Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Ритчи-Хук тронулся в путь быстрыми неодинаковыми рывками, подладиться к
которым оказалось абсолютно невозможно. Он привел их к железнодорожному
пути, параллельно которому шла гаревая дорожка, отделенная от рельсов
черным рифленым железом.
- Итак, мы находимся теперь вне пределов слышимости капитан-коменданта,
- начал Ритчи-Хук, но проходивший в этот момент поезд поставил вне
пределов слышимости его двух компаньонов. Когда поезд прошел и Ритчи-Хука
снова стало слышно, донеслись его слова: - ...в целом слишком много
фланели в корпусе алебардистов. Фланель нужна в мирное время. В военное
время она просто ни к чему. Вам хочется большего, чем автоматически
подчиняться. Вам хочется применить вашу собственную хватку. Когда я
командовал ротой и ко мне приходил провинившийся солдат, я спрашивал его,
чье наказание он предпочитает: мое или вышестоящего командира. Солдат
всегда предпочитал мое. После этого я приказывал провинившемуся
наклониться и всыпал ему шесть хорошеньких ударов лозой. Разумеется, я
рисковал оказаться перед военным судом, но ни один солдат никогда не
пожаловался на меня, а нарушений дисциплины в моей роте было меньше, чем в
любой другой в корпусе алебардистов. Вот это я и называю хваткой. - Он
продолжал шагать рывками. Ни один из компаньонов не нашел, что ответить на
его слова. После длительного молчания Ритчи-Хук добавил: - Впрочем, вам я
не рекомендую прибегать к этому. Во всяком случае, на первых порах.
Дальше они шли преимущественно молча. Если Ритчи-Хук говорил, то чаще
всего это был подробный рассказ о сыгранной над кем-нибудь шутке или
gaffes raisonnees [преднамеренный ляпсус (фр.)]. Этому замечательному
солдату война не представлялась какой-нибудь там охотой или перестрелкой.
Она была для него противоестественным делом, ежом в постели, или, вернее,
он представлял себе войну как чудовищных размеров мину-ловушку.
По истечении двадцати пяти минут подполковник Ритчи-Хук посмотрел на
свои часы.
- Мы уже должны бы переходить через железную дорогу. Видимо, я иду
недостаточно быстро.
Вскоре они подошли к железному пешеходному мостику. С другой стороны
железнодорожной линии была такая же гаревая дорожка, отделенная от
железнодорожного полотна рифленым железом. Ритчи-Хук пошел по ней в
обратном направлении, к дому капитан-коменданта.
- Если мы хотим выдержать время, то надо прибавить шагу, - сказал
Ритчи-Хук.
Они пошли более быстрым шагом. У ворот, возле входа на территорию
казарменного городка, Ритчи-Хук снова посмотрел на часы.
- Сорок девять минут, - сказал он. - Хорошая прогулка. Ну что ж, очень
рад, что познакомился с вами. В будущем мы будем видеться гораздо чаще. Я
оставил мопед в караульном помещении. - Он открыл свою противогазную сумку
и показал им туго свернутую пижаму и щетки для волос. - Это единственное,
что я вожу с собой. Лучшего применения для этой идиотской сумки не
придумаешь. Всего хорошего!
Как только мопед Ритчи-Хука тронулся с места, Гай и Сарам-Смит взяли
под козырек.
- Вот старый вояка-то, да? - сказал Сарам-Смит. - Кажется, твердо решил
пустить всех нас в расход.

Вечером того же дня Гай заглянул к Эпторпу узнать, пойдет ли он на
обед.
- Нет, старина. Сегодня на поправку дело идет медленно. Конечно, я мог
бы плюнуть на это дело и пойти, но лучше не торопиться. А как прошел
завтрак?
- На нем был наш будущий бригадир.
- Жаль, что я пропустил это, очень жаль. Но если я и побывал бы там,
ничего хорошего из этого не вышло бы. Мне не хотелось, чтобы он увидел
меня нездоровым. Ну, а как у тебя получилось?
- Не так уж плохо. Главным образом потому, что он принял меня за тебя.
- Не совсем понимаю тебя, старина.
- Он запомнил, что один из нас жил в Италии, а другой - в Африке. Меня
он принял за африканца.
- Слушай-ка, старина, мне это не очень-то нравится.
- Он сам начал утверждать это. А потом старик зашел слишком далеко, и
поправить его уже было невозможно.
- Однако он _должен_ каким-то образом узнать правду. По-моему, тебе
надо написать ему об этом.
- Не валяй дурака.
- Но это ведь вовсе не шутка. Мне кажется, ты в этом случае
здорово-таки смошенничал. Воспользовался болезнью друга и выдал себя за
него. Такой поступок может привести к серьезным последствиям. Ты что же, и
фамилию мою присвоил?
- Нет. Разумеется, не присваивал.


- Ну что ж, если ты не напишешь, то мне придется сделать это самому.
- На твоем месте я не стал бы делать этого. Он подумает, что ты
свихнулся.
- Да, придется подумать, как поступить наилучшим образом. Все это -
очень деликатное дело. Я просто не представляю, как ты мог допустить
подобное.
Эпторп не стал писать подполковнику Ритчи-Хуку, но затаил на Гая обиду
и с тех пор всегда был настороже в его компании.



3
Незадолго до рождества курс начальной подготовки закончился, и Гаю, как
и всей группе стажирующихся, был предоставлен недельный отпуск. Перед
отъездом офицеров, и главным образом в их честь, был устроен вечер с
приглашением гостей. Предполагалось, в тот момент по крайней мере, что
этот вечер будет для них последним в казарменном городке. Каждый
постарался сделать все возможное, чтобы приглашенный гость делал честь
избравшему его. Эпторп гордился своим выбором, пожалуй, больше, чем кто бы
то ни было.
- Мне чертовски повезло, - сказал он. - Ко мне придет Чатти [грязный,
неряшливый, вшивый (англ.)] Корнер. Я и не знал, что он в Англии, пока не
наткнулся на его имя в газете.
- А кто такой Чатти Корнер?
- Э-э, старина, по-моему, ты должен был бы слышать о нем. Впрочем, на
этих шикарных фермах в Кении о нем могли и не знать. Если бы ты задал этот
вопрос в _настоящей_ Африке, в любом месте от Чада до Мозамбика, то люди
подумали бы, что ты шутишь. Чатти - большой оригинал. Сущий дьявол, если
смотреть со стороны. Никак не подумаешь даже, что он умеет пользоваться
вилкой и ножом. В действительности же он сын епископа, Итонский колледж,
Оксфордский университет и все такое. Играет на скрипке, как завзятый
профессионал. О нем упоминают во всех книгах.
- В книгах о музыке, Эпторп?
- Да нет, в книгах об обезьяноподобных страшилищах, конечно. А кого
приглашаешь ты, старина, позволь спросить, если это не секрет?
- Я еще никого не нашел.
- Странно. Я считал, что у такого человека, как ты, должно быть очень
много знакомых.
Эпторп все еще носил в душе обиду за то, что Гай выдал себя за него.
Гай написал семье Бокс-Бендеров о том, что получает отпуск на
рождественские праздники. Анджела ответила, что Тони тоже приезжает на
праздник. Гаю посчастливилось перехватить Тони в последний момент в
Лондоне и завлечь его на вечер алебардистов. И Гай, и Тони впервые увидели
друг друга в военной форме.
- Я ни за что на свете не упустил бы возможности увидеть вас, дядюшка
Гай, щеголяющим в форме новоиспеченного офицера, - сказал Тони по приезде.
- Здесь тоже все зовут меня "дядюшкой", вот увидишь.
Они шли по усыпанному гравием плацу к дому, в котором размещались
прибывающие гости. Им встретился и отдал честь алебардист. Увидев, как
небрежно ответил на приветствие его племянник, Гай пришел в ужас.
- Послушай, Тони, может быть, в вашем батальоне этому не придается
такого важного значения, но у нас отвечать на приветствие полагается так
же четко, как приветствуют тебя.
- Дядя Гай, неужели необходимо напоминать вам, что я старше вас по
чину?
Однако вечером, когда они подходили в буфетной к председателю столовой
офицерского собрания, Гай испытал приятную гордость за своего племянника,
который привлек к себе общее внимание ярко-зеленой парадной формой и
ремнями из черной кожи.
- Вы только что из Франции? В таком случае я воспользуюсь привилегией
председателя и посажу вас рядом с собой. Мне очень хотелось бы услышать
рассказ очевидца о том, что там происходит. Разобраться в этом по
сообщениям газет совершенно невозможно.
Чатти Корнера узнали все без представления: темнокожий, с седыми
волосами en brosse [волосы, остриженные бобриком (фр.)], он с мрачным
видом стоял рядом с Эпторпом. Легко было понять, почему он приобрел
известность среди страшилищ; столь же легко было заметить и иронию в
данном ему прозвище. Он крутил головой из стороны в сторону, рассматривая
все из-под мохнатых бровей, словно прикидывая, как бы ему подскочить вверх
и, ухватившись за балки, раскачиваться там в одиночестве. Чатти так и не
почувствовал себя свободно до тех пор, пока оркестр не заиграл "Старый
добрый английский ростбиф". Услышав эту мелодию, он наклонился, кивнул
головой и пробормотал что-то нечленораздельное на ухо Эпторпу.
Пройдя под хорами, на которых находился оркестр, они вошли в столовую и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека