Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Ну и что? - спросил я. - Летают, точно. И пикируют. И на огурцы
похожи. А вреда никакого. Один туман. Трусишка ты, вот что.
- Всякий струсил бы на моем месте, - все еще взволнованно проговорил
он, - я чуть с ума не сошел, когда они стадо удвоили.
И, почему-то оглянувшись сначала, словно боясь, что его могут
подслушать, тихо прибавил:
- И меня тоже.
Ты уже, наверное, понял, Юри, что Митч попал в такую же переделку, как
и мы с тобой. Эти чертовы "облака" заинтересовались его стадом,
спикировали на коров, а наш храбрый ковбой полез их отгонять. И тут
началось нечто совсем уже непонятное. Один из розовых огурцов подплыл к
нему, повис над головой и приказал отойти. Не словами, конечно, а как
гипнотизер на ярмарке, - отойти назад и сесть на лошадь. Митч
рассказывает, что не мог ни ослушаться, ни сбежать. Не сопротивляясь, он
отошел к лошади и вскочил в седло. Я думаю, что им на этот раз всадник
понадобился: пеших-то они набрали достаточно, целую коллекцию. Ну а дальше
все как по маслу: красный туман, полная неподвижность, ни рукой, ни ногой
не шевельнуть, а тебя будто насквозь просматривают. Словом, картина
знакомая. А когда туман рассеялся и парень в себя пришел, глазам не
поверил: стадо вдвое увеличилось, а в сторонке на лошади точно такой же
Митчелл сидел. И лошадь та же, и сам он как в зеркале.
Нервы у парня, конечно, не выдержали: помню, что со мной в первый раз
было. С ним то же: помчался, куда ветер понес, лишь бы дальше от
наваждения. А потом остановился: стадо не свое, хозяйское, отвечать ему же
придется. Подумал и вернулся, а там все по-прежнему, как до появления
розовых "облаков": ни лишних коров, ни двойника на лошади. Ну и решил
парень: либо мираж, либо он с ума сошел. Стадо в загон, а сам в город, к
хозяину.
Все это только предисловие, ты же понимаешь. Не успел я кое-как
успокоить парня, как сам запсиховал: вижу, летят стайкой вдоль дороги,
этак бреющим полетом идут. Совсем диснеевские поросята, как сказал тогда
наш радист из Мак-Мердо, и на огурцы не похожи. Тут и Митчелл их увидел.
Слышу: замолк. Только дышит, как запыхавшийся.
"Начинается", - подумал я, вспомнив, как эти "дирижабли" шли на таран в
нашем первом воздушном "бою". Но на этот раз они даже не снизились, а
просто пронеслись со скоростью звука, как розовые молнии в сиреневом небе.
- К городу пошли, - прошептал сзади Митчелл.
Я не ответил: кто их знает.
- Почему они нас не тронули?
- Не заинтересовались. Едут двое в автомобиле - мало ли таких. А я
меченый.
Он не понял.
- Встречались, - пояснил я. - Вот они и запомнили.
- Не нравится мне все это, - сказал он и замолчал.
Так мы и ехали молча, пока из-за поворота не показался город. До него
оставалось не больше мили, но я почему-то не узнал его: таким странным он
мне показался в сиреневой дымке, как мираж в этих сыпучих желтых песках.
- Что за дьявольщина? - удивился я. - Может, у меня спидометр барахлит?
До города по крайней мере десяток миль, а он уже виден.
- Посмотри вверх! - воскликнул Митчелл.
Над миражем города висели цепочкой розовые облака - не то медузы, не то
зонтики. Может быть, тоже мираж?
- Не на месте город, - сказал я. - Не понимаю.
- Мы уже должны были проехать мотель старика Джонсона, - откликнулся
Митчелл. - Ведь он в миле от города.
Я вспомнил морщинистое лицо хозяина мотеля и его зычный командирский
голос: "В мире все стало с ног на голову. Дон. Я уже начинаю верить в
Бога". Кажется, пора начать верить в Бога и мне. Я вижу удивительные и
необъяснимые чудеса. Джонсон, обычно встречавший все проезжавшие мимо
машины на каменной лесенке своего дома-гостиницы, бесследно исчез. Это уже
само по себе было чудом: ни разу за все годы работы на авиабазе я не
проезжал здесь, не узрев на ступеньках старого ангела с ключами от города.
Еще большим чудом было исчезновение его гостиницы. Мы не могли проехать
ее, а даже признаков строения у дороги не было видно.
Зато с каждой минутой становился виднее город. Сэнд-Сити в лиловой
дымке перестал быть миражем.
- Город вроде как город, - сказал Митчелл, - а что-то не то. Может, с
другой дороги въезжаем?
Но въезжали мы с обычной дороги. И видели те же рыжие дома у въезда,
тот же плакат на столбах, с огромными буквами поперек улицы: "Самые сочные
бифштексы только в Сэнд-Сити", ту же колонку с алюминиевой
башенкой-счетчиком. Даже сам Фрич в белом халате, как всегда, стоял у
разбитого молнией дуба с лучезарной улыбкой-вопросом: обслужить вас, сэр?
Масло? Бензин?






14. ГОРОД ОБОРОТНЕЙ
Я остановил "корвет" со скрежетом, знакомым всем владельцам окрестных
бензоколонок.
- Привет, Фрич. Что случилось с городом?
Мне показалось, что Фрич не узнал меня. Без обычной своей услужливой
расторопности он шагнул к нам, шагнул как-то неуверенно, словно человек,
вошедший в ярко освещенную комнату из ночной темноты. Еще более поразили
меня его глаза: неподвижные, будто мертвые, они смотрели не на нас, а
сквозь нас. Он остановился, не дойдя до машины.
- Доброе утро, сэр, - произнес он глухим, безразличным голосом.
Фамилии моей он не назвал.
- Что с городом?! - заревел я. - Крылья, что ли, у него появились?
- Не понимаю, сэр, - так же монотонно и безразлично ответил Фрич. - Что
вам угодно, сэр?
Нет, это был не Фрич.
- Куда девался мотель старика Джонсона? - спросил я, еле сдерживаясь.
Он повторил без улыбки:
- Мотель старика Джонсона? Не знаю, сэр. - Он шагнул ближе и уже с
улыбкой, но до того искусственной, что мне на миг стало страшно, прибавил:
- Вас обслужить, сэр? Масло? Бензин?
- Ладно, - сказал я. - Разберемся. Поехали, Митч.
Отъезжая от бензоколонки, я обернулся. Фрич по-прежнему стоял у дороги,
провожая нас холодными, застывшими глазами покойника.
- Что это с ним? - спросил Митчелл. - С утра, что ли, набрался?
Но я знал, что Фрич не пьет ничего, кроме пепси-колы. Не хмельное
бродило в нем - нечеловеческое.
- Кукла, - пробормотал я, - заводная кукла. "Не знаю, сэр. Могу вас
обслужить, сэр. Что вам угодно, сэр".
Ты знаешь, что я не трус, Юри, но, честное слово, сердце сжалось от
предчувствия чего-то недоброго. Слишком много непонятных случайностей,
хуже, чем тогда в Антарктике. Признаться, даже хотелось повернуть назад,
да в город другой дороги не было. Не на базу же возвращаться.
- Ты знаешь, где найти твоего хозяина? - спросил я у Митчелла.
- В клубе, наверно.
- Начнем с клуба, - вздохнул я. Хочешь не хочешь, а город рядом,
тормозить незачем.
И я свернул на Эльдорадо-стрит, погнав машину вдоль аккуратных
коттеджиков, одинаково желтых, как вылупившиеся цыплята. Пешеходов не было
видно, здесь пешком не ходили, а ездили на "понтиаках" и "бьюиках", но
"понтиаки" и "бьюики" уже отвезли хозяев на работу, а хозяйки еще
потягивались в постелях или завтракали в своих электрифицированных кухнях.
Хозяин Митчелла завтракал в клубе, а клуб помещался в переулке, выходившем
на главную улицу, или Стейт-стрит, - улицу Штата, как она здесь
называлась. Мне было уже стыдно своих неосознанных страхов - синее небо,
никаких розовых "облаков" над головой, расплавленный солнцем асфальт,
горячий ветер, гнавший по мостовой обрывки газет, в которых, наверное,
говорилось о том, что розовые "облака" - это просто выдумка психов
нью-йоркцев, а Сэнд-Сити полностью застрахован от любого космического
нашествия, - все это возвращало к реальности тихого сонного города, каким
он и должен быть в это знойное утро.
Так, по крайней мере, мне казалось, потому что все это была только
иллюзия, Юри. В городе не было утра, и он совсем не дремал и не спал. Мы
сразу увидели это, свернув на Стейт-стрит.
- Не рановато ли в клуб? - спросил я у Митчелла, все еще по инерции
мысли о сонном городе.
Он засмеялся, потому что в этот момент нас уже задержала толпа на
перекрестке. Но это была не утренняя толпа, и окружал нас не утренний
город. Светило солнце, но электрические фонари на улице продолжали гореть,
как будто вчерашний вечер еще не кончился. Неоновые огни сверкали на
витринах и вывесках. За стеклянными дверями кино гремели выстрелы:
неустрашимый Джеймс Бонд осуществлял свое право на убийство. Щелкали шары
на зеленых столах бильярдных, грохотал поездом джаз в окнах ресторана
"Селена", и стучали сбитые кегли в настежь открытых дверях кегельбанов. А
по тротуарам фланировали прохожие, именно фланировали, прогуливались, а не
спешили на работу, потому что работа давно закончилась, и город жил не
утренней, а вечерней, предночной жизнью. Будто вместе с электрическими
фонарями на улице люди решили обмануть время.
- Зачем эта иллюминация? Солнца им мало? - недоумевал Митчелл.
Я молча затормозил у табачного киоска. Бросив на прилавок мелочь,
осторожно спросил у завитой продавщицы:
- У вас какой-нибудь праздник сегодня?
- Какой праздник? - переспросила она, протягивая мне сигареты. -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Емилина Ника - Демон
Емилина Ника
Демон


Свержин Владимир - Когда наступит вчера
Свержин Владимир
Когда наступит вчера


Головачев Василий - Мечи мира
Головачев Василий
Мечи мира


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека