Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Однако своего обещания Гундюз не сдержал. Не добившись того, чтобы галеры вытащили гребцы, он уговорил татар дать ему лошадей, употребил все имеющиеся веревки, чтобы дотянуть их до конских седел, загнал гребцов в воду, где они пытались вытолкнуть галеры снизу вверх, но так ничего и не добился...
Спустя две недели ежедневных попыток, окончательно убедившись, что преодолеть волок у него не получится, эмир Гундюз повернул назад и третьего июля бросил якоря возле Азова, отписав покаянное письмо в Стамбул и ожидая новых приказов или заслуженной кары.
Тем временем Касим-паша продолжал успешно двигаться вперед. Сразу за головными разъездами, шел, указывая дорогу, Башир-мурза, чей род кочевал в здешних местах уже не первое поколение. За четыре дня войско дошло до Небольшого степного селения Дербеты, откуда повернуло вдоль длинной вереницы ядовито-горьких Сарпинских озер. Миновав самое протяженное, они отвернули в ровную степь, направляясь по прямой на самую Астрахань, до которой оставалось всего сто тридцать верст. Всего восемь дневных переходов.
Аллах благоволил своему воинству, и погода над степью стояла сухая и жаркая. Привычные к царящей в Египте или над Балканами жаре, янычары здешнее тепло переносили без труда. Высокие зеленые травы покорно ложились им под ноги, под колеса повозок и копыта коней. Медленно сдвигалось назад однообразное пространство - трава, трава, трава.
Истребив припасы вяленого и копченого мяса, янычары перешли на парное. Татары, забивая коней и разделывая их мясо на небольшие ломти, клали эти шматки под седла и так катались по полдня, после чего ели и нахваливали.
Многие пехотинцы не отказывались от такого угощения, благодаря чему на повозках оставался лишний запас сушеных фруктов, молотого зерна и орехов. Касим-паша специально воинов на мясо не уговаривал, но неожиданному подарку радовался. Мало ли чего? Может, лишний запас в походе еще пригодится. А не в походе - так он все равно найдет припасу достойное применение.
На восьмой день с самого утра военачальник начал привставать на стремена, надеясь выглядеть на горизонте речные воды и башни приморской крепости - или хотя бы воды самого моря, но надежды его не сбылись, хотя в этот день он и затянул с остановкой на отдых до поздних сумерек.
С таким же нетерпением османский чиновник всматривался вперед и на девятый день. К полудню десятого он направил своего коня к главе рода Башир.
- Где Астрахань, мурза? - недовольно поинтересовался Касим-паша. - Мы в пути две недели. С нашей скоростью, мы давно должны были пересечь Волгу.
- Похоже, вы идете куда медленнее, чем думаете, уважаемый, - пожал плечами татарин. - Еще один, два дня, и мы окажемся у города.
- Я не "уважаемый", а "досточтимый", - поправил степняка Касим-мурза. - А ты уверен, что мы не бродим по кругу?
- Если бы мы бродили по кругу, - невозмутимо ответил проводник, - то уже не раз наткнулись бы на свои собственные следы. А степь девственна, словно в ней отродясь не кочевало ни единого племени.
Касим-паша несколько успокоился, вернувшись к пешей колонне, и погрузился в мечты о том, какие награды и почести ему удастся получить от султана после освобождения Астрахани. Сладостных надежд хватило на два пути, но к вечеру третьего он опять помчался к ногайцам:
- Где Астрахань? - грубо спросил он, останавливаясь перед татарским мурзой.
- Впереди, - спокойно ответил степняк. - Слева Волга, справа море. Между ними крепость. Здесь невозможно заблудиться, Касим-паша.
- Я думаю, что ты обманываешь меня, дикарь, - погрозил мурзе пальцем военачальник. - Ты водишь меня кругами и зигзагами. Смотри, если в ближайшие два дня мы не выйдем к городу, я прикажу посадить тебя на кол, изменник! Понятно тебе? Два дня!
- Ты сперва найди здесь кол, османец, - сморщился татарин.
- Как ты разговариваешь с султанским пашой, презренный?! - зло прищурился Касим-паша. - Не испытывай мое терпение, дикарь. Два дня. Даю тебе два дня, чтобы вывести нас к Астрахани...
Но ногаец не выдержал даже этого срока. Утром военачальник обнаружил, что часть татар ночью ушла в степи. Причем вместе с Башир-мурзой от войска отделилось еще несколько племен.
В бессилии скрипнув зубами, паша доверился главе небольшого рода Бурул, и снова приказал двигаться вперед. На протяжении трех дней они питались парной кониной и питали надежды на скорое окончание пути - а утром четвертого обнаружили, что еще две трети ногайцев ушли, растворившись в бесконечных просторах степей.
- Почему ты остался, Яшкуль-мурза? - стараясь сдержать гнев, спросил Касим-паша последнего стоящего рядом с лагерем степняка.
- Я не остался, осман, - спокойно ответил тот, а за спиной мурзы, подняв к небу острия копий, нетерпеливо гарцевали его нукеры. - Мы с тобой одной веры, осман, и Аллах одинаково отвернул от нас свое лицо. Он не хочет, чтобы мы дошли к Астрахани. Земля отворачивается от тебя. Степь не хочет тебя принимать. Возвращайся назад, осман. Тебе не нужно здесь оставаться.
Дождавшись конца разговора, татары торопливо умчались на север, вслед за ушедшими еще ночью повозками, и янычары остались одни.
- Вперед, - приказал Касим-паша. - Слева Волга, справа Каспийское море. Здесь негде заблудиться. Нужно только проявить терпение...
Уход степняков сразу ухудшил положение войска. Если раньше они шли от колодца к колодцу, то теперь прорывались через степь наугад, и очень скоро ощутилась нехватка воды.
Но на седьмой день, когда янычары уже начали роптать, колодец все-таки нашелся, и Касим-паша, позволив всем напиться вдосталь и приказав наполнить все емкости, какие только есть, ввел жесткую норму выдачи питья.
Стало легче, и до следующего источника на повозках даже сохранилось еще немного влаги. Янычары снова заполнили все, что только можно, и опять тянули сколько могли, сберегая каждый глоток. Надежду вселяло то, что где-то впереди, совсем рядом, может быть, за ближним пологим холмиком текла широченная река, полная пресной воды. Река, до которой никак не удавалось дойти.
По счастью, хотя бы с едой у войска не возникало особых сложностей - Касим-паша взял запас с избытком, да еще Девлет-Гирей дал кое-что в знак своего дружелюбия, да еще на первых переходах янычары питались в основном мясом, которым угощали степняки.
Поэтому еды хватило до самой Астрахани. Упрямый Касим-паша вместе с семнадцатью тысячами янычар до нее все-таки дошел. В сентябре...

* * *

В этот день небо оказалось затянуто тучами, и на землю упал первый, однодневный снег. Он падал, и белые крупинки тут же таяли, коснувшись еще теплой земли. А самые лучшие на планете пехотинцы стояли на берегу, и смотрели через широкую протоку на ощетинившуюся множеством пушечных стволов крепость, на дымки, вьющиеся из труб, на одетых в теплые тегиляи стрельцов, с бердышами или пищалями в руках, и обитыми мехом суконными шапками на голове. Не могли увидеть янычары только галер, что обещали ждать их здесь со многими бомбардами, теплыми вещами и запасом продовольствия, не видели татар, которые должны были идти вместе с галерами и разбить здесь лагерь. Они не видели даже лесных зарослей, которые можно было бы срубить для изготовления плотов, штурмовых лестниц или хотя бы пустить на дрова. Сейчас им оставалось молить Аллаха только об одном: чтобы неверные не решились на вылазку, и не расстреляли их сперва пушками, потом из луков и пищалей, и не затоптали кованой конницей оставшихся после этого в живых.
Касим-паша сделал единственное, что мог сделать на его месте любой полководец - немедленно развернул отряды и повел их назад.
Янычары шли всю ночь, благо в степи невозможно даже в полной темноте наткнуться на какое-либо препятствие, и шли весь день, стремясь оторваться от возможных преследователей как можно дальше. К вечеру они падали с ног от усталости, и не хотели даже есть.
Ночью ударил мороз. Не очень сильный - к полудню солнце уничтожило все его следы. Но почти половина воинов так и остались спать на земле в той же позе, в какой застало их первое проявление близкой зимы.
Оставшимся воинам пришлось нарушить законы ислама и оставить своих товарищей так, как их застала смерть - для выживших началась гонка со временем. Они торопились вернуться в Азов до того, как в здешних степях начнется настоящая зима, про которую рассказывают, что даже птицы порой замерзают на лету, а вино застывает в кувшинах и его приходится вырезать ножом.
Ценности опять изменились - запасенные для похода продукты подошли к концу, а выпадающий по ночам снег вполне заменял необходимую людям воду. После трех голодных дней янычары зарезали половину лошадей и съели их, слегка подогрев мясо на поломанных и подожженных телегах. Спустя два дня - сожрали оставшихся.
Люди слабели, начинали кашлять, спотыкаться, отставать и с каждым переходом в корпусе оставалось все меньше и меньше воинов.
На двадцать пятый день после ухода от Астрахани янычары вышли к Дону, каким-то чудом миновав разбойничьи казацкие поселения, повернули вниз по реке и спустя еще два дня Касим-паша, пеший, грязный, голодный и смертельно усталый постучал в ворота османской крепости. Из доверенного ему семнадцатитысячного отряда он привел назад всего шесть с половиной тысяч людей.

* * *

- А-а-а, Константин Алексеевич, - радостно захохотал царь, отпихнул в сторону щупающего руку лекаря, поднялся с трона и пошел навстречу: - Ну, рассказывай!
- О чем?
- Про все, про все рассказывай, от начала и до конца, - он подошел ближе, взял Росина за плечи: - Опять ты в этой рясе потертой! Попросить, что ли, Иосифа Матвеевича новую тебе выдать? - Потом глянул ему через плечо и поинтересовался: - Этот, что ли, колдун?
- Этот, - оглянулся на саама Костя.
- Да отстань ты, надоел! Толку с тебя никакого, только мешаешься вечно рядом...
Росин резко, до боли в шее, повернул голову к государю, но понял, что слова относятся не к нему, а к немецкому лекарю. Тот и вправду попятился.
- Опять кости разболелись, - пожаловался Иван Васильевич. - Упроси самоеда, пусть еще своего зелья сварит.
- А сварил, московский царь, - обойдя боярского сына Толбузина и Костю, подступил к государю колдун и протянул деревянную овальную емкость. - Мало пей. Язык макни. Хватит. Ты хороший человек. Ты хороший царь. Тебе много не надо.
- Ну, спасибо тебе, ведун северный, - на диво добродушно улыбнулся царь, наклонившись за бутылочкой, потов выпрямился и расправил плечи: - Ну, Константин Алексеевич, чем пожаловать тебя ныне за службу верную?
- За какую службу? - поинтересовался Росин, опять оглянувшись. На этот раз на опричника.
- Донесли мне по весне, что вышел-таки султанский паша из Азова, несчитано янычар с собой ведя, десять галер по реке, да еще и татары к нему многими родами по пути присовокупились, - вернулся к трону Иван Васильевич. - А вот другая грамота, от воеводы астраханского. И пишет он... "...а о басурманах тебе скажу, государь, что ждали мы их цельное лето, но не дождались. А по осени, в снегу, пришли на нас два десять тысяч османов, с берега на нас посмотрели, да назад ушли. За морок их принявши, долго мы ждали, а опосля по следу татар пустили. Конники сии морока не нашли, а нашли мертвых рабов султанских числом десять тысяч, и еще тысяча...".
- Ага, - с явным сомнением кивнул Росин. - Получилось, значит. Как же это?
- Земля русский, - сообщил саам. - Чужой не берет.
- Значит, получилось... - повторил Росин.
- Так что, Константин Алексеевич, - положил руки на подлокотники Иван Васильевич. - Чудишь ты всегда с желаниями. Хочу услышать, что на этот раз попросишь?
- А попрошу... - запнулся Костя. - Понимаешь, государь. Мы, когда с боярином Андреем дело сие замышляли, наобещали колдунам многое. Ну, кол, там, обещали. Золото. Землю. Помню я, шаман этот сказывал, что новгородцы, будучи во власти, племя его притесняли сильно. Посему прошу: отдай ему, государь, земли племени самоедского, в вечное наследное владение. Дабы более не злоумышлял никто.
- Ну... - кивнул царь. - Просишь, вижу, как всегда не себе... Но много ли там земли самоедской? Могу ли обещать, того не зная? Много земли у вашего племени, самоед?
- А где снег лежит, - кивнул шаман, - там наш корень.
Толбузин за спиной тихонько захихикал. Царь тоже засмеялся:
- Вот видишь, Константин Алексеевич? Как зимой мерить, так все царство мое отдать придется. Лета ждать надо. И то на месте угодья отмерять. Но я не обману, ты меня знаешь. Расскажи лучше, как землю обороняли?
- Да по виду и не сложно вовсе, - пожал плечами Росин. - Знак на землю наложили, поколдовали немного. Ну, и оказалось, что чужакам теперь вход на нее запрещен.
- Совсем?
- Злой чужак ходить нельзя, - сообщил шаман.
- В общем, враждебные вооруженные отряды она уже не пропустит, - перевел Костя.
- Постой, - спустившись с трона, подошел к сааму Иван Васильевич. - Так значит, таким образом можно все наши рубежи перекрыть?
- Да, - кивнул саам, пригладив свисающие на грудь амулетики.
- И значит, - обойдя его, подошел к Косте Иван Васильевич, - мне более не нужно будет бояр из поместий отзывать, стрельцов от сохи отрывать. Просто знаки на все рубежи наложу, и страха от ворога иноземного испытывать перестану?
- Похоже, что да, - пожал плечами Росин. Тут за спиной звякнуло, и он оглянулся на странный звук.
- Никак, серебро откуда-то высыпалось? - изумился царь, дошел до угла, присел, подобрал несколько монет. - Похоже, и вправду серебро.
Он выпрямился - у царя округлились глаза и затряслись губы. Он вытянул вперед руку и страшно заорал:
- А-а-а!!!
Костя оглянулся туда, и увидел самоеда, из груди которого торчала рукоять ножа. Причем неизвестный убийца вогнал нож с такой силой, что пришпилил шамана к стене.



- Лекаря! - Костя кинулся к сааму, рванул на себя рукоять, краешком сознания отметив, что это трехгранный стилет, опустил северянина на пол. Убийца нанес удар мастерски, со всем знанием анатомии, и шаман умер мгновенно, не успев издать ни звука.
- Лекарь... - злобно прошипел царь, и Росин сообразил, что никого другого в покоях более не было. - Ну, митрополит... Ну, насоветовал... Уничтожу...
Толбузин выскочил из покоев, громко хлопнув дверью.
Иван Васильевич закрыл глаза, снова открыл:
- Вот видишь, Константин Алексеевич. Такова вся жизнь моя. Лишь увижу впереди свет радостный, обязательно предо мной оконце захлопнуть норовят. Себя ведь лекарь не пожалел, лишь бы пакость поболее сотворить. Поймаю ведь. Не во дворце, так в Москве, в слободе немецкой споймаем.
- Да, нагадил немец, так нагадил.
- А помнишь ты, Константин Алексеевич, про смерть свою этот самоед что-то говорил?
- Помню, - сглотнул Росин. - Говорил, через год после смерти нашествие страшное на Русь обрушится. Тьма какая-то придет, все зло мира вокруг соберется. Война, похоже, будет.
Царь Иван опять закрыл глаза, покачал головой, а открыв, тихо произнес:
- Ты, Константин Алексеевич, на случай беды страшной умысливал что-то. Ты делай, Константин Алексеевич. Дозволяю.

ГЛОССАРИЙ

Амбал - так на Руси называли грузчиков.
Байдана - кольчуга из крупных, диаметром до трех сантиметров, плоско раскованных колец. Относительно легкая, весившая до 6 кг Б. представляла собой надежную защиту от скользящих сабельных ударов и противопехотных стрел, но от пуль, граненых стрел и бронебойного оружия помогала плохо из-за большого диаметра своих колец. Однако зачастую Б. использовалась не самостоятельно, а поддевалась под верхний доспех, являясь нижним рядом "многослойной брони". Известна на Руси с XII века.
Бармица - свисающая с защитного головного убора кольчужная сеть, защищающая шею. Варьировалась от небольшой железной ленточки, болтающейся позади и до широкого полога, застегивающегося спереди, да еще и с кольчужной маской.
Бахтерец - лучшее в истории человечества металлическое защитное вооружение. Б. набирался из расположенных вертикальными рядами продолговатых пластин, соединенных кольцами с двух коротких боковых сторон. Боковые и плечные разрезы застегивались пряжками или ремнями с металлическим наконечником. Для изготовления Б. использовалось до 1500 пластинок, которые монтировались таким образом, чтобы создать двойное или тройное покрытие. К Б. наращивался кольчужный подол, а иногда ворот и рукава. Средний вес такого доспеха достигал 10 - 12 кг, а длина 66 см. Расположение пластин не позволяло врагу добраться сквозь доспех к телу даже тогда, когда воин не мог защищаться - лезвие ножа или сабли, просунутого под пластины, оказывалось повернуто параллельно телу. Одновременно Б. никак не стеснял подвижности человека, позволяя практически на равных рубиться с легкими степняками и легко истреблять неповоротливых и хуже защищенных западноевропейских рыцарей.
Б. использовался на Руси начиная с XVI и вплоть до XVIII веков.
Боярин - см. стрельцы.
Боярский сын (дети боярские) - см. стрельцы.
Брасьер - мужская свободная курточка с маленькой баской. Рукава короткие, цельные либо составленные из отдельных, скрепленных выше локтя лент. Из-под рукавов Б. выступали рукава рубашки, перехваченные в нескольких местах лентами. В полочки вшивали картон, для того чтобы они держали форму.
Братчина - общественное объединение выпивох на Руси XVI века. Б. назывались долговременные объединения наподобие английских клубов, создаваемые для коллективных попоек. Руководили этими объединениями выборные старосты, которые вплоть до XVIII века даже пользовались законной юридической автономией. Споры между участниками Б. не подлежали общему судопроизводству, сюда на равных принимались смерды и князья, и без обид сидели за одним столом. Здесь же чаще всего случались ссоры, драки и убийства, а потому благочестивые люди от подобных собраний держались подальше.
"В два жилья дом" - двухэтажный дом.
Вошва - так в старину называли нашитый на одежду лоскут аксамита, бархата, тафты в виде четырехугольника, круга или чего-то еще, в зависимости от фантазии портного, вышитый золотыми, серебряными, шелковыми нитями, украшенный дробницами, унизанный жемчугом и драгоценными каменьями.
"Всемилостивейший" - В своих молитвах мусульманину вовсе не обязательно твердить имя Аллаха. "У Бога прекрасные имена, зовите Его по ним..." - говорится в Коране. Имен этих - 99. Например, Милостивый, Милосердый, Верный - это равноправные божественные имена.
Двенадцатигривенная пищаль - примерно 120 миллиметров.
Двупалая перчатка - в традициях европейской стрельбы из лука тетива оттягивалась двумя пальцами, указательным и средним, каковые защищались от порезов (и защищаются спортсменами по сей день) специальными двупалыми перчатками. Собственно, именно английские стрелки из лука породили знаменитый знак "V", демонстрируя по возвращении домой растопыренные пальцы. Раз враги не отрубили - значит, победа!
Двуперые стрелы - русские стрелы обычно имели двойное оперение. Мусульманские (татарские и османские) - тройное и даже четверное.
Диван - правительство ханства. В Крыму оно обычно состояло из:
калги-султана, - руководившего от имени хана войсками;
каймакана, - который был наместником хана, когда тот отсутствовал;
муфтия - главу духовенства и толкователя закона во всех спорных случаях;
гурэддина - руководителя судов и вспомогательных военных отрядов;
кырым-беки (но далеко не все) - командиры отдельных отрядов родового ополчения, из которого и состояла вся армия.
Дикое поле - В результате татарских набегов к XVI веку были уничтожены опорные пункты Великого княжества Литовского в степной части современной Украины. Возникло большое незаселенное пространство, вошедшее в историю под названием "Дикое поле".
Дуван ("с казаками подуваним...") - у казаков: военная добыча. С момента зарождения казачества походы "за зипунами" и "ясырем" являлись одним из главных источников существования казачьих сообществ. Все захваченное добро и трофеи складывались в общий котел и передавались на хранение в походную войсковую казну. Лишь по окончании похода казаки собирались вместе "дуван дуванить" - производить дележ. Происходило это перед въездом в станицу или городок на дуванном кургане. Доля каждого зависела от отличия и степени личного участия в боях, учитывалось также пребывание на выборных войсковых должностях во время похода. Долю погибших получали родственники. Часть добычи жертвовалась православным монастырям и церквям (в частности, на помин души усопших); туда же на переплавку на колокола отдавались разбитые трофейные пушки. Существовало и нерушимое правило: "Без атамана дуван не дуванят". Именно он предлагал на суд участников похода правила и принципы дележа и выделял отличившихся на поле брани. Пай самого предводителя был в несколько раз больше, чем у рядового казака. Повышенное вознаграждение ожидало походного есаула и других выборных начальников. Эти правила просуществовали в иррегулярных полках Российской империи вплоть до середины XIX века.
Дьяк - (от греческого diakonos - служитель), начальник и письмоводитель канцелярии разных ведомств в России до XVIII века. Руководили работой местных учреждений (съезжие избы) и приказов (начальник приказов или их помощники). Выполняли ответственные государственные поручения - в частности, организовывали воинские походы.
Ерихонка - вид железного шлема с острым верхом, наушниками и козырьком с наносником. Не путать с шеломом, который имел более остроконечный вид, и даже штырек наверху, к которому ради лихости нередко крепили яркий флажок, а так же железный наносник; и с шлемом тоже путать не нужно - шлем выглядит более пологим, хотя тоже остроконечным, и без всяких штырьков. К шлему обычно приклепывался наносник или полумаска. Кроме них на Руси использовались шишаки - шелом без всяких излишеств и украшений; железные шапки - шлемы округлой формы; мисюрки - железные тюбетейки с бармицей; и бумажные шапки - защитный головной убор из кожи, ваты, конского волоса типа шлема современных танкистов.
Жребий - так на Руси называли крупнокалиберную дробь, забиваемую в пищаль. Соответственно, бросить жребий - это выстрелить доброй пригоршней этой картечи в противника с большого расстояния. А уж куда попадет - вопрос чистого везения.
Закат - милостыня в пользу бедных. Одна из пяти основных обязанностей, вменяемых правоверному мусульманину.
Зерцала - начиная с XVI века использовалось на Руси для усиления кольчуги или панциря. 3. надевались поверх брони и в большинстве случаев состояли из четырех крупных пластин: передней, задней и двух боковых. Пластины, вес которых редко превышал 2 кг, соединялись между собой и скреплялись на плечах и боках ремнями с пряжками (наплечниками и нарамниками). 3., отшлифованное и начищенное до зеркального блеска (отсюда и название доспеха), часто покрывалось позолотой, украшалось гравировкой и чеканкой. Полный зерцальный доспех состоял из шлема, зерцала, наручей и поножей, но в большинстве случаев воины ограничивались нагрудными пластинами (защищавшими живот).
Зиндан - тюрьма в мусульманском варианте.
Зипун - верхняя одежда в виде кафтана без воротника из грубого самодельного сукна, обычно яркого цвета, по швам отделана шнурами другой расцветки.
"Калачаевский волок" - волок на месте современного Волго-Донского канала.
Кашин - так называли фаянс в Средней Азии. Или точнее, это К. называли фаянсом в Европе, от названия итальянского города Фаэнца, в котором в XVI веке начали изготавливать изделия из тонкой керамики. На самом деле фаянс был изобретен, разумеется, не в Европе, и не в XVI веке. Еще с XII века в мусульманских странах получила распространение изобретенная в Иране в X-XII веках мелкопористая фарфорообразная масса, в Средней Азии известная под названием К. Сосуды из К. украшались гравировкой или прорезным орнаментом или подглазурной сине-черной росписью. Персидские изделия с росписью эмалями - "минаи" - и с росписью люстром делались с опаковой кремовой, бирюзовой или ультрамариновой глазурью, своими мастерами славились города Рей и Катан (X-XIV века). Особенно славились облицовочные панно, но также и разнообразная посуда. Фаянсовые изделия в небольших количествах изготовлялись в мавританских государствах Испании, особенно в Валенсии, где они покрывались кобальтовыми надглазурными росписями (иногда с люстром). Фаянс мавританских стран пользовался большой популярностью в Европе, особенно в Италии, где его называли "майоликой".
Кираса - защитное вооружение из двух пластин (в древности изготавливалась из войлока и кожи, позднее из металла), выгнутых по форме спины и груди и соединенных пряжками на плечах и боках.
Кистень - холодное ударное оружие, состоящее из короткой деревянной рукоятки, к одному концу которой на цепи или ремне подвешивается груз (камень, гиря или многогранная металлическая отливка). Очень часто вместо рукояти делалась петля для надевания на кисть руки (отсюда название). Боевой К. отличается в первую очередь весом гирьки. Если обычный К. со стограммовой костяной (!) гирькой способен легко пробить череп человека или крупного зеверя (с такими на Руси часто охотились с лошади на волков и более мелкую дичь), то килограммовая гирька с шипами и выпирающими во все стороны гранями, подвешенная на стальную цепочку, пробивает все, что угодно, ломая кости вместе с доспехами. Правда, вес русского боевого К. чаще всего составлял 200-250 грамм (килограммовыми гуситы переламывали европейскую рыцарскую конницу) При ударе, К. калечил врага, делая его небоеспособным независимо от того, куда попал грузик, а менее болезненные порезы клинковым оружием очень часто позволяли противнику продолжить бой до потери сознания от обильного кровотечения.
"Китайская стена" - стена, составленная из бревенчатых срубов, заваленных камнями, а поверх присыпанная землей - земляная кита. Иногда часть таких срубов не заполняли камнями, а оставляли пустыми либо размещая в них пушки для стрельбы в специальные амбразуры, либо используя как хозяйственные помещения. Широко известный Китай-город - это не поселение, в котором живут китайцы, а поселение, окруженное подобной стеной.
Колонтарь - доспех без рукавов из двух половин, передней и задней, застегивавшихся на плечах и боках латника железными пряжками. Каждую половину от шеи до пояса составляли ряды крупных металлических горизонтально расположенных пластин, скрепленных кольчужным плетением. У пояса прикреплялась кольчужная сеть - подол, спускавшаяся до колен. Спинные пластины К. делались тоньше и меньше грудных. К. использовался русскими воинами начиная с XIV и по XVII века.
Куяк - пластинчатый доспех. Изготавливался путем нашивания прямоугольных или круглых металлических пластин на кожаную или суконную основу. К. изготовлялись с рукавами и без рукавов, могли имели полы, как у кафтана.
"Лук стоял пять лет в чулане" - при изготовлении высококачественных сложносоставных луков считалось, что чем дольше выстаивался новый лук до первого выстрела, тем более качественным он получается.
"Лук Сулеймана Кануни Великолепного" - по османскому обычаю, султан должен иметь возможность прокормить себя сам - то есть знать какое-либо ремесло. Чаще всего правители империи специализировались на изготовлении луков, что требовало немалого мастерства, хороших материалов и терпения - для изготовления высококачественного лука требовалось от года до пяти лет, и чем дольше лук "настаивался", тем более качественным считался.
Малахай - шапка на меху с широкими наушниками и плотно прилегающей задней частью.
Наперсток (лучника) - Усилие натяжения восточного (русского, татарского, турецкого) боевого лука средних веков достигало 100 кг, поэтому так просто, двумя пальцами тетиву было не оттянуть. Ее оттягивали большим пальцем, который придерживался от разгибания средним и указательным. При этом палец защищался от порезов специальным Н.
Неверные (гребцы) - как ни странно, но в невольниках большинство пленников находились по убеждениям. В случае принятия ислама их обычно немедленно отпускали на волю.
Нимша - марокканский меч с клинком небольшой кривизны, имеет небольшую рукоять из черного дерева. От основания гарды отходят дужки, направленные к острию клинка и имеющие шарообразные окончания, что позволяет ловить оружие противника в зазор между ними.
Первушин (Стефан) - эта древняя русская фамилия малоизвестна, а тем не менее достойна упоминания, Первушиными в разных концах нашей страны называли обычно тех, кто делал что-то первым: первым переезжал на новое место, открывал новое дело, решался освоить новую профессию. Так что, современные Первушины - это потомки тех, кто хоть в чем-то, но продвинул нашу страну вперед. Или первым догадался удрать сюда из крепостнической Польши.
Петерсемена - под этим названием по Руси расходилось вино, ввозимое голландским купцом Петром Симоном. Видать, немалый был оборот у торговца, если вся страна его знала...
Подьячий - канцелярский служащий в приказах и в местных государственных учреждениях Русского государства XVI-XVIII веках. Различались П. старшие, средние и младшие. Старший П. - ближайший советник дьяка, начальник структурной части приказа (стол, повытье).
Поруб - камера, тюрьма, место заключения.
Сабля - самый распространенный тип меча на Руси начиная с XII века, венец развития клинкового оружия. Окончательно С. вытесняет меч в XIV веке. В XVI веке наиболее популярны в начале турецкий тип, с широким клинком, еще более уширенным у острия, где уширение затачивается обоюдоостро (елмань). Позже распространяется персидский вариант, более узкий и легкий. Рукоять С. оставляет кисть свободной, защита достигается одной только крестовиной с перекрестьем - таковы оба основные вида восточной С.: персидская и турецкая. Из бытовавших в России типов С. надо отметить еще кавказскую шашку с очень мало выгнутым клинком и совсем без крестовины. Но этот тип появляется поздно, на рубеже XVII века. Преимущества искривленного клинка для рубки очевидны: наклонное и скользящее при ударе положение лезвия в отношении поражаемого тела присоединяет к удару рубяще-дробящему еще и режущее свойство ножа; все это позволяет достигать более легким клинком того же эффекта, что и тяжелым рубящим мечом; рука при пользовании С. менее утомляется. Но технологически изготовление сабельного клинка значительно более трудно, нежели прямой расплющенной и заточенной палки: требуется материал более высокого качества и точный расчет в построении дуги, чтобы центр удара был в удобном для руки месте. Клинки выделывались русскими мастерами или же ввозились, в виде полуфабрикатов, обычно из Персии и Турции и в Московском государстве перековывались и монтировались. Материалом для хороших клинков служил булат (или, как его неправильно называют в Европе, дамаск). Из кавказских центров производства холодного оружия мировую известность приобрели мастера из Кубачей в Дагестане. В результате столкновений с турками С. начала проникать в Европу, но освоить производство достаточно сложного оружия там так и не смогли.
Сбитень - горячий напиток из воды, меда и пряностей.
Сильвестр - духовник Ивана Грозного. По свидетельству историков: глуп, жаден, исполнителен. Написанный им "Домострой" не обнаруживает в священнике ни дальновидного политика, ни высокого моралиста - только усидчивого компилятора, сведшего вместе уже известные всем правила. Кроме "Домостроя" до нас дошли еще три письма С., одно из которых адресовано царю. Как метко замечает французский историк польского происхождения Казимир Валишевский "подлинность его сомнительна, но глупость несомненна".
Сипах - турецкий рыцарь. Феодал, получавший земельное пожалование (тимар, зеамет) за несение военной службы в составе султанского кавалерийского корпуса. Или, точнее, турецкий боярин - поскольку, в отличие от дикого безнадзорного европейского барона или графа, считающего себя независимым правителем и сеньором, С. являлся частью единой регулярной армии.
Смерд - крепостной крестьянин в древнерусском государстве. Позднее - презрительное название всех простолюдин. Предполагается, что название произошло от слова смердеть (вонять, чадить), хотя могло быть и наоборот. Понятие "крестьянин" (христианин) по оценке историков появилось не раньше XVII, а то и XVIII века.
Сорокагривенная пищаль - термин означает калибр пищали примерно XVIII миллиметров.
"Сорочинская ярмарка" - так иронично называли рисовую кашу. Наименование "сорочинская" произошло от слова "сарацин" - мусульманин, так как рис привозили из мусульманских стран.
Стрельцы - в России XVI века, если верить судебникам того времени, никакого сословного деления не существовало. Люди рождались свободными и равными перед Богом. Деление начиналось потом: кто-то брал в аренду землю и становился крепостным, кто-то шел работать на государство и становился служилым человеком. Категории людей ратных таковы:
Холоп - раб. Вольный человек, за деньги продавшийся в вечную кабалу князю или боярину. Обычно холопы служили при барском дворе, составляли личную охрану хозяина, ходили вместе с ним в походы.
Стрелец - вольный человек, пошедший на воинскою службу к царю. Получал участок земли, жалование и освобождение от налогов. В случае призыва на "действительную службу" получал "боевые" (жалование увеличивалось в три раза). И служба, и земля переходили по наследству.
Казак - служил на условиях, аналогичным условиям стрельца, но отличался вооружением. Казаки в русской армии - это в большинстве случаев легкая конница. В отличие от стрельцов, казаки служили на условиях 16 века вплоть до начала 20-го, и вроде как собираются возобновить древний обычай сейчас.
Татары - легкая конница, которую приводили для похода ханы, беи, мурзы и иные главы племен и родов, присягнувшие на верность царю. Отношения их военачальника с подчиненными Москву не интересовали, вплоть до полного отказа от взимания с подобных племен налогов.
Боярин - чаще всего сын боярина, но иногда и просто служивый человек, получивший поместье. Боярин так же получал от царя жалование и освобождение от налогов. В случае призыва на "действительную службу" получал "боевые" (жалование увеличивалось в три раза). И служба, и земля переходили по наследству. Но, в отличие от стрельца, шел на службу не только сам, но и обязан был выставить определенную рать в зависимости от размеров поместья.
Боярские дети - чаще всего обедневшие бояре или родственники бояр. Если у некого боярина было достаточно большое поместье, он выделял часть земли людям на условиях, аналогичным вышеописанным, но выставлять рать боярские деть обязаны были уже не по призыву царя, а по призыву боярина - который и отвечал по полной программе в случае недостачи воинов согласно размерам угодий.
Сура - глава Корана.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Браун Дэн - Цифровая крепость
Браун Дэн
Цифровая крепость


Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека