Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стояло несколько скамеек и не было никаких стульев. Гай преклонил колена,
затем встал и помолился, прося прощение для Вирджинии и для себя. Несмотря
на религиозное воспитание с младенческих лет, Гай никогда не мог
привыкнуть читать в церкви молитвы с определенной целью. Он вверил душу
Вирджинии богу - просьба о покое для нее казалась ему вполне уместной, -
произнеся монолог, который всегда употреблял в своих молитвах. "Как
старушка, - печально думал он иногда, - беседующая со своим котом".
Устремив взгляд на алтарь, Гай простоял так около пяти минут.
Обернувшись, он увидел Бакича, стоявшего позади него и внимательно
наблюдавшего за ним. Чаша для святой воды была пустой. Гай преклонил
колена у двери, потом вышел на солнечный свет. Бакич стоял рядом с ним.
- Что вам нужно?
- Я подумал, может быть, вы хотите поговорить с кем-нибудь.
- Когда я молюсь, переводчик мне не нужен, - ответил Гай.
Однако позже он усомнился: действительно ли не нужен?



9
Тела Вирджинии, дяди Перегрина и миссис Корнер были извлечены из руин
многоквартирного дома Бурна неповрежденными и поддающимися опознанию,
однако официальные препятствия перевозке их в Брум (миссис Корнер была
тоже уроженкой Брума) оказались для Артура Бокс-Бендера непреодолимыми. Он
похоронил их на берегу Темзы в Мортлейке, где у них имелся участок,
приобретенный кем-то из семьи в прошлом веке и оставшийся
неиспользованным. Он находился поблизости от оштукатуренного шатра цирка
Бартона. Заупокойная служба состоялась неделей позже в кафедральном
соборе. Эверард Спрюс не побывал ни на одной из этих служб, но зачитал
вслух Фрэнки и Коуни список присутствовавших на похоронах.
Эверард Спрюс познакомился с Вирджинией только в последние недели ее
жизни, но задолго до этого наслаждался заочным знакомством с ней по
газетам. Подобно многим левонастроенным, он был прилежным подражателем
Йэна Килбэннока и его собратьев - склонность, которую он оправдывал,
утверждая, что обязан знать боевой порядок неприятеля. На последнем этапе
периода заката социального порядка он встречался на дружеской основе с
некоторыми из представителей гнета и фривольности, такими, например, как
старая Руби в "Дорчестере", а много лет спустя, когда Спрюс принялся за
свои мемуары, он давал понять, что был частым гостем этих домов в период
их расцвета. Он начинал считать Вирджинию своим старым и ценным другом.
- Кто такие все эти люди? - спросила Коуни. - Какое они имеют значение?
Все, что мне известно о миссис Краучбек, это то, что ты отдал ей копченого
лосося, которого нам было бы достаточно, чтобы прокормиться в течение
целой недели.
- Отдал прежде, чем мы смогли откусить от него хотя бы кусочек, -
добавила Фрэнки.
- И лимон, - сказала Коуни.
Самолеты-снаряды нарушили устоявшийся порядок в редакции "Севайвэла".
Две секретарши уехали в деревню. Фрэнки и Коуни остались, но были менее
покорны, чем в прежние времена. Самолеты-снаряды прилетали с юго-востока и
были ясно различимы на фоне широко открытого над рекой неба. Казалось, все
они нацелены на дом на Чейни-Роу. Они отвлекали девушек от исполнения
своего предназначения служить Спрюсу и почитать его. Его манера поведения
в отношениях с ними начинала все больше напоминать манеру школьного
учителя, тем более что собственные нервы Спрюса были не совсем в порядке.
Он больше походил на школьного учителя, который опасается, что назревает
скандал.
Сейчас он заговорил, стараясь, чтобы его слова звучали внушительно:
- Вирджиния Трой была последней в ряду героинь минувших двадцати лет -
романтических фигур, прошедших перед нами в промежутке между двумя
войнами. - Он взял с полки книгу и прочитал: - "Она пересекла грязную
улицу, старательна ставя ноги одну за другой, точно по прямой линии, как
будто шла по острию ножа, а по сторонам зияла один только бог знает какая
бездна. Казалось, она плыла, слегка подпрыгивая с каждым шагом, и юбка ее
летнего костюма - а была она белая, с вычурным рисунком черного цвета,
нанесенным по всему полю, - грациозно развевалась в такт ее
раскачивающейся походке". Спорю, никто из вас не знает, кто написал это.
Вы скажете, Майкл Арлин.
- Я не сказала бы, - возразила Коуни. - Никогда не слышала о нем.
- Никогда не слышала об Айрис Сторм, этой бесстыдной скандальной леди,
одетой pour le sport? [по-спортивному (фр.)] "Я подстилка для мужчин", -
сказала она. Я прочитал это еще в школе, где книга была под запретом. Меня
она по-прежнему волнует. Что такое юность без лишений?! Осмелюсь сказать,
о Скотте Фитцджеральде вы тоже не слышали. Так или иначе, отрывок, который
я прочитал - хотите верьте, хотите нет, - из Элдоса Хаксли. Тысяча



девятьсот двадцать второй год. Миссис Вайвиш... Хемингуэй огрубил этот
образ в своей "Брет", но тип сохранился и в книгах, и в жизни. Вирджиния
была последней из них - утонченных, осужденных и изобличенных, с
замирающим голосом, - на целое поколение моложе. Мы никогда больше не
увидим кого-либо, похожего на нее, в литературе или в жизни, и я очень
рад, что знал ее.
Коуни и Фрэнки посмотрели друг на друга, их глаза метали стрелы
возмущения.
- Может быть, вы собираетесь сказать: "Форма для отливки разбита"? -
спросила Коуни.
- И скажу, если захочу, - раздраженно возразил Спрюс. - Только
посредственность боится штампов.
В ответ на это замечание Коуни разразилась слезами.
- "Утонченных, осужденных и изобличенных, с замирающим голосом", -
передразнила Спрюса Фрэнки. - Это звучит так, будто сказано о героине
отвратительного "Желания смерти" майора Людовича.
В этот момент еще один самолет-снаряд Загудел над их головами. Они
молчали, пока он не пролетел.
Тот же самолет-снаряд прошел поблизости от небольшого дома Элоиз
Плессингтон, где она сидела вместе с Анджелой Бокс-Бендер. Прямо над ними,
как показалось, двигатель снаряда выключился. Обе женщины сидели молча,
пока не услышали взрыв где-то через несколько улиц от них.
- Мне страшно признаться, - сказала Элоиз, - но каждый раз, когда летит
снаряд, я молюсь: "Пожалуйста, боже, не дай ему упасть на меня".
- А кто же не молится?
- Но, Анджела, это ведь означает: "Пожалуйста, боже, пусть он упадет на
кого-нибудь другого".
- Не будь глупой, Элоиз.
Обе эти женщины одного возраста знали друг друга с детских лет.
Когда-то Чарлз Плессингтон одним из молодых людей, казавшихся подходящими
для брачного союза с Анджелой. Он происходил из одного с Анджелой
замкнутого круга нонконформистских семей, владевших землей. Однако она
поставила в тупик сватов из клуба "Разумных", предпочтя протестанта и
плебея Бокс-Бендера. За Чарлза вышла Элоиз и сделалась после этого не
простой, а очень деятельной католичкой. Ее сыновья выросли и удачно
женились. Ее единственной семейной проблемой была дочь Доменика, которой
уже исполнилось двадцать пять лет; она пыталась найти свое призвание в
монастыре, но потерпела неудачу и теперь водила трактор на ферме -
занятие, изменившее ее внешность и манеры. Из застенчивой и несколько
излишне женственной она стала теперь довольно шумливой, носила брюки,
ходила вымазанной в грязи, пересыпала свою речь жаргонными словечками,
характерными для скотного двора.
- Так о чем мы говорили?
- О Вирджинии.
- Да, конечно. За эту зиму и весну я очень полюбила ее, но, ты знаешь,
я не могу рассматривать ее смерть как обыкновенную трагедию. Я вижу особое
провидение божье в падении этой бомбы. Бог простит меня за такие мысли, но
я никогда не была полностью уверена в том, что ее новое настроение надолго
сохранится. И все же ее убило в тот момент, когда она могла быть уверена в
том, что в конечном итоге попадет в царствие небесное.
- Нельзя было не полюбить ее, - сказала Анджела.
- Гай будет сильно переживать?
- Кто знает? Все это очень запутано. Ты знаешь, она забеременела до
того, как они снова поженились.
- Я так и предполагала.
- В действительности я знаю Гая очень мало. Он так долго прожил за
границей. Я всегда воображала, что он окончательно выбросил ее из головы.
- Они, казалось, были достаточно счастливы в те немногие последние дни.
- Вирджиния знала, как делать людей счастливыми, когда хотела.
- И что же теперь будет с моим крестником?
- Действительно, что? По-моему, я должна присмотреть за ним. Артуру это
вовсе не понравится.
- Временами я подумывала усыновить ребенка, - сказала Элоиз, - сироту
из семьи беженцев или что-нибудь в этом роде. Ты знаешь, пустые детские
кажутся укором, когда так много людей осталось без крова. Это было бы
интересно также и для Доменики, отвлекло бы ее от неумеренной выпивки и
дурных компаний.
- Ты хочешь усыновить Джервейса?
- Ну _не усыновить_, конечно, не оформлять это юридически и не давать
ему нашу фамилию или что-нибудь в этом роде, а просто позаботиться о нем,
пока Гай не возвратится и не сможет создать для него дом. Каково твое
мнение об этом?
- Это очень любезно. Артур был бы безмерно рад. Но надо спросить у Гая,
конечно.
- Но ты ведь не будешь возражать, если я возьму малыша к себе, пока мы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 [ 161 ] 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека