Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вот как успею я?.. Полковник меня, к счастью, не узнал: я стоял спиной к
свету, да и одежда сильно изменяет человека. Вместе с полковником вошла
маленькая, сухая, аккуратно одетая старушка, похожая на отставную
учительницу; какие-то житейские сложности заставили ее прилететь в Ригу
ранним московским рейсом. Мать полковника? Теща? Да хоть бы прабабушка,
мне-то что?.. Ощутив мой взгляд, старая женщина повернула голову, - движение
было мгновенным, - оглядела меня быстро и пристально и сразу же отвела
взгляд. Держалась она прямо и ступала легко.
- Я люблю чашку кофе с утра. Старая привычка, - сказала она полковнику;
они стояли в двух шагах от меня. Говорила она с едва уловимым акцентом, и я
сперва подумал, что она латышка. Но, поразмыслив основательнее, решил, что
это не латышский акцент, который узнать легко, и не литовский, менее резкий,
и не эстонский, не делающий разницы между глухими и звонкими согласными;
судя по характерному "р", акцент мог быть немецким.
- С удовольствием, Августа Петровна, - сказал полковник. - К сожалению,
нам придется делать все быстро. Дело срочное.
- Ничего, - сказала она ("нитшего"). - Я уже так давно не торопилась,
что это даже приятно. Я еще весьма крепка. Хотелось бы оказаться полезной
настолько, чтобы вы не жалели, что обратились ко мне.
- Уверен, что вы нам поможете, - сказал полковник. - Но выпить кофе мы
успеем. Кстати, в этот час его больше нигде не получить. Потом заедем в
гостиницу, но только так, чтобы положить ваши вещи. Не возражаете?
- Вы ведь видите, я практически без багажа, только саквояж. Конечно, я
не возражаю. Совершенно нет.
- Ясно, - бодро сказал полковник и пошел брать кофе, а я допил свой и
направился к Ольге, чтобы разбудить ее: пришло время собираться, а туалет
порой занимает у женщин непропорционально много времени. Я поспел вовремя:
она как раз открыла глаза.
- Просто ужасно, - пожаловалась она. - Кажется, весь мир состоит из
острых углов. Который час?
- Семь тридцать, - сказал я. - Поднимайтесь, Оля, я вам покажу, где
можно помыться. На скорую руку. Работать над собой основательнее будете
потом. Сейчас не позволяет время. Вернетесь, выпьете кофе и поедем.
Я проводил ее и стал размышлять. Вчера я пообещал Ольге пристроить ее.
Мог бы, конечно, и не делать этого, но сказавши - держись. Я рассчитывал
прибегнуть к помощи старика Семеныча, но являться к нему, после многолетней
разлуки, в семь утра, без предварительного звонка, с незнакомой женщиной
было бы явно неприлично. Кроме того, мне и самому нужно было привести себя в
порядок и надеть форму. Так что выход был один - ехать ко мне в гостиницу.
Ничего, днем это выглядит куда приличнее, и к тому же я через несколько
минут уйду, а она сможет в~ мое отсутствие отдохнуть более капитально.
Остальные вопросы будем решать потом, когда освобожусь.
Я ждал ее пятнадцать минут, ждал двадцать, постепенно свирепея. Уснула
она там? Может быть, ей сделалось плохо? Женщины - существа хрупкие или, по
крайней мере, любят казаться такими, хотя, как правило, нас переживают. Я
спустился вниз. Нет, никакой суеты не было, никакой возни, обычно
сопутствующей несчастным случаям. Прошло еще десять минут; я топтался в
некотором отдалении, не выпуская дверь из поля зрения. Наконец Ольга
показалась, свежая, словно и не было почти бессонной ночи.
- Вот я и готова, - сказала она, ничуть не удивившись тому, что я ждал
ее там, внизу. - Быстро, правда?
- Тридцать минут, - сказал я.
- Ну, на это нельзя жалеть время. Одна моя знакомая говорит, что если
даже через час вам должны отрубить голову, этот час надо потратить на то,
чтобы привести себя в порядок.
Я перенес это на условия моей жизни, и мне представилось войско
амазонок, женская армия. Сигнал "Тревога". Все вскакивают и начинают
приводить себя в порядок, чтобы показаться врагу в достойном виде.
Наступающие мужские колонны останавливаются, объявляется перекур - пока
противник не займет оборонительные порядки. Хотя - в наше время не очень-то
бы и ждали... Но я вот жду?
Мы поднялись наверх. Времени на кофе почти не оставалось, и я поторопил
Ольгу раз и другой; она, кивая, спокойно произносила: "Еще минуту...", и
спокойно попивала кофе маленькими глотками, заедая конфетой; от булочки она
отказалась, с бутерброда съела ветчину, а хлеб оставила: "Надо следить за
собой", - пояснила она, не извиняясь, а словно наставляя серого человека, не
понимающего самых простых вещей. Я почувствовал, что начинаю злиться, но
заставил себя сдержаться, как не раз приходилось делать с проштрафившимся
подчиненным: недаром говорят, что начальник, кричащий на подчиненного,
теряет две вещи - голос и авторитет. Ничего не поделаешь; я понял, что
столкнулся с непреодолимой силой, форс-мажор, как любил говорить мой дед, и
нервничать нечего, а надо терпеливо ждать. Беда в том, что характер позволял
мне ждать спокойно лишь, тогда, когда все последствия опоздания были
просчитаны на несколько ходов вперед и ничего страшного не обнаруживалось;
для меня любое настоящее существует лишь в неразрывной связи с будущим, и я



не понимаю тех, кто может, махнув рукой и произнеся великую формулу "Будь,
что будет", совершенно отвлечься от мысли о результатах того, что сейчас
происходит... Я смотрел в широкое окно, за которым медленно катился
"Ту-134", потом поднял глаза на Ольгу; она уже подмазывала губы, глядя в
зеркальце, как смотрит художник на установленный на мольберте холст. Наконец
можно было двинуться. Женщины, подумал я, без нас вы обречены на вымирание,
жизнь вы видите сквозь цветное стеклышко своего воображения, реализм - не
ваша философия, все вы исповедуете субъективный идеализм - хотя цепкости в
жизни вам не занимать...
Пришлось взять такси: времени оставалось совсем мало. К счастью, денег
хватало. Хорошо, что новый аэропорт в Риге расположен тут же, под боком, для
таксиста - десять минут до центра, Я назвал ему гостиницу, боковым зрением
наблюдая за Ольгой, но она и глазом не моргнула. Днем, видимо, ничто не
казалось ей столь страшным.
В гостиницу она вошла тоже непринужденно, словно для нее здесь был
заказан номер. Дежуривший у барьера перед лифтом униформированный чин
покосился на нас; я мог бы предъявить ему гостиничный пропуск, но предпочел
пройти мимо с уверенностью, какой обязан обладать командир. Деятели, чья
задача отличать козлищ от агнцев, обладают собачьим нюхом и, как
четвероногие, чувствуют, кто, пусть и втайне, боится их, а кто - нет. Ольга
проследовала мимо стража, словно не заметив его, и он даже не попытался
остановить ее. Значит, было в ней что-то такое, внушающее сдержанность.
Отперев дверь, я пропустил женщину вперед. Она вошла в мой "полулюкс"
медленно, так же медленно повела головой, осматриваясь. Потом опустилась в
гостиной в кресло - именно опустилась, а не просто села, - и взглянула на
меня, чуть приподняв брови, словно спрашивая: "Ну, вот мы здесь; что же
дальше?"
У меня были определенные опасения насчет того, согласится ли она
остаться тут в мое отсутствие. Однако, я чувствовал, что не должен показать
ей даже самый краешек своей неуверенности; мне следовало оставаться
человеком, который все предусмотрел. Все равно, как перед своими солдатами.
Я улыбнулся. И сказал:
- Ну, прежде всего...
И тут загремел телефон. Я снял трубку.
- Акимов.
- Товарищ подполковник?
- Я вас слушаю, - сказал я, покосившись на Ольгу. Она сделала движение,
собираясь встать - выйти, что ли, не мешать разговору - я жестом показал,
чтобы оставалась на месте.
- Есть новые материалы. Машину за вами высылаю. Через пять минут будет
у подъезда.
- Понял вас, - сказал я, положив трубку, и повернулся к Ольге.
- У меня срочное дело, - сказал я. - Вы останетесь здесь. Думаю, вам
нужно отдохнуть. Ложитесь смело: белье свежее. Я вернусь через несколько
часов, пообедаем и займемся вашими делами.
Она по-прежнему смотрела на меня; сидела Ольга спиной к окну, и я не
мог различить выражения ее глаз. Но мне показалось, что в них промелькнуло
сомнение.
- Да не бойтесь! - сказал я сердито. - Я не стану возвращаться через
четверть часа, чтобы застать вас раздетой в постели. Спите спокойно.
- Я не боюсь, - ответила она холодно, словно я сказал чушь.
- Прекрасно. Ключ я заберу. Так что убирать вряд ли придут.
- Пусть приходят, - линия ее плеч на фоне окна поднялась и опала, потом
Ольга упругим движением поднялась с кресла. - Я воспользуюсь вашим мылом. И
пастой.
- Сделайте одолжение, - сказал я. - А сейчас извините ...
Я быстро побрился в ванной. Надо было спешить. И надо было, наверное,
еще что-то сказать ей. Во всяком случае, такое ощущение у меня возникло.
Поэтому я еще помешкал, прежде чем захлопнуть за собой дверь. Она, наверное,
заметила это, женщины порой бывают очень наблюдательны. Не знаю, как
истолковала она этот проблеск нерешительности, может быть, как мгновенный
позыв к агрессивности? Мне не хотелось, чтобы она думала так; не для того я
привел ее сюда, мне чужды такие авантюры, да и вообще она, кажется, не мой
тип. Мне нравятся маленькие, тонкие и, как ни странно, в лице должно быть
что-то неправильное, нарушающее классические каноны. А у Ольги, кажется,
ничего такого в лице не было; впрочем, откровенно говоря, я и не успел
разглядеть ее как следует: то было слишком темно, то казалось невежливым
слишком уж пялить на нее глаза - она могла и не пойти со мной в гостиницу. И
как бы я ни старался, спускаясь по лестнице (это вернее, чем ожидать лифт),
доказать себе, что я сделал все, что от меня требовалось, и, если бы Ольга
отказалась последовать за мной, мне не в чем было бы себя упрекнуть, и что
так было бы даже лучше, - это не удавалось, потому что нельзя бросить на
улице ребенка, если даже он заупрямился и не хочет идти с вами; можно
сделать вид, что бросаете, но бросить нельзя, не позволяет какой-то
изначальный инстинкт. А она казалась мне именно ребенком - не девушкой даже,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


Суворов Виктор - Святое дело
Суворов Виктор
Святое дело


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека