Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не отпустит. - Я быстро.
- Хорошо, Инга.
Она рванулась чуть ли не бегом.
- И я, - сказала Тося.
- А вы куда? - спросил я.
- Не знаю. Я так. Узнать. - И она тоже вышла.
В тамбур из перехода протиснулся официант со своей корзинкой,
наполненной все теми же кусками жирной жареной колбасы. Вид у него был
довольно обалделый.
- Колбаса, - испуганно прохрипел он, - со скидкой. Вам сколько порций?
- Колбасы нам не надо, - твердо отверг все его притязания Степан
Матвеевич.
- Как же? - не понял официант. - Ведь со скидкой!
- Нет, нет. Спасибо, не требуется.
- И все так. Весь поезд. По четвертому кругу пошел. Никому колбаса не
требуется. А суп только детям и престарелым.
- Да не нужен нам суп. Антрекотов даже не нужно! - вспылил Степан
Матвеевич. - Понимаете? Мы не хотим есть.
- Так, так, - официант все равно ничего не понимал. - А в ресторан? Все
места свободны... Никто не идет.
- Нам сейчас не хочется есть, - как можно спокойнее, но уже еле
сдерживаясь, сказал Степан Матвеевич.
- Вот и все так. Весь поезд не хочет колбасы. Никто не хочет в
ресторан. А у нас план. У нас премия с перевыполнения.
- Весь поезд? - переспросил Иван.
- Весь поезд, - подтвердил официант. - С ума народ сошел. Игнатий
Филиппович, прекрасной души человек, повесился от недоверия.
- Кто?! - вскрикнул Степан Матвеевич.
- Игнатий Филиппович. Он у нас по мясным и рыбным... Не совсем,
впрочем, повесился, а так, угрожал, раз, говорит, никто не хочет есть мои
отбивные, раз меня игнорируют, раз... ну и там все прочее. Он у нас
оч-чень строгий мужчина. Так отказываетесь?
- Отказываемся, - подтвердил Степан Матвеевич.
- Тогда его не удержат.
- Кого?
- Да Игнатия Филипповича. Его ведь за руки держат. Из-за этого и
картофеля начистить не успели, а гарнир теперь из лапши. А ведь лапшу-то,
ее ведь сразу можно вываливать, все равно никто есть не будет. Так,
значит, нет?
- Нет. Попозже. Сейчас и без того дел много.
- Ну, ну, не бережете вы поваров... Он же квалификацию из-за этого
потерять может...
Официант еще раз обиженно взглянул на всех нас и рванулся в вагон. Он
еще на что-то надеялся.



21
- Времени сейчас терять нельзя, - сказал Степан Матвеевич. - Начнем,
пожалуй. Я к начальнику поезда, как наиболее представительный из нас
троих. Ивана прошу к радисту. А вы, Артем, если только это возможно,
подготовьте как-нибудь место для нашего совещания.
Мы вышли в коридор. Зинаида Павловна пеленала Сашеньку, собираясь,
наверное, нести его к кормящей матери в соседний вагон.
Тетя Маша вперевалочку выкатилась из своего купе и завела речитативом:
- Кому слазить в Усть-Манске? Кому в Усть-Манске? Стоянка четырнадцать
минут. Прибываем! Стоянка...
Она неторопливо шла по проходу, а человек пять пассажиров уже
приготовились к высадке, правда, еще не загромождая коридор своими вещами,
потому что ясно видели, как за окнами вагона расстилается бескрайняя
степь.
Тетя Маша поравнялась со мной. Я не утерпел и спросил:
- Да где же Усть-Манск? Степь одна!
- А меня это не касается, - спокойно ответила тетя Маша. - По
расписанию должен быть Усть-Манск.
- Так ведь нету его! Может, поезд опаздывает?
- Ну, гражданин! Да такого с нашим фирменным поездом еще и не бывало.
Да и предупредить должны по радио, если какая задержка случилась. А и не
предупреждали. Значит, по расписанию.
- Ну, ну. Посмотрим.
- Посмотри, гражданин, посмотри, да не больно глаза-то просматривай.
Кому в Усть-Манске сходить?
Я не стал слушать ее дальше. Поколебать уверенность проводницы тети
Маши было наверняка невозможно. Да и не требовалось этого по крайней мере



сейчас.
Я заглянул в купе. Наши со Степаном Матвеевичем полки были пусты. А
нижняя, на которой должен был стоять макет Марградского универмага,
оказалась плотно занавешенной двумя простынями. Перед этой завесой стоял
Валерий Михайлович, непоколебимый и решительный. Ясно, что он никого не
пустит взглянуть, что там за этими простынями делается. Ну ладно... Тут мы
еще посмотрим! На противоположной полке сидела Тося и смотрела на Валерия
Михайловича ненавидящим взглядом, только это не производило на стража
никакого впечатления. Я даже почему-то был уверен, что он только что не
пропустил ее туда, и при этом еще изрекал двусмысленные шуточки и слегка
заигрывал с женщиной. И еще мне показалось, что Тося только что плакала.
Такой быстрой перемены в человеке, какая произошла с Тосей, я бы никогда
даже и не предположил. Она выглядела измученной, уставшей и еще... и еще
ни во что не верящей.
Валерий Михайлович улыбнулся мне вполне нормальной улыбкой и сделал
жест рукой, как бы говоря: тише, не входить, идет эксперимент.
- Где Семен? - спросил я.
- Их жена уже изволили спрашивать. Интересовались. Семен Кирсанов
выполняет важное задание.
- Так где же все-таки Семен?
- В Марградском универмаге, так сказать.
- Вот что, - сказал я, - я вижу, вы со мной шутите. Так мне сейчас
совершенно не до шуток. Я ведь вас спрашиваю не из праздного любопытства.
Мне нужно знать точно.
- В Марградском универмаге, - повторил Валерий Михайлович.
Убил он его, что ли? А тело прячет за простынями. Даже такая абсурдная
мысль мелькнула у меня. Я уже начинал верить во всякую чушь. Этого мне
сейчас только не хватало! Я протянул было руку к простыне, с намерением
заглянуть в таинственный закуток, сооруженный Валерием Михайловичем и
Семеном. Крестобойников осторожно, но властно и твердо отвел мою руку.
- Вот и жена означенного Семена Кирсанова пыталась сорвать простыни.
Невозможно! Просьба самого Семена Кирсанова.
- Это еще почему?
- Чтобы не создавать толкучку и беспорядки.
- Они что-то затеяли, - тихо, но с вызовом сказала Тося.
- Все для блага человека! - отпарировал Крестобойников.
Костюм его до сих пор не был приведен в порядок. Валерий Михайлович все
так и стоял в одних носках, забыв почему-то о своих туфлях. Вот ведь до
чего важное у него сейчас было дело!
- Вот что, Валерий Михайлович, - сказал я. - Сейчас здесь будет нечто
вроде собрания. Начальник поезда придет, радист, студенты строительного
отряда... Может, еще кто. Народу наберется много. Надо сделать так, чтобы
все вошли. Так что макет этот я сейчас поставлю в чемодан.
- И произведете убийство Семена Кирсанова, - с ухмылочкой сказал
Валерий Михайлович.
- Какое еще убийство?! Что за чушь! Я никого не намерен убивать. Я хочу
только убрать с полки макет, чтобы на нее могли сесть люди.
- Невозможно!
- А вот сейчас посмотрим!
Все-таки я довел дело до пустой перебранки, и пассажиры, которым сейчас
совершенно нечего было делать, потому что есть они не хотели, а преферанс
и шахматы умерли для игры еще утром, начали обращать на нас внимание и
даже подсаживаться поближе, чтобы получше рассмотреть, что же будет
дальше.
- Вы не имеете морального права! - повысил голос Валерий Михайлович. Но
он уже немного струсил и напирал только на человеколюбие. Он еще очень
хорошо помнил, как его сегодня били. И не хотел больше. - Не имеете
морального права! - повторил Валерий Михайлович и этим нажал какой-то
спусковой крючок моего терпения.
Я резким движением дернул простыню. Крестобойников попытался удержать
ее с другого конца, но преграда рухнула почти мгновенно. А так как Валерий
Михайлович тоже рвал простыню то на себя, то на верхнюю полку, что для
него было крайне неудобно, то и запутался в ней, как в коконе. Да еще
свирепость какая-то напала на него. Это потому, что я что-то испортил в их
с Семеном затее. Он заметался, совсем запутался и упал в проходе между
двумя полками. Он еще что-то пытался говорить, но слишком торопился, и
понять его поэтому было совершенно невозможно.
Я-то предполагал увидеть за этой самодельной ширмой что-то страшное, в
крайнем случае непонятное, необъяснимое. Но там как стоял раньше, так и
продолжал стоять макет универмага. Это повергло меня в какую-то
растерянность. Появился Иван и, довольно легко приподняв извивающегося
Валерия Михайловича, усадил его в угол нижней полки рядом с Тосей.
- В чем же дело? - спросил я.
- Вы еще пожалеете об этом, - с угрозой произнес Валерий Михайлович. -
Вы всю жизнь будете жалеть.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Земляной Андрей - Дом, что мы защищаем
Земляной Андрей
Дом, что мы защищаем


Шилова Юлия - Дитя порока, или Я буду мстить
Шилова Юлия
Дитя порока, или Я буду мстить


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека