Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

к Жаку. Пройдут долгие годы, прежде чем подобная безграничная близость
навсегда свяжет ее с Жаком. Жак знал об этом и по-своему переживал, он не
разделял привязанности жены к брату.
- Привет, Валя, - сказал он.
- Привет, Эндер. - Они находились на причале, никто не подслушивал
их, поэтому она смело назвала его детским прозвищем, превращенным
человечеством в зловещий эпитет.
- Что ты будешь делать, если кролик решит, что уже пора?
Она улыбнулась.
- Папа обернет ее в кожу страйки, я буду петь печальные скандинавские
песни, и студенты проникнутся гениальной идеей о влиянии законов
репродуцирования на ход истории.
Они рассмеялись. И вдруг Валентина поняла, что Эндер не собирается в
плавание, он упаковал сумку, чтобы оставить Трондейм, он пришел сюда
попрощаться, а не звать ее с собой. Слезы навернулись на глаза,
нестерпимая тоска опустошила душу. Он подошел и обнял ее, сколько раз он
обнимал ее так раньше. Теперь ее живот выступающим тугим комом стоял между
ними.
- Я думаю, тебе нужно остаться, - прошептала она. - Отклони все
вызовы.
- Есть один, который невозможно отклонить.
- Я могу родить ребенка в плавании, но не на другой планете.
Как она предполагала, он не звал ее с собой.
- Девочка будет потрясающей блондинкой, - сказал Эндер, - это
безнадежно для Луситании, там лишь темнокожие бразильцы.
Так это Луситания. Валентина сразу поняла, что заставило его принять
вызов, об убийстве зенолога свиноподобными было известно всем.
- Ты сошел с ума.
- Не совсем.
- Ты знаешь, что произойдет, если люди узнают, что Эндер отправился в
мир свиноподобных? Они распнут тебя!
- Они распнут меня и здесь, если кто-нибудь кроме тебя узнает, кто я
на самом деле. Обещай мне никому не говорить.
- Чем ты им сможешь помочь? Когда ты появишься, он будет мертвым
многие десятилетия.
- Мои подзащитные всегда успевают достаточно остыть, прежде чем я
прихожу Говорить от их имени. Это основной недостаток профессии странника.
- Я не хочу терять тебя снова.
- А я думал, мы потеряли друг друга в тот день, когда ты полюбила
Жака.
- Зачем ты говоришь об этом! Я не хотела выходить замуж!
- Поэтому я и молчал до сих пор. Но это неправда, Вал. Когда-нибудь
ты все равно бы решилась. Я рад за тебя. Ты ведь никогда не была
счастлива. - Он погладил ее живот. - Гены Виггиных требуют продолжения. Я
надеюсь, их будет не меньше дюжины.
- Считается неучтивостью иметь больше четырех, жадностью - заиметь
больше пяти, и варварством - больше шести. - Произнося эту шутку, она
лихорадочно соображала, как лучше отказаться от плавания - поручить
ассистентам провести его без нее, отменить вообще, или отложить до отъезда
Эндера?
Неожиданно Эндер спросил:
- Как ты думаешь, твой муж позволит мне воспользоваться одной из его
лодок? Утром отправляется мой звездолет, поэтому я хотел бы попасть на
Мерелд ночью.
Его поспешность была мучительна.
- Почему ты заранее не предупредил, что тебе понадобится лодка? Ты бы
мог сообщить через компьютер.
- Я принял решение пять минут назад и сразу отправился к тебе.
- Но ты уже упаковал вещи - для этого нужно время.
- Не нужно, я купил весь корабль.
- К чему такая спешка? Путешествие продлится десятилетия...
- Двадцать два года.
- Двадцать два года! Отправишься парой дней позже, какая разница?
Разве ты не можешь подождать хоть месяц? Ты бы увидел моего ребенка.
- Через месяц, Вал, у меня не хватит мужества оставить тебя.
- Так не оставляй. Кто тебе эти свиноподобные? Баггеры по крайней
мере были ременами. Оставайся, женись, ведь я же вышла замуж. Эндер, ты
открыл столько звезд, пора остановиться, пора, наконец, пожинать плоды
своего труда.
- У тебя есть Жак, а у меня только несносные студенты, все время
стремящиеся навязать мне свой кальвинизм. Мой труд еще не закончен. А
главное, Трондейм - не мой дом.
Валентина восприняла слова как обвинение: ты пустила корни, не
задумываясь, смогу ли я жить на этой почве. Но здесь нет моей вины, хотела
возразить Вал - ты - единственный, кто останется, ты - но не я.


- Помнишь, как было тогда, - сказала она, - когда мы оставили Питера
на Земле и отправились к первой колонии, к миру, главою которого ты стал.
Путешествие заняло десятки лет. Это было равносильно смерти Питера. Когда
мы достигли колонии, он стал уже старым, а мы все еще оставались молодыми.
За время нашего разговора по ансиблу он превратился в дряхлого старика. Он
был нашим братом.
- Все меняется к лучшему, - попытался смягчить ситуацию Эндер.
Но Валентина увидела в словах издевку:
- Ты думаешь, двадцать лет изменять меня к лучшему?
- Я думаю, я буду горевать по тебе живой сильнее, чем если бы ты
умерла.
- Нет, Эндер, это действительно, как будто я умерла, и ты знаешь, что
ты и есть тот, который убил меня.
Он поморщился.
- Я не думал об этом.
- Я не буду писать тебе. Почему я? Для тебя это всего одна-две
недели. Ты прибудешь на Луситанию, и компьютер прочтет тебе письма
двадцатидвухлетней давности от человека, которого ты покинул две недели
назад. Первые пять лет будет тоска, боль потери, одиночество от
невозможности поговорить...
- Жак - твой муж, не я.
- А потом, о чем я могу написать? Умненькие, веселенькие, маленькие
послания о ребенке? Ей будет пять, десять, двадцать лет, она выйдет замуж,
а ты даже не будешь знаком с ней, не позаботишься о ней.
- Я позабочусь.
- Не представится случая. Я не буду писать тебе, пока не постарею,
Эндер. Пока ты не достигнешь Луситании, затем еще чего-нибудь, поглощая
десятилетия огромными глотками. Затем я пошлю тебе свои мемуары. Я посвящу
их тебе. Посвящается Эндрю, моему любимому брату. Я с радостью прошла с
тобой сквозь дюжины миров, но ты не остановился даже на пару недель, когда
бы я не просила.
- Прислушайся к себе, Вал, и ты поймешь, почему я должен уйти сейчас,
не рви мне сердце на части.
- Оставь эту софистику своим студентам, Эндер. Я не говорила бы так,
если бы ты не сбегал как вор, застигнутый врасплох! Не нужно искать
причины в других и обвинять меня!
Он отвечал сбивчиво, задыхаясь, слова наскакивали друг на друга, он
торопился выговориться, пока эмоции не парализовали его.
- Ты права, я спешу, потому что там меня ждет работа, а здесь каждый
день оставляет свой след, он ранит меня, мне больно видеть, как ты и Жак
становитесь все ближе друг другу, а между нами растет пропасть, хотя я
понимаю, что так должно быть. А когда я принял решение уехать, я решил,
что чем быстрее я уеду, тем лучше для всех, и я оказался прав. Ты знаешь,
что я прав. Я не предполагал, что ты возненавидишь меня за это.
Эмоции не остановили его, и он заплакал, как она.
- Я не ненавижу тебя, я люблю тебя. Ты - часть меня, ты - мое сердце,
и если ты уедешь, мое сердце оторвется и выпрыгнет вслед за тобой...
Это была последняя фраза прощания. Первый помощник Рава доставил
Эндера к Мерелду, огромной площадке в экваториальном море. С нее
запускались шаттлы для стыковки с космическими кораблями. Они молча
договорились, что Валентина не последует за ним. Более того, она вернется
с мужем домой и останется верна ему. На следующий день она вышла в
плавание вместе со студентами, она дала волю слезам лишь ночью, когда
никто не мог увидеть ее.
Но студенты заметили. Поползли толки о том, как профессор Виггина
горько переживает отъезд своего брата, странствующего Говорящего. Они, как
и студенты всех поколений, придумывали невероятные истории, где было все,
кроме правды. И только одна девушка, студентка Пликт, осознала, что
история Эндрю и Валентины Виггиных скрывает большую тайну, о которой никто
не подозревал.
Так она начала изучать эту историю, стараясь проследить их совместные
путешествия сквозь миры, пытаясь пройти по их следам. Когда дочери
Валентины, Сифте, исполнилось четыре года, а собственному ее сыну, Рену,
два, Пликт пришла к ней. Она уже стала молодым профессором университета.
Пликт показала Валентине опубликованную историю. Она охарактеризовала ее
как фантастическую, но это была правда. Это была история о брате и сестре,
старейших людях вселенной, об их рождении на Земле, когда еще не было
образовано ни единой колонии, об их странствиях и исканиях.
К радости Валентины - и, как ни странно, к разочарованию - Пликт не
удалось обнаружить, что Эндер был подлинным Говорящим от имени Мертвых, а
Валентина Демосфеном. Но она узнала достаточно о их жизни, чтобы написать
сказку об их прощании, когда она решила остаться с мужем, а он оставить
этот мир ради другого. Сцена выглядела более динамично и эмоционально, чем
происходившее на самом деле. Пликт описала, что могло бы произойти, если
бы Эндрю и Валентина были чуть театральнее.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Портрет кудесника в юности
Лукин Евгений
Портрет кудесника в юности


Максимов Альберт - Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории
Максимов Альберт
Русь, которая была - 2. Альтернативная версия истории


Володихин Дмитрий - Сюрприз для небогатых людей
Володихин Дмитрий
Сюрприз для небогатых людей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека