Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
* Наставницами, учительницами (фр.).
** Учителями (фр.).
*** Учениками (фр.).
**** К черту (фр.).
- Нет, я улыбаюсь собственным мыслям.
- А о чем вы думаете? - И не дожидаясь ответа: - Пожалуйста, скажите
мне, куда же вы едете?
- Туда, куда приведет меня судьба. Мне нужно найти место, где я смогу
зарабатывать на жизнь.
- Зарабатывать? (В изумлении.) Значит, вы бедная?
- Как Иов{66}.
Пауза. Потом:
- Ах, как неприятно! Но я-то знаю, что такое бедность, папа и мама и
все дома - бедные. Папу зовут капитан Фэншо, он офицер на половинном
жалованье, но благородного происхождения, а вообще у нас есть знатные
родственники, но единственный, кто нам помогает, - это мой дядя и крестный
де Бассомпьер, он живет во Франции и платит за наше ученье. У меня пять
сестер и три брата. Нам предстоит со временем выйти замуж за людей пожилых
и, как я полагаю, достаточно состоятельных - это забота папы и мамы. Моя
сестра Августа уже замужем, и муж ее выглядит гораздо старше папы. Августа
очень красивая, правда, не в моем вкусе - слишком смуглая, а ее муж, мистер
Дэвис, болел желтой лихорадкой в Индии и до сих пор какого-то
желтовато-золотистого цвета, но зато богат, у Августы есть своя карета и
положение в обществе, и мы считаем, что у нее все получилось очень удачно.
Во всяком случае, так лучше, чем "зарабатывать на жизнь", как вы
выражаетесь. Кстати, а вы получили хорошее воспитание?
- Отнюдь.
- Ну, вы умеете играть на фортепьяно, танцевать, говорить на
трех-четырех языках?
- Нет, конечно.
- А мне все-таки кажется, что вы хорошо воспитаны. - Пауза и зевок. - У
вас бывает морская болезнь?
- А у вас?
- О, ужасная! Она начинается, как только я увижу море. Пойду вниз;
придется иметь дело с этой противной толстой горничной! Heureusement je sais
faire aller mon monde*.
______________
* К счастью, я умею обращаться с этой публикой (фр.).
И она отправилась вниз.
Вскоре за ней последовали остальные пассажиры, и вторую половину дня я
провела на палубе одна. Когда я вспоминаю то спокойное и даже радостное
настроение, в котором пребывала в часы одиночества, несмотря на мое шаткое,
иной бы сказал, безнадежное положение, я понимаю, что
Не в четырех стенах - тюрьма,
Не в кандалах неволя.{67}
Нет, опасность, одиночество, туманное будущее не страшны, если человек
здоров душой и телом и может найти применение своим способностям, они совсем
не страшны, пока Свобода несет нас на своих крыльях, а путь нам указывает
звезда Надежды.
Меня укачало только после Маргита. Какое несказанное наслаждение
ощутила я, вдыхая морской ветерок! В какой божественный восторг приводила
меня вздымающаяся волна с чайкой на гребне, белые паруса в туманной дали и
надо всем этим - облачное, но безмятежное небо. В моих грезах мне даже
померещилась вдалеке Европа - огромная сказочная страна. Под лучами солнца
берег ее казался длинной золотистой полосой; перед глазами возникла
рельефная, сверкающая металлическим блеском панорама - игрушечные контуры
города с тесно сгрудившимися домами и снежно-белой башней, темные пятна
лесов, зубчатые горные вершины, ровные пастбища и тонкие нити рек. Панорама
развертывалась на фоне величественного темно-голубого неба, а по нему, сияя
волшебными красками, с севера на юг раскинулась вестница радости и надежды -
богом ниспосланная радуга.
Читатель, если угодно, вычеркните из памяти, а нет - запомните эту
примету в форме аллитерированного изречения: "Сон наяву - сатанинский
соблазн" - и подумайте, какая здесь скрыта мораль. Меня сильно укачало, и я,
нетвердо ступая, побрела вниз.
Койка мисс Фэншо оказалась рядом с моей. Должна признаться, что все
время, пока нам обеим было худо, она терзала меня своим неуемным эгоизмом.
Нельзя себе представить более нетерпеливого и капризного человека. По
сравнению с ней Уотсоны, тоже страдавшие от морской болезни (горничная
ухаживала за ними, не скрывая своего предпочтения), выглядели просто
стоиками. Впоследствии я неоднократно наблюдала женщин, обладающих, подобно



Джиневре Фэншо, легкомысленным характером и хрупкой красотой и неспособных
переносить трудности, киснущих от невзгод, как слабое пиво от грозы.
Мужчина, взявший в жены такую женщину, должен знать, что обязан обеспечить
ей безоблачное существование. Наконец, доведенная до полного негодования ее
назойливыми стенаниями, я резко потребовала, чтобы она "прикусила язык". Моя
невежливость оказала на нее благотворное влияние и даже не изменила ее
отношения ко мне.
С наступлением ночи волнение на море усилилось - волны вздымались выше
и гулко бились о борт корабля. Страшно было сознавать, что нас окружают лишь
мрак и вода, а корабль, невзирая на грохот, волны и шторм, безошибочно
следует по своему невидимому пути.
Мебель стала ездить по полу, и ее пришлось закрепить. Пассажиры совсем
разболелись, а мисс Фэншо стонущим голосом заявила, что умирает.
- Повремените, душечка, - обратилась к ней горничная, - мы уже входим в
порт.
И действительно, через четверть часа все кругом стихло, и около
полуночи наше путешествие завершилось.
Мне стало грустно, да, да, грустно, ибо отдых мой пришел к концу и
вновь предо мной встали труднопреодолимые препятствия. На палубе холодный
воздух и грозная мгла ночи, казалось, осуждали меня за то, что я осмелилась
появиться здесь. Огни чужого города, сверкавшие вокруг чужой гавани, подобно
бесчисленному множеству глаз, с угрозой глядели на меня. Уотсонов встретили
друзья, и целая стайка приятелей окружила и увлекла за собой мисс Фэншо, а
я... но я не смела даже сравнивать свое и их положение.
Но все же куда мне идти? Ведь куда-то я должна деваться. Бедность не
может быть слишком разборчивой. Вручая горничной вознаграждение - она,
очевидно, приятно поразилась, получив из источника, на который, по своей
грубости, мало надеялась, монету довольно высокого достоинства, - я
промолвила: "Не сочтите за труд указать мне тихую приличную гостиницу, где я
могла бы переночевать".
Она не только выполнила мою просьбу, но даже вызвала посыльного и
велела ему позаботиться обо мне - именно обо мне, а не о моем чемодане,
который находился в таможне.
Я последовала за этим человеком по грубо вымощенной улице, освещаемой
лишь мерцающим светом луны, и он привел меня к гостинице. Я дала ему монету
в полшиллинга, но он отказался, и я, решив, что этого недостаточно,
протянула ему шиллинг, но он и его отверг, довольно возбужденно что-то
доказывая на неизвестном мне языке. Слуга, появившийся в освещенной лампой
передней, объяснил мне на ломаном английском, что мои иностранные деньги
здесь не в ходу. Тогда я дала посыльному соверен, и эта маловажная проблема
была разрешена. Я попросила показать мне мою комнату; морская болезнь давала
еще себя знать, я обессилела и вся дрожала, поэтому ужинать мне не хотелось.
Как я была счастлива, когда дверь маленькой комнатки наконец закрылась и я
осталась наедине со своей усталостью. Я опять получила возможность
отдохнуть, хотя знала, что завтра сомнения мои не рассеются, необходимость
напрячь все силы станет еще более настоятельной, опасность нищеты возрастет,
борьба за существование ожесточится.

Глава VII
"ВИЛЛЕТ"
Однако на следующее утро я проснулась со свежими силами и обновленной
душой; физическая слабость больше не действовала притупляюще на мою
способность мыслить здраво, и разум мой был ясен и деятелен.
Я только успела одеться, как в дверь постучали. "Войдите", - сказала я,
полагая, что это горничная, но в комнату вошел мужчина с грубым лицом и
буркнул:
- Тайте фаши клюши, миис.
- Зачем? - удивилась я.
- Тайте, - нетерпеливо повторил он и, чуть ли не выхватив их у меня из
рук, добавил: - Вот и хорошо! Скоро полушит свой шимодан.
К счастью, все окончилось благополучно: он оказался служащим таможни. Я
понятия не имела, где можно позавтракать, но решила, не без колебаний,
спуститься вниз.
Я только теперь обратила внимание на то, чего из-за крайней усталости
не заметила накануне, - эта гостиница оказалась большим отелем. Спускаясь по
широкой лестнице и задерживаясь на каждой ступеньке (на сей раз я была на
редкость медлительна), я во все глаза смотрела на высокие потолки, на
расписанные стены, на широкие окна, пропускавшие потоки света, на мрамор с
прожилками, по которому я шагала (ступеньки были мраморные, но не очень
чистые; на лестнице не было ковров), и, сопоставляя все это с размерами
чулана, предоставленного мне в качестве комнаты и отличавшегося чрезвычайной
скромностью, я предалась философическим размышлениям.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Злотников Роман - Звездный десант
Злотников Роман
Звездный десант


Шилова Юлия - Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь
Шилова Юлия
Укрощение строптивой, или Роковая ночь, изменившая жизнь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека