Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

плоский прогулочный теплоход. Темная вода пахла осенью, моросью, дымом:
отпуск кончился.
За спиной Звягина дочка прочитала лежавшие на столе письма, подошла и
потерлась носом об его плечо.
- Просто я работаю волшебником,- полушепотом пропела она.- Папка,
сделай меня кинозвездой, раз ты все можешь, а?
- Долго вас ждать с ужином? - закричала жена из кухни. Моя в ванной
руки, Звягин иронизировал:
- Что за наказание! Невозможно делать то, что тебе интересно: мигом
объявят благодетелем и начнут благодарить. За что?.. Если мне просто
нравятся красивые женщины и не нравятся некрасивые. Нечего превращать меня
в сказочную фею! А то начитаются сказок, идеалисты, и не видят нормальной
жизни вокруг.

Глава IV. ИГРА В ИМПЕРАТОРА
"Мой папа самый сильный и храбрый. Его все любят и уважают. Он все
может. Он всегда всем помогает. Он самый красивый и веселый. Он спасает
людей. Он все знает. Его все знают и ценят. Он добрый и справедливый".
- Если ты не притрагивался к вещи два года - можешь смело выкидывать
на помойку: она тебе не нужна,- сказал Звягин, спрыгивая со стремянки.
Генеральная уборка достигла той кульминационной стадии, когда ничего еще
не убрано, но все уже перевернуто и вывалено со своих мест.
Жена решительно отобрала у него пачку пожелтевших тетрадей:
- Не смей! Это Юркино сочинение в первом классе.
- Вольно же детям так идеализировать родителей, чтобы потом
разочароваться в созданном идеале и вовсе их не уважать.
- Ну, тебе-то на неуважение жаловаться не приходится,- заметил сын,
выволакивая из пыльных глубин антресолей два брезентовых мешка с разборной
байдаркой.
- А за что нынешнему студенту уважать простого врача? -
самоуничижительно хмыкнул Звягин.- Открытий не совершил, миллионов не
нажил, карьеры не сделал. С точки зрения юных прагматиков из столичного
университета я должен казаться неудачником. Нет? Жена отставила швабру. Ее
больное место было задето.
- С твоей головой и энергией давно б мог стать профессором,- сказала
она.- Чего тебе не хватает - так это усидчивости!
- Узнаю речи школьного учителя,- улыбнулся Звягин.
- Папе и сейчас не поздно достичь чего угодно,- убежденно заступилась
дочка, протирая газетой визжащее оконное стекло.
Большие уборки чреваты неожиданными находками. Неожиданная находка
иногда попадает в настоящую минуту, как игла в отверстие пуговицы. Листок
выпорхнул из веера ветхих страниц в руках жены и спланировал в таз с
мыльной водой.
- А это что?
1. Целеустремленность. Отметать все, не способствующее успеху.
2. Крепить в себе самообладание, терпение, волю, веру в успех.
3. Постоянный анализ поступков: разбор ошибок, учет удач.
4. Готовность на любые средства и поступки во имя цели.
5. Приучиться видеть в людях шахматные фигуры в твоей игре.
6. Голый прагматизм, избавление от совести и морали.
7. Овладение актерством: убедительно изображать нужные чувства.
8. Готовность и стойкое спокойствие ко взлетам и неудачам.
9. Готовность и желание постоянной борьбы в движении к успеху.
10. Постоянная готовность использовать любой шанс, поиск шанса.
11. Беречь здоровье - залог силы, выносливости, самой жизни".
Звягин расправил размокшую бумагу:
- А-а... Надо же, сохранилось. Это игра, придуманная когда-то для
одного несчастного мальчика...
- Ничего себе советики! - Сын шумно спрыгнул на пол.
- Во что вы играли? - полюбопытствовала дочь.
- В императора. Кстати, о карьере, да? Жена тихо улыбнулась, как
улыбаются чему-то давно прошедшему. Младшее поколение было заинтриговано.
Назревала та идиллическая ситуация, когда после воскресного обеда отец
семейства усаживается в кресло и повествует детям о делах давно прошедших
дней, преданьях старины глубокой.
Но Звягин, вопреки обыкновению, явно не горел желанием выступить в
роли сказителя собственных подвигов. И лишь к вечеру, когда дом сиял
чистотой и порядком, а расспросы превзошли меру его терпения, он сдался.
Махнул рукой, плюхнулся на диван и задрал ноги на журнальный столик.
- Ни одно доброе дело не остается безнаказанным,- начал он. Подумал,
решил, что такое начало непедагогично, и приступил иначе:
- Не такой уж я хороший, как вы все думаете. Жена засмеялась.
- Мы не думаем,- успокоила дочка.


Начало рассказа - вообще трудная вещь. Особенно для
непрофессионального рассказчика. Тут имеются старинные, испытанные
временем приемы. Звягин прибег к испытанному приему:
- Много лет назад, в один прекрасный весенний день... Тьфу,- сказал
он.- Ира, ты помнишь тот день?
- Помню,- вздохнула жена.- Дождь шел...
- При чем тут дождь! - рассердился Звягин.- Короче, жила-была на
свете девушка Ира... В общем, я тебе сразу понравился.
- Ой ли?
- Конечно. Я учился на третьем курсе, ты тоже, и жизнь была
прекрасна, мне прямо весь мир хотелось облагодетельствовать, чтоб все были
счастливы так же, как я.
М-да. Ира тогда проходила педагогическую практику. И в ее восьмом
классе жил-был отменно тупой и равнодушный к наукам вообще, и к
английскому языку в частности, ученик. Она, по молодости лет, очень
переживала. За себя - что не способна его расшевелить. За него - кем он
станет? Грузчиком в винном магазине?
А в девятнадцать лет, надо заметить, человек чувствует себя таким
всемогущим, как уже никогда потом. И в ответ на Ирины жалобы и переживания
я отрубил, что человек все может, и раз ученик туп, то учителя и виноваты:
не сумели развить его ум! Она обиделась: "Легко говорить, попробовал бы
сам". Чтобы я в ее глазах да чего-то не мог?! Два дня она меня поддевала,
а на третий я пустился в первую в своей жизни авантюру.
После уроков подводит она ко мне этого бедолагу. Его Геной звали, и с
детства прилепили кличку Комоген. Почему Комаген - так я и не дознался.
Вид Комогена подействовал на меня, надо признаться. Уж такой он
никакой, такой серенький, речь развита слабо, а главное - неуверенностью и
слабостью от него разило на версту. Человеку четырнадцать лет - а на челе
у него, так сказать, печать полного провала всех будущих жизненных
начинаний.
Я в деканате достал институтский бланк и напечатал на нем: ученика
такого-то подвергнуть медицинскому обследованию на предмет отправки в
специнтернат для дефективных. Прочитал мой Комоген, побледнел. Посадил я
его в ожидавшее такси и повез в институтскую клинику. С ребятами там
договорился заранее.
В пустой ординаторской надел халат, посадил Комогена напротив себя за
стол, положил чистую медкарту: стал расспрашивать. И выяснилось, что
парнишка в своих бедах не виноват.
Отца он не знал, мать заботливостью не отличалась, и был он
предоставлен сам себе. Здоровьем не выделялся, во дворе лупили, игрушки у
других были лучше, и засело в нем с самых ранних лет, что он - существо
последнего разбора. Учиться ему было трудновато, а ведь репутация ученика
складывается в первые же недели, и все последующие годы он невольно
считает себя таким, каким его привыкли считать другие. Одни в классе были
сильными, другие умными и хорошо учились, третьи красивыми и нравились
девчонкам, четвертые хорошо одевались и имели свои магнитофоны,- а у него
ничего не было. Ни родительских дач и машин, ни поездок к морю, ни
выступлений на спартакиадах. Его даже в дворовую компанию не принимали:
неинтересен, вял.
Так что ему этот английский? Он уже смирился, что пристанет к
какой-нибудь неинтересной работенке, и ничего для себя хорошего в будущем
не видел. Напрасно думают, что ранняя юность - период безудержного
оптимизма и безоблачного счастья. В четырнадцать лет люди очень остро и
драматично воспринимают жизнь, и свое будущее переживают острее, чем когда
поздней оно сбывается на деле.
"Да,- говорю,- условия для развития у тебя плохие. Теперь проверим
природные данные". И конвоирую его в электрокардиографический кабинет, где
дежурил знакомый техник, наш пятикурсник. Уложил он раздетого Комогена на
кушетку, облепил электродами, поползла ленточка из кардиографа. Просмотрел
он ленту на свет, померил закорючки линейкой: "Энергетический уровень
организма,- вещает важно,- девяносто три и семь десятых процента. Ниже
идеального, но в пределах нормы". И сажает Комогену присоски второго
кардиографа на виски, лоб, затылок. Уж не знаю, какую ахинею выдал
самописец на ленту, но была она преподнесена как новейшее достижение
медицины, интеллект-энцефалограмма. Техник мой с многоученым видом
ленточку "расшифровал" и объявляет изумленно: "Не может быть! Сто тридцать
семь. Сейчас я аппаратуру проверю..." Проверил. Я тоже удивляюсь. Он мне
"объясняет", какой пик что показывает, и на Комогена косится: "Кого вы мне
привели? Парню место в школе для одаренных подростков". Комоген слегка
ожил. Чует, что специнтернат отодвигается.
У сестринского поста ждала моя однокурсница с набором детских
картинок. Она изображала психолога. Комогена якобы проверили на тесты и
сообщили, что к точным наукам способности средние, зато к гуманитарным -
отличные.
"Милый мой,- злюсь я,- что ж ты всем головы морочишь? Катись отсюда и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Володихин Дмитрий - Сэр Забияка в Волшебной стране
Володихин Дмитрий
Сэр Забияка в Волшебной стране


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека