Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

цвет, и горожане, всю зиму с нетерпением ждавшие первой молодой листвы, уже
через неделю перестали замечать густеющие прямо на глазах кроны деревьев.
И без того бешеный транспортный поток на улицах города сделался еще
бестолковее из-за выбравшихся на дороги ?подснежников?, чьи машины всю зиму
провели в гаражах либо под белым покрывалом слежавшихся сугробов на
стоянках. Участились дорожно-транспортные происшествия, и на перекрестках
все чаще можно было увидеть стариков на ржавых ?Жигулях?, ?москвичах? и
?запорожцах?, которые с громкими скрипучими воплями трясли своими
ветеранскими книжками и пенсионными удостоверениями перед носом у
обескураженных владельцев протараненных под прямым углом ?вольво?, ?ауди?
и ?мерседесов?. В принадлежавшую банкиру Ивашкевичу ?тойоту? на полном ходу
врезался управляемый бодрым, хотя и подслеповатым семидесятилетним
стариканом черный, сверкающий хромированными деталями ?ЗиМ?. Старикан набил
здоровенную шишку на лбу, банкир Ивашкевич не пострадал, если не считать
материального ущерба в несколько тысяч долларов. У ?ЗиМа? слегка помялся
передний бампер. ?Где я теперь такой найду?!? - яростно вопил оскорбленный
старикан. Банкир Ивашкевич разводил руками, поскольку никак не мог взять в
толк, почему это должно его волновать: в конце концов, именно водитель
?ЗиМа? пытался проскочить перекресток на красный сигнал светофора...
Неутомимые земледельцы с утра до вечера из конца в конец перепахивали
Москву на своих ?линкольнах?, ?бентли? и ?роллс-ройсах?, собирая урожай,
удобряя, подкармливая и твердой рукой выпалывая сорняки. Иногда они
ненароком заезжали в чужой огород, и тогда в уединенных местах вспыхивали
короткие яростные перестрелки, после которых уцелевшим землепашцам
приходилось отстегивать часть своего шелестящего урожая землекопам и
каменотесам.
В срок, как положено православным, справили Пасху. Во время всенощной в
храме Христа Спасителя какой-то босяк стырил лопатник у самого Соленого.
Соленый хватился лопатника только через час после того, как покинул церковь:
полез в карман за деньгами, чтобы подмазать дорожного инспектора, и
обнаружил, что остался не только без гроша, но и без прав, и без документов
на машину. Ругающегося нехорошими словами Соленого замели в кутузку, где
изъяли у него жестяную коробочку из-под детского крема, полную
высококачественного кокаина. На следующий день братки вызволили Соленого из
ментовского плена, но это обошлось ему в кругленькую сумму. Соленый сгоряча
отдал приказ найти вконец обнаглевшего щипача, из-за которого разгорелся
сыр-бор, и сделать с ним то, что Понтий Пилат сделал с Иисусом, но, немного
поостыв, отменил свое решение: ?Да ну его, братва, сам как-нибудь подохнет.
Все ж таки Пасха, блин. Надо, типа, всем все прощать. Так Папа сказал!?. И
поднял отягощенный массивным золотым перстнем палец к голубому весеннему
небу.
На смену весне незаметно пришло пыльное лето. На берегу Москвы-реки,
совсем недалеко от центра, начали возводить новенький, с иголочки,
торгово-развлекательный комплекс - тот самый, проект которого был признан
лучшим на проводившемся в начале марта конкурсе. Строили быстро и как-то не
по-российски аккуратно: ни тебе щелястых заборов из горбыля, ни огромных,
заваленных строительным мусором глинистых пространств, многократно
превосходящих площадь самой стройки, ни мордатых прорабов, пускающих налево
машины с цементным раствором, ни плотников, продающих окрестным жителям
дверные и оконные блоки за бутылку водки... Деловитые, одетые в аккуратные
яркие комбинезоны, непривычно трезвые люди сноровисто и без суеты управляли
мощной импортной техникой, которая тоже вела себя на удивление тихо и
благопристойно: не ломалась, почти не издавала шума, не пылила и не воняла
дизельным перегаром, а просто делала то, для чего была предназначена.
Впрочем, в последние годы такой стиль работы стал для москвичей почти
привычным, а что касается персонала и техники, то даже такой проходимец, как
Вадим Севрук, не смог за два года развалить крепкую, отлаженную, как
концертный рояль, строительную фирму, доставшуюся ему от безвременно
скончавшегося предшественника.
За проводившимися под руководством Севрука работами бдительно и с большим
интересом наблюдал его пожилой компаньон и родственник. До поры до времени
он не вмешивался в ход затеянной племянничком аферы, ограничиваясь пассивным
наблюдением да тем, что порой незаметно и очень аккуратно подчищал за
Севруком то, что называл ?портачками?. Вырвавшийся на оперативный простор
Севрук портачил сплошь и рядом, поскольку был мелковат и слишком неопытен
для дела, за которое взялся. Сам того не подозревая, он повторял ошибку,
которая стоила жизни архитектору Голобородько: считал себя умнее и хитрее
окружающих. На самом деле он напоминал Владиславу Андреевичу шкодливого
кота, который повадился гадить за мебелью, пребывая в полной уверенности,
что хозяева-дураки никогда его на этом не застукают. Как и в случае с котом,
подобная тактика могла долго сходить ему с рук - до тех самых пор, пока
кто-нибудь, подозрительно потянув носом, не произнес бы роковую фразу: ?А
вам не кажется, что здесь попахивает кошачьим дерьмом??.
Владислав Андреевич Школьников подбирал за своим зарвавшимся племянничком
дерьмо вовсе не из жалости и уж тем более не из родственных чувств: он



просто не хотел быть выброшенным на помойку вместе с ним, когда все
откроется. Кто же поверит, что племянник действовал отдельно от дядюшки? Суд
в этом, может быть, еще и разберется, но от негласного клейма афериста и
казнокрада потом не отмоешься до самой смерти. Когда Школьников представлял
себе все это: косые взгляды, уклончивые ответы, сомнительные предложения от
весьма сомнительных личностей, - его охватывала глухая чугунная тоска и
желание отправить к Севруку на дом незаменимого Максика с коротким, но
содержательным визитом.
Проворачивать сомнительные операции Владиславу Андреевичу было не
впервой. Задумка племянника Вадика казалась ему довольно удачной, хотя
Школьников и сомневался, что дальневосточный аферист родил ее
самостоятельно: достаточно было вспомнить тот шум, который зимой подняли
средства массовой информации вокруг МКАД. Они утверждали, что с каждой
стороны кольцевого шоссе украдено по десять сантиметров дорожного покрытия,
что при простейшем умножении на длину трассы давало квадратные километры
испарившейся и конденсировавшейся затем в золотой дождь дороги: тонны
асфальта, гравия, песка, тысячи человеко-часов работы, сотни тысяч, а может
быть, и миллионы ушедших в неизвестном направлении долларов... Задумано все
было простенько и со вкусом. Владислав Андреевич в СМИ не работал и потому
не мог что бы то ни было утверждать с уверенностью, но сама по себе идея
показалась ему заманчивой. Он даже проконсультировался со знакомым
инженером-дорожником, и тот, возмущенно фыркнув, поведал ему, что в дорожном
строительстве допустимые отклонения по ширине полотна составляют гораздо
больше, чем десять сантиметров, и что запудрить этой чушью мозги можно
только человеку, который ни черта не смыслит в автомобильных дорогах и в
том, как их строят.
Это не показалось Владиславу Андреевичу убедительным. Ведь никто же, черт
подери, не утверждал, что МКАД на десять сантиметров шире, чем было
запланировано. Значит, способ что-то отщипнуть от этой грандиозной стройки
все-таки был... Воспользовались им или нет - вот в чем вопрос! Впрочем,
Школьников не без оснований полагал, что там, где существует возможность
погреть руки, непременно оказывается кто-нибудь, у кого вечно зябнут ладони;
свято место пусто не бывает. Вероятно, точно так же рассуждал и Вадим
Севрук, и винить его за это было бы глупо. Более того, с точки зрения
Владислава Андреевича, это было бы чистой воды ханжеством: разве можно
винить другого за то, что он совершил поступок, о котором ты не раз думал,
но на который так и не отважился? Вина Вадима заключалась в другом: он не
посоветовался с Владиславом Андреевичем, не говоря уже о том, чтобы взять
его в долю, предпочтя рискованно манипулировать его деньгами и его добрым
именем у него за спиной. Такие вещи во все времена относились к разряду
наказуемых, и Школьников не торопясь, с присущей ему обстоятельностью
готовил ответный удар, давая тем временем Вадиму возможность увязнуть
поглубже и окончательно отрезать себе пути к отступлению.
Доклады от Караваева поступали еженедельно; в исключительных случаях,
требовавших экстренного вмешательства Школьникова, верный Максик выходил на
связь в неурочное время и получал от своего шефа подробные инструкции.
Теперь он почти неотлучно находился при Севруке, старательно делая вид, что
сменил хозяина, и порой в минуты слабости Владислав Андреевич ловил себя на
мысли: а вдруг это так и есть? Вдруг они снюхались и теперь разводят меня на
пальцах, потешаясь надо мной и обворовывая меня почти в открытую? Сейчас я
как последний идиот заметаю за Вадиком следы, а потом, когда все будет
кончено, они смоются с деньгами, а я останусь с вывернутыми наизнанку
карманами и с уголовным делом в придачу...
Он гнал от себя эти мысли, считая их предвестниками подступающей
старости, но при этом принимал меры: вел подробные досье на обоих - и на
своего племянника-проходимца, и на этого холодного убийцу Караваева,
которого всю жизнь в глубине души побаивался, словно тот был ручной коброй в
человеческом обличье. В некотором роде это был мартышкин труд: он не мог
утопить бывшего подполковника внешней разведки, не утопив одновременно и
себя. Зато можно было не сомневаться, что в случае его, Владислава
Андреевича, внезапной кончины Максик не проведет на свободе ни дня. О том,
что будет с Караваевым, если его и в самом деле свалит внезапный инфаркт или
еще что-нибудь столь же случайное и непредсказуемое, Школьников не думал:
ему на это было глубоко плевать. Ну, упекут Максика куда Макар телят не
гонял, ну и что? В конце концов, он это заслужил, а ему, Владиславу
Андреевичу, после смерти будет уже все равно.
Между тем комплекс рос как на дрожжах. Время от времени проезжая мимо
строительной площадки, Владислав Андреевич поражался тому, с какой
фантастической скоростью это происходило. Он прожил на свете более полувека,
и все это время строительство велось совсем другими темпами. Наблюдая за
тем, как растет и одевается плотью утепленных панелей и заключенных в
алюминиевые рамы стеклопакетов стальной каркас огромного здания, Школьников
думал о том, что прогресс все-таки не просто слово, не пустой звук,
сделавшийся бессмысленным от частого повторения.
Да, мир изменился. Владислав Андреевич постепенно начал ощущать себя в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Золото русского эмира
Сертаков Виталий
Золото русского эмира


Никитин Юрий - Трансчеловек
Никитин Юрий
Трансчеловек


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека