Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- А не надо судьбы! Ты это... войну останови! А там мы... я... Ну, в общем, разберемся!
- Ты тоже так думаешь, Шету? - шайман повернулся к хэйкану.
Тот помедлил и кивнул.
Тай-Тэнгри задумался, подбрасывая на ладони неведомо откуда взявшийся шарик - светящийся, полный неровного золотого огня. Из шатра выглянула сонная морда пардуса, но шайман дернул бровью, и зверь, вздохнув, вновь спрятался за пологом.
- Кто-то уже и так изменил судьбу, - медленно проговорил Тай-Тэнгри. - Тебе не суждено было выжить, Кей Войчемир. Три смерти ждало тебя, но ты жив...
Войча вновь вспомнил свой сон. Выходит, не зря снилось!
- Может, не зря кто-то решился на такое... Скажи, Войчемир, ты сможешь править Орией?
- Нет! - честно ответил Войча, но затем подумал и вздохнул. - Ну... Я не то, чтобы... Если надо...
По скуластому желтому лицу промелькнула усмешка:
- Надо. И не потому, что ты - самый лучший...
- Где уж, - Войча вновь вздохнул.
- ...Самый мудрый и самый храбрый. Просто на этом месте оказался ты, а не другой... Я попытаюсь. Кровь можно остановить огнем. Огонь погубит многих - но не всех. Вы согласны? . - А... иначе? - растерялся Войчемир.
Шайман кивнул в сторону сгоревшего дерева.
- У нас нет выхода, - тихо ответил Шету. - Поступай, как знаешь. Великий! Это страшный выбор, но мы его делаем.
Тай-Тэнгри медленно встал - огромный, широкоплечий. Голубые глаза потемнели:
- Быть посему! Пусть все идет, как идет. А там - увидите! Войны не будет. Светлый Кей Войчемир станет править в Савмате, а Смерть проснется не сегодня, а завтра...
Холодом веяло от этого обещания, но никто не спорил. Гости встали, но Тай-Тэнгри уже уходил.
Запахнулся полог шатра, и тут же подул ветер - пронзительный, холодный.
- Пойдем, брат, - хэйкан кивнул в сторону стреноженных коней. - Пора.
В молчании сели на коней, так же молча проделали недальний путь до лагеря. Вдали уже показался Белый Шатер, возле которого горели негасимые священные костры, когда Шету остановил коня и взял Войчемира за локоть:
- Войча... Мне Челеди говорила... Он помолчал, затем усмехнулся:
- Всегда ее побаивался... Она сказала, будто ты просишь ее в жены. Это правда? Как ты решился, брат?
Войча открыл рот и застыл, не чувствуя, как холодные колючие снежинки падают на язык...

Глава шестая. Утья Переправа

Мастер постарался. Маленькое солнце сияло на синей эмали, раскинув разноцветные - золотые и красные - лучи. Восемь лучей - древний знак "савасты", который в Савмате называли "коловрат".
Навко был доволен. И тем, что мастер сходу угадал его замысел, и тем, что это была его собственная выдумка. Еще в первые дни, когда он только присматривался к Кей-городу, стала очевидной странная вещь. Сполоты, верные подданные Кеев, не особо любили знак Кеева Орла. Даже старинный андский Сокол не так часто украшал дома и ворота великого города. А вот коловрат - восьмилучевое солнце - встречался всюду. На всякий случай Навко запомнил это, как привык запоминать всякую мелочь. И не зря. Сейчас, когда его тысяча уже набрана, именно знак коловрата будет украшать кольчуги кметов.
Навко вновь поглядел на работу умельца, положил знак в большой дубовый ларец, аккуратно запер и спрятал ключ. Затем подошел к окну и с удовольствием вдохнул холодный прелый воздух. Весна! Наконец-то!
Здесь, в каменном Детинце, весна почти не чувствовалась. Зато в маленьком Грайвороне, где стояли его кметы, дышалось легко. Навко с удовольствием остался бы там еще на несколько дней, но надо было возвращаться. Здесь, в Савмате, у палатина Ивора накопилось немало дел.
Итак, знак получился удачным. Он как бы завершал всю задумку. Когда Навко попросил разрешения у Светлого набрать тысячу кметов, Улад не возражал и, похоже, тотчас забыл об этом. Навко и не пытался ничего скрывать. Время от времени он сообщал Уладу, как идет набор в его, Иворов, отряд, и даже упомянул, что намерен вооружить кметов новыми самострелами. А вот то, что это не просто самострелы, а гочтаки, да еще улучшенные умелыми руками Вогача-кузнеца, Уладу было знать еще рано. Как и то, что в тысяче, носящей знак сполотского коловрата, не будет ни одного сполота...
Вспомнилось лицо Упада - белое, словно мел, недвижное, застывшее в тревожном ожидании, когда он, Навко, рассказывал о гибели Сварга. Кей слушал жадно, но вопросов не задавал. А когда Навко вместо награды попросил разрешения набрать свой отряд, Кей удивился, но тут же позволил, явно желая закончить разговор. Впрочем, Навко попросил и большую золотую гривну - для Пенко, который и поразил точным выстрелом Рыжего Волка, когда тот вышел на вежу Бряшева.
Теперь и Пенко, и Вогач, и, конечно, Кошик - все были в Иворовой тысяче. Командовал ею Лапак, несколько одуревший от такой невиданной власти, но вполне справлявшийся. Из тысячи гоч-таков было уже готово семьсот, остальные должны сделать через две недели. Значит, можно давать приказ мастерам изготавливать тысячу маленьких солнц. Сполотский знак наденут улебы, сиверы волотичи, харпы и даже огры - все, кого удалось собрать за эти месяцы. Да, он поработал славно...
Навко еще немного постоял у окна, набираясь сил. Он еще не привык работать ночами. Хотелось спать, но он понимал, что лучшего времени не найти. Как и места. Эту вежу - старую, покрытую глубокими трещинами - он тоже выпросил у Светлого. Улад не возражал, и Навко поспешил укрепить дверь и поставить двойную стражу из парней Ла-пака. Теперь он в безопасности - по крайней мере по ночам.
Он позвонил в маленький колокольчик, и тотчас из-за тяжелой, окованной толстым железом двери выглянул сторожевой кмет. Навко кивнул, и тот, кивнув в ответ, пропустил первого, с кем предстояло в эту ночь разговаривать Ивору, палатину Светлого.
- ...Правительница благодарит сотника Навко. Она просит передать, что Край высоко ценит то, что им сделано. Кроме того, правительница обеспокоена тем, что сотник Навко излишне рискует. Она просит помнить, что его жизнь нужна Краю.
Навко отвернулся, чтобы не выдали глаза. Барсак, только что вернувшийся из Коростеня, не должен понять, кто такой "сотник Навко". Пусть думает, что палатин Ивор просто передает Велге то, что таинственному Навко удалось проведать...
Барсака, пленного волотича, Навко буквально снял с кола. Парня удалось спрятать, а затем зачислить в тысячу Лапака. Теперь Барсак постоянно ездит между Савматом и Коростенем, будучи уверен, что выполняет приказы скрывающегося где-то в Кей-городе Навко - лучшего лазутчика волотичей. К Ивору, палатину Светлого, он относился снисходительно - как к предателю, который пытается заработать прощение. Навко это изрядно веселило, но он старался не подавать виду.
- Правительница также кое-что велела передать и тебе, палатин... - Барсак помолчал и усмехнулся. - Край простит тебя, если ты поможешь избежать войны. И если поможешь с оружием, как обещал...
- Войны не будет. Оружие прибудет вовремя... - Навко еле сдержал усмешку. - Кроме того, сотник Навко мне обещал...
- Сотник Навко? Тебе? - глаза волотича задорно блеснули. - Сотник Навко не из тех, кто прощает таких, как ты! Знаешь, он прикончил самого Баюра, Антомирова щенка! Вот так он поступает с изменниками!
Странно, Баюра Навко почти забыл. То ли помогло волшебство Ямаса, то ли мертвец уже не мог и в чем упрекнуть своего убийцу. Теперь и он, и Навко знали, зачем надо было погибнуть сыну Антомира...
- Я попрошу сотника Навко... Может, он заступится за меня перед правительницей, - собственные слова понравились, и Навко все-таки улыбнулся. - Кстати, ты заезжал к Лантаху?
На лице Барсака появилась презрительная усмешка:
- Я чуть его не прикончил, этого подлеца! Не понимаю, зачем он Навко?
Навко развел руками - таинственному лазутчику Велги виднее.
- Он клялся в преданности Уладу и... тебе, палатин. Велел передать...
Барсак достал из сумки что-то небольшое, завернутое в тряпку. Навко развернул - и удивился. Нож! Тот, что он оставил Кобнику. Он и забыл о нем! Кажется, он просил заговорить нож. Он и тогда не особо верил Лантаху, сейчас же это выглядело и вовсе смешно. Навко повертел оружие в руках и покачал головой - на лезвии темнели пятнышки ржавчины. Ножа было жаль.
- Мы уберем Лантаха, - кивнул он. - Но попозже. Сейчас он нужен Навко.
С Кобником пора было что-то решать. Вначале Навко хотел отправить чаклуна в Валин, поселив где-нибудь в глухом селе. Но в последнее время стал опасаться, как бы этот заброда не наведался в Савмат. Может, Барсак и прав...
Отпустив волотича, Навко наконец-то позволил себе рассмеяться. Парень был хорош своей непримиримостью. Что бы он сказал, узнай правду? Однако, это лишнее. Главное - войны не будет, сполотские войска не пересекут старую границу, а сотника Навко, случись беда, встретят в Коростене, как героя. Впрочем, он уже не был сотником. Когда Рыжий Волк умер, Велга присвоила тому, кто отомстил за волотичей, звание тысячника. Конечно, правительница так и не узнала, что Сварга приказал убить собственный брат. Этого Навко не сообщил в Коростень.
Нож он отложил в сторону, чтобы потом как следует вычистить и подточить. Уж больно хороша сталь, да и костяная рукоять впору - как раз по руке.
Кмет выглянул из-за двери. Навко вновь кивнул, ожидая, что в комнату войдет Кошик. Странный парень уже неделю работал над планом весеннего похода, и Навко вызвал его из Грайворона, чтобы вместе посидеть над мапой. Но в первый же миг, когда новый посетитель переступил порог, стало ясно - палатина захотел видеть кто-то другой. Темный плащ скрывал лицо, но Навко тут же узнал гостя и поспешил вскочить.
- Палатин...
Капюшон соскользнул на плечи. Милена, дочь Бовчерода, нерешительно оглянулась по сторонам.
- Чолом! - Навко улыбнулся и шагнул навстречу. - Успокойся, мы одни.
- Кметы... У входа...
- Они будут молчать. Садись.
Девушка кивнула и присела к столу. Навко устроился рядом. Милена - редкая гостья. Значит, что-то случилось...
Они подружились недавно. Милена чувствовала себя одинокой в чужом городе, а палатин Ивор вовремя сумел предложить помощь...
- Я, наверно, уеду, - девушка грустно улыбнулась. - Отец не хочет, но... Не могу!
-Улад?
В ее присутствии Навко мог не называть Волчонка "Светлым". Милена кивнула:
- Я ведь не холопка, не пленная девка! Ты дедич, Ивор, ты должен меня понять. Я люблю Улада, но не могу так...
Со свадьбой дела явно не ладились. Более того, в последнее время Светлый стал поговаривать о посольстве к румам или даже к далеким франкам, где могла найтись невеста на выданье. Девушка из далекого Валина смотрелась бы на престоле чересчур скромно.
- Да брось ты его! Ты что, до сих пор его не раскусила? - совершенно неожиданно сказал Навко и сам удивился. Неискренность уже успела войти в привычку, а Милена нужна ему здесь, в Савмате.
Девушка покачала головой:
- Знаешь, палатин, вначале я тебя очень не любила. Даже боялась. А теперь... Мы стали друзьями, но понять тебя не могу.
Хотелось спросить "Почему?", но Навко сдержался. И так сказано лишнее.
- Ты... Ты хороший друг, Ивор. Но... Мне иногда кажется, у тебя совсем нет сердца. Ты просто не можешь понять... Наверное, ты никогда в жизни никого не любил! Извини...
Слова Милены неожиданно задели, и Навко вновь потерял осторожность:
- У меня была невеста. Дома, там, где я жил. Когда сполоты захватили наш поселок, она... Она погибла.
- Ты... - Милена встала, виновато вздохнула. - Я - дура! Прости, Ивор!
- За что? - Навко пожал плечами, - Ты ведь не сжигала Бусел! Ты даже не сполотка... Ты любишь Кея, но Улад не любит тебя. Ты была ему нужна, потому что ты дочь Бовчерода.
- И только поэтому? - девушка грустно усмехнулась. - Ивор, я обижусь!



Навко еще раз пожалел, что дал разговору зайти явно не в ту сторону. Конечно, Милена красива, но он никогда не задумывался об этом. Для Навко девушка была очередной подругой Улада - не больше. Деревянная фигурка на доске...
- Но отец, похоже, думает точно, как ты. Он запретил мне уезжать. По-моему, он согласился бы, если б я стала Уладовой холопкой.
Навко кивнул. В Валине всемогущий старший дедич был нужен Уладу. Здесь, в Савмате, Бовчерод стал просто одним из многих дедичей, с которым можно особо не считаться.
- Ладно... - Милена помолчала. - Я была у Кейны Кледы.
Навко облегченно вздохнул - разговор вновь свернул в нужную сторону. Он сам предложил девушке время от времени навещать опальную Кейну. Самому видеться с Кледой было опасно - Улад держал сестру под строгим надзором, и Навко немало потрудился, чтобы стража время от времени закрывала глаза.
- Я рассказала ей о Войчемире - то, что ты просил. И о свадьбе, и обо всем прочем... Она была очень рада.
Кейна не признала брата Светлым. Она первая пыталась заступиться за тех, кого Улад потащил на плаху, как только его войска вошли в Савмат. И теперь Навко старался, чтобы Кледа запомнила палатина Ивора. Мало ли, вдруг Кею Войчемиру повезет!
- Я постаралась намекнуть... - Милена усмехнулась. - Нет, я прямо сказала, что это ты передаешь мне новости от хэйкана. Она расспрашивала о тебе...
- Хорошо!
В победу Кея Войчемира Навко не верил, но Кледу в Савмате любили. Впрочем, пока это ничего не решало.
- Палатин... - Милена помолчала. - Я не знаю, что делать... Улад вновь ездил к ней. Он же мне обещал! Что мне делать?
Навко, наконец, понял, почему Милена зашла к нему этой ночью. Улад ездил к Алане.
Это было то, о чем Навко старался думать как можно реже. Но - не мог. Ради любимой, ради Аланы, он нарушил приказ правительницы и пошел в Валин. Ради нее стал служить Рыжему Волчонку. Шли недели, месяцы, а Алана по-прежнему оставалась недоступной. Все было зря...
После страшной ночи, когда Лапак спрятал труп Падалки в лесу, они с Аланой виделись всего один раз, перед тем, как войска Улада вошли в Савмат. Удалось лишь поговорить, и Навко показалось, что девушка наконец-то поверила ему. Он твердо обещал при первой же возможности поговорить с Упадом. А если нет - рискнуть и вызволить Алану силой. Он был готов - набрать десяток горячих голов не составляло труда, особенно в Савмате. Но случилось то, чего никто из них не ожидал. В день, когда ликующие толпы встречали Улада у ворот Кеева Детинца, Алана заболела.
Болезнь была очень тяжелой - и странной. Девушку била лихорадка, она бредила, звала Навко...
Знахари в один голос заявили, что Алану околдовали. Над нею читали заклятья, окуривали дымом, поили отварами целебных трав, но все это помогало плохо.
Навко проклял Кобника, а заодно - и себя. Заговоренную нитку с еле приметным узелком он сгоряча едва не сжег, но затем опомнился. Если Кобник прав, то будет еще хуже. Но, поразмыслив, Навко признал: Лантах не виноват. Чаклун предупреждал.
Только через месяц девушка очнулась, но едва могла вставать. Вскоре Улад увез ее из столицы в одно из пригородных сел. Село принадлежало Кею и надежно охранялось его личной стражей. Как ни странно, болезнь заставила его вновь чаще видеть Алану. То ли в Кее заговорила жалость, то ли слова, вырвавшиеся у девушки в бреду, пробудили ревность - но Улад ездил в село каждую неделю и пропадал там целыми днями.
Навко ничего не мог поделать. Как и Милена - девушка ненавидела соперницу, но боялась заговорить о ней с Кеем. Во дворце шушукались, что именно из-за Аланы Светлый не стал свататься к дочери Бовчерода. Может, из-за этого Милена и стала искать дружбы палатина Ивора - того, кто так близок к Уладу. Но и Навко ничем не мог помочь. Улад ни разу не заговаривал с ним об Алане, а заводить разговор первым было слишком опасно.
Навко слушал Милену, сочувственно кивал, но думал совсем о другом. Он ошибся. Вначале, когда наивно надеялся, что они с Аланой смогут бежать. Затем - когда думал, что Кей просто расстанется с девушкой. Выходило иначе. Пленница могла надоесть Кею, но отпускать ее он не станет. Навко уже успел узнать многое из жизни Кеевых Палат. Прежние владыки Ории годами держали своих наложниц взаперти, под надежной охраной. Красивая девушка - почетная добыча, еще более почетная, чем серебро и даже оружие.
И Навко уже не в первый раз подумал, что у него есть лишь один выход. Кей Улад - Рыжий Волчонок, враг волотичей, убийца собственного брата - должен умереть. Только его смерть освободит Алану. Но что тогда будет с ним, с Навко? Нет, не с Навко - с палатином Ивором!
Только под утро, когда спать хотелось невыносимо, сторожевой кмет впустил в комнату такого же сонного, еле державшегося на ногах Котика. Навко невольно пожалел парня и хотел было отправить его спать, чтобы поговорить днем, но в последний момент решил все же не откладывать встречу. То, о чем предстояло беседовать, не должно достигнуть ушей Улада.
Кошик зевнул во весь рот, виновато моргнул и развернул большую берестяную мапу. Несмотря на сонный вид, парень выглядел совсем иначе, чем в день (точнее, в ночь) их первой встречи. Кошик потолстел, меньше суетился. И голос стал другим - солидным, основательным. Одевался бывший младший конюх в самые дорогие платья и даже стал душиться ароматной румской водой. Впрочем, с поваренком по-прежнему дружил, а перед Навко - откровенно робел.
Навко ободряюще улыбнулся и кивнул на мапу:
- Ну как?
Кошик снова моргнул и развел руками:
- Это было нетрудно. Господин Ивор приказал, чтобы я подумал над планом. Господин Ивор передал мне также план тысяцкого Прожада...
- И что? - нетерпеливо бросил Навко. ...Прожад долго не соглашался на войну с ограми. Он даже заявил Уладу, что палатин Ивор толкает их на восход, потому что не хочет войны с волотичами. Навко выслушал обвинение спокойно и охотно согласился: да, он волотич. И он слишком хорошо знает, что такое война с его сородичами. Для такой войны сил пока нет. А вот с ограми - разговор другой. Улебы и сиверы не поддержат поход против Коростеня, но степняки - враги всех, кто населяет Орию. Война с ограми сплотит страну. Кроме того, Кей Войчемир, называющий себя Светлым, опаснее Велги.
Улада он убедил, Прожада - нет, но тысяцкий все равно остался во главе войска. Он и составил план похода - тот, с которым работал Кошик.
- Я посмотрел. Это обычный план, господин Ивор! Точно так же пытались воевать с ограми раньше - во времена Кея Хлуда и Кея Мезанмира. Но господин Ивор должен обратить внимание, что все эти войны сполоты проиграли. План тысяцкого Прожада предусматривает наступление от Савмата по боевой линии полдень-восход...
Навко вздохнул. Всем хорош Кошик - и умен, и фолии румские читает, и в игру "Смерть Царя" играет лучше всех. Но вот понятно говорить так и не научился. Добро б еще по-сполотски вещал, а то перейдет на румский и начинает изъяснять всякие тонкости. И еще жалуется, что на сполотском таких слов нет...
Кое-что Навко все-таки понял. Из Савмата на восход можно наступать только по двум дорогам. Одна ведет прямо к Денору, к переправе, которая так и зовется - Огрская. Этой дорогой обычно и ходило сполотское войско. Но Кошик считал, что в этом и состоит основная ошибка. Ограм оставляли второй путь - через Утью переправу, которая находилась в нескольких днях пути на полдень. Этим, вторым, путем огры легко могли зайти в тыл сполотскому войску.
- Значит, ты считаешь, что надо наступать через Утью переправу? - удивился Навко. - Но мы же открываем дорогу на столицу!
- Тысяцкий Прожад тоже так думает, - согласился Кошик. - И хэйкан может подумать - вначале. Но господин Ивор, надеюсь, обратит внимание, что если наше войско перейдет Денор через Утью переправу, перед нами будет не одно боевое направление, а целых два...
Дальше вновь пошли мудреные речи вперемежку с румскими словечками. Но главное Навко все же сообразил. Огры не могут пойти на Савмат - иначе сполоты ударят им в тыл. Разделить войско степняки не решатся - их разобьют по частям. Значит, придется принять бой, а местность там холмистая, для огрской конницы не очень удобная...
Замысел понравился, и Навко стал думать, как лучше изложить его Уладу - без румских словечек и всяких "боевых направлений". Кошик прав - принять бой среди холмов, где огрская конница не сможет развернуться, да выставить вперед тысячу воинов с гочтаками...
Разговор с Кошиком затянулся до утра. Отпустив парня, Навко решил наконец-то лечь и поспать, но, оказалось, что его ждет еще один гость. Вначале Навко приказал передать, что поговорит с ним звтра, но потом все же передумал и приказал впустить. Гость был редкий - Червец, сотник, один из приближенных тысяцкого Прожада.
С Прожадом они по-прежнему не ладили. После того, как удалось провести войска через владения Велги, Навко надеялся, что Улад отошлет старого пса обратно в Валин. Но случилось иначе. Прожад стал савматским тысяцким, что по давней традиции делало его вторым человеком во всей Ории. Похоже, Кей Улад не был так прост и не спешил расставаться с верным слугой. Но кое-кто из близких к Прожаду сотников думал о будущем и не хотел ссориться с палатином Ивором. Червец был одним из них. Время от времени он заходил к Навко и рассказывал о городских новостях. Никаких тайн сотник не открывал, все это становилось известно на следующее утро, но Навко каждый раз слушал его внимательно, угощал дорогим румским вином и вновь приглашал в гости. Он знал - Червец еще пригодится.
Но в тот раз Навко очень хотелось спать, и он слушал сотника вполуха. Все это было не ново. В городе толкуют о Кее Войчемире, о завещании Кея Сварга, о том, что без Железного Венца Улад - не настоящий Светлый. Все это говорили и раньше. Весть о том, что десятник Войча, которого раньше почти никто не знал - законный наследник престола, распространилась подозрительно быстро. Впрочем, это были одни разговоры. Кей Улад приказал строго следить за всеми гонцами, пытающимися проникнуть в Савмат, но Кей Войчемир, по слухам, мирно жил у хэйкана, ездил на охоту и похоже, не думал о своих правах. Навко уже успел пожалеть, что не пошел спать, когда Червец вскользь заметил, что в городе видели рахмана Ямаса - одного из близких к Патару людей.
Сон был забыт. Наскоро распрощавшись с сотником, Навко поспешил послать гонца в Грайворон. Рахман появился не зря! Эти разговоры о Войчемире, о Кее Жихославе, о несчастной Кейне Кледе - все не зря! Ямас что-то готовит!
Улад приказал Лапаку направить в Савмат пять сотен кметов с самострелами и полным запасом "капель". Он прикинул расстояние - кметы прибудут в столицу часа через три после рассвета. Значит, можно поспать. Навко велел усилить караулы у вежи и не будить себя до прихода войск из Грай-ворона.
Но отдохнуть не пришлось. Где-то через час, когда холодное весеннее утро только вступало в свои права, гридень растолкал Навко, сообщив то, о чем уже знали-все в Кеевом Детинце.
В Савмате - мятеж.
Первое, что почувствовал Навко, открыв дверь Большой Гридницы, где Светлый обычно созывал совет, был страх. Страх сочился из стен, плавал в глазах бородатых Кеевых мужей, страхом был наполнен душный спертый воздух. Улад, сидевший обычно в большом кресле на возвышении, теперь пристроился на давке в дальнем углу, и это опустевшее кресло с большим Кеевым Орлом на спинке говорило о многом.
На Навко не обратили внимания. Улад еле кивнул, прислушиваясь к тому, что рассказывал ты-сяцкий. Прожад выглядел внешне спокойно, но седая борода необычно топорщилась, а глаза не глядели прямо. Место Навко на таких советах - точнее место Ивора сына Ивора - было слева от Кея, но на этот раз Навко решил не считаться чинами. Если сам Светлый сел в угол - значит, не до того.
Отогнав сонную одурь, Навко помотал головой и постарался вслушаться в то, что говорил Прожад. Вначале он ничего не понял. Какой-то селянин на торге, то ли не похмелившись спозаранку, то ли полаявшись со стражником, во все горло заорал, что Улад - не Светлый, потому как Железного Венца на нем нет, а настоящий Светлый - Кей Войчемир, и о том вчера навы в соседнем лесу ему поведали. Подобное уже случалось, и не раз. Крикунов били плетьми, а то и кнутом, и сажали в холодный поруб - чтоб остыли. Но на этот раз все кончилось иначе. Весь торг - купцы, городской люд, нищие и даже стражники - подхватили этот крик. Толпа, выраставшая с каждым мигом, повалила на Хлудову площадь, и там закипело самозванное вече. Прожада, сунувшегося с сотней стражников, прогнали камнями. Откуда-то появилось оружие, а среди восставших оказались не только кметы, но и десятники и даже кое-кто из сотников...
Навко слушал, и постепенно удивление проходило. В словах Прожада было что-то знакомое. Даже очень! Совсем недавно, когда первый снег еще только упал на холодную землю, тот же Прожад рассказывал на совете о другом мятеже - том, что сверг Кея Сварга. Все начиналось так же, только крик поднял не селянин на торге, а какой-то заезжий кобник прямо на Хлудовой площади. И так же кипело вече, словно из-под земли, появлялось оружие, затем к мятежникам начали переходить кметы - поодиночке, потом - целыми отрядами. Люди словно сходили с ума, но в этом безумии чувствовался трезвый и хитрый расчет...
"Кеи погибнут", - вспомнились слова рахмана. Вот, значит, что задумал Ямас! Сначала гибнет Рацимир, затем - Сварг, теперь сполоты свергают Улада, зовут на престол Войчемира и... И все! Кей Войчемир станет последним Светлым! Кроме него остался лишь Мислобор, но он где-то далеко на полночи, если вообще жив.
Внезапно Навко почувствовал злорадство. Даже не злорадство - просто настал час возмездия. Веками Кеи думали, что рождены править Орией. Пусть теперь все увидят, что Кеева кровь такого же цвета, как и у последнего холопа! Навко вспомнил поле под Коростенем, трупы погибших товарищей... Возмездие! Они все-таки победили!..
Но радость быстро прошла. Глядя на перепуганный совет, на забившегося в угол Улада, он понял: Волчонку недолго править в Савмате. А что дальше? Мятежники не пощадят никого, значит, придется бежать. А как же Алана? Да и не убежать далеко - Кей Войчемир тоже может послать вдогонку своего палатина с несколькими меткими стрелками. Но даже не это главное. Кто будет править? Патар? Ямас? Зачем им будет он, Ивор сын Ивора?
Прожад наконец завершил невеселый рассказ. На миг повисла тишина, затем все заговорили разом. Навко прислушался - и махнул рукой. Кто-то опасался за верность стражи в Детинце, кто-то вспоминал, как во время прошлого мятежа рвали на части нескольких, не успевших убежать, кеевых мужей. Бежать! Это слово еще никто не произнес, но оно витало в воздухе, было на устах... Навко взглянул на Улада. Кей был похож на затравленного волка. Даже не волка - на злого перепуганного щенка.
В дверь вбежал кмет, быстро поклонился, подошел к Прожаду и что-то долго шептал ему на ухо. Шум стих. Тысяцкий медленно встал.
- Они идут сюда.
Никто не потребовал объяснений. "Они" шли на Детинец. Навко похолодел. Бежать поздно - городские ворота наверняка захвачены. Где же его кметы?
- М-мы пойдем на стены!
Улад встал, но остальные даже не заметили этого. Кей растерянно оглянулся, лицо его побелело...
- Я здесь, Светлый!
В первый миг Улад не услышал, затем по его лицу мелькнула растерянная улыбка:
- Ивор! Чт-то д-делать, Ивор? П-прожад г-говорит...
По тому, как Волчонок с трудом произносил каждое слово, стало ясно - Кей действительно растерялся.
- Если п-пойти на стены...
Навко прикинул. Детинец окружен стенами с трех сторон. С четвертой - Червоная площадь, там только ворота.
- Они не пойдут штурмовать стены. Светлый! Надо поставить кметов на площади.
- Но П-прожад говорит, что к-кметы ненадежны...
Старый пес не был трусом. Если он говорит... Навко оглянулся, и вдруг заметил синюшную рожу Лапака. Тысячник стоял в дверях, пытаясь разглядеть в творившейся суете своего хозяина.
- Мои кметы надежны, Светлый! На душе отлегло. Лапак здесь, значит, здесь и пять сотен стрелков с гочтаками!..
- Не слушай его, Светлый! - Прожад оттеснил Навко крепким плечом, став между ним и Ула-дом. - Не верь волотичу! Уходить надо...
Улад растерянно поглядел на тысяцкого, затем - на палатина... Навко улыбнулся.
- Т-ты! - рука в перчатке тонкой кожи указала на Навко. - Т-ты теперь - савматский тысяцкий! Д-действуй, Ивор!
На миг Навко почувствовал гордость и что-то, похожее на злую радость. Вот так, седой пес! Вот тебе и волотич! Но тут же опомнился. Чем гордиться? Стать тысяцким у Рыжего Волчонка?
Впрочем, на рассуждения времени не оставалось. Лапак ждал, и Навко, подозвав его, начал быстро объяснять задачу. Лапак кивал, вежливо дыша в сторону, но перегарный дух все равно заставлял Навко морщиться.
Когда кметы только начали строиться, прикрывая дворцовые ворота, на другом краю площади уже показалась толпа. Навко, стоявший рядом с Уладом у самых ворот, вполголоса выругался: опоздали! Если мятежники сейчас пойдут на приступ...
К счастью, этого не случилось. Толпа наступала медленно, постепенно заполняя площадь. Минуты текли за минутами, и Навко облегченно вздохнул. Его сотни уже выстроились - в три ряда, плечом к плечу. Гочтаки стояли у левой ноги, тусклое солнце сверкало на высоких шлемах. Навко даже пожалел, что кметы не успели прикрепить знаки коловрата на кольчуги. Неплохое было б начало...
Улад что-то спрашивал, но понять его было трудно - Кей заикался. Впрочем, Навко и не старался особо прислушиваться. Сейчас мятежники атакуют. Должны! В обход идти долго, там - стены. Прямой путь - самый верный, к тому же они не знают о самострелах. Бить еще рано, лучше подпустить поближе - тогда "капли" пробьют насквозь даже сполотский доспех.
...Внезапно ему показалось, что дворец стал меньше, сузилась площадь, исчезли высокие дома по краям. И вот уже перед ним не Кеев Детинец, а Моцная площадь Коростеня. Мятежники - дети Матери Болот - идут в атаку, а он стоит рядом с Рыжим Волчонком...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Начало всех начал
Никитин Юрий
Начало всех начал


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


Майер Стефани - Затмение
Майер Стефани
Затмение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека