Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Щитами, Факелами и Стрелами, - как эти фигуры речи разъясняют, какие
остроумные Символы употребляет Натура, когда пользуется сказанными Образами
на манер Иероглифов, каковые с одной стороны соотносятся со знаками Зодиака,
а с другой с Событиями, миновавшими и будущими. А Поля? Смотри, сколько
можно сказать о них, и чем больше говоришь, тем больше открываешь своему
взору. Дышит Фавоний, Земля распахивается, плачут Соловьи, павлинятся
Деревья, гривастые листвою, и ты проницаешь восхитительный замысел Полей в
разнообразии злаковых семейств, вспаиваемых Ручьями, что перешучиваются в
отроческой беззаботности. Праздничные Поля ликуют, при явлении Солнца
открывая лик; радуются радугой улыбок при явлении Светила; упиваются
лобзаниями Австра, и хохотанье пляшет на земле, и земля расстилается для
нешумливого Счастья, и утреннее тепло преисполняет Поля Довольством, которым
они захлебываются в слезотечении рос. Увенчанные цветами. Луга отдаются
своему Гению и слагают остроумные Гиперболы Радуг. Но в скором времени их
Младенчество сознает, что не за горами омертвелость, и смех их смущается
внезапною бледнотой, выцветает небо, и Зефир, явившийся с опозданием,
развевается над чахнущею Землей. При первом приближении досад зимы,
скукоживаются поля и цепенеют от хлада. Вот, сын: если бы ты попросту
сказал, что поля благовидны, ты бы только описал их зеленоцветие, наглядное
и без того; а если ты говоришь, что слышится полей смех, ты даешь мне
познать Землю, как одушевленного человека и, обоюдно, я прочитываю на
человеческих лицах такие полутона, которые наблюдал на лугах... Вот она,
работа наивеликолепнейшей из Фигур из всех - Метафоры. Если Гений, Быстрый
разум, а следовательно и Знание, состоят в связывании между собой отдаленных
понятий и в нахождении Подобий между вещами неподобными. Метафора, из всех
известных фигур самая острая и редкая, единственная способна производить
Изумление, из коего родится Услада, как при смене декораций на театре. И
если Услада, доставляемая Фигурами, состоит в изучении новых вещей без
натуги, и многих вещей в малом объеме, вот так же и Метафора, перенося на
лету наш рассудок от одного явления к другому, сосредоточивает нам в одном
слове более чем один Предмет".
"Но надо уметь изобретать метафоры, и это не под силу такой деревенщине
как я, который во всю свою жизнь на эти поля обращал внимание только для
охоты за бекасами".
"Ты благородная персона, и не так уж далек от того, чтобы превратиться в
такого, которого во Франции называют Honnet homme - светским человеком, не
менее ловкого в словопрениях, чем в ратоборстве. Уметь производить Метафоры,
а следовательно, видеть мир неизмеримо шире, чем он постижим для неучей, это
Искусство, к которому можно приобщиться. Если уж ты хочешь знать, я, живущий
в современном мире, где все с ума посходили по многим и изумительным
Машинам, из которых изрядное число имеется на вооружении, увы, и у наших
осадчиков, я также сооружаю Машины Аристотелевы, которые дают возможность
любому и каждому прозревать при использовании Словес..."


Спустя несколько дней Роберт познакомился с господином делла Салетта, он
служил офицером связи между Туара и городскими властями. Туара сетовал
Роберту на казальцев, в надежности которых все больше сомневался. "Не
понимают, - говорил он, - что даже и в мирное время Казале в таком
положении, что не может дать пропуск ни одному пехотинцу и ни одной корзине
провианта без разрешения испанских министров? И что только французский
протекторат поставит Казале на уважительное место?" Однако от господина
делла Салетта Роберт узнал, что Казале не слишком благоденствовал и под
мантуанскими господами. Политика герцогов Гонзага была издавна нацелена на
сужение казальских свобод, и в последние шестьдесят лет город пережил горечь
постепенной утраты многих привилегий.
"Понимаете, де ла Грив? - горячился Салетта. - Прежде мы страдали от
чрезмерных поборов, однако теперь к ним добавляются все расходы по
содержанию гарнизона. Нам не хочется иметь испанцев в доме, но такой ли уж
сахар эти французы? За себя мы погибаем или за них?"
"За кого тогда погиб мой отец?" - спросил Роберт. Господин делла Салетта
не сумел ответить ему.


В отвращении к политическим разговорам, Роберт пошел к иезуиту Иммануилу,
через несколько дней, в монастырь, где тот располагался, там его направили
не в келью, а в апартамент, который был тому определен под сводами самого
тихого клострума. Когда Роберт пришел, тот беседовал с двумя господами, один
из них был роскошно разодет; он был в пурпуре с золотыми аграмантами, плащ
покрыт золоченым позументом, подбит мехом, камзол оторочен полосой красной
материи в крестах, швы отделаны галунами с камушками. Отец Иммануил
представил его как альфиера дона Гаспара де Саласара, да еще и прежде Роберт
сам по надменному голосу и по обстрижке бороды и волос признал в нем офицера
противнической армии. Вторым собеседником был господин делла Салетта. Роберт
на какой-то миг обомлел, представив, что угодил в шпионское логово, но



затем, подумав, догадался, как догадываюсь и я по описываемой картине, что
на основании этикета осады в те времена некоторые представители осаждающих
армий законно допускались в стены осажденных городов, для переговоров и для
связи, точно так же как господин делла Салетта свободно ходил в лагерь
Спинолы.
Отец Иммануил сказал, что именно намеревался продемонстрировать гостям
Аристотелеву машину, и проводил спутников в комнату, где стояла самая
странная постройка, какую только можно себе представить, и я не убежден, что
сумею точно воссоздать ее форму по рассказу, включенному Робертом в одно
послание к его Даме, поскольку речь идет о чем-то не встречавшемся в
действительности ни до того, ни посейчас.
Итак, в комнате находился обширный не то сундук, не то верстак, в боковой
его стороне были вдвинуты ящики, девять по вертикали, девять по горизонтали,
следовательно восемьдесят один. Все ряды и сверху и сбоку обозначались
награвированными буквами (BCDEFGHIK). На поверхности верстака на пюпитре
стояла большая рукописная тетрадь, в тетради были раскрашенные заставки.
Справа от пюпитра - устройство из трех валков, разной длины и толщины (самый
короткий был самым толстым и два длинных и тонких могли проворачиваться у
него внутри), рукоятка справа позволяла крутить их, причем обороты были у
каждого разные из-за различия размера, слева на краях валков были нанесены
те же самые девять букв, что и на ящиках в шкафу, таким образом, раскрутив
устройство, получали при останове любые произвольные сочетания из трех букв:
CBD, KFE или ВОН.
"Как Философ научает нас. Острый разум не в ином коренится, как в умелом
проникновении в суть предметов сообразно десяти Категориям, каковы Сущность,
Количество, Достоинство, Связь, Действие, Чувство, Местоположение, Время,
Основание, Обычай. Сущность, это основной действователь каждой Остроты и
надлежит проглядывать в Сущностях сокрытые восхитительные свойства. Каковы
известные нам Сущности, перечислено в моей рукописной тетради под буквою А,
и пожалуй самой долгой жизни не хватит для полного Сущностей перечисления. Я
посильно собрал в тетради их несколько тысяч, почерпывая из книг Поэтов и
Наукознавцев, и из того изумительного Регистра, который находится в "Фабрике
мира" Алунно. Итак, к числу Сущностей причисляем, вслед за Всеблагим
Вездесущим Богом, и Божественных Персон, и Идеи. Тут же вся греческая
боговщина: Сказочные Боги, набольшие, срединные и малые, Божества небесные,
воздушные, морские, земные и адские. Герои обожествленные, Ангелы, Дьяволы и
Духи, Небеса и странствующие Звезды, Небесные знамения и созвездия. Зодиак,
Круги и Сферы солнцеворота. Стихии, Испарения, Пары, а за этим вслед - чтобы
не утомлять вас перечислением - Подземные Огни и Искры, Метеоры, Моря, Реки,
Родники и Озера и Скалы... Добавим Рукотворные тела, именно произведения
всяческих Искусств: Книги, Перья, Чернила, Глобусы, Компасы, Квадранты,
Дворцы, Храмы и Хижины, Щиты, Мечи, Барабаны, Картины, Кисти, Статуи, Резцы
и Пилы, и метафизические Сущности, как Род, Вид, Различие, Принадлежность и
подобные Данности".
Отец Иммануил выдвигал ящички своего огромного ларя и показывал, что в
каждом внутри наставлены квадратные листики из толстого пергамента, обычно
используемого для книжных переплетов: "Каждый вертикальный ряд
соответствует, от В до К, разным словам из девяти категорий Свойств, и для
каждой Категории имеется девять ящиков, где обитают Семейства Членов. Verbi
Gratia (К примеру (лат., ит. - шутл.)), категория Количества вмещает
следующие семьи: Семейство Количества по Размеру (среди его Членов мы
находим: Большой и Малый, Длинный и Короткий), а также Семейство Количества
по Численности (члены: Нисколько, Один, Два и так далее; Мало и Много).
Далее категория Достоинства, к ней отнесем такие Части: Достоинства Зримые:
Видимый, Невидимый, Прекрасный, Уродливый, Светлый, Темный; Достоинства
Обоняемые: Аромат, Зловоние; Достоинства Чувствований, такие как Радость и
Грусть. И такие таблички собраны для любой из девяти Категорий. На каждую
Табличку занесен один Член, и туда мы приписываем все Предметы, для оного
подразделения предназначенные. Это ясно?"
Присутствующие в восхищении закивали. Отец Иммануил продолжал:
"Теперь наудачу откроем Великую книгу Сущностей, и посмотрим которая
попадется... Карлик. Что мы могли бы сказать, еще до Метафорических
Именований, попросту о Карлике?"
"Что он недоросток, недомерок, урод... несчастливый, некрасивый,
потешный..."
"Все это справедливо, - согласился отец Иммануил. - Но трудно предпочесть
определение, и вдобавок, полагаю, придись мне судить не о Карлике, а скажем,
о Кораллах, навряд бы мне пришло на ум столько же выдающихся черт. Кроме
этого. Малость как свойство подлежит категории Количества, Уродство
относится к категории Достоинства, и откуда надо начинать? Нет уж,
пристойнее препоручиться Судьбе, коей Местодержатели, это мои катушки.
Сейчас я запущу их и прочитаю, как вот теперь, что случайно совместились В,
В и В. Первая из этих В, это Количество, В во втором положении посылает меня
заглянуть, внутри категории Количества, в ящик Объема, и там, в самом начале
ряда, в положении В, мы обнаружим Маломерность. На этой табличке, где


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


Шилова Юлия - Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное
Шилова Юлия
Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное


Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека