Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Я и сейчас как будто слышу эту добрую женщину в ее простодушном
изумлении.
- Что она терпит адские муки!.. То, что представилось ей за этими
словами, вот эта картина и вправду ошеломила ее.
- Вы хотите сказать, - запинаясь проговорила она, - муки отверженных?
- Да, отверженных. Обреченных. И вот поэтому она хочет разделить эти
муки... - Я и сама запнулась, представив себе этот ужас.
Но моя собеседница, не столь поддававшаяся воображению, не отставала от
меня.
- Разделить муки с кем?..
- С Флорой. - Не будь я готова ко всему, миссис Гроуз, наверно,
отшатнулась бы от меня, услышав это. Но я держала ее в руках, мне надо было
убедить ее. - Как я уже сказала вам, что бы там ни было, это не имеет
значения.
- Потому что вы уже решились. Но на что?
- На все.
- А что значит "все"?
- Ну ясно, это значит, послать за их дядей.
- Ох, мисс, пошлите, ради бога, - вырвалось у моей собеседницы.
- Да, я и пошлю, пошлю! Вижу, что это единственный выход. А то, что у
меня с Майлсом, как я вам сказала, все "разладилось" и он думает, что меня
это отпугнет и он на этом выиграет, - то он увидит, что ошибся. Да, да, его
дядя все от меня узнает тут на месте, и даже, если это понадобится, в его
присутствии, потому что, если меня можно упрекнуть в том, что я так ничего и
не предприняла насчет школы...
- Да, мисс? - понукала меня миссис Гроуз.
- Так причина этому - вот этот ужас. По-видимому, для бедняжки оказалось
слишком много этих ужасов, и не удивительно, что она растерялась.
- Э-э... Но... о чем вы?
- Ну вот хотя бы о письме из его бывшей школы.
- Вы покажете письмо милорду?
- Я должна была сразу же это сделать.
- Ох, нет! - решительно ответила миссис Гроуз.
- Я скажу ему, - продолжала я, не сдаваясь, - что не могу взять на себя
такое дело, хлопотать за ребенка, которого исключили...
- Ведь мы же не знали за что! - прервала меня миссис Гроуз.
- За испорченность. За что же еще - ведь он такой умница, очаровательный,
просто совершенство? Разве он глупый? Неряха? Или калека? Разве он злой по
натуре? Он прелестный - значит, только и может быть одно, - вот это-то и
раскроет все. В конце концов виноват их дядя. Если он оставил здесь таких
людей...
- Он же и вправду их совсем не знал. Это я виновата.
Она побледнела.
- Нет, вы не должны пострадать, - возразила я.
- Дети, вот кто не должен пострадать! - воскликнула она.
Я промолчала; мы глядели друг на друга.
- Так что же я могу ему сказать?
- Вам ничего не надо говорить. Я сама ему скажу.
Я задумалась.
- Вы хотите ему написать? - И тут же спохватилась, вспомнив, что писать
она не умеет. - Как же вы дадите ему знать?
- Я поговорю с управляющим. Он напишет.
- И, по-вашему, он должен написать все, что мы знаем?
Мой вопрос, не совсем умышленно с моей стороны, прозвучал так язвительно,
что мигом сломил ее сопротивление. На глазах у нее опять навернулись слезы.
- Ах, мисс, напишите вы сами!
- Хорошо, напишу сегодня же, - наконец ответила я.
И на этом мы расстались.
XVII
К вечеру я дошла до того, что решилась уже приступить к делу. Погода
опять переменилась, поднялся сильный ветер, и я при свете лампы, рядом со
спящей Флорой, долго сидела перед чистым листом бумаги, прислушиваясь к
стуку дождя и порывам ветра. Наконец я вышла из комнаты, захватив свечу,
пересекла коридор и с минуту прислушивалась у двери Майлса. Постоянно
преследуемая неотступным наваждением, я не могла не прислушаться - не выдаст
ли он чем-нибудь, что не спит, и тут же услышала, правда, не совсем то, что
я ожидала, - звонкий голос Майлса:
- Послушайте, вы там - входите же!
Это был луч радости среди мрака!
Я вошла к нему со свечой и застала его в постели, он был очень оживлен и
встретил меня с полной непринужденностью.
- Ну, что это вы затеяли? - спросил он так дружелюбно, что, если бы
миссис Гроуз была здесь, подумалось мне, она тщетно стала бы искать



доказательств того, что между нами "все разладилось".
Я стояла над ним со свечой.
- Как ты узнал, что я здесь?
- Ну само собой, я вас услышал. А вы вообразили, будто совсем не шумите?
Похоже было на кавалерийский полк! - И он чудесно засмеялся.
- Значит, ты не спал?
- Да так как-то, не очень! Я лежал и думал.
Я нарочно поставила мою свечу поближе к нему и, когда он по-старому
дружески протянул мне руку, села на край его кровати.
- О чем же это ты думаешь? - спросила я.
- О чем же еще, как не о вас, дорогая?
- Хоть я и горжусь таким вниманием, но не скажу, чтобы я это поощряла.
Куда лучше было бы, чтобы ты спал.
- Так вот, знаете, я еще думаю об этих наших странных делах.
Его маленькая твердая рука была прохладная.
- О каких "странных делах", Майлс?
- Да вот о том, как вы меня воспитываете. И обо всем прочем!
На секунду у меня перехватило дыхание, и даже слабого мерцающего света
свечи было достаточно, чтобы я увидела, как он улыбается мне со своей
подушки.
- А что же это такое "все прочее"?
- О, вы знаете, знаете!
С минуту я не могла выговорить ни слова, хотя чувствовала, держа его за
руку и по-прежнему глядя ему в глаза, что мое молчание как бы подтверждает
его слова и что в действительности в целом мире сейчас, может быть, нет
ничего более невообразимого, чем наши подлинные взаимоотношения.
- Конечно, ты опять отправишься в школу, - сказала я, - если только это
тебя беспокоит. Но не в прежнюю - мы найдем другую, получше. Откуда мне было
знать, что тебя это беспокоит, ты же мне ничего не говорил, ни разу даже и
не заикнулся об этом?
Его ясное, внимательное лицо, обрамленное белизной подушки, показалось
мне в эту минуту таким трогательным, как если бы передо мной был больной
ребенок, истосковавшийся в детской больнице; и это сходство так поразило
меня, что я поистине готова была отдать все на свете, чтобы быть сиделкой
или сестрой милосердия и помочь ему исцелиться. Но даже и теперь вот так,
как оно есть, может быть, я могу помочь ему!
- А знаешь, ведь ты никогда не говорил мне ни слова о твоей школе - я
хочу сказать, о старой твоей школе; никогда даже и не вспоминал о ней?
Он как будто был удивлен; он улыбнулся все так же подкупающе. Но он явно
старался выиграть время; он тянул, он ждал, чтобы ему подсказали.
- Не вспоминал?
Не от меня он ждал подсказки, нет, от той твари, с которой я встретилась!
Что-то в его тоне и в выражении лица заставило меня почувствовать это, -
сердце мое сжалось такой мукой, какой я еще никогда не испытывала; так
невыразимо больно было видеть, как он напрягает весь свой детский ум и как
пускает в ход все свои детские увертки, пытаясь разыгрывать навязанную ему
каким-то колдовством роль невинности и спокойствия.
- Да, ни разу, с того времени как ты вернулся. Ты никогда не говорил ни о
ком из твоих учителей или товарищей, ни хотя бы о чем-нибудь самом
пустяковом, что могло с тобой случиться в школе. Ни разу, мой маленький
Майлс, ты даже не обмолвился ни словом, ни разу хотя бы намеком не дал мне
понять, что там могло случиться. Поэтому, ты можешь представить себе, я
просто впотьмах. До тех пор пока ты сам не открылся мне сегодня утром, ты с
того дня, когда я тебя первый раз увидела, никогда ни о чем не вспоминал из
твоей прежней жизни. Ты как будто совсем сжился с теперешней.
Удивительно, как моя глубокая убежденность в его тайном преждевременном
развитии, или как бы там ни назвать эту отраву страшного воздействия,
которое я не решаюсь именовать, позволяла мне, несмотря на еле прорывающуюся
у него тайную тревогу, обращаться с ним как со взрослым, говорить с ним как
с равным по уму.
- Я думала, что тебе так вот и хочется жить, как ты живешь.
Меня поразило, что мои слова заставили его только чуть-чуть покраснеть.
Но все же, как выздоравливающий и немножко уставший человек, он медленно
покачал головой.
- Нет, не хочу, не хочу. Я хочу уехать отсюда.
- Тебе надоел Блай?
- О нет, я люблю Блай.
- Тогда что же тебе?..
- Ах, вы сами знаете, что нужно мальчику!
Я чувствовала, что вряд ли я знаю это так хорошо, как Майлс, и временно
прибегла к увертке.
- Ты хочешь поехать к дяде?
И тут опять его головка с кротко-ироническим личиком слегка шевельнулась
на подушке.
- Нет, этим вы не сможете отделаться!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Пленники Пограничья
Сертаков Виталий
Пленники Пограничья


Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека