Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
В лесу множество лиан, причем самых неожиданных - есть кактусы-лианы и
пальмы-лианы (Chamaedorea). Лианы из семейства Malpigiaceae перекручены,
как канаты или телефонный шнур, а их крылатые семена так разнообразны по
форме, что бывают похожи на любые летающие объекты и многие нелетающие -
птичек, мух, бабочек, пропеллеры, самолетики, парусные лодки, веера,
звезды, и т.д.
Цветов здесь немного, и почти все они сосредоточены в кронах, а внизу
видишь разве что алые кисти различных Heliconia, одну другой красивее. В
воде, которая всегда есть внутри цветов геликоний, живет несколько
десятков разных видов насекомых. На земле растут всевозможные ароидные,
иногда очень странного облика.
Anturium scheitzerianum, например, похож на красного фламинго, а Arum
conofalloides мало того, что совершенно неприличного вида, так еще теплый
на ощупь и пахнет потом и кожей (он опыляется кровососущими комарами).
И мышевидных грызунов мало. Норы, постоянно встречающиеся в лесу, чаще
принадлежат ящерицам, крабам или броненосцам. Собственно, настоящих мышей
и крыс в Америке вообще не было до прихода белых. Их заменяют
исключительно разнообразные хомяки - среди них есть подземные, водные,
древесные и высокогорные, но в основном они населяют открытые ландшафты. В
Хатун Саче мне встречались только черные крысовидные хомяки Tylomys,
живущие на скалах.
Вечером началась гроза. Я пережидал ее, забравшись под стоявшую у
тропинки скамеечку, на нижней стороне которой оказалась целая коллекция
гекконов. Вдруг раздался оглушительный треск, и в нескольких шагах на
землю рухнуло большое дерево. Обрадовавшись редкой возможности исследовать
верхний ярус, я внимательно просмотрел крону упавшего великана и обнаружил
парочку копьеголовых змей Bothrops smaragdinus. Одна из них была типичной,
изумрудно-зеленой окраски, другая ярко-желтой. Нежные любовники так
страстно сплелись в объятиях, что даже падение с 50-метровой высоты не
отвлекло их друг от друга.
Такого разнообразия лягушек нет больше нигде на свете. За одну ночь
после дождя, не поднимаясь в кроны, я насчитал тридцать два вида одних
только квакш. Бежевые и серые квакши живут на стволах сейб, зеленые - на
листьях, розовые - на цветах бромелий, черные - на тонких ветках, бурые -
на камнях, красные - на цветах геликоний, темно-зеленые - на папоротниках,
а синие - на светящихся гнилушках.
Как и во многих других заповедниках, в Хатун Саче есть свой "фирменный"
вид наземных лягушек из семейства Dendrobatidae. Это чудо природы, "слава
сельвы"
(Dendrobates gloriaselvae), до пояса окрашено в алый цвет с черным
пятиугольником на спинке, а ниже пояса ярко-синее в черных пятнах. Я долго
облизывался на лягушечку, изображенную на сувенирных футболках, кружках и
открытках Хатун Сачи, но никак не мог найти ее в лесу. Лишь в самом конце
выяснилось, что "слава сельвы" всего сантиметр в длину. Поймать эту живую
драгоценность трудно - лягушечки очень шустрые и скрываются в густом слое
опавшей листвы на вершинах сухих холмов. В сырых местах обитает чуть более
крупный D. bicolor, он до пояса красный, а ниже пояса - сиреневый. Этот
вид довольно обычен, но стал известен науке только в 1990 году. В
бромелиях попадается D. azurea, сочно-голубой с алым глазком на брюшке; в
подушках мха в руслах ручейков живет черный в зеленых пятнах D. minutus.
На следующее утро под крышей беседки мне попался небольшой коричневый
удав из рода Corallus. Как и у многих древесных змей, "главный инстинкт" у
него - хватательный. Ведь если, живя в кронах, не будешь всегда крепко
держаться, неизбежно свалишься. Удава можно повесить на палец, зацепив
последним сантиметром хвоста (у древесных змей хвосты тонкие, но очень
сильные) - он так и будет висеть, не пытаясь отцепиться и удрать.
С болтающимся на пальце удавом я вышел к завтраку, вызвав веселое
оживление среди присутствующих. Потом отнес его к соседнему банану и
выпустил в сплетение лиан у основания листьев. Но тут подошли опоздавшие
на завтрак туристы и тоже захотели увидеть удава. "Он сидит вон на том
банане" - закричали все. Трое "гидов-натуралистов" обшарили банан и
смущенно заявили, что удав уполз. Я был уверен, что среди бела дня удав
никуда не денется с дерева, просто его трудно найти в таких же по цвету
сухих лианах. Так и оказалось: змейчик преспокойно сидел там, где я его
оставил. После того, как я нашел удава, а они нет, местные гиды прониклись
ко мне огромным уважением и при встрече раскланивались так, что даже
приседали. Хозяин отеля тут же предложил мне работу, и, быть может, я
когда-нибудь воспользуюсь этим предложением.
В километре от биостанции стоит 70-метровая "смотровая башня" -
поставленная вертикально на растяжках железная лестница с деревянным
кругом наверху. Пока взбираешься на нее сквозь все ярусы леса, чего только
не увидишь - туканы, огненные попугаи (Pyrrhula), маленькие черные
обезьянки-тамарины (Saguinus), которые при виде человека начинают прыгать
вверх-вниз, словно чертенята.
Поднявшись наверх, я достал фотоаппарат "Вилия", чтобы снять панораму,



но тут он вывалился из чехла, упал на бетонное основание башни и
разлетелся вдребезги.
Почти отснятая пленка, естественно, засветилась.
У нас осталась только запасная широкоугольная "мыльница", совершенно
непригодная для съемок живой природы. Если зверь дальше двух метров, на
фотографии его почти не видно, если ближе метра - он уже не в фокусе.
Вспышка работает лишь совсем вблизи, а чуть дальше можно снимать только
при ярком солнце. В результате не удалось снять и сотой доли того, что мы
видели. Впрочем, что ни случается, все к лучшему: у нас и так ушло
несколько сот долларов на пленки и их проявку.
В тот вечер к нам пожаловал гость: желто-зеленый таракан Balaberus
giganteus размером со сторублевку. Когда-то такой великан жил у меня дома,
пока матушка, рассердившись на меня одажды за двойки, не выбросила его в
мусоропровод. К сожалению, в мусоропроводе этот вид не прижился, в отличие
от последовавшего вскоре тем же путем Periplaneta americana, который
теперь обычен по всему нашему району.
Как ни жаль было уезжать из Хатун Сачи, пришлось покинуть этот чудесный
уголок.
Пройдя в последний раз по аллее, где снуют дятелки Picumnus размером с
воробья, мы сели на автобус и двинулись в горы. К сожалению, мы не успели
заглянуть южнее, к племени шуар, бывшим "охотникам за головами". Все
дороги из сельвы на Аллею Вулканов очень красивы - они идут по глубоким
каньонам с тысячами водопадов, некоторые из которых обрушиваются прямо на
асфальт (наверное, это особенно остро воспринимается теми, кто едет в
кузове). Горные леса благодаря крутизне склонов сохранились намного лучше
равнинных, хотя и им в последнее время достается. Обогнув с юга ледяную
глыбу вулкана Чимборасо (6267 м), мы спустились с Анд по другую сторону и
поздно ночью добрались в Гуаякиль, где наша баржа уже стояла под загрузкой.
Оказалось, что до отхода судна остается целых пять дней, и мы,
переночевав в кубрике, уехали в заповедник Cerro Blanco. Хотя он всего в
тринадцати километрах к северу от многомиллионного города, но сохранился
очень неплохо, потому что находится в собственности завода компании
"Эквадорский Народный Цемент". Здесь есть даже ягуары, которых нам, увы,
не удалось увидеть, несмотря на ночные засады в каньонах.
Отсюда и до самого Северного Чили западная сторона Анд гораздо суше
восточной.
Могучее холодное течение Гумбольдта приходит сюда из Антарктики,
определяя всю жизнь побережья и Галапагосских островов, к которым оно
сворачивает от берега. В Эквадоре и на крайнем севере Перу его влияние еще
не такое сильное, и здесь растет сухой тропический лес. Половину года он
орошается только редкими дождями, половину - еще и наползающими с моря
холодными туманами гарруа.
Раз в 4-5 лет с севера прорывается теплое течение Эль Ниньо
("мальчик"), названное так потому, что возникает в дни Рождества. Тогда на
побережье обрушиваются катастрофические ливни, а в море происходит
экологическая катастрофа из-за массовой гибели предпочитающего холодную
воду планктона.
Был разгар сухого сезона, и пейзажи напоминали подмосковную осень.
Ласковое солнце пробивается сквозь легкую дымку, шуршат под ногами сухие
листья, прозрачный лес лишь в глубоких оврагах сохранил часть листвы.
Толстенные бутылочного цвета сейбы Seiba angustifolia, однако, стояли в
облаке белых цветов, словно гигантские вазы.
Мы предъявили в конторе Индульгенцию, и нам разрешили воспользоваться
"кемпингом" - полянкой с душем и площадкой для костра. Здесь мы поставили
палатку и целых пять дней наслаждались тишиной и покоем. До ближайшего
городка, где продавались продукты, всего полчаса ходу, а там можно
освежиться холодным кокосовым "молоком" и искупаться в море. Вдвоем или в
компании Майка, американского ботаника, мы облазили весь горный кряж,
пользуясь тропинками и руслами почти пересохших ручьев. Единственное, что
порой портило эту райскую жизнь - ветер с соседней фабрики рыбьей муки,
прозванный нами "вобляк".
Хотя фауна сухих лесов не так богата, как влажных, ее намного легче
увидеть.
Кого только мы не встретили за эти дни: причудливого древесного
муравьеда (Tamandua mexicana), редкого ночного ленивца (Choloepus
hoffmani), белохвостых оленей, крошечных лесных кроликов (Sylvilagus
brazilensis), похожих на заляпанных белой краской морских свинок пак
(Cuniculus paca), ярко-красных грызунов акуши (Myoprocta)... И флора
оригинальная: у одного из местных деревьев, например, крылатые семечки
размером с комнатный вентилятор.
Особенно много редкостей попадается вдоль ручьев. Идти по их скалистому
ложу очень тяжело, потому что приходиться продираться сквозь колючий
бурьян и толстую паутину гигантских пауков-нефил. Но только здесь можно
увидеть местный подвид зеленого ара (Ara ambigua), которого в мире
осталось не больше двадцати птиц, оленей-мазама, серых древесных крабов,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки
Шилова Юлия
Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки


Володихин Дмитрий - Маяк Хаагард
Володихин Дмитрий
Маяк Хаагард


Березин Федор - Покушение на Еву
Березин Федор
Покушение на Еву


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека