Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

крестоформу.
Зед, соглашаясь, кивнул.
- Позвольте мне объяснить, - начал я снова, но Альфа заставил меня
замолчать, ударив по лицу тыльной стороной ладони. От удара у меня
зазвенело в ушах, из рассеченной губы брызнула кровь. Однако бил он меня
без злобы - так я щелкаю тумблером, чтобы выключить комлог.
- Что нам с ним делать? - спросил Альфа.
- Те, кто не следует кресту, должны умереть настоящей смертью, -
ответила Бета, и толпа подвинулась вперед. У многих в руках были
заточенные камни. - Те, кто не принадлежат крестоформу, должны умереть
настоящей смертью, - повторила Бета, и в ее голосе прозвучала
категоричность. Таким тоном произносят ритуальные формулы.
- Я следую кресту! - закричал я, когда меня потянули, поднимая на
ноги. Схватив распятие, висевшее у меня на шее, и преодолевая
сопротивление множества рук, я поднял его над головой.
Альфа подал знак, и толпа остановилась.
Внезапно наступила тишина. Я слышал, как в трех километрах под нами,
на дне Разлома, шумит река.
- Он действительно носит крест, - заметил Альфа.
Дел подался вперед.
- Но он не принадлежит крестоформу! Я видел. Это не то, что мы
думали. Он не принадлежит крестоформу! - В его голосе звучала жажда
убийства.
Я проклинал свою неосмотрительность и глупость. Судьба церкви
зависела от моей судьбы, а я поставил ее под удар, вбив себе в голову, что
бикура - просто глупые, безвредные дети.
- Те, кто не следует кресту, должны умереть настоящей смертью, -
повторила Бета. Похоже, это был окончательный приговор.
В семидесяти руках взметнулись камни, и тут, сознавая, что это мой
последний шанс (или окончательное осуждение), я закричал:
- Я спускался со скалы и молился у вашего алтаря! Я следую кресту!
Альфа и все остальные остановились в нерешительности. Я видел, что
они пытались справиться с какой-то новой мыслью, и это было для них
нелегко.
- Я следую кресту и хочу принадлежать крестоформу, - сказал я со всем
спокойствием, на какое только был способен в ту минуту. - Я был у вашего
алтаря.
- Те, кто не следует кресту, должны умереть настоящей смертью, -
крикнула Гамма.
- Но он следует кресту, - возразил Альфа. - Он молился в комнате.
- Этого не может быть, - сказал Зед. - Там молятся Трижды Двадцать и
Десять, а он не из Трижды Двадцати и Десяти.
- Мы знали и до этого, что он не из Трижды Двадцати и Десяти, -
сказал Альфа, слегка нахмуривая брови, как всегда, когда ему приходилось
обращаться к прошедшему времени.
- Он не принадлежит крестоформу, - сказала Дельта-вторая.
- Те, кто не принадлежат крестоформу, должны умереть настоящей
смертью, - сказала Бета.
- Он следует кресту, - сказал Альфа. - Может ли он тогда не
принадлежать крестоформу?
Поднялся гвалт. Под шумок я попытался вырваться из их рук, но они
держали меня по-прежнему крепко.
- Он не из Трижды Двадцати и Десяти и не принадлежит крестоформу, -
сказала Бета, причем голос ее прозвучал скорее озадаченно, чем враждебно.
- Почему он не должен умереть настоящей смертью? Нам нужно взять камни и
сделать дырку в его горле, чтобы кровь вытекла и сердце остановилось. Он
не принадлежит крестоформу.
- Он следует кресту, - снова сказал Альфа. - Может ли он не
принадлежать крестоформу?
Вслед за этим вопросом наступило молчание.
- Он следует кресту и молился в комнате крестоформа, - сказал Альфа.
- Он не должен умереть настоящей смертью.
- Все умирают настоящей смертью, - сказал бикура, которого я не знал.
Мои руки, сжимавшие поднятый над головою крест, устали. - За исключением
Трижды Двадцати и Десяти, - закончил этот безымянный бикура.
- Потому что они следуют кресту, молятся в комнате и принадлежат
крестоформу, - сказал Альфа. - Должен ли он также принадлежать
крестоформу?
Я стоял перед ними, сжимая маленький холодный металлический крест, и
ожидал приговора. Я боялся умереть - я испытывал чувство страха - но страх
этот существовал как бы отдельно от моего сознания. Больше всего меня
мучило, что я не смогу сообщить об открытой мной базилике неверующей
вселенной.
- Пошли, мы должны говорить об этом, - сказала Бета, обращаясь к
соплеменникам.


И меня в полном молчании повели в деревню.
Там меня поместили под арест в моей же хижине. Воспользоваться
охотничьим мазером я не смог. Пока несколько бикура держали меня,
остальные вынесли из хижины большую часть моего имущества. Они забрали
даже одежду, оставив мне только один из своих груботканых балахонов, чтобы
мне было чем Прикрыть наготу.
Чем больше я сижу здесь, тем сильнее мной овладевают гнев и
беспокойство. Они забрали мой комлог, имиджер, диски, чипы... все.
Нераспакованный ящик с диагностическим оборудованием лежит на прежнем
месте, но проку от него никакого. Мне нужны документальные подтверждения
моего открытия. Если они уничтожат мои вещи, те, что забрали, а затем меня
самого, не останется никаких свидетельств существования базилики.
Будь у меня оружие, я мог бы убить сторожей и...
Боже милостивый, о чем я думаю? Эдуард, что мне делать?
Даже если я переживу все это, вернусь в Китс и добьюсь, чтобы меня
пустили назад, в Сеть, - кто мне поверит? Из-за квантового прыжка я отстал
во времени на девять лет. И если теперь, после девяти лет отсутствия, я
вернусь на Пасем, меня сочтут просто выжившим из ума стариком, твердящим
как попугай, свои нелепые басни.
Боже милостивый, если они уничтожат записи, сделай так, чтобы они
уничтожили и меня!

День 110.
Моя судьба решилась на третий день.
Зед и тот, которого я называю Тэта-Штрих, пришли за мной вскоре после
полудня. Я зажмурился, когда они вывели меня из хижины на свет. Трижды
Двадцать и Десять стояли широким полукругом у края скалы. Я был почти
уверен, что меня сбросят с обрыва. Затем я заметил костер.
Я предполагал, что бикура деградировали настолько, что разучились
добывать и использовать огонь. Они никогда не грелись у огня, и в их
хижинах всегда было темно. Я ни разу не видел, чтобы они варили пищу. Даже
тушки древоприматов, которые иногда попадали к ним в руки, они употребляли
в пищу сырыми. Но сейчас передо мною ярко горел костер, и развели его,
несомненно, бикура - больше некому. Что же они жгут?
Они жгли мою одежду, комлог, полевые заметки, кассеты с лентами,
видеочипы, диски с данными, имиджер - все, что содержало информацию. Я
закричал и даже попытался броситься в огонь. Я ругал их последними
словами, которых не употреблял со времен моего уличного детства. Они не
обращали на это никакого внимания.
Наконец ко мне подошел Альфа.
- Ты будешь принадлежать крестоформу, - негромко сказал он.
Мне уже все было безразлично. Они увели меня назад в хижину и
оставили одного. Почти час я плакал. Сторожа у двери больше нет. Минуту
назад я стоял у выхода, подумывая о том, чтобы бежать в огненные леса.
Затем мне пришла мысль совершить иной, не столь далекий, но не менее
роковой побег - в Разлом.
Однако я не сделал ни того, ни другого.
Вскоре зайдет солнце. Ветер уже поднимается. Скоро. Скоро.

День 112.
Неужели прошло всего двое суток? Мне они показались вечностью.
Сегодня утром он уже не снимается! Он не снимается!
Экран медсканера - у меня перед глазами, но я все еще не могу
поверить в это. И все же верю. Теперь я принадлежу крестоформу.
Они пришли за мной перед самым заходом солнца. Все. Я не
сопротивлялся, когда они подвели меня к краю Разлома. Они лазали по лианам
еще проворнее, чем я предполагал. Когда мы спускались, я здорово тормозил
их, но они терпеливо поджидали меня, указывая самый надежный и быстрый
путь.
Когда мы, преодолев последние метры, вышли к базилике, солнце уже
опустилось ниже облаков, но еще виднелось над краем стены, на западе.
Вечерняя песня ветра была громче, нежели я ожидал. Мы оказались
словно среди труб гигантского церковного органа. Звучали все ноты - от
басов, столь низких, что у меня резонировали зубы и кости, до самых
верхних октав, переходящих в ультразвук.
Альфа открыл внешние двери, и мы прошли через преддверие в главный
зал. Трижды Двадцать и Десять выстроились Широким кругом, в центре
которого был увенчанный высоким крестом алтарь. Никаких молитв. Никаких
песнопений. Никаких церемоний. Мы просто молча стояли, а снаружи через
полые колонны с ревом проносился ветер, и эхо его отдавалось в огромном,
пустом храме. Одно эхо накладывалось на другое, звук нарастал, и в конце
концов я был вынужден зажать уши руками. И все это время горизонтальные
лучи солнца заполняли зал густыми оттенками янтаря, золота, лазури - и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Шилова Юлия
Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека