Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

начал работать в семнадцатом? Заранее обговорено, что рукопись вернут только
в руки, в Лос-Анджелесе, один на один. И если мои друзья не получат моего
приглашения -- они, кстати, стали и нашими друзьями, ибо поверили мне, -- и
не проведут месяц у меня в гостях, в моем доме, -- они опубликуют то, что я
им доверил. Ключ от моего сейфа в банке у них, отдадут они его только мне --
в присутствии адвоката и нотариуса... Моя подпись на любом письме, если вы
заставите меня его написать, будет сигналом к началу их работы... Хотите,
чтобы я процитировал отрывок из вашей беседы с Герингом, которому вы
передавали устное послание Сталина? Вы не учли, с кем имеете дело,
Деканозов... Меня послали на смерть -- к нацистам... И я уже умер, работая в
их аппарате... Но там я научился так страховаться, как вам и не снилось...
Вы ломали честных и наивных людей... А меня национальный социализм Гитлера
научил быть змеем, просчитывать все возможности... Я не думал, что мне
придется применять этот навык у своих... Отныне я не считаю вас своими... Я
вас считаю партнерами... А теперь можете идти, я сказал то, что считал
необходимым...

Поднимите его к Комурову, -- растерянно сказал Деканозов, отвернувшись от Аркадия Аркадьевича. -- Я буду там...
На лесоповале во время пятиминутного перекура подполковник авиации Розин
Иван Онуфриевич, кавалер двух орденов Ленина, Отечественной войны (второй
степени) и Красной Звезды, ныне зэк 14-846-к, осужденный решением Особого
совещания на двадцать пять
лет каторги за "каэровскую деятельность" (вернувшись из родной деревни
Климовичи, сказал друзьям, что в стране идет истребление крестьянства,
наместники из областей обрека,ют людей на голодную смерть), собрал взносы с
членов партии; на первом закрытом партсобрании уговорились платить по рублю
из той зарплаты, которую стали давать тем, кто выполнял норму; до пятнадцати
рублей в месяц (самые низкооплачиваемые негры и пуэрториканцы получали за
час работы на стройке полтора доллара; американские коммунисты боролись
против этого бесчеловечного выкачивания пота и крови из рабов капитала).
Собирая взносы, Розин шептал каждому: "Полетел Маленков. Начинается новый
этап драки за власть. Передать каждому из руководителей пятерок: быть в
состоянии боевой готовности номер один. Как только из Москвы поступят новые
сведения, начинаем. Прошу всех большевиков провести репетицию первого этапа
восстания: каждый должен точно знать свое место возле конвоиров, когда
начнем их разоружать.. Передайте Скрипко, чтобы он, когда будет перегонять
трактор в Усть-Вимский лагерь, связался с капитаном Темушкиным. Мы пойдем на
соединение с его группами..."
И, отойдя к конвоиру, Розин протянул ему кисет:
-- Вчера из дома посылку получил... Самодер... Угощайся, браток... Только
газеты нету... Не поделишься на добрую козью ногу?
...Поздним вечером -- в концлагерях поднимали в четыре утра, отбой давали
в десять тридцать -- собрал трехминутное совещание подпольного парткома
ВКП(б). Распределили обязанности; в том, что ситуация на Большой земле
способствовала скорейшему вооруженному выступлению заключенных-ленинцев
против кровавой сталинской диктатуры, уверены были все.
Член Политбюро Всесоюзной Коммунистической партии большевиков, маршал,
Герой Советского Союза, заместитель Председателя Совета Министров Союза ССР,
депутат Верховных Советов СССР и РСФСР, многолетний шеф госбезопасности
товарищ Берия Лаврентий Павлович испытывал к Сталину все "более и более
растущую ненависть -- особенно после того, как Маленков (под нажимом
Жданова) был отправлен в Ташкент и Берия остался один на один с "бандой" --
так он называл членов ПБ.
Он ненавидел его так, как ненавидят выживших из ума стариков, которых,
тем не менее, по законам мегрельской деревни полагается почитать уважаемыми,
оказывать им прилюдный почет, не прерывать, когда они несут чушь, и
постоянно славить, превознося их ум и заслуги.
Берия понимал, что Сталин, поставивший под пули своих выдвиженцев Ягоду и
Ежова, рано или поздно расплатится им, носителем его тайн, без колебаний и
жалости.
Он понял это давно, еще в тридцать девятом, когда Сталин, назначив его
наркомом, не кооптировал при этом в Политбюро.
Он тогда сразу же просчитал возможные последствия: очередной
"исполнитель" срочно переориентировал работу НКВД, организовал убийство
Троцкого, Кривицкого, Рейс-са, перенес акценты на таинство закордонной
службы, провел ряд показательных процессов над ежовскими садистами,
реабилитировал несколько десятков тысяч коммунистов, обеспечив себе ореол
"либерала и законника". Несколько успокоился, когда началась война, ибо стал
членом ГКО, легендарного Государственного Комитета Обороны, -- теперь уже
наравне с Молотовым, Ворошиловым, Кагановичем, Ждановым, Вознесенским,
Микояном и Косыгиным; почувствовал звездный час, когда стал членом
Политбюро. Сдружился с Егором (так звал Маленкова) , их альянс -- могучая
сила. Но, после того как Сталин выступил в феврале сорок шестого перед
избирателями и ничего не сказал о торжестве коммунизма, но лишь о величии



Державы, Берия понял: грядет кардинальный поворот политики, невозможный без
большой крови. Тогда-то и сообразил: спасение и жизнь лишь в том, если он
возьмет на себя проект по созданию атомной бомбы (после Потсдама Сталин
бредил ею) и аккуратно отойдет от прямого руководства МГБ.
Однако чем дальше, тем больше он ощущал, что его позиции пошатнулись, ибо
верх брал прагматик Вознесенский, переведенный Сталиным из кандидатов в
члены Политбюро, несмотря на те меры, которые в свое время были приняты им,
Маленковым, Ворошиловым и Сусловым; взлет Вознесенского прошел не без
влияния Жданова, ясное дело. И сейчас секретарь ЦК Кузнецов, взявший отделы,
Маленкова, стал, таким образом, курировать Берия. Что ж, операция против
Берия начата, его дни сочтены, если дать Жданову и Вознесенскому прибрать к
рукам власть. Значит, предстоит борьба. А что в этой жизни дается без
борьбы?! Или смерть, или победа, третьего не существует.
...Как-то Деканозов рассказывал, что фюрер стал фанатичным антисемитом,
когда ему сказали, что доктор Блох, еврей по национальности, лечивший его
мать от рака, применял не те медикаменты... Сначала Берия пропустил это мимо
ушей, ждал гостью, очаровательную девушку, порученец Саркисов увидел ее на
улице Алексея Толстого; новеньких Берия обожал, хотя сохранял самые
дружеские отношения со всеми своими подругами, даже если переставал спать с
ними...
Он еще не понял, отчего ночью, проснувшись резко, словно кто-то толкнул
его в плечо, вспомнил рассказ "долбаря" (так в узком кругу называли
Деканозова после того, как он, пригласив молоденькую стенографистку, запер
дверь кабинета, снял брюки и показал ей член: "МаленйКая, я хочу, чтобы нам
стало сладко". Девушка, однако, оказалась строгих правил и крутого
характера: выбросила в окно брюки заместителя министра иностранных дел;
скандал замяли, отправив девицу в посольство в Монголию; на границе
арестовали -- везла "контрабанду", сунули в сумочку две тысячи рублей).
Берия тогда не сразу уснул, так и не поняв, отчего вспомнил рассказ
Деканозова о еврейском враче Блохе, но мыслью довольно часто к нему
возвращался...
...Начиная с марта семнадцатого, когда стали жечь полицейские околотки и
здания охранных отделений, в нем, Лаврентии Берия, постоянно жил затаенный
страх: а что, если в архивах остались следы его встреч с теми, кто вел с ним
затаенные беседы о его, Лаврентия, друзьях по подпольному кружку
"социал-демократов": о Гоглидзе (теперь начальник ГУЛАГа, Главного
управления лагерей, все секретари сибирских и дальневосточных обкомов и
крайкомов -- под ним, в кулаке), Севе Меркулову (был куратором разведки,
умница, эрудит, без него и помощника Петра Тария не выходил ни один документ
наркома, ни один его доклад; сейчас оттерт в ГУСИМЗ)*( Главное управление
советского имущества за границей.)
Мирд-жафаре Багирове (назначен вождем азербайджанских большевиков -- с
его, Берия, подачи). Одна надежда была на то, что бумаги сгорели, но до
двадцать второго года, до той поры, пока он не стал зампредом АзЧК и не
получил в свои руки архивы, он страдал бессонницей -- в его-то возрасте,
всего двадцать два, ровесник века!
Несколько документов, обнаруженных им в папках особого отдела охранки,
потрясли его. Сначала он решил сжечь их, но потом передумал, уехал за город,
шофера и охранника оставил в машине, пошел погулять в лес: "Хочу послушать
пение птиц, устал". Там-то, в лесу, отвалил камень и запрятал резиновый
пакет -- никто не найдет, спецсообщения охранки были не о нем, про себя он
все сжег; рапорты были о другом человеке, датировались девятым и двенадцатым
годами.
Шофера и охранника поручил устранить своему помощнику по оперработе;
через час после того, как задание было выполнено, организовал стол и лично
сыпанул в бокал помощничку; хоронили торжественно, с оркестром и залпами
красноармейцев над свежей могилой, -- концы в воду...
Зимой двадцать четвертого к нему в Тбилиси позвонил Сталин и предупредил,
что он, Берия, новый председатель ГрузЧК, головой отвечает за безопасность и
времяпрепровождение Льва Давыдовича, лечившегося в Сухуми: "Ни на шаг не
отпускать, голову снимем, если что, -- сами знаете, как еще сильны
меньшевики в Закавказье, докладывать каждый день..."
Он докладывал -- по телефону. Он понимал, чего ждет от него Сталин, но
официальные рапорты подписывал его заместитель: еще не ясно было, куда
повернется дело, -- с армией шутки плохи, а Лев Давыдович -- наркомвоен-мор,
Троцкий есть Троцкий, признанный вождь Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Но после того, как Зиновьев и Каменев в двадцать пятом году выступили
против Сталина, объявив на Четырнадцатом съезде, что он не может руководить
штабом партии, а Троцкий промолчал, не поддержал, отдав их, таким образом,
на заклание Кобе и Бухарину, после того, как леваки потеряли свои позиции в
ЦК, Берия до конца убедился: время колебаний кончилось, ставка сделана
окончательно.
Поэтому, когда в Тбилиси приехал Каменев, остававшийся еще членом ЦК,
Берия устроил роскошный стол (был искренне потрясен прекрасным грузинским,
на котором говорил Каменев, -- родился-то здесь, воспитывался среди грузин),


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


Суворов Виктор - День "М"
Суворов Виктор
День "М"


Посняков Андрей - Секутор
Посняков Андрей
Секутор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека