Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Председ. Конечно".
На этом закончился второй протокол. Внизу страницы было помещено
напечатанное мелким шрифтом примечание, сообщающее, что доктор Мессенджер
на следующий день провел трехчасовую конфиденциальную беседу с Бертоном,
после чего обратился в Совет экспедиции, снова настаивая на изучении
показаний пилота.
Он утверждал, что за такое решение говорят новые, дополнительные
данные, которые представил ему Бертон, но которые он сможет предъявить
только после принятия Советом положительного решения. Совет, в который
входили Шеннон, Тимолис и Трахье, отнесся к этому предложению
отрицательно, на том дело и кончилось.
Книга содержала еще фотокопию одной страницы письма, найденного в
посмертных бумагах Мессенджера. Это был, вероятно, черновик; Равинтцеру не
удалось выяснить, было ли послано это письмо и имело ли это какие-нибудь
последствия.
"...ее невероятная тупость, - начинался текст. - Заботясь о своем
авторитете, Совет, а говоря конкретно Шеннон и Тимолис (так как голос
Трахье ничего не значит), отверг мое требование. Сейчас я обращаюсь
непосредственно в Институт, но, сам понимаешь, это бессильный протест.
Связанный словом, я не могу, к сожалению, сообщить тебе то, что рассказал
мне Бертон. На решение Совета, очевидно, повлияло то, что с открытием
пришел человек без всякой ученой степени, хотя не один исследователь мог
бы позавидовать этому пилоту, его присутствию духа и таланту наблюдателя.
Очень прошу тебя, пошли мне с обратной почтой след. данные:
1) биографию Фехнера, начиная с детства;
2) все, что тебе известно о его родственниках и родственных
отношениях, по-видимому, он оставил сиротой маленького ребенка;
3) фотографию местности, где он воспитывался.
Мне хотелось бы еще рассказать тебе, что я обо всем этом думаю. Как
ты знаешь, через некоторое время после вылета Фехнера и Каруччи в центре
красного солнца образовалось пятно, которое своим корпускулярным
излучением нарушило радиосвязь, главным образом, по данным сателлоида, в
южном полушарии, то есть там, где находилась наша База. Фехнер и Каруччи
отдалились от Базы больше всех остальных исследовательских групп.
Такого густого и упорно держащегося тумана при полном штиле мы не
наблюдали до дня катастрофы за все время пребывания на планете.
Думаю, что то, что видел Бертон, было частью операции "Человек",
проводящейся этим липким чудовищем. Истинным источником всех существ,
замеченных Бертоном, был, Фехнер - его мозг, во время какого-то
непонятного для нас "психического вскрытия"; речь шла об экспериментальном
воспроизведении, о реконструкции некоторых (вероятно, наиболее устойчивых)
следов его памяти.
Я знаю, что это звучит фантастично, знаю, что могу ошибиться. Прошу
тебя мне помочь: я сейчас нахожусь на Аларике и здесь буду ожидать твоего
ответа.
Твой А."
Я читал с трудом, уже совсем стемнело, и книжка в моей руке стала
серой. Наконец буквы начали сливаться, но пустая часть страницы
свидетельствовала, что я дошел до конца этой истории, которая в свете моих
собственных переживаний казалась весьма правдоподобной. Я обернулся к
окну. Пространство за ним было темно-фиолетовым, над горизонтом тлело еще
несколько облаков, похожих на угасающий уголь. Океан, покрытый тьмой, не
был виден. Я слышал слабый шелест бумажных полосок над вентиляторами.
Нагретый воздух с легким запахом озона, казалось, застыл. Абсолютная
тишина наполняла Станцию. Я подумал, что в нашем решении остаться нет
ничего героического. Эпоха героической борьбы, смелых экспедиций, ужасных
смертей, таких хотя бы, как гибель первой жертвы океана, Фехнера, давно
уже кончилась. Меня уже почти не интересовало, кто "гости" Снаута или
Сарториуса. "Через некоторое время, - подумал я, - мы перестанем стыдиться
друг друга и замыкаться в себе. Если мы не сможем избавиться от "гостей",
то привыкнем к ним и будем жить с ними, а если их создатель изменит
правила игры, мы приспособимся и к новым, хотя некоторое время будем
мучиться, метаться, а может быть, даже тот или другой покончит с собой, но
в конце концов все снова придет в равновесие".
Комнату наполняла темнота, сейчас очень похожая на земную. Уже только
контуры умывальника и зеркала белели во мраке. Я встал, на ощупь нашел
клочок ваты на полке, обтер влажным тампоном лицо и лег навзничь на
кровать. Где-то надо мной, похожий на трепетание бабочки, поднимался и
пропадал шелест у вентилятора. Я не видел даже окна, все скрыл мрак,
полоска неведомо откуда идущего тусклого света висела передо мной, я не
знаю даже, на стене или в глубине пустыни, там, за окном. Я вспомнил, как
ужаснул меня в прошлый раз пустой взор соляристического пространства, и
почти усмехнулся. Я не боялся его. Ничего не боялся. Я поднес к глазам



руку. Фосфоресцирующим веночком цифр светился циферблат часов. Через час
должно было взойти голубое солнце. Я наслаждался темнотой и глубоко дышал,
пустой, свободный от всяких мыслей.
Пошевелившись, я почувствовал прижатую к бедру плоскую коробку
магнитофона. Да. Гибарян. Его голос, сохранившийся на пленке. Мне даже в
голову не пришло воскресить его, послушать. Это было все, что я мог для
него сделать.
Я взял магнитофон, чтобы спрятать его под кровать, и услышал шелест и
слабый скрип открывающейся двери.
- Крис?.. - донесся до меня тихий голос, почти шепот. - Ты здесь,
Крис? Так темно.
- Это ничего, - сказал я. - Не бойся. Иди сюда.


СОВЕЩАНИЕ
Я лежал на спине без единой мысли. Темнота, заполняющая комнату,
сгущалась. Я слышал шаги. Стены пропадали. Что-то возносилось надо мной
все выше, безгранично высоко. Я застыл, пронизанный тьмой, объятый ею без
прикосновения. Я чувствовал ее упругую прозрачность. Где-то очень далеко
билось сердце. Я сосредоточил все внимание, остатки сил на ожидании
агонии. Она не приходила. Я только становился все меньше, а невидимое
небо, невидимые горизонты, пространство, лишенное форм, туч, звезд,
отступая и увеличиваясь, делало меня своим центром. Я Силился втиснуться в
то, на чем лежал, но подо мной уже не было ничего и мрак ничего уже не
скрывал. Я стиснул руки, закрыл ими лицо. Оно исчезло. Руки прошли
насквозь. Хотелось кричать, выть...
Комната была серо-голубой. Мебель, полки, углы стен - все как бы
нарисованное широкими матовыми мазками, все бесцветно - одни только
контуры. Прозрачная, жемчужная белизна за окном. Я был совершенно мокрый
от пота. Я взглянул в ее сторону, она смотрела на меня.
- У тебя затекла рука?
- Что?
Она подняла голову. Ее глаза были того же цвета, что и комната,
серые, сияющие между черными ресницами. Я почувствовал тепло ее шепота,
прежде чем понял слова.
- Нет. А, да.
Я обнял ее за плечо. От этого прикосновения по руке пробежали
мурашки. Я медленно обнял ее другой рукой.
- Ты видел плохой сон?
- Сон? Да, сон. А ты не спала?
- Не знаю. Может, и нет. Мне не хочется спать. Но ты спи. Почему ты
так смотришь?
Я прикрыл глаза. Ее сердце билось рядом с моим, четко ритмично.
"Бутафория", - подумал я. Но меня ничего не удивляло, даже собственное
безразличие. Страх и отчаяние были уже позади. Я дотронулся губами до ее
шеи, потом поцеловал маленькое гладкое, как внутренность ракушки,
углубление у горла. И тут бился пульс.
Я Поднялся на локте. Никакой зари, никакой мягкости рассвета,
горизонт обнимало голубое электрическое зарево, первый луч пронзил
комнату, как стрела, все заиграло отблесками, радужные огни изламывались в
зеркале, в дверных ручках, в никелированных трубках, казалось, что свет
ударяет в каждый встреченный предмет, как будто хочет что-то освободить,
взорвать тесное помещение. Уже невозможно было смотреть. Я отвернулся.
Зрачки Хари стали совсем маленькими.
- Разве уже день? - спросила она приглушенным голосом.
Это был полусон, полуявь.
- На этой планете всегда так, моя дорогая.
- А мы?
- Что мы?
- Долго здесь будем?
Мне хотелось смеяться. Но когда глухой звук вырвался из моей груди,
он не был похож на смех.
- Думаю, что достаточно долго. Ты против?
Ее веки дрожали. Хари смотрела на меня внимательно. Она как будто
подмигнула мне, а может быть, мне это показалось. Потом подтянула одеяло,
и на ее плече порозовела маленькая треугольная родинка.
- Почему ты так смотришь?
- Ты очень красивая.
Она улыбнулась. Но это была только вежливость, благодарность за
комплимент.
- Правда? Ты смотришь, как будто... как будто...
- Что?
- Как будто чего-то ищешь.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. Проба сил
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. Проба сил


Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека