Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Разумеется, никакого оружия здесь не было. И ничего такого, что могло бы сойти за оружие. Не было даже какой-нибудь доски, которую можно было бы использовать в качестве дубины. Радовал только тот факт, что и Соратники обходились без мечей. Может быть, не хотели таскать на горбу лишнюю тяжесть? Тогда на кой черт они по жаре поголовно ходят в доспехах? Если бы эти уроды не носили лат... уж сделать банальную удавку он нашел бы из чего.
Жаров замер... Удавка? А что - эта цепочка вполне подойдет. Вопрос только в том, действует ли магия ожерелья сквозь металл? Он понимал, что все это порядком шатко и необоснованно - но, в конце концов, ничего лучшего у него под рукой не было.
На цыпочках подобравшись к двери, Жаров прижался к стене так, чтобы вошедший заметил его не сразу. Затем снял с ноги башмак и метнул его в дальнюю стену. Раздался довольно громкий стук. Спустя мгновение за дверью послышалось позвякивание металла. Жаров напрягся в ожидании - если он неправ в своих предположениях, если доспехи - достаточная защита, если... что ж, тогда останется одно - в дверь и бежать со всех ног. В конце концов, не могут же эти чертовы латники бегать быстрее полуголого человека?
Створка распахнулась, и на пороге показалась фигура в доспехах. Денис опасался, что Соратник просто окинет помещение взглядом и снова выйдет - но, видимо, удача была на его стороне. Латник осмотрел помещение (знать бы, как ему это удалось, Денис так и не понял, есть ли в этих шлемах прорезь для глаз, во всяком случае, снаружи ее не было видно), затем "увидел" одиноко валяющийся на полу башмак. И сделал два шага вперед.
Словно кошка, Жаров бросился ему на спину. Понимая, что в запасе не более пары секунд, он обвил ожерелье вокруг шеи латника и сомкнул разорванные концы цепочки. И тут же мелькнула паническая мысль - ожерелье порвано, может, будучи поврежденным, оно потеряло и свою силу?
Соратник, попытавшийся резко нагнуться, чтобы сбросить прыгнувшего на него человека, вдруг замер. Спустя мгновение колени его подогнулись, и он тяжело рухнул в пыль. Жаров с уважением посмотрел на тонкую серебристую цепочку - да, сильна штука. Латы не сразу и мечом пробьешь, а тут - одно мгновение, и победа в наших руках.
Фигура на полу зашевелилась, перчатки потянулись к горлу.
- Не трогай цепь, - тихо приказал Денис, мысленно уже готовясь бежать.
Руки латника тут же отдернулись, словно ожегшись.
- Встань.
Фигура поднялась, медленно, словно нехотя. Повернулась лицом к Жарову.
- Я твой господин. - Денис старался говорить медленно, размеренно, так, как всегда говорили Соратники. - Ты рад, что служишь мне. Ты должен выполнить мой приказ. Повтори.
- Вы господин. Я рад служить вам. Я выполню любой ваш приказ, господин.
"Пожалуй, по росту он подходит", - подумал Денис, оглядывая массивную фигуру. Доспехи Соратника были бы лучшей маскировкой - тем более что там, за стенами барака, ясный день, и охрана наверняка увидит шарахающегося без дела невольника. Так что...
- Снимай доспехи.
- Да, господин, сию минуту.
Оказалось, что конструкция лат и в самом деле доведена до идеала. Застежки были расстегнуты в считанные мгновения, и вот уже металл - только сейчас Жаров понял, что это не простая сталь, поскольку части доспеха были куда легче, чем он ожидал, - грудой лежит на полу. Только шлем еще был надет на Соратнике - его нельзя было снять, не расстегнув ожерелья, а пока Жаров не готов был это сделать.
Тело у Соратника было вполне человеческим - только очень бледным. И еще Дениса удивило...
- Почему ты не носишь одежду под доспехами?
- Броня защищает от оружия, от жары и холода, от боевой магии... - начал монотонно перечислять Соратник, словно повторяя заученный урок.
- Ладно, помолчи. И не шевелись.
Соратник замер на полуслове, даже его рот остался приоткрыт. Раз господин сказал не шевелиться - это должно быть исполнено.
Разобраться с креплением лат оказалось и в самом деле не так уж сложно. В отличие от тяжелых панцирей имперской латной конницы, облачение в которые требовало помощи, эти железки человек вполне мог надеть на себя сам. Очень скоро Жаров был затянут в металл с ног и до шеи - и не уставал удивляться мастерству тех, кто изготовил это совершенство.
Да, это был металл - но не сталь. Может быть, что-то вроде титана... хотя скорее всего это было нечто принципиально иное. Легкие - в совокупности не более десяти килограммов, - они производили впечатление очень высокой надежности. Аккуратные, явно вышедшие не из-под молота кузнеца детали панциря закрывали тело целиком - а там, где разместить пластины оказалось невозможно, использовалась кольчужная сетка невероятно тонкого плетения. В целом Жаров был убежден - эти латы не могут являться продуктом средневекового общества, это высокая, очень высокая технология.
Теперь пришел черед шлема. Соратник с готовностью дал себя связать - пришлось разорвать один из мешков, который, будучи набит соломой, использовался рабами в качестве постели. Когда он был надежно скручен, Жаров, предварительно запасшись инструкциями, расстегнул ожерелье на шее пленника.
Оказалось, что все меры предосторожности были нелишними. Как только разомкнулась серебристая цепочка, тело связанного изогнулось, он отчаянно пытался освободиться - и только поняв всю невозможность этого, прекратил дергаться.
Осторожно расстегнув крепления, Денис снял с Соратника шлем. И замер...
Да, ЭТО, безусловно, не было человеком. По крайней мере в привычном смысле этого слова. Эльфы, с которыми Жарову встречаться приходилось, гномы, которых он никогда не видел, ньорк, вампиры и прочие создания, имеющие две ноги, две руки и одну голову, - все они, конечно, не были людьми, поэтому увиденное не стало шоком, скорее просто подтвердило подсознательное ощущение, возникшее тогда, у врат Усыпальницы.
Узкий нос начинался высоко над надбровными дугами, спускаясь к широкому, на пол-лица, безгубому рту. Никакой растительности на лице и на голове в целом не было - только ресницы вокруг глаз, жесткие, густые... Уши - почти слитые с черепом, крошечные, раза в три меньше, чем у человека. И глаза... глаза были самыми странными. Желтые, цвета золота, они имели узкий вертикальный зрачок... как у змеи. Но это лицо нельзя было назвать уродливым - напротив, в нем было какое-то особое обаяние, вызываемое, возможно, соразмерностью всех черт...
Аккуратно положив шлем на пол, Жаров снова взялся за цепочку. У него было немало вопросов, которые следовало бы задать этому существу, - тем более что сейчас ему необходимо было отправиться на поиски Таяны, а для этого нужны были сведения о лагере - об охране, о помещениях, где могут держать девушку, да мало ли еще о чем... Но он допустил ошибку - надо было действовать быстрее. Соратник, увидев, что бывший раб поворачивается к нему с серебристым шнурком в руках, сделал странное глотательное движение, издал короткий стон - и вдруг завалился набок. Денис бросился к нему, уже понимая всю необратимость случившегося - и верно. Соратник был мертв, убив себя каким-то неизвестным Жарову способом.
Вздохнув, Денис поднялся и взял шлем. Забрало оказалось сделанным не из того же материала, что и весь остальной доспех, хотя отличия и были едва заметны глазу. Он осторожно опустил шлем на голову - и даже не особо удивился, обнаружив, что прекрасно сквозь забрало видит. Как будто оно было сделано из стекла... пожалуй, этот материал и был похож на стекло с односторонней прозрачностью.
Застегнув крепления шлема, Денис пару раз подпрыгнул, проверяя, как сидит костюмчик. Было исключительно комфортно, внутренняя поверхность лат, покрытая чем-то мягким, то ли кожей, то ли резиной, то ли (откуда бы ему здесь взяться) каким-то пластиком, не раздражала тело...
Труп Соратника не спрятать... значит, скоро поднимется тревога. Что ж, какое-то время у него есть, и использовать его надо с толком.
Денис вышел из барака, стараясь двигаться медленно, вальяжно, как делали это все Соратники. Огляделся - вокруг было тихо. Ни одного Соратника и уж тем более ни одного раба. Жаров за прошедшие дни насмотрелся многого, увидев и такое, о чем даже предполагать не мог. Например, узнал, что огромные статуи, изображающие, очевидно, пресловутых Арианис и Бореалиса, были не вырублены из скального монолита, как он предполагал раньше. Несколько человек - если судить по длинным, до пят, балахонам, это были маги (Сикста тоже носила такое облачение) - целыми днями возились с огромной, локтей десять в длину и пять в ширину, лоханью. Туда укладывали куски камня - урдосского мрамора, как его называли, - и спустя несколько часов он превращался в густую вязкую массу. Эту массу передавали рабам, которые буквально лепили из нее статуи. Размягченный мрамор застывал быстро - один раз раб не успел освободить из вязкой пакости руку, и она была намертво схвачена камнем. На вопли несчастного о помощи пришли, как и следовало ожидать, все те же Соратники. Денис думал, что маги займутся размягчением камня снова, но Соратник прислал двух других рабов, которые кирками освободили своего менее удачливого собрата, при этом, похоже, раздробив ему кисть во многих местах. Сикста, осмотрев руку раба, лишь развела руками - и спустя несколько секунд равнодушного, покорного судьбе человека сбросили в отвал. Живого... он не сопротивлялся, его не пришлось даже тащить. Он шел к обрыву сам, и только у самого края инстинкт самосохранения на мгновение возобладал над магической властью ошейника. А потом бронированная перчатка Соратника сорвала тонкую цепочку, и раб, получив мощный толчок в спину, полетел вниз. Молча.
Большое двухэтажное здание, построенное из желтого песчаника, Денис знал. Там располагалась резиденция Главного смотрителя Галантора Сурлина, комнаты других Высших, а также покои двух десятков Соратников, которые присматривали за рабами. Статус Соратников понять было очень сложно. С одной стороны, это были воины - судя по тому, как беспечно вел себя ныне покойный охранник, не очень хорошие. Помимо великолепных доспехов, надо иметь еще что-то в голове... Высшие были людьми правящего класса, это было очевидно, им здесь подчинялись все, в том числе и Соратники - и в то же время даже сам Галантор, второе по значимости лицо на строительстве, и тот разговаривает с Соратниками с некоторой долей подобострастия и, отдавая какой-нибудь приказ (явно стараясь делать это пореже), всем своим видом словно извиняется за необходимость чего-то от Соратника требовать. А те, повинуясь, делают это неспешно, словно выполнение приказа - превеликое одолжение и этой стройке вообще, и Галантору в частности.
Если только Таяну не увезли отсюда, скорее всего она где-то в здании.
От лагеря до храма было недалеко - пешком минут десять. Почему лагерь не поставили прямо у входа? Может, господа Высшие не желали дышать пылью? Жаров при этой мысли почувствовал, что его душит кашель - в храме постоянно стояла завеса пыли, рабочие долбили свод и стены, шлифовали и полировали их, добиваясь идеально гладкой поверхности. Вряд ли в этой атмосфере человек мог продержаться слишком долго - месяц, два... а потом того и гляди кровью харкать начнет. Похоже, он и сам уже близок к этому состоянию.
Очень болезненно ощущалось отсутствие оружия. Хотя Жаров и не был мастером фехтования, он настолько привык за прошедшие месяцы к мечу или хотя бы кинжалу на поясе, что теперь чувствовал себя чуть ли не голым. Может, у владельцев столь замечательных доспехов и клинки под стать? Он вспомнил охранника - сомнительно, чтобы этот человек, не обремененный хорошо развитыми мускулами, умел мастерски владеть тяжелым двуручным клинком типа того, что был в руке гигантской статуи Бореалиса.
Пальцы Жарова сжали серебряную цепочку рабского ошейника - свое единственное, но весьма эффективное оружие. Только позволит ли первый встречный нацепить на себя это украшение?
Дверь в здание была открыта. Здесь вообще все было открыто - а от кого запираться, если, кроме хозяев, здесь есть только рабы, ни один из которых не посмеет даже испортить воздух, не будь на то воли Соратника.
Сразу за входной дверью оказался коридор - длинный, со множеством небольших дверей, ведущих, видимо, в различные помещения. Из-за одной, неплотно прикрытой, доносился разговор, Жаров прислушался, узнавая знакомые голоса. Сикста и... наверное, Галантор, кто бы это мог еще быть?
- Наконец-то мы одни. Любимый, я так давно не была с тобой наедине. Неужели ты не можешь сделать так, чтобы нам чаще бывать вместе?
- Сикста, ты же знаешь, для меня работа во славу Арианис превыше всего.
Точно, сам Галантор Сурлин... Жаров довольно улыбнулся - этот жирный ублюдок получит свое. И за ошейник, и за побои... и за многое другое.
- Даже превыше меня? - Звук поцелуя, слабый стон.
- О... девочка...
Похоже, более подходящего момента вряд ли можно было дождаться. Жаров пинком распахнул дверь - что ж, увиденная картина вполне соответствовала тому, что он представил. Говорят, женщина с поднятой юбкой бегает быстрее, чем мужчина со спущенными брюками. Насчет юбки сказать сложно, поскольку Сикста в этот пикантный момент не имела таковой, как, впрочем, и какой-либо другой одежды, а вот господин Сурлин с приспущенными штанами не способен был быстро бегать.
- Ч-что с-случилось, С-соратник? - чуть заикаясь от неожиданности, пробормотал он, делая лихорадочные попытки натянуть на себя одежду. Сикста как-то странно всхлипнула и попыталась залезть под лавку.
Жаров подумал, что тут явно не все так просто. Или местные законы категорически запрещают Высшим совоку... заниматься любовью с магами, либо... Но это не важно. Важно другое - сейчас Галантор ошеломлен, его явно поймали на горячем, а потому из него можно вить веревки.
- Где волшебница, что пришла порталом? - Жаров надеялся, что из-за забрала его голос похож на странный металлический голос Соратника. Или сходство и в самом деле было достаточным, или Галантор сейчас не способен был трезво мыслить.
- Т-там... - все еще заикаясь, просипел Сурлин, неопределенно махнув рукой в сторону коридора. Точнее, махнул он сразу двумя руками, выпустив при этом штаны, которые, конечно же, не замедлили этим воспользоваться, снова свалившись на пол. Он всхлипнул, дернулся было наклониться, но тут же замер, словно испугавшись самой мысли об этом. - Она там, Соратник, последняя комната направо.
- Ее вещи? - коротко бросил Денис, вовремя вспомнив, что без Ключа Ветра их пребывание здесь бессмысленно. Раз Таяну еще не увезли, есть шанс, что и багаж их хранится где-то здесь.
- Да, Соратник, сию минуту, Соратник... - Главный смотритель дернулся было, но тут же понял, что первая же попытка шагнуть - и он растянется на полу. Сурлин бросил на Жарова просящий взгляд, краем глаза указывая вниз, на штаны, позвольте, мол, господин. Денис коротко кивнул - молчаливый жест куда более презрителен, чем любые слова. Особенно когда смеющееся лицо скрыто шлемом.
Натянув штаны и застегнув пояс, состоящий из круглых золотых бляшек - Денис уже знал, что пояс - свидетельство о принадлежности к рангу Высшего, - Сурлин почти бегом бросился к большому шкафу резного дерева. Женщина, все так же скукожившаяся под лавкой, не шевелилась, и Жаров, вынужденный следить глазами за Смотрителем, повернулся к ней боком, практически потеряв из виду. Это было опасно, и он прекрасно понимал это. Но понимал также и то, что сейчас является хозяином положения - пусть и только с точки зрения этих двоих. Ни в коем случае нельзя дать им повод усомниться в этом предположении.
- Вот, Соратник, все их вещи, все как в описи написано... - Сурлин уже протягивал Жарову знакомые мешки, а также небольшую связку оружия, где он с чувством глубокого удовлетворения увидел и свой меч.
Жаров взял сумки. Судя по весу, Ключ лежал на том же месте, где и раньше, если только никто не догадался подменить его подходящим по весу булыжником. Повернувшись, он двинулся к двери, полагая, что сейчас Сурлин и его подруга будут более озабочены собственными проблемами, чем размышлениями о том, кто этот неожиданно появившийся Соратник и каким чертом его сюда занесло.
И замер у самой двери, услышав за спиной голос. Спокойный, лишенный раболепия и заискивания голос Сурлина:
- А могу я увидеть бумаги от его могущества?
Конечно, он и не сомневался в том, что никаких бумаг у свалившегося на его голову Соратника нет и в помине. Как, похоже, и в том, что никакой перед ним не Соратник. И, к слову сказать, трусом Главный смотритель не был - сейчас он стоял в нескольких шагах от Жарова, сжимая в руке тяжелый одноручный меч. Весьма профессионально сжимая, кстати.
- Бумаги? - надменно переспросил Жаров, прикидывая мысленно, насколько опасен может быть этот клинок против доспехов. Прочности этого легкого и довольно тонкого сплава он не знал, а потому лучше исходить из предположения, что оружие представляет определенную опасность. - Тебе надо сейчас думать не о бумагах, а о себе.
Видимо, он все же немного перегнул палку - или просто неправильно интерпретировал истинные причины испуга застигнутого врасплох Галантора.
- Ты хорошо поработала, Сикста, но все же можно было постараться и лучше. - Он обращался к своей подруге, но глаза неотрывно следили за Жаровым, не упуская ни малейшего его движения. Да, неизвестно, какими навыками обладал покойный Соратник, но этот мужик был бойцом. И хотя тело его от спокойной и сытой жизни порядком обрюзгло, стало рыхлым и утратило часть мускулов, боевые рефлексы так просто не растеряешь.
Он качнул мечом в сторону Жарова и сместился чуть в сторону, прикрывая женщину. Денис почувствовал даже каплю уважения к человеку, которого он считал обычным зарвавшимся чиновником, а теперь этот человек спокойно стоит с одним мечом против закованного в латы и вооруженного противника (достать свой меч Жаров мог в одно мгновение), да еще и старается защитить свою подругу.
- Акцент все еще слышен, Сикста... как там тебя... Денис.
- Денис, - чуточку насмешливо поправил его Жаров. Его узнали, и играть в молчанку было бессмысленно. Сейчас скорее всего все решит сила.
- Это не важно, - усмехнулся Галантор. - Трупу имя ни к чему, так? Его могущество простит меня, если я скажу, что ты пытался бежать, завладел Броней Бореалиса... Соратника ты убил, надеюсь?
Из-под лавки послышалась икота. Видимо, Сикста болезненно переживала крамольные речи своего возлюбленного.
- Пришлось, - кивнул Жаров.
Вряд ли удастся избежать драки. В любой момент здесь может оказаться кто-то из Соратников, а ему не улыбалось сменить двоих противников (а волшебницу ни в коем случае нельзя было сбрасывать со счетов) на троих или более. Жаров бросил мешки на пол, рывком извлекая из ножен меч.
- Горишь желанием последовать за ним?
- Странные слова, - хмыкнул Галантор, и по лезвию его меча пробежали крошечные искорки. - И неизмеримое самомнение. Что ж, называющий себя охранником... посмотрим, что ты сможешь сделать против рыцаря-Высшего.
И он атаковал. Выпад был стремителен и убийственно точен. Жаров не один десяток раз отрабатывал похожий прием с учителем и почти ни разу не сумел тогда отразить его. Не получилось и сейчас - по крайней мере так ему показалось в первый момент.
А потом он понял, что получилось... получилось подставить свой собственный клинок под удар меча Сурлина. Только вот после этого его клинок укоротился на добрых две ладони. Обрубленный кусок металла лежал на полу, а смотритель, сделав шаг назад, удовлетворенно улыбался.
- Забавно, не так ли? Это оружие заклинал маг второго уровня, и ты даже не представляешь себе, на что он способен.
Денис не представлял и не собирался. Менее всего ему хотелось испытывать странное лезвие на собственной шкуре. И уж если на то пошло, и на броне тоже - мало ли, может, эта Броня Бореалиса не столь уж и прочна.



Галантор был не прочь позлорадствовать, но как человек опытный понимал, что не в его интересах давать противнику время оправиться и найти выход из сложного положения, а потому атаковал снова... Звенели, скрещиваясь, мечи - и почти всегда этот звон сопровождался и другим звуком - звуком падающего на пол очередного металлического обрубка. Вскоре их лежало там немало - больших и не очень. А в руках у Жарова остался эфес, да на нем - сантиметров двадцать клинка.
Фехтовал Галантор средне. Не сказать, что хуже самого Жарова, во всяком случае, меч в руках он держал куда увереннее. Но атаки были просты и бесхитростны, рассчитанные не столько на ловкость свою или ошибку противника, сколько на всесокрушающую мощь зачарованного меча. Когда-нибудь эта привычка всецело полагаться на оружие может Галантора крупно подвести, но сейчас он вполне контролировал ситуацию.
Жаров швырнул остатки меча в лицо смотрителю. Тот точным движением своего клинка отбросил искалеченный эфес в сторону.
- Лично против тебя, Денис, я ничего не имею. - Правильно выговорить имя противника он и не старался. К чему такие условности с потенциальным трупом. - Но вот твоя спутница мне весьма, весьма интересна. Уйдешь без нее? Отпущу. Не уйдешь, вижу. А ведь ты солгал, ты не охранник. Охраннику нет дела до нанимателя.
- Избавь меня от нудных разговоров, - фыркнул Денис, мысленно снижая Галантору как противнику оценку. Вступать в разговор с жертвой не следовало бы. Хотя... а ведь он говорит совершенно серьезно, и во взгляде не чувствуется стремления схитрить. Ведь и в самом деле отпустит...
- Ладно, - внезапно согласился смотритель и кивнул. - У тебя есть принципы, и они достойны уважения. Хочешь умереть быстро? Я не возражаю.
И он сделал стремительный точный выпад.
Меч лязгнул о доспехи и отлетел в сторону. На миг на лице Галантора отразилось непомерное удивление, сменившееся пониманием. Не давая Денису опомниться, он набросился на него, нанося беспорядочные, но довольно мощные удары. Часть из них Жаров отразил затянутой в латы рукой, но их сила бросила его сначала на колени, а затем и опрокинула на спину.
Смотритель рубил лежащего Жарова, как бревно, - не мудрствуя, не тратя силы и время на какие-то изыски. Просто ухватил меч двумя руками и молотил, молотил... Тщетно, доспехи пружинили, клинок, несмотря на магическую подпитку, щербился...
- Проклятая броня... - Галантор начал уставать, но все еще держал темп, не давая Жарову ни малейшего шанса подняться. Денис помнил первый закон магии о том, что нет совершенства ни в чем, а потому шанс на то, что зачарованный меч все же найдет уязвимое место, всегда оставался. - Ну почему... у меня нет... клинка... уф... равенства...
Что такое клинок равенства, Жарова сейчас не интересовало, хорошо хоть, его и в самом деле не было. Видимо, смотритель знал, о чем говорил. Заметив, что удары обрушиваются на него уже не с той частотой, как раньше, Денис изловчился и ударом ноги подсек Галантора. Тот грохнулся на спину, но тут же вскочил. Но и Жаров уже был на ногах, и теперь они снова стояли лицом к лицу.
- Сикста, нет! - рявкнул Сурлин.
Предупреждение несколько запоздало. С пальцев волшебницы сорвалось голубое сияние молнии, разряд ударил Дениса в плечо и, полностью отразившись от матово поблескивающего наплечника, ушел в стену, проделав в ней отверстие размером с голову человека. Комнату заполнил запах горящего дерева.
- Сикста, не вмешивайся, - уже более спокойно, постепенно восстанавливая дыхание, приказал ей Сурлин. - Против Брони Бореалиса твоя магия не подействует.
"Какая-то подействовала бы", - мысленно усмехнулся Жаров, радуясь, что смотритель не видит выражения его лица. Видимо, информация о магической защите этих доспехов имела под собой веские основания, но была, мягко сказать, неполной.
- Ты лучше иди позови Соратников. Пора заканчивать с этим фарсом.
А вот это в планы Дениса не входило. Он мысленно попросил прощения у волшебницы, а также у всех женщин, кого такое отношение могло бы оскорбить, и, шагнув наперерез метнувшейся к двери Сиксте, аккуратно двинул ей кулаком в челюсть, надеясь лишь не раздробить кость.
Волшебницу отбросило назад, она врезалась спиной в стену и сползла по ней, потеряв сознание.
Это зрелище полностью выбило смотрителя из колеи. Взревев так, что услышали его, наверное, и у самого храма, он бросился на Жарова, занося оружие над головой. Не слишком удачное решение в условиях помещения - как и следовало ожидать, меч врезался в потолок и, пусть и прорезая в нем глубокую борозду, замедлил движение. А через мгновение Жаров нанес еще один удар кулаком - правда, в этот раз он не особенно сдерживался.
Как и можно было ожидать, первым пришел в себя мужчина - зашевелившись, Галантор тупо уставился на Дениса. Цепочка, поблескивающая на его шее, полностью подавила его волю, и теперь на полу сидело тупое создание, готовое со всем старанием выполнить любой, даже самый идиотский, даже идущий вразрез с инстинктом самосохранения приказ.
Меч Жаров уже прицепил к поясу - хотя и обратил внимание, что в его руках клинок сразу потерял способность искрить. Попытка рубануть по стулу (хотя мебель перед ним ничем не провинилась) оставила на дереве лишь зарубку - не больше, чем от удара самым обыкновенным, не слишком хорошо заточенным мечом. Убедившись, что Галантор его слышит и понимает, и, приказав ему не шевелиться, Жаров взял со стола чудом не опрокинутый во время драки кувшин и без особого пиетета выплеснул его содержимое на обнаженное тело женщины. Сикста фыркнула, дернулась и пришла в себя.
- У меня нет настроения долго разговаривать с тобой, - заявил он волшебнице, кивая в сторону сидящего на полу Га-лантора, буравящего стену остановившимся взглядом. Конечно, Сикста тут же увидела ошейник на шее возлюбленного, потому что вскрикнула и сделала попытку броситься к нему. - Приведи сюда ту женщину... или...
Он несколько картинно извлек меч из кольца на поясе.
- Зачарованное оружие действует только в руках того, кому предназначено, - несколько надменно заявила волшебница.
- Возможно, но это все равно хороший кусок стали, которым твоего дружка можно зарезать. Делай что я сказал. И запомни... позовешь на помощь - меня, возможно, убьют. Но он, - кивок в сторону равнодушного ко всему на свете смотрителя, - он этого не увидит.
И она сломалась. Жаров понимал, что если ее столь явная тяга к Галантору не показушная, не вызванная разницей в их положении, не построенная на корысти, то она сделает именно так, как надо. Если же нет... отменный повод избавиться от них двоих сразу. Может, ему надо было бы просто связать их обоих и сходить за Таяной самому, это было бы правильно, и Жаров сам не понимал, почему поступил иначе.
- А если... если я сделаю... как ты говоришь, ты... отпустишь его?
- Обещаю.
- Я... я не верю. Ты все равно убьешь... его... меня... нас обоих.
Жаров пождал плечами - интересно, как этот простой жест выглядел. Все ж на нем доспехи.
- Можешь верить или не верить, это твое дело. Мне не нужна ни его жизнь, ни твоя. Мне нужна моя женщина. - Денис на мгновение запнулся, эта фраза прозвучала несколько двусмысленно, и он даже не знал, какой именно смысл на самом деле вложил в нее. - Она, наши вещи да еще пара скакунов.
- Ска... ты имел в виду коней?
Жаров мысленно выругался. Ну разумеется, скакуны появились много позже момента строительства Усыпальницы, которая была построена за сотни, а может, и тысячи лет до Хрустальной Цитадели. Или нет? Сейчас думать об этом не хотелось, потом, если им удастся выбраться отсюда, с Таяной можно будет обсудить и это, и многое другое. И заодно странную ошибку этой су... многоуважаемой богини, которую черт дернул отправить их в невообразимое далеко. Хотелось бы знать, как поведет себя Таяна при виде коня?
- Да. Пару коней, чтобы мы могли уехать отсюда. Если сделаешь все как надо, клянусь... клянусь именем Арианис, я отпущу его. Целым и невредимым.
- Я приведу... - Она, все еще обнаженная, схватила в охапку свой балахон. - Я быстро, я сейчас.
Волшебница исчезла за дверью. Жаров прошелся по комнате, затем осмотрел свои доспехи. Лезвие меча, которым молотил его Галантор, не оставило на броне даже царапин. Денис покачал головой - ну невозможно сделать такие латы при существующем уровне технологий даже с учетом того, что знал он об этом уровне ничтожно мало. И потом... он не мог отделаться от ощущения, что латы эти - не совсем боевая броня. Слишком они... функциональны, что ли. Никаких украшений и декоративных элементов, никаких шипов или зацепов, все предельно просто - и в то же время очень сбалансированно.
А вот меч явно носил следы ковки и был пусть и хорошо исполненным, но явно кустарным изделием. Он покрутил клинок в руках, приноравливаясь к новому оружию. Лишившись своего старого меча, превращенного в обломки, он все равно должен найти замену. Этот вполне подойдет. Жаль, что его магические свойства не проявляются... ну да ладно.
В дверь проскользнула Сикста. Выражение ее лица было виноватым и донельзя испуганным.
- Господин... простите... я забыла... простите, молю... только не убивайте.
- Перестань ныть, - недовольно фыркнул Жаров. - В чем дело?
- Ваша подруга... на ней Саван Лояльности, она не может двигаться.
- Что за саван? - Рука Дениса сжала эфес меча, женщина заметила это и побледнела еще больше.
- Это заклинание, оно лишает подвижности и... но я могу снять его, если вы позволите, господин.
- Что для этого надо?
- Ничего, господин, но это потребует времени. Не очень много.
- Хорошо, веди меня. - Он повернулся к стоящему на коленях Галантору. - Встань и иди за мной.
Тот послушно встал и, чуть прихрамывая - видимо, ногу отсидел, - двинулся вслед за Жаровым.
Помещение, куда они вошли, было маленьким - гораздо меньше той комнаты, что смотритель отвел себе под личные покои. И куда более бедно обставленным. По сути, это было просто место для ночлега - кровать была единственным предметом мебели. И посреди комнаты стояла Таяна. Она была все в том же дорожном костюме, только кинжал с ее пояса был снят. И еще - девушку окутывало переливающееся золотистое сияние. Облачко мелких золотых искорок непрерывно находилось в движении, искажая черты Таяны, не давая толком рассмотреть ее. Вроде бы глаза были открыты, а выражение лица... Жаров подумал, что Тэй явно не в духе.
Денис приказал своему пленнику сесть, предполагая, что Сурлин сядет на койку, но тот, получив приказ, тут же опустился на пол. При этом его позу сложно было назвать удобной. Денис вспомнил, с каким равнодушием к подобным мелочам относилось и его собственное тело, когда эта цепочка была на его шее. И ничего не стал менять - так даже лучше. Из такой позы не вскочишь в один момент, да и лучше уж Жаров будет стоять между Сурлином и его подругой, которая вполне может попытаться сорвать ошейник со своего возлюбленного.
- Я могу начинать, господин? - робко спросила Сикста.
Сейчас она совсем не напоминала ту безгранично уверенную в себе особу, которая одним лишь движением брови отправляла больных рабов в отвал на смерть. Он видел, что волшебницу бьет озноб, она боится... боится, что, как только снимет заклинание с Таяны, как только приведет лошадей, тут же получит удар в спину. Наверное, меряет людей по себе... Хотя Сурлин, может, не такой уж и подонок... просто работа у него такая. И не трус, за что и заслуживает толики уважения.
- Начинай. И упаси тебя... Арианис, если ты навредишь моей спутнице.
Женщина подняла руки и запела. Золотая пелена колыхнулась, по ней пробежала сильная рябь. Слова заклинания лились легко и плавно, Сикста словно на некоторое время забыла все свои страхи и теперь просто умело делала свое дело, ни на что не отвлекаясь. Вот первая искорка оторвалась от золотого марева и скользнула к ладони волшебницы. За ней последовала вторая, третья - и вот уже целый рой сияющих пылинок мчится от укрывающего Таяну савана к воздетым рукам Сиксты. Жаров смотрел на нее как завороженный - и вдруг увидел на тыльной стороне левой кисти женщины знак - то ли герб, то ли просто татуировка... стилизованное изображение руки, пробитой насквозь тонким кинжалом. Татуировка чуть заметно светилась мертвенно-зеленым светом, пульсировала, попадая в ритм льющимся словам заклинания.
Прошло не менее десяти минут, прежде чем марево начало редеть, - к этому времени в ладонях волшебницы собрались два ослепительно ярких солнышка. И тогда, завершив песню на высокой, немного пронзительной ноте, она резко сжала пальцы. В то же мгновение колдовство исчезло, и Жаров даже вздрогнул - настолько темно вдруг сделалось в комнате.
Таяна дернулась, затем медленно обвела взглядом собравшихся в комнате. И тут Денис понял, что произойдет в следующий момент. Он шагнул вперед, чтобы остановить подругу, в глазах которой плескалось ищущее выхода бешенство, - и почти опоздал. Резким взмахом руки Тэй метнула огненный шар прямо в лицо Сиксте. Похоже, отношения между этими двумя женщинами не сложились с самого начала. Наверное, прежде чем попасть под действие заклинания, Таяна успела проснуться...
Скорее рефлекторно, чем осознанно, Денис поймал ладонью небольшой, с грецкий орех, пламенный шарик - и даже не успел подумать, устоят ли чудесные доспехи под ударом пламени, способным прожечь сквозную дыру в закованном в сталь рыцаре. Доспехи устояли - хотя руку рвануло так, что он ощутил дикую боль в плече. Только умные сочленения лат предохранили плечо от вывиха.
- Тэй, успокойся! - рявкнул он. - Не надо!
Только сейчас он подумал о том, что девушка, не видящая его лица, вполне может зачислить и его в число своих врагов.
- Таяна, прошу, перестань! - Резким движением он поднял забрало, даже не думая о том, что Сикста может воспользоваться случаем и нанести удар. Но та стояла неподвижно, бледная, испуганная - понимала, что только что находилась на волосок от смерти. Даже самый ловкий человек вряд ли смог бы на такой короткой дистанции уклониться от атаки. Да и Жарову удалось перехватить выстрел только потому, что он хорошо знал Таяну и знал также, чего от нее можно было ожидать. - Перестань, это я. Все уже в порядке, все будет хорошо!
- Она! Меня! - У белой от злости Таяны перехватывало дыхание после каждого слова. - Уничтожу-у-у!!!
Денис сделал еще один шаг и обхватил девушку железными руками. При этом он все же постарался не выпускать своих невольных спутников из виду. Тэй попыталась вырваться, а потом просто разревелась.
- Тише, девочка, тише... все прошло, теперь все будет хорошо, честное слово...
Он повернулся к Сиксте.
- Мне нужны лошади, хороший моток крепкой веревки, провизия на несколько дней. - Потом, подумав, добавил: - И хотя бы десяток монет.
Судя по выражению глаз женщины, в которых страх сменился пониманием и даже презрением, она решила, что Денис, пользуясь случаем, решил их ограбить. Он не стал разочаровывать ее - тем более что за месяц рабского труда они и так были ему должны. И их счастье, что Жаров не намерен был взыскивать долг полностью. Несколько долгих секунд их взгляды были прикованы друг к другу, затем Сикста опустила глаза.
- Я все приготовлю.
- И поторопись.

- Все-таки я тебя не понимаю. - Таяна никак не могла успокоиться и время от времени, оборачиваясь, бросала в сторону уже давно скрывшегося вдалеке лагеря весьма кровожадные взгляды. - Ты держал их в руках... они убийцы. Они подонки... и что? Ты всего лишь связал эту парочку? Не кажется ли тебе, что они заслужили чего-нибудь более... неприятного?
- Заслужили, - не стал спорить Денис. - Может быть, они заслужили даже смерти. Но я пообещал, что отпущу их обоих без вреда, если будут выполнены мои требования. Они выполнили все честно. Вот даже лошадей нашли.
Лошади и в самом деле были очень неплохими. Под Жаровым приплясывал гнедой жеребец, для которого закованный в латы всадник был не таким уж и большим грузом. Симпатичная, серая в яблоках, кобылка Таяны была поменьше, но поражала изяществом линий. Только вот поступь была более чем непривычной - за последнее время Денис более или менее привык к ящероподобным скакунам, но их аллюр был мягким... если, конечно, несчастным животным не приходилось удирать от падающей на голову лавины. А на обычном коне он не ездил ни разу в жизни, только видел, как это делается. Спасибо хоть, в этом мире додумались до такого полезного приспособления, как стремя.
- Я вообще не понимаю, - Тэй покосилась на свою лошадку с опаской, - как ты можешь спокойно относиться к этим... тварям.
- Ох, девочка! Вы просто забыли о том, как выглядели лошади. Сколько лет прошло с тех пор, как вместо них народились эти чешуйчатые монстры с клыками? Тысячи полторы, ну, может, чуть меньше.
- Ни один скакун не укусил человека. Или уж если на то пошло, кого-нибудь еще. А это страшилище сразу попыталось цапнуть меня за руку.
- Ну, допустим, ты сунула руку ей прямо к морде зря. Возможно, лошадь решила, что ты хочешь предложить ей что-нибудь вкусненькое. И вообще - предпочитаешь передвигаться пешком?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Литр
Корнев Павел
Литр


Шилова Юлия - Чувство вины, или Без тебя холодно
Шилова Юлия
Чувство вины, или Без тебя холодно


Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека