Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

после нескольких неудачных попыток мне удалось утвердиться на ногах. Поневоле нетвердой походкой я приблизился к другу.
- Ракот, - негромко позвал я, кладя ему на плечо руку.
- Хедин! - У Падшего Мага вырвался хриплый, низкий рык. Никакие муки не смогли вытравить из него ярость и жажду борьбы. Глаза Ракота вновь горели бешеным огнем. - Хедин! Похоже, мы живы, клянусь Великой Тьмой!
- Живы... - с трудом выдавил я из себя. - Мы выдержали, выдержали, слышишь?! - С каждой секундой силы возвращались ко мне, и росла, стремясь вырваться наружу, дикая, первобытная радость, какой я еще никогда не испытывал, оставившая далеко позади даже то, что я испытывал в Замке Всех Древних, когда вновь обрел Ученика после столетий изгнания.
- И что теперь, брат?! - прогремел Ракот, поднимаясь на ноги. - Я верил, что настанет день, когда ты придешь. Думаю, драка сейчас идет нешуточная, ты позволишь мне встать рядом с тобой?
Я мог только поразиться, насколько быстро Восставший пришел в себя. Он был вновь готов к бою.
- Мы возвращаемся на Хединсей, в мою крепость, - произнес я. - Ты прав, драка действительно нешуточная, я схватился с Молодыми Богами, чтобы только вытащить тебя отсюда... Я надеялся...
- Забудь о том суде. - Ракот в свою очередь коснулся моего плеча. - Ты был тогда во многом прав, отговаривая меня от Восстания...
- Но тут без тебя было кое-что сделано. - Я поспешил нарушить наступившее было неловкое молчание. - Теперь у нас есть чем встретить хозяев Обетованного!
- У Мерлина вот тоже нашлось чем нас угостить, - заметил Ракот, расправляя плечи. - Хотел бы я знать, что это за новый ужас?
- Чем бы он ни был, похоже, Мерлину не дали использовать против нас всю мощь этой штуки, - отозвался я, чувствуя слабый проблеск озарения. - Мой Ученик сделал все, что мог, и не позволил Мечу набрать полную силу.
- Славно! - мрачно усмехнулся Ракот. - Ну что ж, надо уходить отсюда, не так ли?
Я молча кивнул, готовя первое из заранее заготовленных Заклятий Возвращения.
Пробиваться к Дну Миров гораздо труднее, чем подниматься оттуда - так опытный ныряльщик отягощает себя немалым грузом, погружаясь в морские глубины, однако на поверхность он может вернуться почти без усилий.
- В ближних Мирах нам наверняка уже приготовлена теплая встреча, - заметил я. - Я постараюсь встретить их, чем смогу, а ты побереги силы...
- Вот уж нет! - возмутился Ракот, его глаза вновь гневно сверкнули. - Чтобы я оставался в стороне?!
Нет, положительно, он нисколько не изменился!
Несложным колдовством, оборотом Мира вокруг себя, я одолел крышу Дна Миров, и мы оказались там, где на меня бросилась бесчисленная рать Ракотовых тюремщиков. Я бы дорого дал, чтобы миновать это место, не задержавшись ни на секунду, однако, увы, это оказалось невозможно, я так и не нашел подходящих заклинаний и источников сил.
Бесчисленные твари из ратей Молодых Богов кишели здесь, как рыба в садке- Мне показалось, что их стало еще больше, чем когда я оказался здесь в первый раз.
И теперь, не теряя времени, все эти воющие и ревущие орды чудовищ повалили к нам.
- Одолжи мне меч, Хедин! - крикнул Ракот, видя, что я собираюсь использовать магию. - Сейчас они увидят, способен ли я еще на что-нибудь!
Я бросил ему оружие. Мне и в самом деле лучше было воспользоваться сейчас магией, а Ракот мог довести ярость чудовищ до крайнего предела, что в свою очередь усилило бы действие моих собственных заклятий.
Ракот лихо свистнул и ринулся в бой. Напавшему на него здоровенному огнедышащему дракону он снес голову одним ударом; я не увидел ни блеска лезвия, ни свиста рассекаемого воздуха - настолько стремительным был удар; казалось, что Ракот просто взмахнул рукой с одним эфесом, без клинка, и неведомые чары сами отделили уродливую голову монстра от безобразного туловища.
Вокруг Падшего Мага началась кровавая свалка, я же тем временем терпеливо накапливал обращенную на нас ненависть. В изгнании я заметил, что ярость врагов может служить источником сил, если, разумеется, найти соответствующие преобразующие заклятия. Пришлось потрудиться, однако сейчас я мог спокойно отражать нацеленные на нас магические удары и, даже не очень сильно вращая вокруг себя Мир, плести ловчую сеть для вражеского гнева. Я использовал похожий прием, когда пробивался вниз, и теперь уже не смог бы воспользоваться точно таким же способом - мои противники сделали необходимые выводы и уже не наваливали на меня потоки грубой магической силы, которой - при желании и соответствующем умении - несложно найти совершенно неожиданное для врагов применение.
Ракот работал мечом, я - плел сети своих заклятий и ждал. Мой друг не подпускал ко мне никого из тварей, и я мог даже подумать секунду-другую о будущем. Магические приемы, давным-давно разработанные и затверженные наизусть, не требовали постоянного вмешательства моего сознания.
Итак, судя по всему, Хаген действительно наделал переполоха на чинном Авалоне. Что-то подсказывало мне, что он все еще жив, и надо было торопиться, чтобы не опоздать, выручая его оттуда.
И второе - что это за заклятие, сотворенное Ракотом в последний момент, перед тем как нас поразил Меч Мерлина? Я никогда не слыхал ни о чем подобном; и чем больше я размышлял, пытаясь восстановить в памяти хотя бы общий его план, тем более зловещим и непостижимым казалось оно мне...
Тем временем удачи отчаянного Ракота довели окружавших нас врагов в буквальном смысле слова до безумия.
Ярость и ненависть их так и захлестывали нас, мои запасы мощи переполнялись, пора было продолжить путь. Я окликнул Ракота.
Ни на миг не переставая работать мечом, он отступил ко мне, так и не показав чудовищам спину. Я схватил его за предплечье, и мы взмыли вверх, оставив позади нас изумленных, растерянных и взбешенных слуг Обетованного.
Словно два огненных болида, мы неслись сквозь Миры. Тысячи и тысячи глаз искали нас, тысячи языков, захлебываясь, передавали вести о нашем появлении, тысячи ушей внимали этим вестям, и их обладатели спешили поскорее передать страшные слова дальше: Ракот восстал! Ракот идет!
Обо мне не упоминали, но тщеславие никогда не числилось среди моих пороков.
Сколько времени потребуется Мерлину, чтобы сотворить новый смертоносный Меч? Сейчас я мог только молить Судьбу, чтобы встретить этот удар не в пути, где нам не было бы спасения, а на Хединсее, давно готовом к самой страшной Магической Войне. Неизвестным в моем уравнении оставались лишь Молодые Боги; но познать пределы их сил я мог лишь схватившись с ними в открытую. Теперь все пути назад были отрезаны, мосты сожжены, я вернул в Мир Восставшего, и теперь исход был предрешен - либо мы с Ракотом, либо Молодые Боги.
Подхвативший нас восходящий поток Силы пронзал один слой Реальности за другим. Погоня - если она и была - давно отстала, и я мог лишь дивиться той легкости, с какой нам удалось выбраться с самых нижних, Темных Миров. Я исчерпал практически все ресурсы заклятий, оставался последний их "слой", как говорят Маги, это целая последовательность взаимосвязанных чар, на-] 1еленных на один и тот же объект, но атакующая его, если можно так выразиться, с разных сторон. Мы можем выдержать еще один серьезный бой, если нас настигнут слуги Молодых Богов (прислужников Мерлина я не страшился), но после, до самого Хединсея, помощи ждать уже неоткуда. Разве только смилостивится Великий Орлангур. .
Разумеется, нам недолго пришлось наслаждаться безмятежным полетом. Нас настигли в одном из безымянных Миров, окружив на бесплодной и холмистой равнине под пасмурным грязновато-серым небом. В тучах скользили громадные крылатые тени летучих ящеров, изредка они стремительно ныряли вниз, к самой поверхности земли; твари ловко подхватывали что-то своими длинными челюстями и снова взмывали вверх.
На наши плечи словно навалилась тысячепудовая тяжесть; кто-то спокойно и уверенно поглотил всю припасенную мной для дальнейшего пути энергию - слишком спокойно и слишком уверенно, чтобы можно было заподозрить Верховного Мага.
Ракот понял все тотчас и мрачно улыбнулся в ответ на мое беспомощное пожатие плечами.
- Они таки добрались до нас... чуть раньше, чем хотелось бы... Ну что ж, я покажу им, что они слишком рано похоронили меня!
Он вновь взял в руки Черный Меч, любовно провел ладонью по лезвию.
- Я рад, что ты сберег его, друг Хедин, - с теплотой сказал он. - Не скрою, мне приятно, что мой подарок оказался небесполезен. Обещаю вернуть, как только покончим с этими толстобрюхими развалинами! - Он указал кивком головы на приближавшиеся темные полчища разнообразных существ, заполнившие собой всю равнину и небо над ней.
- Это еще не так страшно, - промолвил я, озираясь. - От них мы уйдем, но вот что делать дальше...
- А, ты это предусмотрел, - улыбнулся Ракот. - Понятно, как могло быть иначе; что я должен делать - держаться поближе к тебе?
Я коротко кивнул. Пришла пора вскрыть запечатанный тайник Силы, благоразумно устроенный мной неподалеку, где-то в близлежащих Мирах, где именно - я не знал, да это и не играло никакой роли. Главное, что я мог воспользоваться запасенной мощью и продержать на порядочном расстоянии от нас тварей Обетованного, пока мы не сможем уйти в последний наш прыжок между различными слоями Реальности.
Когда кольцо вокруг нас стало сплошным и многообразные духи, демоны, драконы, Служители Стихий и прочая, и прочая, и прочая оказались на расстоянии нескольких сотен шагов, а воздух весь оледенел в ожидании всесокрушающего колдовского удара, я привел в действие свои собственные резервы, высвободив колоссальные запасы Силы, долгие годы собиравшиеся мной по крупицам. Они могли бы быть и больше, эти запасы, но прокля-гый Пес вынудил нас начать раньше намеченного срока.
Небо вокруг нас разом поменяло свой цвет; облака словно бы вспыхнули изнутри, лишь над нашими с Рако-гом головами остался не затронутый пламенем участок. Словно перемешиваемые гигантской ложкой, облака двинулись по кругу, все быстрее и быстрее, сливаясь в сплошную круговерть; неистово загудел ветер.
Хобот чудовищного смерча стремительно опустился с небес, всасывая меня и Падшего Мага; я открыл Врата Миров одним из Великих Заклятий, и мы продолжили путь.
- Лихо! - крикнул мне в ухо Ракот, одобрительно показывая поднятый вверх большой палец сжатой в кулак правой руки. - А вот что дальше?!
Тьма. Свет. Звезды. Мир сменялся Миром; мы неслись все дальше и дальше - но теперь погоня висела у нас на плечах, и я чувствовал, что они нагоняют нас и доберутся до нас скорее, чем мы достигнем Хьёрварда и Хе-дйнсейской твердыни.
Мы уже оставили позади Серые Миры, совсем близкие к нашему; я видел, как Ракот закусил губу.
- Не успеем, - пробормотал он.
- Будем драться, - в тон ему отозвался я, в то же время лихорадочно ища способ избегнуть этой драки.
"Ты успеешь, отчаянный Маг", - услыхал я густой, мощный бас Духа Познания. Во мгле Меж-Реальности проступили направленные на меня глаза, о четырех зрачках каждый.
- Тьма и бездна! - прохрипел ошеломленный Ракот. - Это еще что такое?!
Он, конечно же, тотчас ощутил присутствие рядом с нами исполинской Силы, так разительно отличавшейся от всего, с чем Восставшему приходилось сталкиваться в прошлом-
"Ты успеешь, но будь готов покинуть Хединсей - твой Ученик в беде. Он славно бился и доставил мне множество бесценных сведений, утоливших мой голод и возвеселивших меня; поэтому я говорю тебе: торопись! Во дворце Мерлина лежит он, бесчувственный, но пока еще не бездыханный, придавленный грубыми камнями. А насчет этих не беспокойся. Сейчас я их припугну - но дальше тебе придется действовать самому - Прощай! Уверен, что еще свидимся..."
Не знаю, что такое предпринял тогда Великий Дух, но внезапно я ощутил, что погоня отстает.
- Что это было, что это было?! - клещом вцепился ц меня Ракот. Пока я объяснял ему, в чем дело, а он восхищенно крутил головой, небо в последний раз сомкнулось над нашими головами, и я увидел далеко внизу ясно различимый уже Хединсей.
- Вот это точность! - уважительно заметил Ракот. С высоты хорошо было видно, как крепко досталосы моей крепости от огненных шаров флота воинов в оперенных шлемах и пламенных клинков Алчущих Звезд. Многие бастионы обвалились, почти все дозорные башни исчезли бесследно, но Главная стояла неколебимо, а пока стоит она - удержится и Хединсей.
- Кто это тут так постарался? - удивился Ракот вместе со мной обозревая крепость.
- Потом все рассказы, потом! - оборвал я его - Ты останешься здесь, а я иду вытаскивать Хагена. Похоже, он угодил в западню.
- Оставишь мне ключи Охранных Заклятий? - изумленно поднял бровь Ракот.
Этому и в самом деле можно было удивиться. Охранные Заклятья, ограждавшие жилище Мага, составляли его самую заветную тайну.
- От тебя у меня нет секретов, - ответил я Ракоту. - Я отправляюсь на Авалон. Ты останешься здесь и будешь держать оборону. Вряд ли они начнут прежде, чем я вернусь; подтяни пока в этот Мир все, что тебе подвластно.
- За это не беспокойся, - заверил меня Восставший;
глаза его торжествующе блеснули.
Мы оказались на главном дворе крепости. Гердер, командовавший здесь без меня, не стесняясь, вздохнул с облегчением.
- Все благополучно, мастер Хедин, - отрапортовал он. Действительно, пожары были потушены, пленные разведены по работам (неутомимый тысячник тотчас же стал заделывать проломы в самых угрожающих местах), воины получили отдых и пищу, оружейники спешили пополнить запасы стрел, копий и камней, заменить выщербленные и треснувшие щиты. Кивком головы отпустив тысячника, я поднялся в свой покой; Ракот шел следом.
Я коротко представил Восставшего Читающему Заклятья; им нашлось о чем поговорить, пока я последний раз проверял все магические ловушки и колдовские заслоны, возведенные мной вокруг крепости; первый штурм мы выдержим, а на большее я не рассчитывал.
Торопливо разъяснив суть моих приготовлений Ракоту, я поспешил сплести соответствующее Заклятье Перемещения и уже совсем был готов отправиться в путь, как внезапно всполошился Читающий.
"С места, именуемого тобой Авалоном, пущена стрела волшбы! - взвизгнул он. - Он, ваш наибольший чаро-творец, направил ее в твой остров!"
Так. Браво, браво, Мерлин. Ты недаром стал Главой Совета Поколения. Мгновенно разобрался в происходящем... и вот вам, пожалуйста!
- Попробую остановить, - задумчиво прищурясь, словно при стрельбе из лука, молвил Ракот.
- Собери лучше силы, созови всех, кого сможешь, - постарался урезонить его я. - Это еще не так страшно... это пока еще только проверка...
- Ладно, тогда я пошел собирать своих. - Ракот отошел в угол и принялся творить какое-то замысловатое заклинание.
Читающий вцепился в несущийся на нас огненный клинок, словно дятел в сосну; спустя полминуты я уже знал все, что необходимо. Мерлин превратил Авалон в подобие гигантского насоса, жадно сосущего силы из естественного обращения магических энергий; тонкая вязь волшебных направляющих и колдовских форм превращала рыхлые массы страшных сил в грозное оружие.



Довольно быстро разобравшись в системе крепящих поток Огня чар, я нанес контрудар. Мои заклинания не шли ни в какое сравнение по мощи с заключенными в Мерли-новом копье; однако Стихийная Магия, к которой я прибег на этот раз, тем и отличается, что позволяет отводить многократно более сильные удары, нацеленные в тебя.
И, выдернутые моим заклинанием, скреплявшие Стрелу Мерлина волшебные связки исчезли; в серой мгле Межреальности расцвел небывалый огненный цветок: великое буйство выпущенных на свободу пламенных духов, радующихся краткому мигу свободы, пока новые заклятья не заставят их вновь предаться мрачному делу разрушения.
Разумеется, здесь, на Хединсее, мы ничего подобного не увидели и не услышали - ни сполохов в небе, ни за-горизонтного грохота - все это осталось вне пределов Хьёрварда; однако мы сразу ощутили мощный толчок, до основания сотрясший скалы острова и заставивший обвалиться несколько поврежденных башен.
Стрелы Мерлина более не существовало; но я знал, что Мерлин прекрасно понимает: мне ведомо, что этот удар - пробный, разведка боем. Он знал, что я отражу его первую атаку; он лишь слегка попробовал на зуб прочность возведенных вокруг Хединсея оград.
- Славно, славно, - вновь одобрил меня Ракот, на миг оторвавшись от работы. Я взглянул на него: лицо Падшего Мага блестело от пота, на обнаженных руках перекатывались и скользили бугры могучих мышц - в магических системах Восставшего очень большое место занимало использование его собственной мускульной силы, разумеется, в ее колдовском отображении. Воздух перед Падшим Магом тускло светился, многочисленные огнистые черты сливались в сложный узор, в самой сердцевине которого, словно открывающийся глаз Великой Ночи, постепенно проступало идеально круглое пятно Тьмы. Ракот пробивался к глубинным пластам Меж-Реальности, туда, где еще скрывались его верные слуги, уцелевшие от возмездия Молодых Богов, не бросившие своего старого хозяина и не отрекшиеся от него; используя магическую мощь Хединсея, мой друг упрямо восстанавливал свою власть над темными областями Мира, куда не смогла дотянуться длинная рука Молодых Богов и откуда он всегда черпал силы. В этом заключалась его обычная ошибка - он почти всегда уповал лишь на грубую мощь да на многочисленные свои полчища.
Сейчас через открывшийся узкий межмировой коридор Ракот пошлет весть о своем возвращении - Послание Силы, - и услышавшие его Дети Темноты восстанут из любых пучин. Это отнимало всю его телесную и магическую энергию; зато уже через несколько часов под его водительством встанут легионы существ, тех, что вечно рождает Тьма в бесконечном своем противоборстве со Светом.
Эти Начала равновелики, и ни одно из них нельзя назвать однозначно хорошим или дурным; цвет же - это не более чем символ. Конечно, без твердой руки Ракота Рожденные в Ночи не могли обрести всех своих боевых возможностей; но и то, что имелось, никто бы не сбросил со счетов.
Читающий тем временем приумолк - не оттого, что разом прекратилась вся волшба в пределах Мировой Сферы и ему стало нечем заняться, а напротив: требовалось время, чтобы разобраться в бесконечных хитросплетениях заклинаний, творимых сейчас и на Авалоне, и в Замке Всех Древних, и в Мире Хьёрварда. Меня вдобавок не покидала мысль о слугах Дальних Сил - всерьез ли они решили вмешаться в драку, сочтя момент подходящим для переустройства действительности по своему усмотрению, или же просто похитили Сигрлинн вследствие неурядиц между ее и их подручными? Тут для меня оставалось еще очень много неясного - зачем вообще моя былая возлюбленная сцепилась с Дальними? На каких неведомых тропках Высшего Колдовства они столкнулись лицом к лицу, и ни один не захотел уступить дорогу?..
Однако сейчас я не имел времени разгадывать эту загадку. Надо торопиться на Авалон.
Я простился с Ракотом одним крепким молчаливым пожатием; слова в такой момент излишни- Еще мгновение - и Заклятье Перемещения бросило меня к Дому Мерлина.
Нельзя сказать, что я смог предусмотреть все возможные опасности; Ракот продержался бы, атакуй его хоть все наше Поколение, но спустись в Мир Молодые Боги - и один он не выстоял бы и нескольких минут. Магические бастионы создаются десятилетиями, и посвятить другого, даже Мага, во все тонкости повелевания ими за столь короткое время просто невозможно.
Еще двигаясь путями Меж-Реальности, я ощутил, что ипереди меня ждут несколько слоев спешно воздвигнутой обороны Мерлина. Верховный Маг вряд ли еще понял, куда я направляюсь, - я закрыл свои мысли непроницаемой завесой, той самой, секрет которой так боялся открыть Мерлину в начале описываемых в этой книге событий; я мог не сомневаться: Глава Совета Поколения бросил сейчас все свое чародейское умение на разгадывание содержимого моей головы, моих планов и замыслов, которые я никогда не доверял даже зачарованным тайникам. Клянусь Тьмой, его ждала бы славная добыча, сумей он сломить мое сопротивление! За подобные мысли мне уготована была бы медленная и мучительная смерть; впрочем, я и так знал, что приговорен, с того момента, как обрушил стены темницы Ракота.
Первая встреченная мной преграда, по замыслу установившего ее, задерживала все, стремящееся попасть на Авалон, не важно, магической или вещественной природы. Когда-то, много веков назад, я уперся в подобную вещь и мог только тупо биться о нее лбом, не продвигаясь ни на йоту. Теперь я мог лишь посмеяться над тогдашним не-умехой, полезшим драться, не выучившись толком махать кулаками.
Только почувствовав издали приближение барьера, я поспешил произвести одну из Высших Трансформаций;
свет проходил сквозь препятствие, значит, станем его частицей.
Тут нужно заметить, что к Высшим Трансформациям неохотно прибегают даже самые искусные из Магов. Заклятья эти невероятно сложны, требуют огромных затрат силы, подвержены самым неожиданным влияниям и зависят порой от таких случайностей, что, будь сотворивший их хоть трижды Маг, он может разбираться с последствиями, пока не угаснут Звезды и Творец не явится зажечь новые; требуется соединить воедино и удерживать в постоянном и строгом равновесии все четыре Первоосновы - Огонь, Воду, Воздух и Землю, восемь Вторичных Основ - Камень, Дерево и так далее, сто двадцать восемь Основ Третичных, перечислять кои здесь неуместно, и самому стать одной из этих Основ, а это куда как непросто: нужно довести до состояния чистой Основы все мельчайшие составляющие твоего существа, потом от низших Основ двинуться к Высшим... и так далее, пока не останется одна Субстанция, как говорят Смертные философы...
Нет нужды говорить, сколько времени я затратил, репетируя в мельчайших деталях это превращение; разраба- Е тывая План, я, конечно же, учел и возможность того, что! мне придется прорываться сквозь магические барьеры, и не пожалел усилий на создание соответствующего арсенала.
Мир вокруг меня причудливо замерцал волшебным многоцветьем, и я на миг утратил зрение, память, осязание и все прочие человеческие и магические черты, став частицей чистой энергии, промчавшейся среди мириады подобных сквозь заслон, воздвигнутый на пути косной материи.
Одолев преграду, я вновь стал самим собой - нет ничего опаснее, чем долго оставаться в одной из фаз Великой Трансформации; малейшее нарушение баланса сил - и ты безвозвратно погиб, сгинул без следа и памяти.
Я стоял на земле Авалона, стоял, держа наготове Черный Меч. Вся поляна между зарослями и домом Мерлина была истоптана сотнями и сотнями тяжелых сапог и башмаков, дверь дома выломана, окна выбиты, однако нигде ни одного тела. Войско Хагена ворвалось внутрь - это ясно; но вот что произошло дальше?
Хотя рядом со мной и не стоял Читающий Заклятья, я и без его помощи почувствовал, как в стоящем передо мной разоренном доме сплетаются тугие канаты чародейства. Мерлин не терял времени даром - он собирал силы для второго удара. Как и Ракот, он созывал своих слуг из всех пределов Мира, то и дело обращаясь к оставшимся в Замке Всех Древних с какими-то распоряжениями; и еще - он искал Сигрлинн. Ее имя я смог различить, с такой силой он взывал к ней; его взор настойчиво шарил по просторам моря и земли, пронзал воздушные океаны, но - тщетно.
Несколько минут я просто стоял, прислушиваясь. Неужели он не ощущает, что я уже здесь? Или это хитроумная ловушка? Вход в дом не преграждало ни единого, даже самого простого, колдовского барьера - совсем не в характере Мерлина; однако выбора у меня не было: если Хаген жив, он скорее всего в доме - а я чувствовал слабое биение его сердца. Я взывал к нему, но мой Ученик не откликался - то ли лишившись сознания, то ли мой зов просто не доходил до него вследствие какого-нибудь Мер-линова чародейства.
Я глубоко вздохнул, сотворяя Заклятье Невидимости. От Верховного Мага оно, конечно же, не защитит, но избавит от необходимости продираться сквозь ряды его подручных...
Я шагнул через порог. И тотчас ощутил, как дрогнули фундаменты - Мерлин предложил Хединсею продолжить состязание в искусстве отводить огненные стрелы. Оставалось только надеяться, что Ракот не поддастся искушению устроить грандиозную пламенную потеху в своем вкусе и мягко погасит удар еще в Меж-Реальности.
Внутри дома царил беспорядок. Не разгром, чего следовало бы ожидать после ожесточенного штурма, а именно некоторый легкий беспорядок, с налетом нарочитой небрежности. Ни крови, ни тел - так же, как и перед домом, - ни даже, разрази меня гром, ни даже зарубок на мебели!
Я счел за лучшее хотя бы раз обойти замок Мерлина кругом - и с противоположной стороны его обнаружил наконец несомненные следы боя. Крыша одного их крыльев полностью рухнула внутрь вместе со стропилами и черепицей; над одним из окон чернел уродливый полуовал гари - однако именно там находился сейчас Мерлин и... и мой Ученик!
Я внезапно почувствовал совсем рядом затрудненное, редкое дыхание Хагена. Он без сознания, сомнений в этом нет: и ясно, почему у Заклинательного Зала Мерлина обвалилась крыша: мой Ученик дрался, как лев, и я не ошибся в своем провидении - именно его отвага не дала Мерлину влить в его Меч всю изначально приготовленную для страшного оружия силу.
По осыпи из обломков кирпича и балок я взбежал вверх, уцепился руками за край окна на втором этаже, подтянулся-и оказался в Заклинательном Зале, точнее, в том, что от него осталось.
Даже при самом сильном желании я не смог бы вспомнить, сколько же веков не бывал здесь; прямо передо мной стоял расколотый надвое белый мраморный алтарь:
известный всем Магам моего Поколения как Белый Камень Мерлина, самолично им созданный, вершина его магического искусства. С его помощью он повелевал движением магической силы во всех Мирах Великой Сферы;
мириады существ, имевших истоком своего рождения Магию, подчинялись властительным речениям Камня. Сейчас чудесное изделие Мерлина рассекала сверху донизу тонкая черная трещина, и две половины мраморной глыбы были просто прислонены друг к другу.
Слева от меня, там, где должен был находиться вход в зал, высилась груда битого камня, стропил, досок и тому подобного мусора. Вокруг кучи валялись дохлые муравьи, известные слуги Мерлина; головы их носили следы отчаянных ударов острого и тяжелого клинка. А еще из-под обломков торчали лапы крейта - теперь я понял, откуда на противоположной стене два больших выжженных пятна и почему горел оконный переплет: крейт плевался огнем, но его противник оказался быстрее. И там, под камнями, рядом с чешуйчатой мордой крейта лежал мой Ученик, и он умирал.
А над Заклинательным Мрамором склонился сам Великий Мерлин.
Я вытянул руку с зажатым в ней кольцом, тем самым, что я снял с лапы Замкового Ворона; "Мерлин, Верховный Маг Поколения" - гласили пламенные извивы Первичных Рун.
- Ты звал меня, и я пришел, о Вызывающий, - произнес я положенную ритуалом формулу магического поединка.
Бледный как Смерть, ссутулившийся Мерлин не сразу взглянул на меня, а когда взглянул, стало ясно, что ни к чему напыщенные слова вроде "не ждал меня на Авалоне? Думал, я забьюсь в Хединсейском укрывище?..". Все это стало не важно, да и было не важно - потому что в нескольких шагах от меня из тела Хагена уходили последние капли жизни и я должен был сокрушить непобедимого доселе Мерлина, чтобы вытащить Смертного из-под глыб.
Мерлин тоже понимал, что время слов и этикета прошло. Я не успел и глазом моргнуть, как тот нанес удар. Стремительный, неожиданный, коварный; очевидно, он тоже не терял времени и приготовил мне несколько "приятных" сюрпризов. Только не учел, что десять веков среди людей и прочих Младших Народов - это существенно больше, чем сто тысячелетий в покоях Замка Всех Древних. Он не знал, что значит драться за свою жизнь.
И понятно, почему он дал мне подняться сюда. Чем ближе враг, тем больше шансов, что твоя заранее заготовленная внезапная атака удастся.
Тело мое задрожало, покрывшись обильным потом. Каждая пора выделяла жидкость; то же происходило и со всеми Астральными Телами, только там вместо пота исходила жизненная сила. Мерлин воззвал к Первоэлементам - одному из самых мощных и трудных разделов Высшей Магии, которому он сам отдал века упорных занятий. Если я не остановлю этот поток, то через несколько минут я лишусь всех сил, даже не смогу ходить; останется только связать меня соответствующими заклятьями да направить в сердце смертельную стрелу...
А за этим чародейством уже спешило новое. Мерлин и не мог поставить все на одно-единственное заклятье. Плиты пола размякли и вдруг полезли вверх, обхватывая мои ноги, точно ластящиеся коты; Земля, второй из первоэлементов, готовилась поглотить материю моего тела, едва жизненная сила покинет его.
Не дожидаясь вступления в дело сил стихии Огня, я сам призвал его на помощь. Я не знал, как бороться с этим волшебством Мерлина, точнее, знал, но не имел достаточно времени, что, в сущности, одно и то же-
Оставалось лишь попытаться разорвать тонкие эфирные связи Мерлина с Сущностями Первоэлементов; понятно, почему ему так легко удавалось это сложное колдовство: хозяева Стихии, Молодые Боги, стояли за него.
За немногие оставшиеся у меня мгновения я мог успеть только одно - ударить всей мощью Огненного Заклятья, вложив в него такие силы, чтобы вспыхнули и Меж-Реальность, и Астрал,идаже реки Мирового Эфира.
Под частично обрушившейся кровлей Заклинательно-го Зала вспыхнуло новое Солнце; во все стороны рванулись тугие струи ярко-рыжего всепожирающего огня, подобно могучим океанским валам, способным в приступе яростного натиска крушить стены и опрокидывать башни;
волны пламени разметали еще стоявшие стены зала, в клочья разнесли крышу; я знал, что сейчас эти огненные змеи рвутся все дальше и дальше, раздирая ткань Мира, вытягиваясь исполинскими пылающими реками; мне стоило большого труда отстоять от них самого себя и ту груду обломков, что погребла под собой Хагена
Буйство колдовского пламени длилось недолго - даже у меня не хватило бы сил удерживать такой вселенский пожар дольше минуты; и первыми из падающих пламенных вихрей проступили по-прежнему белоснежный Заклинательный Мрамор Мерлина и сам Верховный Маг, крепко вцепившийся в него обеими руками. Пламя стекало с волшебника, точно вода с тела вышедшего из моря пловца, не причиняя никакого вреда. На это я и не рассчитывал, прекрасно зная, что здесь, на Авалоне, Мерлин отразит любой магический удар, в котором не будет ничего, кроме грубой силы.
Однако и Глава Совета Поколения не смог уберечь свои заклятья от неистового огня. Чары рассеялись, и мы с Мерлином вновь оказались лицом к лицу. Если не считать полностью разрушенного Заклинательного Зала, первая наша схватка окончилась вничью.
Несколько мгновений мы с Мерлином молча смотрели друг на друга.
Очевидно, он не ожидал, что я так внезапно повернусь к нему спиной и, вместо того чтобы пытаться прикончить его какой-нибудь хитроумной волшбой, использую одно из самых простых чародейств, разметав груду обломков над телом Хагена.
Опомнившись, Верховный Маг уже начал сотворять собственное наступательное заклятье, однако я уже успел сгрести в охапку бесчувственного Хагена, подхватить его меч (Диск Ямерта мой Ученик так и не выпустил) и, не мешкая более ни секунды, ретировался, ускользнув из-под самого носа завопившего что-то в гневном исступлении Мерлина. Врата Миров раскрылись передо мной и тотчас захлопнулись. Я стоял на земле Хединсея.
- Скажи людям и гоблинам, что тан вернулся, а его войско подоспеет чуть позже, - на бегу бросил я Гердеру. Понятно, что я ничего не знал о судьбе ушедших с моим Учеником воинов, однако, не увидев крови и тел, мог предположить, что Мерлин скорее всего загнал их куда-то в недра Мировой Сферы; если так, то это еще не беда, с помощью Читающего мы отыщем пропавших дружинников и вернем их обратно, было бы время...
Я бегом взлетел в свой покой на самой вершине Главной Башни острова. Ракот встретил меня на полпути, молча взглянул в лицо Хагена и так же молча подставил плечо, помогая тащить его вверх.
- Ты быстро управился, - уважительно заметил он. - Не узнать осторожного Хедина! Рискует и выигрывает! Чудеса, да и только!
- Лучше помоги удержать его Душу, - озабоченно бросил я Восставшему.
Душу Хагена и впрямь впору было спасать. Доспехи гномов выдержали, на теле моего Ученика не оказалось ни единой раны - и все же жизнь покидала его. Я ощутил следы колдовства, кинул взгляд на Ракота, встретился с ним глазами и понял, что он думает так же - Мерлин не одолел Хагена, но сумел вложить в него такое отвращение к жизни, что Душа сама стала спешить расстаться с телом, хотя повреждения вовсе не были смертельны. А помог успеху этого чародейства тяжкий груз, лежавший на сердце Хагена в последние секунды перед тем, как он потерял сознание, - чувство невыполненного долга.
С тонкой паутиной хитро наложенного заклинания пришлось повозиться; Ракот лишь вздохнул и развел руками: такие вещи, как распутывание чужих заклятий, требовавшие филигранной точности чар, не числились среди его талантов.
- Я отбил вторую стрелу, - сообщил он мне, когда я наконец облегченно вздохнул, запустив весь свой сложный каскад контрмер. - Ничего сложного. Поднял Щит Тьмы - и все, не потребовалось даже второго.
- Он нас проверял, - вполголоса произнес я-- А может... может, просто отводил глаза, сам готовя что-то иное...
Черная смертная тоска, доведшая моего Ученика до полного нежелания жить, тем временем постепенно отступала. Не придумав ничего лучше, я просто оживлял в его памяти все самые лучшие, самые приятные и дорогие воспоминания; из небытия восставали люди, события, краски, запахи, и все это настойчиво вторгалось в опустошенное и затуманенное сознание моего Ученика. И еще я как мог высасывал из его тела все мерзкие следы сражения с Мерлином; и вскоре Хаген открыл глаза.
- Учитель! - вырвалось у него, и глаза мои предательски увлажнились. - Я не... так мы живы?! - Он едва не подскочил на ложе.
Пользуясь неожиданным затишьем в Магической Войне, я постарался как можно подробнее рассказать Ха-гену обо всем, что случилось со мной и Ракотом. Падший Маг церемонно раскланялся; мой Ученик в свою очередь начал рассказ, и я видел безмерное удивление в глазах Ракота - Восставший не мог поверить, что этот Смертный на равных бился с самим Верховным Магом, против которого оказался когда-то бессилен он сам. Повелитель Тьмы, со всеми своими бесчисленными легионами.
- Я обязан тебе спасением, - торжественно произнес Ракот, когда Хаген умолк, - клянусь муками Нифльхеля, которые ничто по сравнению с тем, что выпало на мою долю, - я в неоплатном долгу перед тобой, но надеюсь, что мне представится возможность возвратить хотя бы часть его.
- Не волнуйся, война не закончена, и у всех нас будет предостаточно возможностей спасти друг друга, - заметил я.
- Великая Тьма, ну что же они медлят? - прорычал Ракот, обхватывая ладонями голову. - Надоело ждать!
Однако в этот момент Читающий стал бомбардировать нас разобранными им вражескими заклятьями, да с такой скоростью, что мы едва успевали оценить тот или иной магический пассаж- Творилось нечто странное. Замок Всех Древних одно время попросту взывал к Обетованному, пытался на скорую руку сотворить Астрального Вестника - неудачно, и тогда там стали поспешно собирать все силы, какие только смогли найти; вновь открывались Врата Миров, вновь шагали по земле, летели по воздуху, плыли по морям зачарованные рати, в гробницах пробуждались ото сна великие герои, прославившиеся в битвах с Тьмой; были даже посланы призывы к Дальним и Древним Силам объединиться и сокрушить наконец Вековечное Зло, как они выспренно именовали нас; они даже получили ответы, но их Читающий понять не смог.
Мерлин же бездействовал, и это очень удивляло и пугало меня. Сейчас, когда ему нужно немедленно отправляться в Замок Всех Древних, слать настоящего, быстрого Астрального Вестника в Мир Богов, упорядочить усилия прочих Магов нашего Поколения, пробудить к жизни все его собственные магические резервы, - он не предпринимал ничего, застрял на своем полуразрушенном Авалоне, и Читающий не мог уловить ни малейшего признака творимой там волшбы. Никак не проявляли себя и Молодые Боги - зато зашевелись обитатели Нифльхеля, остря древние, изъеденные ржавчиной мечи, с эфесами из костей мертвых, напоенными трупным ядом. Стервятники почуяли богатую добычу... Насторожился и бог Ялвэн - видно, его потревожили и отвлекли от бесконечной игры в ледяные кубики... Готовились к бою в эльфийских твердынях, альвы же пока сохраняли спокойствие.
Старый Хрофт тем временем наседал на медленно отступающую армию Видрира; Хьёрлейв, властитель Хи-минвагара, внезапно повернул назад, очевидно, встревоженный предупреждениями своих придворных колдунов;
и на острых, как пики, флагштоках цитадели острова Бран-дей, логова Черных Магов, взвились кроваво-алые боевые стяги. Все поняли, что мировой порядок пошатнулся, и готовились либо защищать то, чем владели, либо попытаться присоединить к тому, что имели, еще что-либо...
А нас, виновников всего этого хаоса, как ни странно, оставили в покое, и только теперь я смог спросить у Ракота:
- Кстати, а что это за заклятье ты сотворил, за миг до того, как в нас попало? Я такого никогда не встречал. Ты как-то ослабил Меч Мерлина?
- Я? - искренне удивился Ракот. - Сотворил заклятье? Ничего не помню, но, наверное, раз ты говоришь, так оно и было... - Он наморщился, пытаясь отыскать в памяти нужное, однако довольно быстро сдался. - Нет, ничего на ум не приходит. Наверное, отшибло все- Но можно же спросить. - И он кивнул на Читающего.
"Да, он сотворил небывалое, - ответил мой незаменимый советчик. - Никто в моем Мире о подобном не слыхал, но все чуть не умерли от страха, хотя и не смогли объяснить, отчего вдруг стало страшно. Вот оно, твое заклинание, смотри", - и перед нами вспыхнул длинный ряд огненных рун.
Я сперва попытался сам разобраться в них и не сразу взглянул на Ракота, а когда сделал это, то просто ощутил дурноту: волосы на голове Падшего Мага стояли дыбом, а безумные глаза бесцельно шарили по стенкам покоя. Неимоверным усилием он овладел собой и заговорил - хрипло и отрывисто:
- Это конец, Хедин. Конец всему. Я вызвал в наш Мир Неназываемого.
Пол ушел у меня из-под ног, сознание помутилось.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Сертаков Виталий - Пленники Пограничья
Сертаков Виталий
Пленники Пограничья


Орлов Алекс - Золотой воин
Орлов Алекс
Золотой воин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека