Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

склепе. Странно, но меня совсем не тянуло узнать, что именно. Я чувствовал
страшную усталость - Смерть, царившая в этом городе, не отпускала меня ни на
час.
Гражданка Тома была слишком занята, наблюдая, как бедного парня пытаются
осторожно поднять на шинелях, и только огрызнулась, когда я попытался
попрощаться. На всякий случай я дважды повторил адрес гостиницы мамаши Грилье,
после чего откланялся и неторопливо пошел прямо по свежим следам - к воротам.
Утром выглянуло солнце, и улица Серпант сразу же показалась уютной, даже
праздничной. Спешить было некуда. Спустившись вниз, я выслушал подробный рассказ
мамаши Грилье о том, сколько усилий требуется, дабы граждане постояльцы
чувствовали себя как дома, а также ее соображения, что именно следует делать с
проклятыми спекулянтами, из-за которых не купишь ни хлеба, ни сахара.
Соображения оказались весьма продуманными, включая установку "национальных
бритв" напротив каждой булочной и конфискацию всего имущества, движимого и
недвижимого, у тех, кто посмеет завысить цены хотя бы на один денье. При этом
достойная хозяйка орудовала спицами особенно истово, а я все пытался понять, что
именно она вяжет. Спросить, однако же, так и не решился, а мадам Вязальщица,
очевидно, почуяв во мне родственную душу, поделилась своим соображением на
весьма важную и щекотливую тему. Оказывается, в последнее время мамаша Грилье
начала постепенно разочаровываться в "национальной бритве". По ее мнению,
"бритье связками" теряло свой воспитательный характер, превращаясь в
обыкновенную рутину. Вздохнув, мадам Вязальщица припомнила славные деньки, когда
гильотины еще не было, и врагов Нации просто вешали на фонарях. Преимущество
фонаря перед "бритвой" состояло, по ее мнению, в том, что в первом случае
граждане сами принимают участие в расправе над аристократом или спекулянтом,
превращая казнь в настоящий народный праздник. В августе 1789-го она, гражданка
Грилье, лично воткнула в рот какому-то откупщику, которого уже поднимали на
фонарь целую охапку сена. Дергавшийся в петле откупшик с сеном в зубах стал
поистине украшением улицы.
Достойная хозяйка даже раскраснелась при этих воспоминаниях. Похоже, она
была готова беседовать на столь близкую ее душе тему бесконечно, но я,
воспользовавшись секундной паузой, поинтересовался у гражданки Грилье, далеко ли
отсюда кафе "Фарфоровая голубка".
Цвет лица гражданки Грилье из просто красного тут же стал
сине-бело-красным. Оказывается, "Фарфоровую голубку" в Париже знает каждый
патриот. В этом кафе собираются истинные друзья народа - якобинцы, а находится
сие заведение аккурат в секции Пик, которая выдвинула в Конвент самого
гражданина Робеспьера. Мое желание выпить кофе в таком месте, похоже,
окончательно убедило ее в моей полной благонадежности.
"Фарфоровая голубка" заметно отличалась от "Прокопа". На стенах вместо
портретов Гольбаха и Бюффона красовались яркие плакаты с изображением дюжих
санкюлотов, поражающих гидру контрреволюции. Свободное пространство украшали
надписи, выполненные от руки, весьма различного содержания. Самым невинным было
обещание некоего Жака свернуть шею "поганому уроду" гражданину Люлье. Часть
надписей оказалась закрашенной, но поверх уже ползли новые руны.
Народу, несмотря на ранний час, было немало. Публика, сидевшая за
столиками, ожесточенно дымила трубками и громко обменивалась репликами. Вначале
показалось, будто в славном заведении происходит какая-то грандиозная ссора, но
я быстро понял, что это попросту привычная среди истинных якобинцев манера
разговора.
У стойки, за которой бледно светился луноподобныи лик хозяина (лунная
поверхность вблизи оказалась, как и говорит астрономия, изрыта изрядными
кратерами и бороздами), толпилось с полдюжины "патриотов". Один из них держал в
руках газету и что-то читал вслух. Бросив беглый взгляд, я заметил, что газета
именуется "Отец Дюшен". Невольно подумалось, что поклонники листка гражданина
Эбера случайно обнаружили в своей компании грамотного и теперь спешат узнать
свежие новости.
Я заказал кофе, мельком отметив, что сей благородный напиток истинных
патриотов готовится здесь в огромной кастрюле, и с сожалением вспомнил заведение
Прокопа. Впрочем, кофе меня не интересовал. Зато сам я сразу же привлек всеобщее
внимание. Похоже, в подобном месте собиралась лишь "своя" публика.
Чтение "Отца Дюшена" продолжалось, но я то и дело ловил на себе косые
взгляды. Случайно оглянувшись, я заметил, что и луноликий хозяин разглядывает
мою скромную персону самым беспардонным образом. Впрочем, уловив мой взгляд, он
поспешил отвернуться.
Я решил, что пора. Отхлебнув того, что здесь именовалось кофе, я встал и
прокашлялся, словно актер перед ответственным монологом. Чтец замолк, и вся
публика воззрилась на меня.
- Граждане патриоты! - воззвал я. - А известно ли вам, что сие заведение,
посещаемое истинными якобинцами, - тут я сделал легкий полупоклон в сторону
слушателей, - этот оплот патриотов из секции Пик, время от времени навещает враг
Нации и Республики, шпион, авантюрист и провокатор барон де Батц?
Ответом мне было глухое молчание. Шум за столиками стал заметно тише, а рот
хозяина раскрылся подобно гигантскому кратеру.
- Так пусть ведает сей де Батц, что его разыскивает добрый республиканец



Франсуа Люсон, который проживает в гостинице "Друг патриота", что на улице
Серпант. Прошу передать ему это при первой возможности.
С минуту стояла поистине мертвая тишина, а затем поднялся шум, куда пуще
прежнего. "Патриоты" переглядывались, кое-кто усмехался, но в основном в глазах
светилось любопытство.
Расчет был прост. Никакой сыщик не станет делать подобного заявления. Меня
запомнят и, без сомнения, расскажут остальным. И уж, конечно, найдется добрая
душа, которая передаст все барону. Ему опишут мою внешность, а у матерого шпиона
должна быть неплохая память на лица...
- К сожалению, гражданин, такой возможности мы пока лишены, - якобинец,
читавший "Отца Дюшена", ухмыльнулся не без злорадства. - Однако же обещаем, что,
как только де Батц будет арестован, мы передадим ему ваши слова. Кстати, где вы
квартируете?
Тон не вызывал сомнений, но я наивно моргнул и повторил адрес. Якобинец
вновь ухмыльнулся:
- Можете не сомневаться, гражданин, мы не забудем.
Я ожидал, что эта публика тут же кликнет патруль, но почему-то этого не
случилось. Чтение листка гражданина Эбера продолжилось, а я, сочтя свой долг
выполненным, допил кофе и, не торопясь, пошел к выходу. У самых дверей я
обернулся - и заметил растерянный, полный недоумения взгляд хозяина. Похоже, я
старался не зря.
По пути в гостиницу я вспомнил, что обещал заехать в полицейский участок.
Объясняться не хотелось, но появление стражей порядка в заведении мамаши Грилье
меня совершенно не устраивало. Итак, я велел кучеру ехать на улицу Сент-Андре.
По дороге я пытался составить более или менее убедительное объяснение
случившегося на кладбище Дез-Ар, но ничего путного в голову не лезло.
В комиссариате всем было явно не до меня. Только что стражи порядка
притащили двоих карманников, которые громко орали, утверждая, что они брали
Бастилию, а посему невинны и неподсудны. Изрядно потолкавшись в небольшой
приемной, я наконец поймал за фалды какого-то чиновника, пробиравшегося к выходу
с изрядной кипой бумаг под мышкой. Говорить со мной ему очень не хотелось, но я
не ослаблял хватки и вскоре узнал, что "кладбищенским делом" занимается комиссар
Сименон.
Комиссара удалось обнаружить в маленькой комнате на втором этаже, половину
которой занимал огромный стол, заваленный бумагами. Гражданин Сименон оказался
под стать столу - столь же огромен и квадратен. На загорелом лице грозно
топорщились прокуренные до желтизны усы. Громадная лапища сжимала
неправдоподобно маленькое перо, которым комиссар водил по бумаге. Рядом высилось
громоздкое чугунное пресс-папье, способное напугать самого отъявленного злодея.
Мое появление никак не обрадовало хозяина кабинета. Послышалось рычание,
после чего мне было велено убираться ко всем чертям и не мешать занятым людям
работать. Но я не убрался и поспешил представиться. Гражданин Сименон произнес
нечто вроде "гм-м" или "хм-м" и начал медленно приподниматься.
Зрелище комиссара полиции во весь рост способно напугать и не такого
человека, как я, но я собрался с силами и остался на месте. Наконец гражданин
Сименон вздохнул, вновь присел и кивнул на табурет, сиротливо стоявший посреди
комнаты.
- Странно получается, сударь, - заявил он, пощипывая левый ус. - Я, видите
ли, только что выписывал ордер на ваш арест. Любопытно выходит, а?
Я немедленно согласился, присовокупив, что рад избавить его от лишней
писанины. Внезапно вид усача стал сердитым, даже грозным.
- А известно ли вам, сударь, что ваша личность нуждается в востребовании
для изъяснения обстоятельств дела связанного с покушением на убийство, равно как
с нарушением имущественных прав?
Что все сие значило, я и не пытался понять, всем видом изобразив полную
покорность и готовность к "изъяснению". Комиссар мне понравился, его усы - тоже
а обращение "сударь" - в особенности.
- Готов дать показания, - подтвердил я. - Однако же жажду узнать о
предъявленном обвинении. Усы гражданина Сименона стали дыбом.
- Изволите шутки шутить, сударь? Я - закон, со мной не шутят! Суть же
обвинения состоит в том, что вы совместно с девицей Тома...
- Гражданкой Тома, - мягко поправил я. В ответ вновь послышалось рычание.
- ...С девицей Тома злодейски покушались на жизнь госпо... э-э-э...
гражданина Вильбоа, и сие покушение не увенчалось полным успехом по причинам, от
вас никак не зависящим. Кроме того, вы совместно с вышеизложенной девицей
преступно торговали телами законно умерших госпо... э-э-э... граждан, с
разрешения муниципалитета имевших временное пребывание в мертвецкой кладбища
Дез-Ар. Я с облегчением вздохнул - бедняга Вильбоа жив. Но остальное мне никак
не понравилось. Похоже, дела "девицы Тома" плохи.
- Однако же, сударь, - начал я, пытаясь попасть в тон, - смею обратить ваше
внимание на нижеследующее пояснение, которое прошу всенепременно занести в
протокол...
"Нижеследующее пояснение" почти не расходилось с фактами. Я лишь кое-что
упростил. С гражданином Вильбоа мы встретились в кафе "Прокоп", где
"вышеизложенный Вильбоа", находясь в состоянии глубокой меланхолии, якобы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека