я не ошибся. Матовая пуговка линзы там, где ей и полагается быть. Отлично! Пока я не в кадре. Прикидываю угол обзора "видеоглазка", отмечаю для себя, куда можно и куда нельзя ходить. Интересно, как я смогу подойти к двери и остаться вне поля зрения наблюдателей?.. Стоп! А кто закрыл дверь на задвижку? Папа? Он не мог - дверь закрыта с внутренней стороны. Что же получается? Или Папа прошел сквозь стену, или он до сих пор в комнате... В комнате Папы нет, следовательно...
Створка стенного шкафа чуть-чуть приоткрыта. Сам шкаф вне сектора видеообзора. Бесшумно ступая по ковру, подхожу к шкафу. Нет, внутри Папа не прячется - это и ежу ясно, однако в шкафу должен быть оборудован потайной ход в секретное помещение без окон, без дверей. Папа услышал взрыв, понервничал минуты полторы и не удержался, вылез из тайника взглянуть, что на свете делается.
Открываю шкаф. Внутри пусто. Деревянный прямоугольник с крючками на задней стенке. Крючков много - двенадцать штук. Очень хочется сразу же начать дергать за крючки: очевидно, что один из крючков запускает механизм, открывающий проход в соседнее помещение. Хотя почему один? Логично предположить, что нужно в определенной последовательности воздействовать (нажать? сдвинуть?) на несколько крючков... Мда... задачка, достойная компьютерной игры... Думай, ниндзя, думай... Придумал! Точнее - вспомнил! Папа высовывался из окна, опираясь руками на карниз. Металлический карниз не блистает чистотой, не протирали его уже давно, это видно невооруженным глазом. К тому же сейчас раннее утро, туман, вследствие чего металл чуть-чуть влажный. Папа, безусловно, запачкал руки, а потом грязными пальцами вертел (или нажимал) крючки. Они сделаны из светлой пластмассы, на них должны остаться следы...
Залезаю в шкаф, внимательно осматриваю каждый из двенадцати пластмассовых завитков. Занятие, достойное Шерлока Холмса. Еле заметные отметины нахожу на первом, пятом и последнем, двенадцатом крючке, если вести отсчет слева направо. Закрываю глаза, кончиками пальцев касаюсь Крючков с отметинами. Двенадцатый самый влажный. Третий и первый вызывают одинаковые ощущения. Полностью отдаюсь во власть интуиции. Дотрагиваюсь до третьего крючка подушечкой указательного пальца, чувствую легкое покалывание, слабое тепло. Трогаю первый крючок. То же покалывание, но менее интенсивное, тепла не чувствую. Все очень субъективно, я это понимаю, но ведь экстрасенсорика и построена на субъективных ощущениях...
Итак - двенадцатый, третий, первый. Что ж, попробуем...
Двенадцатый крючок повернулся вокруг своей оси со слабым щелчком. Следующий - номер три. Поворот, щелчок. Теперь первый...
Громкий щелчок, скрежет шестеренок, и задняя стенка шкафа отъезжает в сторону.
Я не стал дожидаться, пока замаскированная дверь полностью откроется. Как только стало возможно, втиснулся в узкую щель и сразу же упал на пол. Вовремя! Пуля прожужжала выше, ударилась о стену, срикошетила и, взвизгнув, стукнулась об пол рядом со мной.
Отталкиваюсь от пола, бросаю тело вперед, торпедой налетаю на стрелка и успеваю выбить у него из рук пистолет прежде, чем он второй раз нажмет на курок. Короткий несильный удар большим пальцем в висок - стрелявший обмяк. Он больше не опасен. Теперь можно и осмотреться.
Небольшая комната, шесть-семь квадратных метров, не больше. Как я и предполагал, окон нет. Тусклая электрическая лампочка под потолком. Огромный железный сейф в углу, столик с прохладительными напитками и сигаретами, узкая кожаная кушетка. Вот и все убранство "секретной комнаты". На кушетке, нелепо раскинувшись, лежит Папа. Мой удар лишил его чувств. Пистолет с глушителем валяется на полу.
На стене, рядом с открытым сейчас тайным ходом, две кнопки, красная и синяя. Нажимаю на синюю. Щелчок, скрежет. Стенка хитрого шкафа возвращается в исходное положение. Мы с Папой вдвоем в замкнутом пространстве, как два жука в банке.
- Кто ты?.. - Жук-навозник очнулся.
Я размотал шарф, открыл лицо.
- Стальной?!
Заученным движением выхватываю меч из ножен.
- Говори быстро! - поднимаю меч над головой. - Говори все, что хочешь сказать. Как только мне станет неинтересно, я опущу меч. Твой труп будет очень похож на труп Мурзика. Понял меня?
- Стальной! Не убивай меня! Меня нельзя убивать! Если я умру, компьютер автоматически отправит на электронный адрес Федеральной службы безопасности и на адреса крупных газет, телевидения и прокуратуры пакет документов с информацией обо всех московских боссах. Убив меня, ты, Стальной, прямо или косвенно подставишь своих хозяев, кем бы они ни были...
- Интересно, как компьютер узнает, что ты сдох?
- Раз в месяц я должен вводить в программу одному мне известный пароль...
- Ясно! - перебил я лихорадочный Папин лепет. - Пароль ты, конечно, не скажешь или скажешь неправильно. Ломать все твои компьютеры здесь, в поселке, и в городе бесполезно. Они скорее всего объединены в сеть, и информация неоднократно сдублирована... К тому же ты, конечно, позаботился и ввел закодированную информацию в Интернет... Скажи - сведения, собранные Александром Сергеевичем, тоже...
- Да! И они тоже! Все, что известно про своих и чужих. Абсолютно все попадет куда следует!
- Предположим, я испугался, и что же мне делать? Харакири?
- Видишь сейф в углу? Подойди, открой его. Код номерного замка пятьсот двадцать четыре двести.
- Открой сам, а я пригляжу за тобой. И без глупостей!
Папа кинулся открывать сейф. Страх перед моим обнаженным клинком отступил. Папа был возбужден и уверен в себе. Давно припасенная на самый крайний случай карта, по мнению мафиози, била любые мои козыри.
Сейф покорно открылся перед своим хозяином. Полок внутри не было. На самом дне железного ящика лежал скромный черный "дипломат" и поверх него ручной фонарик, работающий на батарейках.
Папа вытащил из сейфа фонарь и "дипломат", потом, к моему немалому удивлению, встал на четвереньки и полез внутрь железного ящика.
- Папа, ты чего там делаешь?
- Сейчас, Стальной, одну секунду... - Внутри сейфа что-то звякнуло, заскрежетало. - ...Вот и все, смотри!
Мафиози вылез из сейфа, и я заглянул в металлическое нутро несгораемого шкафа.
Днище сейфа исчезло, вместо него зияла пропасть уходящего вниз колодца.
- Там есть ступеньки, - объяснил Папа, - металлические скобы торчат из бетона, спускаться удобно, я пробовал. Сначала лезешь вниз, потом ползешь по трубе, освещаешь себе путь фонариком. Замаскированный выход на опушке леса. Об этом ходе никто не знает. Все эвакуационные коммуникации рыли бомжи, после чего их ликвидировали.
- Предлагаешь мне смыться?
- Да, но не пустому. Смотри сюда!
Папа схватил "дипломат", открыл крышку. В "дипломате" лежали деньги. Пачки стодолларовых купюр в банковских упаковках, поверх них синий заграничный паспорт, электробритва и зубная щетка.
- Это тебе не нужно. - Папа выбросил из "дипломата" паспорт, щетку и бритву. - Для себя готовил на экстренный случай. Бери деньги и уходи. Меня можешь связать. Ну? Чего ты ждешь? Сколько тебе обещали за мое убийство? Пятьдесят тысяч? Сто? Бери, здесь гораздо больше...
- Ты совсем сдурел. Папаша. Забыл, что вчера я мог тебя убить спокойно и неторопливо в любой момент? Зачем же я так рискую сегодня? Не подумал?
- Действительно... - Он наморщил лоб. - Ничего не понимаю. Кто твои хозяева? Что им от меня нужно? И как ты...
Папаша упорно не хотел воспринимать меня как самостоятельную личность. Все его догадки и версии строились на поиске сложного многоходового заговора "больших людей". Логическая цепочка никак не складывалась, неопределенность пугала гораздо больше, чем мой занесенный для удара меч.
- Сделаем так, - я в очередной раз перебил любознательного мафиози, - ты возьмешь "дипломат" с деньгами и полезешь первым, а я с фонарем полезу следом за тобой. Понял?
- Тебе велели взять меня живьем?
Я махнул мечом. Остро заточенное лезвие срезало прядь волос на Папиной лысеющей голове.
- Полезай быстро! Без разговоров!
Он подчинился. Сразу же стал послушным, молчаливым, готовым на все. Он шутя распоряжался чужими жизнями, но очень любил свою.
Нелепо прижав к животу "дипломат" с деньгами. Папа полез в бетонную трубу, построенную смертниками-бомжами для спасения его драгоценной шкуры. Когда плешивая голова крестного отца скрылась в шахте "эвакуационной коммуникации", я подобрал разбросанные на полу мелочи - пистолет, паспорт, зубную щетку и электробритву, рассовал их по карманам, взял в руки фонарь и последовал вслед за Императором.



Дверца сейфа захлопнулась за мной. Замки щелкнули, я не забыл поменять шифр на лицевой панели, и вряд ли теперь кто-нибудь, даже Самсон, сможет открыть сейф с двойным дном.
Спускались вниз долго. Папа не отличался особой ловкостью. Когда спуск наконец закончился, передвигаться стало значительно легче. Бетонная труба вполне позволяла идти, согнувшись в три погибели. Я освещал путь фонарем и подгонял своего поводыря острием меча.
Сюрприз ожидал меня на выходе из подземелья. Здесь опять пришлось ползти вверх, но не высоко. Тринадцать металлических перекладин - и мы уперлись в крышку люка, запертую на кодовый замок.
- Хорош бы я был. Папаша, если бы тебя послушал. Теперь я представляю, как себя чувствует мышка в мышеловке с куском бесплатного сыра в зубах. Ну чего трясешься? Давай открывай замок! Комбинацию цифр не забыл, часом?
- Девятнадцать, шестнадцать...
Папа открыл замок, поднатужился и с трудом сдвинул крышку люка. Между прочим, это было совсем не просто - сверху крышку прикрывал толстый слой дерна, - но страх перед клинком моего меча заставил хилые мускулы мафиози работать с необычной для них результативностью.
Мы выбрались наружу. Опушка леса - знакомая диспозиция. Я убрал меч в ножны, достал из складок одежды Папин пистолет.
- Давай двигай вперед! Лесом, вдоль опушки!
- Что ты собираешься...
- Молчать! Пристрелю. Иди давай...
Пока я беседовал с Папой и ползал с ним по тайным подземным ходам, на улице совсем рассвело, туман рассеялся, звонко пели птицы в ветвях деревьев, стрекотали кузнечики в траве. Наступил новый летний день, жаркий и солнечный.
Я вытащил из кармана Папин загранпаспорт, небрежно бросил его на землю. Пусть потом найдут, пусть думают, что беглец его нечаянно выронил.
Патруль я заметил первым, остановился. Папа продолжал двигаться вперед, спотыкаясь о корни деревьев. "Дипломат" с деньгами он бережно прижимал к груди, как малого ребенка, надеялся, что, пока деньги у него, я не выстрелю.
Трое патрульных бесшумно шли по лесу, нам навстречу. Еще несколько секунд - и они нас заметят.
Целюсь через Папино плечо в высокого рыжего парня. Стреляю. Глушитель полностью поглотил звук выстрела. Рыжий патрульный вскрикнул, схватился руками за живот. Остальные двое пугливо присели, выставили вперед автоматные стволы, завертели головами.
- Не стреляйте! - заорал Папа. Он увидел наконец патрульных и опрометью бросился к ним навстречу. - Не стре...
Длинная автоматная очередь. Папа замолчал, замер, покачнулся и рухнул на спину. "Дипломат" раскрылся при падении, и пачки долларов рассыпались по мертвому телу.
Лица у Папы больше не было. Пули, выпущенные из огнестрельного шедевра Калашникова, превратили Папину голову в кровавое месиво.
Бесшумно падаю на землю, бросаю пистолет рядом с трупом мафиози и быстро ползу в лес. Меня никто не заметил. Меня здесь не было.
Шутник-идиот взорвал петарду под "Мерседесом" главного телохранителя, нервы у главного охраняемого не выдержали, и он пустился в бега, прихватив с собой фальшивый паспорт и энную сумму наличных. Выбравшись из поселка через секретный подземный ход, беглец напоролся на патрульных, не признал своих, сдуру выстрелил, потом опамятовался, но было поздно...
Я бежал полосу. Легко и с удовольствием. Я улыбался, я представлял себе, что начнется вскоре, когда сработает информационная мина, заложенная покойным в компьютерные сети. Само собой, бандиты при погонах и разбойники с бритыми затылками просто так не сдадутся. Начнутся сложные аппаратные игры и кровавые разборки. А когда дерутся слоны, никто не вспоминает о муравьях. Сопоставить два факта - исчезновение Стального Кулака и грядущий скандал - никому не придет в голову. Я уверен в этом. Роль личности в истории у нас в России всегда легкомысленно недооценивали, и это хорошо! Это просто замечательно!
Свои саквояж и рюкзак я отыскал быстро и легко. Спешно переоделся в безликие одежды Игоря Игоревича Козловского. Свои завалявшиеся в карманах трофеи - зубную щетку и электробритву - сначала хотел выбросить, а потом подумал и оставил. Вещи были новые, только из магазина, они мне еще пригодятся. Я ведь теперь вынужден экономить. Три тысячи американских долларов не такая уж великая сумма для того, кто собирается начинать жизнь с нуля и при этом не намерен нарушать закон... И еще нужно пиджак покупать. Какой же я Козловский без пиджака?

* * *

...Ровно через сорок восемь часов после Папиной трагической кончины я достал из саквояжа электробритву покойного, слез со своей законной верхней боковой полки и не спеша стал пробираться в туалет через тюки и чемоданы многочисленных соседей по железнодорожному пассажирскому вагону поезда Москва - Владивосток.
Хвала Будде, туалет был свободен. Почесывая трехдневную щетину на щеке, я включил электробритву. Безрезультатно. Японский бреющий агрегат работать не пожелал. Я чертыхнулся и ногтем большого пальца открутил на корпусе прибора никелированные винтики. Не починю, так хоть развлекусь. Валяться на полке уже надоело.
TSpInterLn=1520. Последний винтик никак не хотел откручиваться, я нажал посильнее, надавил, повернул, и тут вагон резко дернулся. Проклятый винтик удивительно не ко времени соскочил с резьбы, звонко упал на заплеванный пол. Корпус электробритвы в моей руке распался на составные части, и вслед за непослушным винтиком на пол посыпались блестящие маленькие камешки. Внутри электробритвы не было никакого механизма. Только эти прозрачные камешки. Целая куча камешков.
На холеных шеях богатых дам бриллианты казались мне чем-то необычайным. В туалете пассажирского поезда дальнего следования сказочный ореол драгоценных минералов растаял без тени следа. Ничего особенного. Обычные прозрачные блестящие камешки...


Часть III
Русский ниндзя

Глава 1
Я - миллионер

Она прижалась ко мне упругим стройным телом, чуть коснулась губами шеи и еле слышно прошептала в самое ухо:
- Еще...
Я повернулся на бок, положил руку ей на бедро, окунул лицо в копну непослушных густых волос цвета спелой ржи.
О Будда! Как мне было хорошо! Я слышал о том, что редко, очень редко встречается полное соответствие мужского и женского начал, абсолютная гармония, воспетая романтиками-поэтами и безжалостно проанализированная учеными. Романтики сочинили красивую легенду о двух половинках единого целого, о поиске своего второго "я" в образе очаровательной принцессы или прекрасного принца, а циники ученые наскоро набросали теорию о генетическом сопряжении, о безудержном инстинктивном влечении двух разнополых особей, в результате соития которых наиболее вероятно появление здорового и продвинутого, с точки зрения эволюции, потомства. Я знал, что такой феномен существует, но никогда не думал, что ЭТО как-то меня коснется. Черт побери, я не хочу называть ЭТО расхожими, затертыми словами из попсового шлягера, ибо ОНО меня коснулось и я в полной мере осознал, что есть категории человеческого бытия, не поддающиеся описанию.
С Кларой мы встретились случайно. Я обсуждал с ее мужем очередную деловую сделку, сидел у него в кабинете, попивал крепкий кофе, и тут вошла ОНА. Ее действительно звали Кларой. Она была родом из обрусевших поволжских немцев. Замужем за моим партнером по бизнесу уже четыре года. Успела родить своему благоверному дочку и сейчас заканчивает аспирантуру. Будущий кандидат каких-то там точных наук. Вот и все, что я узнал в ту памятную встречу три месяца назад. Все, что касается рационального восприятия действительности. Иррациональные аспекты описанию не подлежат. Все уже сотни, тысячи раз сказано, написано и опошлено до меня. И про "искру, проскочившую между ними", и про "зубную боль в сердце", и про "дым сигарет с ментолом"...
- Еще, ну, еще!.. Ах, как мне хорошо!.. Хочу от тебя сына!
Я полностью растворился в ней, потерял ощущение пространства и времени, одновременно пребывая в первобытно-животном состоянии и почти религиозном экстазе. Я могу холодно и расчетливо довести женщину до сумасшедшего исступления в постели, это я умею. Я могу получить от любой, ну почти любой женщины все, что захочу. Но сейчас я не применял никакой техники, и, честно говоря, даже если бы захотел воспользоваться своими знаниями и умениями, вряд ли бы это у меня сегодня получилось. Может быть, впервые в жизни я не контролировал ситуацию. Не помню, как я уснул, не помню, как она ушла...
Когда я проснулся, на дворе было уже светло. Я нехотя встал с роскошной, бешено дорогой кровати и поплелся в ванную. Идти было достаточно далеко - через проходную комнату в холл, потом по коридору, потом еще одна проходная комната и снова коридор. Мои шестикомнатные хоромы получились в результате объединения двух трехкомнатных квартир на двух параллельных лестницах. Очень удобно: два входа, парадный и черный, как мечталось.
В ванной комнате я залез в душевую кабину, с минуту повозился с пультом управления, установил температуру, интенсивность и степень распыления, а затем с удовольствием расслабился под обжигающе-бодрящими водяными струйками.
Год назад, став обладателем пригоршни бриллиантов, я дал себе слово, что первой моей значительной покупкой станет фирменная душевая кабина "с наворотами". Наверное, столь приземленная мечта возникла в результате того, что драгоценные камешки я совершенно случайно обнаружил в туалете пассажирского поезда дальнего следования.
Камни были спрятаны в корпусе электробритвы, позаимствованной мною у одного крупного мафиози. О существовании сих сокровищ никто не знал и не знает, никто, кроме меня и вышеупомянутого мафиози, царство ему небесное...
Мокрый и горячий, я вышел из душевой кабины. Подошел к огромному, во всю стену, зеркалу и внимательно вгляделся в свое отражение. Как всегда по утрам, мое новое лицо показалось чужим и незнакомым. Первый камень, самый мелкий из бриллиантов, я реализовал по неправдоподобно низкой цене, однако денег вполне хватило на пластическую операцию и девственно-чистые документы. Теперь я зовусь Виктором Борисовичем Твороговым. Я ношу длинные волосы, собранные на затылке в косичку, у меня идеально ровные белоснежные зубы, нос с непривычной для него горбинкой и усики щеточкой. При этом я заметно помолодел - подтяжка сгладила морщины и чуть изменила форму глаз.
Если честно, видок у меня достаточно идиотский, под стать фамилии. Да и поведение мое, с точки зрения окружающих, форменный идиотизм. Так, как это делаю я, бизнесом никто не занимается. Меня постоянно кидают, и я вечно в убытке. Клара рассказывала, что за глаза ее муженек называет мою фирму "Простоквашино", а меня почтальоном Печкиным. Я не обижаюсь. Я сам этого хотел, сам к этому стремился.
По моим намеренно заниженным расчетам, денежный эквивалент буквально свалившихся мне под ноги камешков составляет астрономическую сумму. Мне на жизнь (и не на одну) хватило бы с лихвой двух-трех процентов того, чем я сейчас располагаю. Так что в средствах я не стеснен, и дело за малым - сохранить их (хотя бы часть, о приумножении не может быть и речи) и сохранить себя.
Богатому человеку сегодня в России ох как несладко живется, почти так же, как носорогу в Африке. На носорогов охотятся старателе всех мастей, и на нашего брата, "нового русского", открыта постоянная охота. Собственно, сам носорог никого, кроме зоологов, не интересует, однако всем интересен его рог, из которого якобы можно приготовить чудодейственное зелье, излечивающее импотенцию. "Новый русский" как личность тоже мало кому интересен, кроме юмористов, однако на его неизвестно каким образом нажитые капиталы постоянно присутствует прямо-таки ажиотажный спрос.
Общеизвестная народная мудрость гласит: "Если ты такой умный, то почему ты такой бедный?" Умных у нас в отчизне пруд пруди, и они денно и нощно размышляют на предмет личного финансового благополучия (вместо того чтобы работать). Разбогатеть хотят все, причем быстро и желательно непомерно. Некоторые ограничиваются мечтами, лежа на диване, а иные берутся за дело. Дела последних приумножают на столах у прокуроров папки с надписями: "Дело №653. О вымогательстве", "Дело №1356. О заказном убийстве", "Дело № 16567. О похищении" и т. д. и т. п.
Обретя солидный финансовый капитал, я прекрасно понимал, что запросто могу стать одним из главных действующих лиц очередного "Дела". Моя новая фамилия удивительно органично вписывалась в графу "потерпевший". К чести своей, я вовремя вспомнил короткий и однозначный афоризм: "Делиться надо!" И я стал делиться. Со всеми желающими, невзирая на ранги и должности.
Не знаю, можно ли доить носорога, но меня доили все кому не лень. Сначала мелкие рэкетиры и чиновники, потом дельцы покруче, и, наконец, я был зачислен во вполне приличное стадо, мне отвели удобное стойло под надежной крышей и установили фиксированную ежемесячную норму удоя.
Все произошло гораздо быстрее, чем я ожидал. Пара месяцев после легализации, и я уже спокойно пасусь на вполне комфортабельной лужайке под охраной и присмотром бдительных пастухов. Я спокоен и уверен в себе, я знаю, что, пока процесс дойки проистекает исправно и без задержек, меня не пустят на колбасу и с меня не спустят шкуру. Благодать!
Классно устроился: получил наследство от одного крупного мафиози и малую его долю медленно раздаю другим мафиози, рангом ниже моего благодетеля.
Как всегда, метафорически все просто, понятно и красиво, а на практике коряво, путано и замысловато. Если бы я начал подробно описывать процесс превращения пассажира общего вагона поезда Москва - Владивосток по фамилии Козловский в президента торгово-закупочной фирмы "Титаник" господина Творогова, боюсь, на это ушло бы вдвое больше бумаги, чем на рассказ об истории приватизации в России. Посему ограничусь кратким итоговым отчетом о своем нынешнем благополучии.
Живу я теперь в городе Санкт-Петербурге. Владею фирмой, квартирой и машиной. Новая биография у меня "железная". Я теперь выходец из сибирских недр, поднявшийся в годы перестройки на торговле цветными металлами и в дальнейшем сумевший провернуть пару-тройку удачных сделок с японцами на ниве спекуляции подержанными автомобилями. В Северную столицу меня занесло якобы случайно. Наивный, я попался на крючок акул бизнеса и теперь, по их мнению, медленно; но верно разоряюсь, и поэтому меня все любят и холят. Я желанный гость в любом офисе, привилегированный клиент, охотно позволяющий себя грабить вследствие врожденного скудоумия. В общем, все хорошо.
Да, все было бы хорошо, не повстречай я Клару. Каким-то неведомым женским чутьем эта женщина поняла, что под маской шута Творогова скрывается совершенно другой человек. Отчасти я сам виноват. С Кларой я просто не в силах лицедействовать, изображать из себя увальня-провинциала с дурным вкусом, медвежьими манерами и тремя мозговыми извилинами. Мой столь долгожданный, только-только обретенный покой снова под угрозой. Двойственность наших отношений, мимолетность встреч и постоянная конспиративность долго продолжаться не могут. В конце концов, я мужик, я должен что-то окончательно решить для себя и действовать. Тысяча чертей, я хочу эту женщину! Я хочу видеть ее постоянно рядом с собой, я не могу без нее!
Отражение в зеркале скорчило неприятную, тоскливую рожу. Я показал ему язык, тряхнул головой, прогоняя прочь щемящие грудь проблемы, и приступил к бритью. Брился я электробритвой такой же модели, что и та, в корпусе которой были спрятаны обогатившие меня бриллианты, - маленький каприз счастливчика, перемигивания с Судьбой.
Не скрою, фантастическое везение в моем годичной давности приключении, в финале которого я обрел свободу и богатство, изрядно меня настораживало. Как-то уж удивительно гладко все получилось, как в плохом вестерне. Почти никаких усилий с моей стороны - плыл себе по течению и плыл, а в результате вышел сухим из воды. Так в жизни не бывает. Или бывает очень редко. Жизнь имеет одну крайне неприятную особенность - за все рано или поздно приходится расплачиваться, возмездие неизбежно. Мне самому довелось быть орудием возмездия, и я знаю, что говорю, поверьте! Все имеет свою цену: удача, счастье, везение. Комедия в любой момент легко и непринужденно может обратиться в драму, а драма в трагедию. Вот сейчас, например, все в моей жизни непросто, но понятно. Сложилась определенная колючая ситуация, в которой замешана женщина, в голове давно созрело несколько конкретных планов, как разрубить гордиев узел мучающих мою душу проблем, и все вроде бы должно получиться хорошо и складно, а почему-то меня последнее время постоянно преследует предчувствие скорой катастрофы. Ощущение такое, будто рядом тикает часовая мина замедленного действия. Я строю планы, просчитываю варианты, а мина тик-так, тик-так...
В одной из многочисленных комнат зазвонил телефон. Я прислушался. У меня несколько сотовых телефонов, и все звонки настроены на определенный тембр. Каждый телефон имеет свой номер. Одни номера я даю деловым партнерам, по другим мне звонят друзья. В данную минуту звонил общий, городской телефонный аппарат. Я бросил бриться и побежал в спальню. Не успел. Мелодичная трель оборвалась, как только я схватил трубку. На жидкокристаллическом экранчике определителя высветился иногородний номер. Московский. Ясно! Звонил Толик, мой личный секретарь.
Талика я подобрал возле кабака. Подобрал в буквальном смысле. Бедняга схлопотал в челюсть от вышибалы злачного заведения и валялся на тротуаре абсолютно бесчувственной грудой мускулов. Толика побили за благородство. Вышибала пытался выставить из ресторации залетную, не "прописанную" в подвластной ему клоаке проститутку. Действовал страж ресторанной справедливости довольно грубо - схватил деваху за волосы и волоком транспортировал за порог. Талик имел несчастье (или счастье?) проходить мимо ресторации, девушку пожалел, вступился, все-таки женщина, и заработал цки чулан - незамысловатый, но эффективный удар из арсенала карате. Мне стало жалко этого простоватого, никчемного парня, борца за права женщин, я его подобрал и вскоре сделал своим секретарем.
Секретарь Толик идеально подходил для предпринимателя Творогова. Толик был прост и непосредствен, как новорожденный котенок, и при этом силен, как зрелый орангутанг. Ничего, кроме культуризма или, грамотно выражаясь, бодибилдинга, его не интересовало. Он готов был качаться с утра до вечера и непременно качался бы, если бы при этом не нужно было еще и деньги на жизнь зарабатывать. До меня промышлял Толик на Витебском вокзале носильщиком, слыл там белой вороной, ибо водки не пил и тяжеленные чемоданы таскал не торгуясь, с видимым удовольствием. Специально для Толика я оборудовал в одной из комнат качалку - расставил вдоль стен столько тренажеров, сколько поместилось. Каждое утро, ровно в десять, Толик приходил ко мне домой "на работу" и исчезал в качалке. Бывало, он проводил там весь рабочий день, но иногда я его выдергивал и отправлял с каким-либо поручением в другой город, в командировку.
Сам того не подозревая, Толик работал у меня Дедом Морозом. Раздавал под разными предлогами крупные денежные суммы моим друзьям, родственникам и коллегам из прошлой жизни. Выдумаете, это просто - облагодетельствовать человека и при этом остаться инкогнито? Ох как это трудно! Став богатым, я прежде всего захотел помочь некогда близким людям и столкнулся с кучей проблем. Ну, в самом деле, не пересылать же почтовым переводом престарелой двоюродной тетушке в Харьков десять тысяч долларов от имени неизвестного ей Виктора Творогова? Если тетку и не хватит удар на радостях, то город Харьков она точно взбаламутит. Каждый второй харьковчанин завтра же будет знать и про деньги, и про благодетеля Творогова, а мне это ни к чему. Вот и приходится выдумывать замысловатые истории, как, например, в данном случае, когда Толик поехал в Москву поправлять материальное положение моего старинного приятеля и коллеги по работе в спортивно-оздоровительном клубе "Дао" Николая Малышева.
Я знал о том, что Малышев много лет подряд безуспешно пытается издать написанные им учебники по самообороне.
Еще я знал, что это теоретически невозможно. Тренером Николай был хорошим, мог объяснить все хитрости борьбы просто и доходчиво, но, как только Малышев брал в руку авторучку и садился описывать любимые приемчики, получалась полная чушь. Его сочинения пестрели терминами типа "передняя рука" и "задняя нога", словосочетаниями "верхняя часть кулака" и советами "стоять расслабленно-напряженно". Однако Малышев, несмотря ни на что, даже на откровенные советы близких друзей бросить это дело, продолжал писать учебные пособия про то, как себя защитить от хулиганов, бандитов и гангстеров. С упорством, достойным восхищения, Николай носил свои труды по многочисленным издательствам и везде получал вежливый (в лучшем случае) отказ.
Толик, в соответствии с моей задумкой, должен был предстать перед Малышевым в качестве курьера одной петербургской книгопечатной фирмы, забрать на читку Колины труды и вернуться с ними в Питер. Потом я переведу Малышеву крупную сумму денег в качестве гонорара, а его творения издам за свой счет. Приятно осознавать, что ты реализуешь заветную мечту своего старого друга, чертовски приятно!
Снова зазвонил телефон. Я снял трубку.
- Але, шеф, это я, Анатолий.
- Ну как? Все в порядке? Рукописи забрал?
- Нет, шеф. Николай Павлович Малышев в больнице, в тяжёлом состоянии.
- Что с ним?
- У него проникающее ранение в брюшную полость, так, кажется, называется...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [ 19 ] 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Племя
Прозоров Александр
Племя


Конюшевский Владислав - По эту сторону фронта
Конюшевский Владислав
По эту сторону фронта


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека