Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

как правило, под рубрикой "районы самосноса".
Строили его в пору великого жилищного кризиса, симметрично расставив
вокруг так называемого торгового центра и автобусной остановки тридцать
многоэтажных домов. Теперь маршрут автобуса отменили, предприятия почти все
лопнули сами собой, большая мощеная площадь превратилась в автомобильное
кладбище, а из квартир пустовало по меньшей мере восемьдесят процентов.
Иенсен не без труда отыскал нужный адрес, отъехал на стоянку и вышел из
машины. Дом был четырнадцатиэтажный, штукатурка местами обвалилась, местами
почернела от непогоды. Каменная дорожка перед домом была усеяна осколками
стекла, а деревья и кусты подступали вплотную к бетонному фундаменту. Ясно
было, что пройдет еще немного времени, и корни их разорвут мостовую.
Лифт не работал, пришлось тащиться пешком на девятый этаж. Лестничная
клетка была холодная, запущенная и темная. Часть дверей была распахнута
настежь, открывая взору комнаты в том виде, как их бросили хозяева,--
захламленные, на потолке и на стенах трещины, сквозь которые задувает ветер.
Попадались и занятые квартиры -- об этом можно было судить по кухонному
чаду и громовым воплям телевизоров -- шла утренняя передача. Должно быть,
стены и междуэтажные перекрытия строились без звукоизоляционной прокладки.
Одолев пять этажей, Иенсен запыхался, а к девятому у него больно
сдавило грудь и заныло под ложечкой. Прошло несколько минут, и одышка
улеглась. Тогда он достал служебный значок и постучал в дверь. Хозяин открыл
сразу. И удивился:
-- Полиция? Я абсолютно трезв вот уже несколько лет.
-- Моя фамилия Иенсен, я комиссар шестнадцатого участка. Я веду
следствие по делу, касающемуся вашей прежней должности и прежнего места
работы.
-- И что же?
-- Несколько вопросов.
Хозяин пожал плечами. Он был опрятно одет, худощав и с погасшим
взглядом.
-- Тогда войдите.
Квартира была стандартного типа, меблировка соответственная. На стене
висела книжная полка с десятком книжек, а на столе стояла чашка кофе, лежали
хлеб, масло, сыр и газета.
-- Садитесь, пожалуйста.
Иенсен огляделся. Квартира очень напоминала его собственную. Он сел,
достал ручку, раскрыл блокнот.
-- Когда вы ушли из издательства?
-- В декабре прошлого года, как раз перед рождеством.
-- По собственному желанию?
-- Да.
-- Работали долго?
-- Да.
-- А почему ушли?
Хозяин отхлебнул кофе. Взглянул на потолок.
-- Это долгая история. Вряд ли она вас заинтересует.
-- Почему вы ушли?
-- Будь по-вашему. У меня нет секретов. Просто все это нелегко
сколько-нибудь связно изложить.
-- Попытайтесь.
-- Так вот, утверждение, что я ушел по собственному желанию, можно
принять за истину только с оговоркой.
-- Уточните.
-- Если даже затратить на это несколько дней, все равно вы ничего не
поймете. Я могу лишь поверхностно изложить ход событий.
Он сделал паузу.
-- Но сперва я хотел бы узнать, зачем вам это понадобилось. Меня в
чем-нибудь подозревают?
-- Да.
-- И вы, конечно, не скажете в чем?
-- Нет.
Хозяин встал и подошел к окну.
-- Я переехал сюда, когда этот район только начали заселять. Это было
не так уж давно. И вскоре я поступил в концерн: меня привел туда несчастный
случай.
-- Несчастный случай?
-- До этого я служил в другом журнале. Вы, наверно, такого и не помните.
Его издавали социал-демократическая партия и объединение профсоюзов. Это был
последний крупный журнал в стране, не зависящий от концерна. У него были
свои амбиции, культурные в частности, хотя положение на этом фронте начало
заметно ухудшаться.
-- Культурные амбиции?
-- Ну да, он ратовал за настоящее искусство и поэзию, публиковал
серьезные рассказы и тому подобное. Я не силен в этих вопросах, я репортер,
я занимался политическими и социальными проблемами.


-- Вы были социал-демократом?
-- Я был радикалом. Точнее говоря, я принадлежал к крайнему левому
крылу социал-демократов, но об этом я и сам не догадывался.
-- Дальше.
-- Дела шли далеко не блестяще. Журнал почти не давал дохода, хотя и
убытков тоже не приносил. Он имел довольно большой круг читателей, которые
ему доверяли. И вообще он служил единственным противовесом всем журналам
концерна, он боролся с концерном и с издательством, он критиковал его,
отчасти прямо, отчасти косвенно, благодаря самому факту своего
существования.
-- Как?
-- Полемические статьи, передовицы, критические выступления. Честный и
серьезный подход к поднимаемым вопросам. Деятели Дома, разумеется,
ненавидели его лютой ненавистью и наносили ответные удары, но уже на свой
лад.
-- Как?
-- Они увеличивали выпуск безликих массовых серий и развлекательных
журналов, а кроме того, они ловко использовали повальную тенденцию
современных людей.
-- Какую тенденцию?
-- Рассматривать картинки, вместо того чтобы читать текст, или если уж
читать, то по крайней мере ничего не значащий вздор, а не такие статьи,
которые заставляют думать, волноваться, занимать определенную позицию. К
сожалению, именно так обстояло дело уже в мое время.
Рассказчик по-прежнему стоял у окна спиной к посетителю.
-- Этот феномен именуется мозговой ленью и является, как говорят,
неизбежным следствием, своего рода возрастной болезнью телевизионного века.
Над домом пророкотал самолет. Южнее поселка в нескольких милях от него
была посадочная площадка, откуда ежедневно вылетали большие группы людей,
чтобы провести свой отпуск за границей, в "специально для этой цели
отведенных местах с благоприятными условиями". Такие поездки были доступны
со всех точек зрения. Иенсен и сам один раз соблазнился и съездил за
границу, но повторять этот эксперимент не желал.
-- Словом, это было в те времена, когда многие все еще думали, что спад
половой активности вызван радиоактивными осадками. Припоминаете?
-- Да.
-- Ну, с нашими читателями концерн сладить не мог. Это был круг не
такой уж большой, но зато тесно сплоченный. И наш журнал был им очень нужен.
Он служил для них последней отдушиной. Я думаю, издательство больше всего
ненавидело нас именно по этой причине. Но нам все-таки казалось, что им с
нами не совладать.
Он обернулся и взглянул на Иенсена.
-- Сейчас последуют всякие сложности. Я ведь говорил, что так просто
это не объяснишь.
-- Продолжайте. Что было дальше?
Рассказчик чуть заметно улыбнулся и сел на диван.
-- Что было дальше? Самое неожиданное. Они просто-напросто купили нас
со всеми потрохами. Чин чином, с персоналом, с идеологией и прочим хламом.
За наличные. Или, если перевернуть по-другому: партия и объединение
профсоюзов продали нас врагу.
-- Почему?
-- Ну, это трудней объяснить. Мы стояли на распутье. Единое общество
принимало вполне зримые черты. История-то давняя. А знаете, что я думаю?
-- Нет.
-- Как раз тогда социализм в других странах, преодолев все трудности,
сумел сплотить людей, помог им осознать себя людьми сделал их свободнее,
увереннее, сильнее духовно, показал, чем может и должен стать труд для
человека, пробудил человеческую личность к активной деятельности, воспитал в
ней чувство ответственности... Мы со своей стороны все так же превосходили
их по уровню материального производства, и близилось время, когда следовало
использовать на практике наш общий опыт. А получилось по-другому. Развитие
пошло другим путем. Вам не трудно следить за ходом моих рассуждений?
-- Ничуть.
-- Здесь всех настолько ослепило сознание собственного превосходства,
все головы были настолько забиты верой в успех так называемой практической
политики (грубо говоря, у нас считали, что нам посчастливилось примирить и
чуть ли не соединить марксизм с плутократией), что наши социалисты сами
признали социализм излишним. Впрочем, реакционные теоретики предсказывали
это много лет назад. Далее последовали определенные перемены в партийной
программе. Из нее просто-напросто вычеркнули тот раздел, где говорилось о
том, какой опасностью чревато становление Единого общества. Шаг за шагом
партия отказалась от всех основных положений своей программы. И одновременно
следом за всеобщим оглуплением наступала духовная реакция. Вы понимаете, к
чему я веду?
-- Не совсем.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека