Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

виноват в том, что погубил ее жизнь, ты виноват в том, что твой мальчик
сидит в камере; если виноват -- искупай вину, принимай бой; смерть --
избавление, я мечтаю о ней, но они, эти двое, -- люди иной структуры, и то,
что они не понимают моей жажды искупления
вины, дает мне простор для маневра... Нет, сказал он себе, не торопясь
открывать папку, ты виноват не только в том, что 'погубил самых близких,
единственных, ты еще виноват в том, что предал друзей -- тех, с кем
начинал... Ты предал память Дзержинского, согласившись с тем, что все его
помощники -- Кедров, Трифонов, Сыроежкин, Уншлихт -- "шпионы"; Революцию,
разрешив себе смириться с тем, что друзья Ленина оказались "врагами и
диверсантами", ты кругом виноват, и то, что ты выкрал Мюллера, закончив этим
свою личную борьбу с нацизмом, не снимает с тебя вины... Ладно, сказал он
себе, это -- прошлое, сейчас ты готов к бою, открывай страницу...
Сначала он увидел изможденное лицо Сани, бритого наголо, в профиль и
анфас, отпечатки его пальцев, понял, что папку готовили, потому что не было
дат, перевернул следующую страницу, собственноручные показания сына:
"Виновным в предъявленных обвинениях не признаю, прошу разрешения обратиться
к великому вождю советского народа генералиссимусу Сталину". Затем увидел
протокол вербовки сына пражским гестапо -- 19 апреля 1945 года; затем шли
пять его донесений о работе чешского подполья с адресами, явками, паролями
вплоть до 26 апреля, затем была подшита справка гестапо: "По информации
агента Шмель арестован руководитель Пражского городского комитета
коммунистов Ян, он же Йозеф Смрков-ский..."
Стоп! Смрковский был арестован перед моей поездкой в Линц! О такого рода
победах нам в РСХА сообщали, значит, мне суют липу...
-- Дело в том, что указание завербоваться к нацистам дал сыну я, -- Исаев
поднял глаза на Малькова, словно бы Аркадия Аркадьевича не было рядом с ним.
-- Он был денщиком полковника военной разведки Берга, связь с РСХА была ему
необходима как прикрытие...
-- Значит, вы дали ему право предавать гитлеровцам товарища Смрковского,
члена ЦК братской партии? -- спросил Аркадий Аркадьевич. -- Я не могу в это
поверить...
Исаев папку захлопнул, брезгливо ее отодвинул от себя:
-- Вы не учитываете меру моей информированности... Я знал, когда взяли
Смрковского и кто руководил операцией по его захвату... Вы забыли, что я был
не кем-то, а штандартенфюрером СС... Если вы намерены так же работать
процесс против Валленберга, вас ждет мировой скандал-Аркадий Аркадьевич взял
папку, запер ее в сейф, сел за стол, за свое рабочее место, потер ладонями
лицо и бесстрастно поинтересовался:
-- Вас надо понимать так, что вы отказываетесь помочь нам?
-- Повторяю: до тех пор, пока я не получу встречи с сыном, пока он и
Александра Гаврилина не будут освобождены, я палец о палец не ударю.
И тут заговорил Мальков:
-- Я хочу отметить ряд ваших ошибок, Аркадий Аркадьевич... Во-первых, вы
просили Исаева помочь нам... Это неверно... Речь идет о помощи Родине,
большевистской партии, советским людям, которые до сих пор живут в
Белоруссии и на Смоленщине в землянках, а денег, чтобы построить им дома,
можно просить лишь у шведов... Во-вторых, вы употребили слово "ультиматум"
вместо того, чтобы назвать вещи своими именами: "наглость"... В-третьих, мы
не вернем очки Исаеву, как вы пообещали, до тех пор, пока он не начнет
работать... Если же он не начнет работу по Валленбергу и не заявит об этом
сейчас, немедля, в моем присутствии, я попрошу дать мне те материалы на
него, которые у вас есть... Они подобраны? Или вы все это время играли с ним
в вашу обычную христову доброту?
-- Мы не подбирали документы, -- откашлявшись, ответил Аркадий
Аркадьевич. -- Я был убежден в партийной дисциплине Исаева, как-никак старый
чекист...
-- Если он старый чекист и вы убеждены в его партийной дисциплине, какое
вы имеете право держать человека в камере?! -- Мальков даже пристукнул
пухлой ладонью по ручке кресла. -- Вы обязаны извиниться перед ним, уплатить
ему компенсацию и выдать квартиру... Почему вы не сделали этого?! Отчего
нарушаете Конституцию?! Кто дал вам право на произвол?!
-- Товарищ Мальков, разрешите до... -- начал было Аркадий Аркадьевич
сдавленным, тихим голосом...
-- А что вы мне можете доложить? -- так же бесстрастно, но
прессово-давяще продолжал Мальков. -- Что?!
Аркадий Аркадьевич снова открыл сейф, делал он это теперь кряхтяще, с
натугой, достал несколько маленьких папочек и, мягко ступая, чуть ли не на
цыпочках, подошел к Малькову:
-- Это неоформленные эпизоды...
Не скрывая раздражения, Мальков начал листать папки, одну уронил; Аркадий
Аркадьевич стремительно поднял ее; первым порывом -- Исаев заметил это --
было положить ее на колени Малькова, но колени были женственные, округлые,
папка не удержится, соскользнет, конфуз, руководство еще больше
разгневается, решил держать в руках...


Не поднимая глаз от папок, Мальков спросил:
-- В Югославии, в сорок первом, ваш псевдоним был Юстас?
Исаев Јнял очки, положил их на стол, потер лицо, разглядывая стены
кабинета, -- Маркс, Сталин, Берия; на вопрос, обращенный в пустоту, не
ответил.
-- Я вас спрашиваю или нет?! -- Мальков повысил голос и" поднял глаза на
Исаева.
-- Простите, но я не понял, к кому вы обращались, -- ответил Исаев. -- У
меня еще пока есть имя... Имена, точнее говоря... Да, в Югославии я выполнял
задания командования также под псевдонимом Юстас.
Мальков зачитал:
-- "Единственно реальной силой в настоящее время является товарищ Тито
(Броз), пользующийся непререкаемым авторитетом среди коммунистов и
леворадикаль-ной интеллигенции..." Это вы писали?
-- Да. .
-- Настаиваете на этом и сейчас?
-- Конечно.
Мальков протянул вторую папку Аркадию Аркадьевичу:
-- Дайте ему на опознание подпись... Если опознает, пусть подтвердит.
Аркадий Аркадьевич быстро подошел к Исаеву, положил перед ним папку, в
которой была сделана прорезь, вмещавшая в себя немецкую подпись --
"Штирлиц".
-- Ваша? Или фальсификация?
-- Моя.
-- Удостоверьте русской подписью.
-- Сначала я должен посмотреть, какой текст я подписывал.
-- При чем здесь текст? Речь идет о подлинности вашей подписи.
-- Я ничего не подпишу, не посмотрев текста-Аркадии Аркадьевич открыл
папку: подпись была на чистом листе бумаги.
Исаев перечеркнул подпись, расписался заново и приписал
"подпись верна, полковник Исаев", поставил дату и место -- "МГБ СССР".
Как только Аркадий Аркадьевич отошел от Исаева, Мальков поднял над
головой третью папку:
-- "Обязуюсь по возвращении в СССР работать на английскую разведку с
целью освещения деятельнЬсти МГБ СССР. Полковник Исаев (Юстас)". Это что
такое?! Чья подпись?! Чья бумага?! Английская бумага и ваша подпись!
-- Вам же прекрасно известно, что это фальсификация Рата, так называемого
Макгрегора, -- ответил Исаев. -- Я не очень понимаю, зачем вам обставляться
фальшивками? Никто не знает, что я вернулся, шлепните без фальшивок -- и
концы в воду...
Мальков ответил с яростью:
-- Тогда нам придется шлепать и вашу бабу! Вы же хотели с ней
повидаться?! Помните немецкую пословицу: "Что знают двое, то знает и
свинья"?! А какие у нас есть основания ее расстреливать?! Нет и не было!
Тянет на ссылку!.. А сейчас придется выбивать решение на ее расстрел! -- он
обернулся к Аркадию Аркадьевичу. -- Все душеспасительные разговоры с ним
кончать! Или в течение недели выбейте из него то, что надо, или готовьте
материалы на Особое совещание, я проведу нужный приговор...
И, резко поднявшись с кресла, Мальков пошел к двери; Аркадий Аркадьевич
семенил следом, всем своим видом давая понять малость свою, растерянность и
вину.
Обежав Малькова, Аркадий Аркадьевич распахнул дверь, и тут Исаев громко
сказал:
-- Деканозов, стойте!
Реакция Деканозова, называвшего себя Мальковым, была поразительной: он
присел, словно заяц, выскочивший на стрелка.
-- Выслушайте, что я вам скажу, -- требовательно рубил Исаев. -- И
поручите так называемому Аркадию Аркадьевичу выключить микрофоны -- для
вашей же пользы: работая с Шелленбергом, я прослушивал часть ваших бесед с
Герингом и Риббентропом, а также с Ниночкой...
Деканозов медленно выпрямился и коротко бросил Аркадию Аркадьевичу:
-- В подвал, расстрелять немедленно, дело оформите потом, -- и снова
открыл дверь.
Исаев рассмеялся -- искренне, без наигрыша:
-- Мой расстрел означает и ваш расстрел, Деканозов, потому что моя
одиссея, все то, что я знал, хранится в банке и будет опубликована, если я
исчезну окончательно... Сядьте напротив меня, я вам кое-что расскажу -- про
Ниночку тоже...
-- Молчать! -- Деканозов сорвался на крик; кричать, видно, не умел,
привык к тому, чтобы окружающие слышали его шепот, не то что слово. --
Выбейте из него, -- сказал он заметно побледневшему Аркадию Аркадьевичу, --
все, что он знает! Где хранится его одиссея?! Принесите ее мне на стол. Срок
-- две недели, -- и он снова распахнул дверь.
-- Деканозов, -- усмехнулся Максим Максимович, -- возможно, вы выбьете из
меня все, я не знаю, как пытают в том здании, где не осталось ни одного, кто


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


Шилова Юлия - Я убью тебя, милый
Шилова Юлия
Я убью тебя, милый


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека