Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

уверенность или неуверенность, с которой тот ведет разговор и тысячи
иных мелочей, в совокупности своей позволяющие чувствовать жизнь. А
чувствовать жизнь ему необходимо так же, как канатоходцу ощущать трос
под ногами. Иначе - вниз, и не на опилки манежа - на камни. Или даже -
на штыки.
- Вы раньше бывали на новом Стадионе? - спросил он волгаря.
- Нет, когда? Да и сейчас лишь из-за племяша иду. Ну, любопытно,
конечно, поглядеть. Две сотни тысяч душ в одном месте - не фунт изюму.
Собрать их в одном месте, без давки - задачка. Съедят хотя бы по
пирожку, выпьют по кружке сбитня - сколько же это надо всего? Да, дело
нешуточное. И прибыльное, думаю. Опять же э... удобства. Двести тысяч
человек! Канализационная система должна работать в пиковом ритме,
иначе, знаете...
- С последним пока, я слышал, проблемы. Строили спешно, и
допустили просчеты. Не везде они, удобства, функционируют как
положено. Пришлось часть прикрыть, на переделку. Понимаете,
канализация в буквальном смысле начала выходить из себя, - Гагарин
коротко рассмеялся, хотя смешного было мало. Несколько человек были
под следствием, но начинать процесс по "сортирному делу" не решались.
Миру на потеху разве. - У вас куда билеты?
- В... как это называется? Южный сектор, кажется. Мы там
встречаемся с женой и свояченицей, у входа. А что, там... не того? -
расстроился попутчик. Нет, господа, это не пустяки. Непременно надо
будет поставить по столице достаточное количество заведений
общественного пользования. Ох, азиаты мы, азиаты... Гагарин постарался
запомнить эту мысль. Конечно, в ближайшее время не до того будет, но -
не мелочь это.
- Не знаю, - ответил он на вопрос поскучневшего волгаря.
Экипаж начал замедлять ход, громада стадиона вырастала до небес.
Остальные, повинуясь жезлам городовых, прижимались к обочине, но его
шофер наклеил на лобовое стекло генеральный пропуск, и городовые
начали вытягиваться стрункой, отдавая честь - 1 самому 0.
- Чего это они, - забеспокоился промышленник.
- Да так, - теперь они ехали вдоль центральной трибуны, где стояли
малочисленные правительственные лимузины. - Не обращайте внимания.
Останови, братец, - приказал он шоферу. - Вам отсюда направо, там и
будет вход на Южный сектор.
- Благодарю сердечно, - промышленник достал бумажник, собираясь
расплатиться.
- Нет, нет, - остановил его Гагарин, - вы, как налогоплательщик,
содержите и экипаж, и шофера, и меня тоже. Позвольте предложить вам, -
он вырвал из книжечки листок, нацарапал вечным пером подпись. - Ложа
для почетных гостей. Обещаю, никаких проблем с... с удобствами и
прочим у вас не будет.
Гагарин протянул листок - пропуск на троих, с золочеными буковками
наверху, указывающими кто его дает. Промышленник оторопело уставился
на бумагу, потом перевел взгляд на Гагарина.
- Б... Благодарю, но...
- Пустяки. Успехов племяннику, поклон вашей супруге, - момент
узнавания был, пожалуй, самым приятным в этих Гарун аль-Рашидовских
вылазках. Наверное, это его, Гагаринский способ попасть в Историю,
через сотни лет помнить будут именно его простоту, доступность,
1народность 0, то есть именно то, чего на самом деле нет. Или все-таки
есть?
Развивать размышления дальше было некогда. Потом, на досуге.
Успеется.

14

Он попросил воды. Не то, чтобы ему действительно хотелось пить,
просто последний час в голову шли паскудные мысли. Авось, рассеются от
питья. Все равно, никакого другого отвлечения не было.
Воды ему принесли - в поильнике, такой кружке с трубочкой, чтобы
можно было пить полулежа, и, пока он пил, сестра держала его за плечи.
Прислониться-то не к чему! Палатка. Потом сестра вытерла ему рот, и
пообещала позвать врача. Зачем врача? Но он не противился: положено,
значит, положено. Может, порядок такой - после питья врачу
показываться. Мало ли. Врач не спешил, и ефрейтор опять стал
задумываться. Вот приходил кто-то, расспрашивал, кажется? Зачем? Нечто
изменится жизнь, пуля из него выскочит и рана затянется? Он попытался
вспомнить точно, кто же это приходил, вроде недавно, совсем недавно,
но казалось - минули дни, месяцы. Лекарство. Очень сильное лекарство.
Хмельное.
- Как, Евтюхов, водичка?
Он не сразу понял, что обращаются к нему. С таким лекарством и



ханжи искать не нужно.
- Мокрая, господин доктор, - величать врача "благородием" не
поворачивался язык. Не "благородия" было жалко, но казалось - ни к
месту, благородиев кругом хватало, но до ефрейтора дела благородиям
было мало, а это вон возится, лечит. По службе, по обязанности, но...
- Сухую в другой раз получишь. Если понравится. А кроме питья еще
чего-нибудь... хочешь?
- Не понял, господин доктор. Домой хочу.
- Домой... Ниночка, катетер приготовьте, - это он сестре
милосердия. Катетер. Иностранное слово. За такие слова наказывали
нещадно, бац-бац по мордасам в учебной части. Матерное слово не то,
чтобы прощалось, тоже влетало, но - снисходительно, мол, ты смотри, не
со своим братом говоришь. А за иностранное могли отпуска лишить,
увольнительной - наверное.
- Вас срочно этот... из Особого... - сестра милосердия держала в
руке прозрачный сосуд странной формы.
- Ох, - доктор вздохнул. - Тогда ты сама...
- Ты, милый, лежи спокойно, - женщина откинула одеяло.
Он скосил глаза и тут же отвел их. Срамота. Правда, если не
смотреть, то ничего и не чувствовалось. Краем глаза он видел, как
женщина взяла резиновую трубочку и... Нет, лучше о другом подумать.
Почему так - в синеме все сестры милосердия молодые и красивые,
красивые по-барски, тонкие, узкие в кости, а на деле - бабы хоть в
оглобли ставь да паши? И то, работа не легкая... Синему им показывали
часто, раз в месяц - точно, за время службы он пересмотрел картин
больше, чем за всю жизнь. Они, картины, ему нравились. Все было, как в
жизни, только лучше. Про войну бы поменьше. Конечно, была и смешная
синема, про дурачка-коминтерновца, что постоянно падал в длинной
шинели, плохонькой, дырявой, в дыры эти постоянно вываливался харч,
патроны, гранаты, секретный приказ, любовное письмо... Смешно. В
госпитале, говорят, синему еще чаще показывают.
- А ты боялся, - женщина, одной рукой держала на весу сосуд теперь
полный янтарной жидкостью, другой набросила на него одеяло.
- Я не боялся, - возразил он. Что за жидкость? Пиво? Он вдруг
понял, застыдился.
- Ладно-ладно, лежи. Поправляйся.
Она ушла. Ефрейтор посмотрел на лежавшего у дальней стеночки. Тот
по-прежнему молчал, и дышал тихо, едва слышно. Вот к тому доктор
почему-то не подходит. Даже странно.
- Земляк! Эй, земляк!
Но ответом было прежнее сопение.
Может, заразный? Но таких, кажется, держат отдельно. Контуженый?
Он поправил одеяло. Руки слушались, пальцы шевелились проворно,
споро. А его пугали ранением. Или нет? Прошлое было зыбким, нечетким,
особенно сегодняшнее, вчерашнее. Что раньше - помнилось лучше.
Захотелось есть. Нестерпимо, по-волчьи, рвать зубами, глотать, не
разжевывая. Начала представляться еда, въявь - жирный борщ, мясо,
сало, хлеб. Когда ж поесть дадут? Или раненым не положено?
Голод прошел столь же внезапно, что и появился, и запахи пищи, что
доносились до него, переносились легко, спокойно.
- В соответствии с приказом я эвакуирую раненых, - весело, громко
говорил доктор. Ефрейтор смотрел в щель полога, но ничего не видел.
- Вы не можете отправить Евтюхова до окончания расследования!
- Увы, рад был вам содействовать, всем, чем мог, но - приказ!
Голоса удалялись.
Значит, скоро повезут в Кишинев. Все к дому ближе.
- А вот обед. Сейчас кушать будем, - женщина была другая, не та,
что недавно приходила. - Борщ у нас вкусный, наваристый. Доктор
разрешил, пусть, говорит, нашего борщу похлебает, - она села на
табурете рядом с ефрейтором, пристроила котелок и попыталась кормить
его с ложки.
- Я сам, - он забрал ложку и начал черпать борщ - почти такой, что
недавно привиделся.
- Не спеши, не спеши. Сейчас раненых мало. А после борща -
мамалыга. Тоже вкусная.
Мамалыги не хотелось, но он, верный привычке, съел все. Дело
солдатское. Когда еще придется поесть.
- А... А ему почему не дают? - он мотнул головой в сторону
второго..
- Кому? Ах, Ванечке... Он у нас не обедает. Аппетита нет. Ты за
него не переживай, он после наверстает. Кушай.
Доедал он почти через силу, от компота отказался, попросил
оставить кружку рядом, после выпьет.
Можно ли раненым есть? Говорили - нет, и пить тоже, особенно если
в живот раненый. Чем ранение тяжелей, тем с едой строже. Получается,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


Самойлова Елена - По дороге в легенду
Самойлова Елена
По дороге в легенду


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека