Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Миссионер вышел на эстраду, публика восторженно приветствовала его. Он
пересказал разговор двух негров о благотворительных обществах, который ему
удалось подслушать, стоя за изгородью; рассказ встретили шумным одобрением.
Миссионер удачно подражал ломаному языку этих негров: от рукоплесканий едва
не рухнул потолок. Насколько мы заметили, именно с этого времени (за одним
только незначительным исключением) начала возрастать популярность общества
раздачи библий, и при этом так, что слабая и несостоятельная оппозиция
партии экзаменов только способствовала усилению этой популярности.
Большим достоинством общества снабжения новорожденных приданым является
то, что оно менее зависит от колебаний общественного мнения, нежели общество
раздачи библий или общество детских экзаменов; как бы там ни было, у него
нет недостатка в клиентах и всегда найдется на Кого излить свои щедроты. Наш
приход один из самых населенных в столице и ее окрестностях, и надо сказать,
что он поставляет даже несколько больший процент новорожденных, чем ему
полагается. А следовательно, общество снабжения новорожденных приданым
процветает, и на долю его членов выпадает множество самых завидных хлопот и
беготни. Считая, по-видимому, что время можно делить только на месяцы,
общество проводит ежемесячные чаепития, на которых заслушиваются ежемесячные
отчеты, избирается секретарь на весь следующий месяц и тщательно
осматриваются те ящички с бельем, которые остались невыданными в этом
месяце.
Нам не приходилось бывать на этих собраниях, куда мужчины, ясное дело,
не допускаются, но мистера Банга раза два приглашали в дамский комитет, и на
основании его свидетельства мы беремся утверждать, что дамские собрания
ведутся по всем правилам и в большом порядке: там ни под каким предлогом не
дозволяется говорить больше чем четверым ораторам зараз. Постоянный коми"
тот состоит исключительно из замужних дам, однако в почетные члены принимают
и незамужних, главным образом молодых девиц в возрасте от восемнадцати до
двадцати пяти лет, частью потому, что они весьма полезны для пополнения
запасов белья и посещения рожениц; частью потому, что весьма желательно
познакомить их с самых юных лет с ожидающими их более серьезными женскими
обязанностями; а частью и потому, что, как нам известно, предусмотрительным
маменькам нередко удавалось козырнуть этим обстоятельством в своих
матримониальных махинациях.
Вдобавок к ежемесячной выдаче ящичков с бельем (которые всегда бывают
выкрашены в голубой цвет, причем название общества выписано большими белыми
буквами на крышке) общество иногда посылает своим подопечным бульон и
напиток, состоящий из теплого пива, пряностей и яичных желтков с сахаром,
именуемый "глинтвейном". И тут опять требуются услуги почетных членов
общества, которые только рады быть полезными. Навещать новорожденных
посылают целые депутации, по две и по три девицы, и тут начинаются такие
пробы бульона и глинтвейна, такое усиленное помешивание чего-то в маленьких
кастрюлечках на огне, такое одевание и раздевание младенцев, такое
укутывание, пеленание и зашпиливание, такое нянченье и согревание ножек и
ручек перед огнем, такая восхитительная смесь болтовни и стряпни, суматохи,
важничанья и ненужной суеты, какие нигде больше не могут доставить столько
удовольствия!
Соперничая с этими двумя учреждениями и делая, так сказать, последнее
усилие для завоевания популярности в приходе, общество экзаменов на днях
решило устроить большой публичный экзамен для приходских детей, С согласия
приходского начальства и при его содействии для этой цели был отведен
большой класс начальной школы. Приглашения были разосланы всем видным
прихожанам, включая, само собой разумеется, и главарей двух остальных
обществ, в назидание коим и устраивалась вся церемония; случай был такой,
что непременно ожидалось большое стечение публики. Полы были вымыты
чисто-начисто еще накануне, под непосредственным наблюдением трех сестер
Браун; скамейки для посетителей расставлены рядами; образцы ученических
прописей старательно выбраны и не менее старательно подправлены, так что
изумилась не столько публика, которая их читала, сколько дети, которые их
писали; задачи на сложение именованных чисел заучивали и переучивали до тех
пор, пока все дети не вытвердили ответы наизусть; и вообще приготовления
делались на широкую ногу и стоили многих трудов. Наступило утро: детей мыли
желтым мылом, оттирали фланелью, а потом уже насухо вытирали полотенцем, так
что лица у них засветились; каждому школьнику и школьнице расчесали волосы
так старательно, что они лезли в глаза; девочек нарядили в снежно-белые
пелеринки и в чепцы, державшиеся на голове с помощью одной только алой
ленты; шеи старших школьников были упрятаны в воротнички устрашающей высоты.
Двери распахнулись настежь, и три мисс Браун с помощницами
представились взорам, облаченные в простые белые муслиновые платья и такие
же чепцы - такова была форма для детских экзаменов. Комната наполнилась
публикой; знакомые громко и сердечно приветствовали друг друга. Общества
раздачи дрогнули - их популярность оказалась под угрозой. Старший из
учеников выступил вперед и произнес умилостивительную речь из-за ограды
своего воротничка. Это было произведение пера мистера Генри Брауна, и ему
все рукоплескали единодушно, а Джонсон-Паркеры похолодели от страха.



Экзамены продолжались с большим успехом и закончились положительно триумфом.
Общество экзаменов одержало победу, а Джонсон-Паркеры были разбиты наголову.
В тот же вечер состоялось тайное совещание общества раздачи под
председательством миссис Джонсон Паркер, для обсуждения вопроса, каким
способом лучше возвратить утраченные симпатии прихода. Что можно устроить?
Опять собрание? Увы! Кто же на него пойдет? Миссионеры два раза подряд не
годятся, а рабов уже освободили. Надо предпринять какой-то смелый шаг. Так
или иначе, надо удивить приход, однако никто не мог додуматься, какой именно
смелый шаг надо предпринять. Наконец, одна совсем Дряхлая старушка
пробормотала едва слышно: "Эксетер-Холл!"* И вдруг все собрание точно
озарило. Решили единогласно, что депутация из трех старушек отправится к
какому-нибудь знаменитому оратору и будет просить его, чтоб он оказал им
такую милость, произнес бы речь; кроме того, депутация должна была нанести
визит еще трем выжившим из ума старушкам, не нашего прихода, и пригласить их
на собрание. Просьба была уважена, собрание состоялось, оратор (ирландец)
прибыл. Он говорил о зеленом острове - об иных берегах об океанских
просторах - морских глубинах - христианском милосердии - о кровопролитии и
об искоренении о прощении в сердцах - об оружии в руках - об алтарях и
домашних очагах - о ларах и пенатах. Он вытирал глаза, сморкался, приводил
латинские цитаты. Эффект был потрясающий - латынь имела решительный успех.
Никто не понял, о чем, собственно, идет речь, но все подумали, что это
должно быть очень трогательно, если сам оратор так расчувствовался.
Популярность общества раздачи библий до сей поры остается непревзойденной у
дам нашего прихода, а общество экзаменов все более клонится к упадку.
¶ГЛАВА VII §
Наш ближайший сосед
Перевод Н. Галь
Приятно и увлекательно, бродя по улицам, предаваться размышлениям о
том, что за люди здесь живут и чем они занимаются; и ничто так ощутимо не
помогает нам в этих догадках, как вид входных дверей. Прекрасный и
интересный предмет для изучения представляет собою человеческое лицо со
всеми оттенками сменяющихся на нем чувств; но и в физиономии дверного
молотка есть нечто едва ли не столь же своеобразное и почти столь же верно
отражающее характер владельца. Посещая человека впервые мы с величайшим
любопытством всматриваемся в черты молотка на двери его дома, ибо хорошо
знаем, что между хозяином и молотком всегда есть большее или меньшее
сходство и единодушие.
Вот, например, образчик дверного молотка, весьма распространенный в
прежние времена, но быстро исчезающий: большой круглый молоток в виде
добродушной львиной морды, которая приветливо улыбается вам, пока вы,
дожидаясь, чтобы вам открыли, завиваете покруче кудри на висках или
поправляете воротнички; нам ни разу не случалось увидеть такой молоток на
дверях скряги как мы убедились на собственном опыте, он неизменно сулит
радушный прием и лишнюю бутылочку винца.
Никто не видывал такого молотка у входа в жилище мелкого стряпчего или
биржевого маклера; они отдают предпочтение другому льву - мрачному,
свирепому, с выражением тупым и злобным; это своего рода глава ордена
дверных молотков, он в чести у людей себялюбивых и жестоких.
Есть еще маленький бойкий египетский молоток с длинной худой рожицей,
вздернутым носом и острым подбородком; этот в моде у наших чиновников, тех,
что носят светло-коричневые сюртуки и накрахмаленные галстуки, у мелких,
ограниченных и самоуверенных людишек, которые ужасно важничают и неизменно
довольны собой.
Несколько лет тому назад мы были крайне смущены появлением новой
разновидности дверного молотка, у которого лица нет вовсе - вместо него
венок или цветочная гирлянда; рукоятка такого молотка иногда имеет форму
руки. Впрочем, потратив толику внимания и усилий, мы сумели и эту новую
разновидность примирить с нашей любимой теорией. Вы непременно найдете такой
молоток на дверях людей холодных и церемонных, которые всегда спрашивают:
"Почему вы у нас не бываете?", но никогда не скажут: "Приходите!"
Фасон медного молотка, обычного для загородных вилл и для пансионов,
где учатся дети состоятельных родителей, всем известен; упоминанием о нем мы
заканчиваем перечень всех наиболее выдающихся и строго определенных видов.
Френологи уверяют, что различные страсти, возбуждая мозг человека,
вызывают соответствующие изменения в форме его черепа. Да не подумают, что
мы заходим в нашей теории чересчур далеко и готовы утверждать, будто всякая
перемена в характере человека тотчас отражается и на облике его дверного
молотка. Но мы уверены, что в случае перемены в характере владельца
магнетическая связь, безусловно существующая между ним и его молотком,
заставит его снять со своей двери прежний молоток и подыскать новый, более
родственный его новым чувствам и склонностям. Если человек без всякой
видимой причины переселяется из одного дома в другой, не сомневайтесь, что,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Куликов Роман - Игры ушедших
Куликов Роман
Игры ушедших


Афанасьев Роман - Знак чудовища
Афанасьев Роман
Знак чудовища


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека