Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

стрижеными баранами, нечесаные рабы помыкают собаками, а нестриженые
бароны помыкают нечесаными рабами.
Неревен тоже не стриг волос: но это потому, что человек за пределами
ойкумены не должен ни стричься, ни умащаться, если хочет вернуться живым,
а борода у Неревена еще не росла.
Неревен вздохнул и поглядел на людей за яшмовым столиком. Холодное,
усталое лицо Арфарры было тщательно выбрито, так что можно пересчитать
каждую морщинку у рта. Зеленый монашеский паллий, простой, безо всякого
шитья, однако столь тонкий, что можно было разглядеть под ним завитки
кольчуги. Пальцы длинные, холеные, на среднем пальце яшмовый
перстень-печать, похожий на третий глаз: Боги чародею не указ.
Но господин Даттам!
Борода короткая, как у знатного варвара, волосы в золотой сетке,
пятицветный кафтан, шитый золотом в прикреп, конные сапоги выше колен: не
подданный империи, а вассал короля. Он и ведет себя за чертой ойкумены,
как варвар. "Как свободный человек", по-здешнему.
И хотя глаза у обоих называются золотыми, очень удачливые глаза по
здешним приметам, видно, что глаза все-таки разные: у Арфарры глаза, как у
мангусты, с яшмовыми прожилками, а вот у Даттама, действительно, - золото.
Даттам, однако, не чародей - Даттам вор и бунтовщик, а теперь и того
хуже - торговец.
Даттам шевельнулся над доской.
Левый купец его завладел седьмым зеленым полем. Ах, нет! Пешка
учителя побывала там раньше. Стало быть, не завладел, а только получил
право пользования.
Купец - странная фигура: трижды за игру ходит вкривь. Да и "сто
полей", если призадуматься, странная игра. Говорят: в Небесном Городе зал
приемов зовется "сто полей". Говорят: игре две тысячи лет, и принес ее с
рисом и с тремя таблицами сам государь Иршахчан. А как, если подумать, мог
государь Иршахчан принести игру с купцами, если он отменил "твое" и "мое"?
И еще при государе Меенуне купцов и торговцев не было, все в деревне
говорили, что они завелись в Варнарайне только после восстания Белых
Кузнецов, двенадцать лет назад.
Арфарра-советник перевернул одну из фигурок и нажал на планку в
водяных часах.
Синяя пирамидка перестала плакать, а розовая, наоборот, заплакала. По
уровням воды было видно, что Даттам играет гораздо быстрее, чем
королевский советник, а по доске было видно, что Даттам играет, не давая
себе труда подумать.
Тут мангуста насторожила уши и обернулась к окошку: где-то в
перестроенных покоях началась суета. Арфарра сделал знак Неревену, тот
поднялся и побежал анфиладой пустых залов.
Король действительно въезжал во двор с верными, дамами и горожанами.
Дождь перестал, как и предсказывал учитель, едва показался король, с крыши
уже кто-то сбрасывал зерно, солнце плясало на копейных значках и боевых
веерах.
Кафтан на короле был белого государева цвета, однако намок под
дождем, и под ним проступил бордовый лакированный панцирь. Дамы
королевской свиты, распаренные и крепко сбитые, били сапогами по конским
ребрам, а мечи за спинами верных вовсе не походили на церемониальные.
Ах! Разве можно сравнить это с Государевым Дворцом! Государев Дворец
- весь под серебряной сеткой, дождь над ним не идет, и по слову государя
цветы склоняют свои головки, и звери приводят к нему своих детенышей!
И Неревену на мгновение представилось, как в Зале Ста Полей государь
кивает ему головой и жалует чиновничий кафтан, и Неревен покидает залу,
пятится, пятится, потому что поворачиваться к государю спиной нельзя, - и
идет от одной дворцовой управы к другой в платье, украшенном изображением
единорога и феникса...
Тут грязь из-под чьих-то копыт облепила его с головы до ног, а
всадник сказал:
- Простите.
Неревен удивился, что всадник извиняется, забрызгав пешего, поднял
голову и увидел, что владелец голоса сидит на лошади, как мешок с рисом.
Неревен спросил по-вейски:
- Вы - веец?
Незнакомец задергал узду, понапрасну мучая коня, чтобы тот стоял на
месте.
- Нет, - сказал он. - Наш корабль, - тут он запнулся, ища слово, -
пришел из-за моря.
По-вейски человек говорил так же скверно, как по-аломски.
Тут король Варай Алом заметил послушника и закричал на весь двор,
чтоб тот известил хозяина. "Не хозяина, а учителя", - обиделся Неревен.
Поклонился, однако, отошел, пятясь и побежал обратно через сырые покои.
Вслед засмеялись, потому что перед королями не то что пятясь не
ходили, - короли во весь двор кричали, - однако Неревен ничего не мог с



собой поделать.
На обратном пути, убедившись, что крыло пустынно, а учитель и Даттам
сидят в гостиной, Неревен прикрыл дверь в спальню Даттама и принялся ее
обыскивать.
Неревен осмотрел ступеньки лестниц, пощупал за коврами, а потом
завозился с замком у большого ларя. Ларь стерегла птица Цок. Чтобы она
стерегла его целиком, резчик растянул крылья прямоугольником, голову и
хвост завернул на брюшко, а когти и перья усеял десятками глаз. Поэтому-то
Неревен и не боялся варварских богов на ларях: по рисунку было видно, что
не бог - повелитель ларя, а ларь - владелец бога, ишь, растянули, как на
дыбе.
Крышка подалась и растворилась, Неревен стал перебирать содержимое,
потом насторожился.
Ага! Только варвары так шумно ходят по каменным полам. Неревен
выскользнул из комнаты и изогнулся у косяка.
В дверях показался давешний торговец из-за моря с товарищем. Одеты
оба были очень богато. Первый, главный, был широк в плечах, узок в поясе,
белокурый, нос прямой, глаза серые, вид надменный, потому что расстояние
между верхней губой и носом чуть великовато, больше примет нет.
Второй был помельче, чуть сутуловат, рыжий, нос с горбинкой, губы
углами вниз, как у людей мягких и суеверных. Для двух соплеменников они
были решительно непохожи друг на друга. В лицах их, однако, одинаково
недоставало ни решительности горца, ни воспитанности вейца. Белокурый
огляделся, ступил к стене и воткнул что-то в розовый пух ковра.
Неревен осклабился. Он внезапно понял, отчего Даттам не к месту
просил за чужеземцев: у них был приворотный амулет! Точно, - ходили уже
слухи на рынке, что эти люди заядлые колдуны!
Неревен, улыбаясь, показался в проеме. Варвар отскочил от ковра,
будто обварившись кипятком, виновато глянул в глаза.
- Вот, господин Даттам звал нас к полудню... - повертел головой и
добавил: - Глупое строение. Всякая комната - проходная, никакого понятия о
личном уединении. Немудрено, что король от замка по всей стране бегает.
Неревен, склонив голову набок, очень странно смотрел на торговца.
- Это не замок, - сказал Неревен, - а управа. Его строили для
наместника провинции, когда страна была частью ойкумены. А когда король
Ятун брал город, он поклялся, что не оставит в нем ни одной живой
мангусты. Дом наместника они сожгли, а управу оставили, приняв ее за храм
и испугавшись гнева богов.
Белая мангуста вышла из-под занавесей и уставилась на незнакомцев.
Усики у розового носа вздрогнули, короткий толстый хвост часто застучал по
полу.
Рыжий варвар в испуге отступил. Варвары видали, как мангуста всюду
ходит с Арфаррой, и считали, что она-то и есть его бог. Неревен знал, что
это не так: бог был один, а мангуст у Арфарры было две. И сейчас одна
сидела в храме, а другая была с Арфаррой во дворце.
Мангуста подняла на Неревена желтые прозрачные глаза.
- Жителю ойкумены, - прочитал Неревен в глазах мангусты, - плохо жить
в казенных анфиладах, он тоскует без своего угла. Но какое понятие об
уединении имеют варвары? И еще - какой варвар скажет: "к полудню"? Он
скажет: "когда солнце будет плавать над головой", а придет, когда солнце
утонет.
И Неревен мысленно связал в уме первую петельку...

Мангуста пошла в соседний зал, и Неревен повел заморских гостей за
ней. Там он усадил их и велел ждать, пока вернется.
- Как вас представить? - спросил он.
- Сайлас Бредшо, - сказал рыжий.
- Клайд Ванвейлен, - сказал белокурый.
Имена длинные - родовые имена. И ни титулов, ни должностей. Одно
слово - торговцы.
Неревен вернулся в спальню и снова занялся ларями. Он искал письма,
которые Даттам получил сегодня утром от Оско Стрепета. Стрепеты шли пятыми
в золотых списках знати, земли графа обнимали весь северо-восток. Даттам
получил письмо и стал рассказывать, что должен ехать к графу.
Это как понять? Явился к Весеннему Совету, а теперь бежит от греха
подальше? И, стало быть, сам граф не хочет быть на совете?
Поставцы были пусты, а в ларе-подголовнике Неревен нашарил лишь
сборник математических притч.
Послушник поднял глаза. Справа от кровати была ниша, а в нише стоял
мраморный Бужва, страшный бог правосудия и пыток, покровитель сыщиков и
шпионов. Неревен прищурился, и острые его глаза вдруг заметили крошечную и
слишком ровную трещину за ухом великого бога: тайник!
Вскрыть? Бога?! Этого бога?!
На душе стало страшно, но Неревен вспомнил: учитель велит мыслить


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Прозоров Александр - Потрясатель вселенной
Прозоров Александр
Потрясатель вселенной


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека