Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Ладно. - Голос Бастена затвердел. - Всем все ясно? - Он откинул капюшон и оказался очень близко от Ростика, всего-то в паре ладоней. - Тогда отдавай приказы, командир.
- Приступим, - согласился Ростик. - Расходимся по своим подразделениям, и...

Глава 34

Летающие киты тянулись впереди, как чуть более темный, чем ночной воздух, занавес. Огни плавающего города стали размытыми, словно на них наложили радужную пленочку. Проницаемую, но плотнее тумана. Рост смотрел на это зрелище во все глаза, оно было бы красивым, невиданным, изумительным... Если бы им не предстояло умирать.
Черные треугольники за этим занавесом казались чем-то малозначительным и слишком знакомым. Рост пересчитал их, используя свое так кстати возникшее темновое зрение - два, нет, все-таки три, если считать их собственный, на котором они летели с Кимом. Куда-то подевалась Ева: ох, будет еще с этой девицей в сражении множество проблем, как-то она слишком уж буквально поняла приказ действовать самостоятельно. К славе, что ли, рвется? Хотя зачем ей еще какая-то слава. Рост видел, как на эту рыжеволосую красавицу все служивые девчонки смотрят, словно она примадонна, словно у нее ангельский характер и она знает об этой жизни такое, чего никто другой не знает.
Повернув пушку, Ростик попытался в прицел найти гравилеты камикадзе. Раз, два, три... И каждый прикрывается десятком других антигравов Они тащились медленно, тяжело. Да ведь они и тяжело нагружены, почитай, на каждом по четыре сотни килограммов того варева, которое изготовили оружейники. И как они только успели за несколько дней создать такое количество серовато-бурой бурды - их главного оружия... Теперь Рост понимал, что это не только оружие первого удара, но и возможность создать психологический перевес над плавающим островом, чтобы враги боялись, не зная - сколько же у людей еще бомб, которые могут так взрываться, что... Собственно, как они могут взрываться, Рост не знал, он только надеялся, что его рецептура не подведет.
- Ким, а правда говорят, что одним из этих смертников согласился стать пурпурный?
- Его не хотели пускать, но Сатклихо его обследовал и сказал, что можно, - отозвался Ким, отдуваясь. Ему тяжко приходилось на рычагах, потому что из трех дополнительных помощников на этом крейсере толковым пилотом была только Лада, остальные, как ни старались, но действовали невпопад, должно быть, по-на стоящему умелых ребят рассадили на лодочки поменьше. - Какие-то у него проблемы были с командованием, когда еще у них служил... Вот он, кажется, и надумал с ними рассчитаться за прежнее. - Что - "прежнее"? - не поняла Лада.
- Кто же знает? - отозвался Ким. - Только он сам да всевышний.
Рост сумел как-то найти в темноте грузовую лодку этого самого пурпурного. Гребцами у него было два совершенно бестолковых пурпурных, из самых здоровых, двухметровых. Даже для того чтобы работать на котле, они оказались туповаты, что-то у них не получалось, хотя для такого перелета хватило бы одного бакумура... Да, все-таки волосатики здорово поумнели, общаясь с человечеством, даже этих вот дуболомов из пурпурных стали обгонять.
И тогда Рост вдруг понял, как обычно понимал самые удивительные вещи об этом мире, что вообще-то, при желании, можно было бы запрограммировать пурпурных пилотов для всех этих лодок смертников. Как-то неожиданно ему стало ясно, что они всю жизнь жили под "балдой" и загипнотизировать их было проще, чем уговорить волосатиков пойти гребцами в этот отчаянный налет на плавающий город... Но все-таки от этого отказались, слишком уж рискованно. Они могли не выполнить своей задачи, могли просто приземлиться на палубу какого-нибудь корабля, превращенного в плавающий аэродром, и перебежать к своим в последний момент. А это значило бы, что человечество потеряло бы бомбы, таящиеся в трюмах этих антигравов... А их и так было всего три. Лучше уж как есть.
Вот только Серегина жалко. Да и Цыгана-Жукова. Но этот хоть точно знает, что делает. Когда Рост как-то случайно встретился с ним, он вдруг понял по глазам черноволосого красавца или по его уклончивым манерам, что сам-то он не считает, что непременно погибнет... Он вообще с этой целью свою бомбу как-то переоборудовал, создал мощные оболочки из старых бочек, начинил обрезками металла с завода... Чудак, он и не подозревает, что при взрыве, если он получится таким, как Ростик предполагает, этот металл испарится, даже не вырвавшись из огненного шара, в первую секунду. А может, просто хочет попробовать... В общем, с Цыганом оказалось непросто, но если получится взорвать бомбу и уцелеть - то только у него.
В море неожиданно возникли сполохи жидкого огня. Это фосфоресцировали отряды викрамов. И Фоп-фолла, разумеется. Рост перевел на него прицел и вспомнил какой-то частью своей памяти, как он говорил с этим "думающим мускулом", направляя его в нужное место, к нужному моменту. Фоп-фолла сказал... Если, разумеется, это можно назвать разговором... Что потеряет много составляющих его органов, но весь не погибнет. Это правильно, он знает, что говорит, и даже лучше, чем аймихо. - Ким, может, все-таки победим?
- Мы обречены, Рост, - очень серьезно, даже каким-то другим, чем обычно, голосом, отозвался Ким. - Но следует сохранять стойкость. Вдруг заставим их отвернуть от города?..
- Знаешь, лучше бы я полетел с Евой. Не нравится мне с тобой.
- Со мной ты продержишься чуть дольше. А лишняя минута может решить исход сражения.
Рост попался на своем всезнании, которое по-прежнему не отпускало его, хотя после приема аймихойского, гм... лекарства, прошло уже больше недели. У него появился вполне конкретный вопрос к другу: - Ты летишь умирать? - А ты - нет?
Ответа на этот, так сказать, ответ, он тоже не знал. Скорее всего следовало бы признать, что - да, тоже. Но что-то его смущало, опять же из-за его всезнания. Если все должно было вот тут кончиться, уже через час, хотя в их положении и час продержаться - геройство, то... Зачем же было все остальное? Или это предсмертные мысли, которые возникают у человека в подобной ситуации и их как бы положено передумать, прежде чем погибнуть?
Киты вдруг стали мерцать в воздухе внутренними искрами, не выходящими из объема их громадных туш. Сначала слабо, потом сильнее, потом вдруг сплошными переливами, похожими на северное сияние, только очень близкое. Это было совершенно феерическое зрелище, а по богатству цветов и странности форм эти сполохи не уступили бы никакому салюту или фейерверку, даже на далекой Земле. Хотя кто из нынешних людей по-настоящему помнил это искусство?
Неожиданно прорезался голос в рации, это был Сатклихо, оставшийся на берегу:
- Они почувствовали нас, проверяют... Не понимаю, почему не заметили раньше.
Хорошо, что хоть связь не прервалась и действует куда дальше, чем обычно. До корабля осталось всего-то километров семь-десять, в самый раз для рывка... Нет, далековато. Или ближе все равно не подобраться?
Теперь и Рост почувствовал, что их обнаружили. Это было похоже на пресс, который навалился вдруг на податливую, как глина, растекающуюся массу их, человеческих антигравов, среди которых уже и построения почти не осталось, - эти пилоты не сумели толком выдержать строй в темноте, да еще когда кто-то из них стал нервничать. Нужно было начинать сражение, чтобы почувствовать боевое напряжение, обрести другое состояние ума, чем в эти томительные и жестокие минуты.
Пресс чужого сознания был способен, пожалуй, даже остановить некоторых, кто был слаб, кто оказался уязвим и поддавался его воздействию, его влиянию. А поддавались, пожалуй, многие, даже некоторые аймихо... Но только не аглоры. Ах, как жалко, что не они сидят сейчас в креслах пилотов...
Вдруг стало легче, даже дыхание вроде бы можно было восстановить, потому что этот луч чуждого, мощного сознания ушел в сторону, может быть, частично рассеявшись на китах, а может, просто проскочив мимо в этом огромном, темном пространстве, по которому они сейчас тащились. Он ушел вниз и вправо, при желании Рост мог бы, кажется, даже увидеть его, как луч прожектора, поймавший в свой круг что-то, находящееся за спинами людей.
- Если они почувствовали нас, то сразу этого не покажут, - сказал Ростик неизвестно кому. - Могут и ловушку устроить, которую мы сразу не раскусим.
- Ты бы что-нибудь приятное рассказал, например анекдот, - отозвался Ким. Неожиданно он стянул шлем и вытер пот на лбу. Оказывается, ментальный пресс давил и на него, хотя, вероятно, Ким не понимал, что вокруг происходит.
Рост на всякий случай оглянулся, не заметили ли пурпурные их экранопланы, которые, перегруженные десантниками, чуть отстали. Смертники, все смертники, решил Рост. И во что мы ввязались? И был ли у нас выбор?
- Удивительно, но кажется, мое предложение обмануть их каким-то кодовым словом, паролем, опреде ляющим приближающиеся к Валламахиси объекты по принципу "свой - чужой", сработал... А я не верил, что это важно.
- И наш страх аймихо пригасили, - почти слово охотливо добавил Ким. - Ну помнишь, как психический шок от Переноса был ослаблен каким-то странным... не знаю, как сказать... Может быть, массажем? - Он уселся поудобнее, подготавливая себя к очень тя желой работе. - Эти старцы - вообще молодцы, настоящие кудесники.
- Кто приказал ослаблять страх этим твоим... психическим массажем? - спросил Ростик. О том, что та кое возможно, он даже не подозревал.
- Ты и приказал. К тому же это скорее твой массаж, а не мой. - Ким застегнул ремень пилотского кресла, чтобы не вылететь из него в бою.
Ремнями занялись и остальные пилоты, позже всех с этим справилась Лада. Она помалкивала, только, вероятно, думала о них с Кимом, как о законченных идиотах. Тут такое готовится, а эти... командиры, с позволения сказать, дурью измаялись. Но голоса не подавала, как и стрелки в крыльях крейсера, как и остальные ребята на корме и у котлов. Опять же, подумал Ростик, я приказал...
- Чем дольше живу, тем больше удивляюсь, - вывел он умозаключение из последнего сообщения Кима. - Такое в себе открывается... Цинизм, например.
- Это не цинизм, это попытка быть сильнее, чем мы есть, - отозвалась Лада. Оказывается, она их не осуждала.
- А пернатых тоже накачивали как-нибудь? - по интересовался Ростик. - Сами полезли, им внушение ни к чему. - А мы с тобой? - спросил Рост у Кима.
- Мы - на сознательности, кажется. - Ким мог бы на эту тему еще кое-что сообщить, но уже не успел.
На одном из кораблей Валламахиси, вставленном в общую платформу чуть сбоку от центральных, возникла какая-то до изумления знакомая вспышка - это загорелся и уперся в небо луч белого света, такой свет мог давать только прожектор. Он качнулся, словно невесомый столб, и повернулся к летающим китам. Кто-то на кораблях заметил, что за ними таится что-то странное, что-то не замечаемое с кораблей ранее. Но поздно...
Или еще нет? И тогда Рост с этих-то двух, может, чуть больше, километров до ближайшего из сцепленных кораблей, идущих по темному морю, выцелил этот прожектор, почти ослепнув, но, и каким-то образом все-таки не ослепнув до конца, ударил единственным выстрелом. И попал. Очень точно, словно на стрельбище, хотя из-за полотнищ, все еще играющих сполохами, очень трудно было целиться, да и до цели было больше пяти километров, скорее всего - восемь. Это был великолепный выстрел, таким гордился бы и старшина Квадратный. Сражение началось, скрываться было уже невозможно. Теперь Рост палил, не переставая, хотя Ким отчего-то заголосил: - Ниже китов бери!
Он еще советовал, загоревшись нежданной заботой о летающих гигантах... Хотя и правда, мельком подумал Рост, они союзники, их нужно щадить. Но уже спустя четверть минуты щадить было некого - киты как-то очень разумно ушли вверх, в темное, бездонно огромное небо. Теперь стрелять могли почти все человеческие летуны, подошедшие с этой первой, отчаянной волной атаки, которая не должна была, не имела права захлебнуться.
Ким тоже принялся стрелять как сумасшедший, причем неприцельно, потому что невозможно было стрелять и выдерживать курс, тем более что из-за растянутых над палубами кораблей черных простыней в общем-то было непонятно, куда следует целиться. Краем глаза Рост видел серо-зеленые лучи других выстрелов, ударивших в плавающий город - это вступили в бой другие крейсеры, и не только крейсеры.
Они сделали главное, они отвлекли на себя внимание всех, кто должен был сторожить небо над плавающим городом, а потому три машины камикадзе, которые тащили главное оружие людей, сумели боком-боком проползти еще немного к центру Валламахиси... Вот они уже оказались над платформами, вот кто-то из них стал снижаться...
И тогда откуда-то сбоку и сверху, от незаметного ранее воздушного охранения пурпурных, из тьмы ударил залп. Какое-то время казалось, что с обстрелянным антигравом ничего не происходит, потом его стало кидать в стороны, он даже поднялся повыше, но вдруг загорелся, а потом... Чудовищный взрыв, словно бы атомную бомбу вбухали, накрыл весь мир и кораблики пурпурных... которые разом стали маленькими и беззащитными перед мощью этого взрыва. Классический гриб - смесь выгоревшего воздуха, водяной пыли, обломков и горячего света - взметнулся ввысь. Ударная волна настигла все летающие лодки человечества слишком быстро и слишком беспощадно... Даже крейсер, который вел Ким, закрутило, почти перевернуло... Но за рычагами машины все-таки сидел Ким, и он справился с этим ударом, выровнял крейсер, хотя - Рост это чувствовал совершенно определенно, потому что и сам был в таком состоянии, - почти ослеп, почти потерял способность понимать, - где верх, а где, собственно, находится противник... Да что там противник, непонятно было, где находится море! - Ким, - заорал Ростик, - сейчас второй ударит!.
Он едва услышал себя, но... Ким уже сам все понимал. Он ловко вильнул, что-то такое сделал, и они оказались в стороне от центра плавающего города... которого с этого края почти не было, потому что чуть ли не с десяток кораблей, составляющих этот город, превратились в мешанину обломков, заливаемых разорванным почти до дна морем. Они разом потеряли способность к управлению, к тому же с них, как кожура с картофелины, счистились надстройки.
Теперь-то они не помешают нам заградительным огнем, решил Ростик. Но ошибся. Навстречу одной из лодочек, как-то очень ненадежно, криво и по совершенно невозможной траектории, выходящей к центру плавучего города, слитно и жестко ударили пушки... Очень точно, слишком слитно!
На этот раз взрыв ударил не разом, а разделился на несколько сильных вспышек, но... все-таки раздельных, которые к тому же произошли слишком далеко от центра острова. Они заставляли ближние корабли приседать в воде, раскачиваться, ломая крепления платформ, местами разваливаться... Но все-таки это был не самый удачный удар, тем более что последний из начиненных взрывчаткой антигравов отбросило в сторону и его заход на главные надстройки острова следовало начинать сначала.
Слух возвращался, потому что Рост расслышал, как Ким орет:
- Первым был Серегин... Ведь говорил же ему, ны рять нужно сразу, чтобы они не прицелились!..
- А второй? - спросила Лада, у которой обзор был затруднен и которой все, что происходило впереди, было очень интересно. - Пурпурный... как мне кажется, - оповестил Ким.
Рост навел свою спарку на главные башни ближайшего корабля противника, пытаясь понять, почему же Серегин не долетел до выбранной цели? Ответов тут могло быть два. Первый, редко управляющий антигравами бывший пилот земного истребителя после попадания в свою машину не сумел довести маневр до конца, потому что считаные сотни метров возможной тут высоты не позволили ему дотянуться до цели... И второе - у него отказал запал бомбы, и Серегин что-то сделал с котлом, чтобы его взрыв заставил сдетонировать основной заряд.
В любом случае он погиб как герой, и никто не имел права на другое мнение.
Общая связка кораблей противника была теперь расколота. И они отстреливались не так активно, как вначале. Поэтому третья лодка, освещенная теперь от носа до кормы, подошла к самому что ни на есть центру всего плавающего острова, угнездилась рядышком с высокими, чуть не в пятьдесят метров, надстройками, застыла на месте.... - Ким, сейчас рванет1.
И лодочка рванула, но мгновением ранее Ким сумел поставить свой крейсер боком к этому взрыву, уж непонятно, сам ли он до этого додумался или услышал, что ему скомандовал Рост.
Этот взрыв они перенесли легче. Вероятно, сказался маневр Кима, или теперь они подготовились к тому, что должно было произойти... Но Рост ни на миг не терял зрение и слух. И уже спрашивал:
- Цыган?! - Кто же еще у нас... такой хладнокровный? Этот третий взрыв разметал центральные корабли Валламахиси и превратил их в полыхающие костры. Теперь, казалось, само море восстало против них, два судна тонули, заставляя крениться соседние корабли, утаскивая их под воду и словно бы поднимая... Потому что из-за огня, освещающего все вокруг, стало видно, насколько они высоки, как возносятся над волнами.
Внезапно крейсер Кима, отделившийся от остальных, оказался над кораблем пурпурных без черного навеса, вся палуба которого, от носа до кормы, была заставлена черными треугольниками. Их было очень много, более полусотни. Если эта силища поднимется в воздух, решил Ростик, сопротивляться будет невозможно, останется только сдаться.
И тотчас Ким приспустился к этой заставленной черными треугольными тенями палубе, а потом последовал его жесткий приказ: - Бросай!
Рост приник к одной из смотровых щелей и увидел... Из их летающего треугольника стали выливаться слабые после предыдущих взрывов сверкающие капли... Это были химические бомбы Бабурина. Их было довольно много, и падали они до тех пор, пока Ким опять не заорал: - Да хватит уже!.. У нас же и другие цели имеются. Невероятным образом, чуть не выбросив Ростика через прицельные окна наружу, он крутанул крейсер на месте, и стало ясно, что по ним стреляют. Если бы Ким не обманул противника, возможно, их тут бы и прикончили. - Не успели, гады, - отозвалась Лада. - Теперь...
И захлебнулась: ее грудь была в крови, она вывалилась бы из кресла, если бы не ремень, перетягивающий ее поперек живота. - Заменить! - скомандовал Ким.
- Не надо... Я в порядке, - отозвалась слабеньким, совершенно девчоночьим голоском Лада, цепляясь окровавленными ладонями за рычаги. - Это ожог.
Это был не ожог, Рост хорошо видел, что кровавая пена пузырилась на ее восковых губах. Заряжающий его пушки, о котором Ким еще перед вылетом говорил Ростику, что он может быть вторым пилотом, тут же выволок Ладу из кресла и уселся на ее место, даже перевязаться она должна была сама. Рост остался в башенке один. - Сейчас они узнают! - кричал Ким.
Когда Рост не очень скоро, из-за боли в груди и в пояснице от того, что он действительно здорово треснулся о поворотные рукояти башни, сумел снова обосноваться в кресле стрелка, они шли уже под навесом из черной ткани, обрывками свисающим с высоких, металлических ферм, устроенных на каждом из этих кораблей.
Тут от палубы поднимались, словно невиданные деревья, сложные надстройки, с непонятными чужому глазу выступами, и квадратными, ярко освещенными окнами. По палубе, ничего не соображая, бегали почти человеческие фигурки, слабые и испуганные тем, что на них вот так жестоко и эффективно напал кто-то другой, безжалостный и сильный...
Пушек среди этих выступов было немного, но они все-таки были, и некоторые из них, заметив явно чужой треугольник, принялись стрелять. Собственно, они палили, не переставая. Как и пушки, их крейсера поливали огнем все вокруг, стараясь нанести как можно больше повреждений, посеять панику..
И вдруг они напоролись на настоящую батарею из некрупных, но очень уж многочисленных пушек. И сознание Ростика раздвоилось... Он почему-то представил, как эти пушки полыхают лучами в лицо Кима, который в своем шлеме, ощерившись, пробует подавить их своим реденьким, хотя и беспрерывным огнем...
А еще, как бы со стороны увидел себя самого, палящего, как и остальные, ругающегося сквозь зубы, потому что не может быстрее вставлять в казенник новые обоймы...
Но сражаться десятком орудий против противника, превосходящего их по огневой мощи раз в двадцать, было невозможно... Поэтому, прежде чем их серьезно потрепали, Ким бросил треугольный крейсер человечества вертикально вверх...
Он прошиб черный навес над ними. И огонь снизу стих. Ким оказался даже настолько умелым пилотом, что еще раньше как-то развернул свой крейсер, чтобы уйти из зоны обстрела самым эффективным образом.. Подробностей Ростик не понял, но теперь у них возникла небольшая передышка, чтобы вытереть пот... Хотя, возможно, и дольше - чтобы оглядеться Это было очень здорово, почти нереально по меркам этого боя. Если бы Рост мог, он прямо тут же вручил бы Киму орден, хотя понимал - орденами, если они уцелеют еще с полчаса, тут не обойтись. Нужно было что-то большее, например, все таки победа.

Глава 35

Плохо, подумал Ростик: или я паникую, или... всего, что происходит вокруг, слишком много, сознание не успевает обработать то, что видят глаза. Но теперь он мог и поразмыслить Рост заорал, да так, что даже сам испугался, потому что на миг вокруг стало неестественно тихо: - Ким, притормози!
- Ты чего орешь? И как я тебе приторможу, это же не трактор.



Но черный крейсер вполне послушно, опустив нос, притормозил, даже стал как-то озираться, покачиваясь из стороны в сторону. Росту было не до споров, его послушали, и на том спасибо.
Ближе к центру, где горели надстройки главных кораблей пурпурных, было тихо, только пламя освещало серый свод неба. На фоне этого неестественно оранжевого пламени темной, угрожающей и в то же время непонятной каплей застыл крейсер Евы, она тоже не торопилась, выбирая себе достойную цель, либо занималась каким-то другим делом. Ох, переаккуратничает она, решил Ростик, этих девиц вообще не следовало бы пускать в крутые бои, им все нужно, как в рукоделии, сделать оч-чень правильно.
Краешком своего внимания он понял, что потерял четвертый крейсер, и стало ясно, что теперь не найдет его уже никогда. В той стороне, где должен был находиться Антон, все было как раз наоборот, совершенно неправильно. Антон вертелся волчком над почти целенькими кораблями противника, стрелял так, что его антиграв казался каким-то сгустком огня, но становилось ясно, что долго он не продержится, должен будет выйти из боя хотя бы на полминуты...
Над плавающим островом уже кружила почти беззащитная армада обычных антигравов с десантом на борту. Кстати, они разошлись в разные стороны, разваливая свое построение, то есть удар у них получался неконцентрированным, размазанным, слишком широким по фронту. Это следовало исправлять.
И вдруг Ростик, опять же, совершенно невнятной частью своего сознания, понял, что делает Антон, - он напоролся на второй аэродром лодок пурпурных, уже не крейсеров, но от этого не менее опасных своей численностью... И в одиночку пытался их прижать, все разом, чтобы они не взлетели либо взлетели хотя бы на мгновение позднее, пока десант тащится к острову
- Ким.. К Антону - снова возопил Ростик и тут же получил почти спокойный ответ: - Понимаю и одобряю.
Оказывается, он не только думал заодно с Рости-ком, но и одобрял его, скажите, пожалуйста, какой разумный... И тогда Рост понял, что это не заслуга пилота, это он - Рост, посылает ему какие-то сигналы, сходные с внушением, какое использовали аймихо, когда учили его Единому языку... И не только с Кимом он проворачивал такую штуку, но, пожалуй, со всем крейсером! Жаль, нельзя было накрыть полем своего влияния все их силы, десятки лодочек, отряд десантников на экранопланах, викрамов в воде...
Когда Рост снова осмотрелся - сосредоточиваясь, он начинал почему-то хуже видеть, - ситуация изменилась кардинально. Да, они были ближе к той области, где находился Антон... Но его машины в воздухе уже не было. Рост прилип к смотровым щелям, пытаясь его найти, еще не веря тому, что подсказывало ему хваленое всеведение. И лишь позже всех, когда уже и кормовым стрелкам стало все понятно, он догадался...
Треугольник Антона горел в середине летного поля пурпурных, среди вражеских антигравов, выбрасывая вокруг струи темного, очень опасного даже на вид дыма. Почему-то он горел не костром, а именно жгутами дыма, в которых лишь иногда мелькало пламя. Ким что-то сказал, но Рост понял это, уже напрягая память, его внимание сейчас никуда не годилось... - Его топливо горит!
- Нет, - словно деревянными губами произнес Ростик, - это не пламя так... выстреливает. Это взрываются его бомбы с... отравой. - И тотчас он заторопился, чтобы успеть сказать то, что должен был знать Ким, все, кто его слышал. - Впредь нужно делать не отравленные бомбы, нужно сжигать куски "алмазных звезд", которые в них находятся. Это дает и область поражения куда больше и действует сразу же... Получает ся хуже иприта.
Действительно, те пилоты пурпурных, которые все-таки оправились от неожиданного налета и предыдуших взрывов, бежали к своим машинам, но, попадая в самые слабые облачка дыма, разносимого по палубе от крейсера Антона, тут же падали и замирали. Если бы "бабуринки" работали в обычном режиме, то пилоты пурпурных способны были бы действовать еще несколько минут, может быть до четверти часа. А те, что оказались на краю летного поля, вообще остались бы живы...
Но машина Антона горела и создавала немыслимую концентрацию отравляющего вещества, и ни к одной из летающих лодок без противогаза подойти было невозможно.
- Черт, - выругался Ким, - как мы раньше не до гадались... Рост, как ты не догадался?!
Ким был прав, Ростику следовало догадаться об этом. Это позволило бы создавать паукам непроходимые барьеры еще на марше, может быть, избежать сражения у отравленного вала, спасти умных, веселых и очень умелых людей... Да и не людей тоже. Но они это поняли только сейчас.
- Ким, уходим отсюда. Этот сектор Антон заткнул плотно... насовсем.
Ким развернул свой крейсер почти на месте, едва не влетев в то облако отравленного дыма, которое поднималось вверх, все-таки дым всегда поднимается вверх, даже если продолжающееся движение кораблей и разносит его на большую площадь, чем над сушей... Дело еще в том, что тут воздух очень влажный, снова понял Рост, туман не дает отраве сразу рассеиваться, удерживает ее у кораблей, как раз там, где находились пурпурные летуны. Все было за людей, на их стороне, но... и Антона было жалко. Правда, для этого уже не оставалось времени, следовало воевать дальше. Отпеть его можно будет и потом, если они останутся живы.
- Ким, пройдемся над самым морем, под платформами острова. Ким понял, зачем-то мотнул головой, должно быть, стряхивал слезы. Оказывается, он становился сентиментальным или больше Роста любил Антона, или, вообще, напряжение этого сражения оказалось сильнее, чем он мог выдержать. Но действовал он толково, как всегда. Решительно дошел до края платформ, странно задергал рычагами, и их крейсер как-то разом провалился вниз, оказавшись в считаных метрах над морем, так что вода образовала воронку, которую они выбили в черной поверхности своими антигравитационными блинами. И тотчас Рост на фоне этих более светлых, почти фосфоресцирующих бурунов увидел то, чего больше всего боялся увидеть...
Темные, плотные, как рыбьи косяки, потоки... да, все-таки викрамов, очень мрачных, раза в три более крупных, чем те рыболюди, к которым они привыкли. Они готовились атаковать приближающихся к кораблям викрамов, которые считались союзниками людей, и Фоп-фолла. Их было так много, что вода почти кипела от их тел, они даже образовывали темные пятна в десятки метров шириной... Они вышли из каких-то устройств, сделанных в кораблях пурпурных ниже ватерлинии, где и обитали в обычной своей жизни. Справиться с ними рыболюди из залива не смогли бы ни за что на свете, слишком океанических викрамов было много, слишком они были сильны, слишком хорошо умели отражать как раз такие нападения на корабли их пурпурных хозяев.
- Ким, пройдем над викрамами. - И почти сразу же вопрос: - Сколько у нас еще "бабуринок"? - Откуда же я знаю? - дернулся Ким.
- Две, - пришел ответ из глубины крейсера, ка жется, это кто-то из ребят, работающих на котлах и ис полняющих функции бомбометателей.
- Значит, сбрасываем их в море, - начал распоря жаться Ростик, - потом отходим, но недалеко... Зависаем и расстреливаем из пушек. - Как же мы успеем? - растерянно спросил бывший заряжающий, сменивший Ладу, ему, как второму пилоту крейсера, следовало все понимать.
- Они же плавать будут, - ответила Лада, она перевязалась, и хотя ее покачивало и садиться за рычаги не следовало, наблюдать за сражением она не переста ла. - Я сама их расстреляю. Только... Рост, мы своих-то викрамов не потравим?
Ого, она еще и распоряжается! Молодец, мрачно решил Ростик.
- Корабли еще двигаются, выйдут в чистую воду. А вот эти... не успеют, - буркнул Ким. - Только дайте мне еще немного вперед уйти, чтобы упредить их стаю.
- Не надо вперед, лучше зайди влево километра на три... Там их больше всего, - объяснил Рост.
И почти тотчас получил ментальное одобрение от Кима за то, что при помощи своих странных способностей точно ориентировался в происходящем, не выключался и подсказывал сделать то, чего не додумался бы никто другой.
Они вышли вперед по курсу Валламахиси, почти торжественно проплывая между высокими, до двадцати метров, а то и выше, бортами кораблей пурпурных, из которых состоял весь плавающий остров. Как ни странно, света тут хватало, потому что из многочисленных иллюминаторов выбивались вполне забытые, но и такие знакомые, потоки электрического света, почти человеческого по спектру... А вверху соединяющие платформы отзывались, словно поверхность гигантского гонга, гулкими переливами. Их крейсер оказался словно бы в огромном полутемном зале, созданном из металла и набитом враждебными существами, викра-мами, светом и энергией, несущей эти громадины к Боловскому берегу. - Тут, - скомандовал Рост.
Почти тотчас каким-то невероятным образом, словно из катапульты, две поблескивающие колбы разлетелись в разные стороны: одна - назад, против хода кораблей, другая - строго в бок. Шарики падали так недолго, что Ростик не успел и мигнуть. Потом они гулко плюхнулись в воду и закачались на поднятых их крейсером волнах. Их было очень хорошо видно на темном фоне, в расходящейся фосфоресцирующей пене. Из-под днища их гравилета ударили ружья, один шар сразу разлетелся на осколки, но тот, что упал сзади, заплясал между поднятыми попаданиями серо-зеленых, более ярких, чем при свете дня, шнуров ионизированного воздуха. Лада на кого-то досадливо зашипела, должно быть, переместилась на более удачную позицию. Потом и второй шар раскололся, и тогда Ким, которому тут же доложили а попадании, наддал ходу. Они чуть поднялись, развернулись и понеслись к плавающему острову, освещенному иллюминаторами и прожекторами, как-то очень дружно светившими с этой стороны.
Почти тотчас в них ударили выстрелы со всех сторон, с ужасающей плотностью.
- Откуда у них тут пушки? - заголосил второй пилот, бывший заряжающий Ростика.
- От враждебных викрамов нужно же как-то отби ваться, - отозвалась Лада.
- Ерунда, - одновременно с ней выкрикнул Ким почти веселым голосом, - палят из малых калибров, чтобы борта соседних кораблей не повредить...
Действительно, пурпурные стреляли из самых маленьких калибров, редко когда из десятого, а то все больше из пятерок и даже троек... Опасности это почти не представляло, хотя, оглядываясь и с остервенением стреляя, Рост видел, как некоторые выстрелы сливались, и тогда попадания в борта соседних кораблей были довольно ощутимыми. Их крейсер, к счастью, эти слившиеся выстрелы миновал, зато одиночные то и дело встряхивали антиграв, но броня еще держала. Только бы пожара не случилось, мельком подумал Рост.
Но пожара не возникло, хотя трое из стрелков оказались ранены, к счастью, по касательной, как бодро доложили с разных концов крейсера возбужденные голоса, иногда даже не по очереди, а хором. Рост поморщился, нужно было вводить среди летунов дисциплину, но это были не очень-то обстрелянные ребята, поэтому замечания он делать не решался. К тому же это забота Кима.
Внезапно один из вспомогательных пилотов, сидящих сбоку, дождавшись, когда Ким закончит отдавать раненым распоряжения перевязаться и снова становиться к пушкам, неуверенно протянул:
- А вы заметили, что остров поворачивается на месте?
- Не на месте еще, все-таки ход у них пока имеется, - тут же отозвалась Лада, она уже немного пришла в себя после ранения и даже прибилась к пилотским креслам, чтобы видеть происходящее с наиболее при вычной позиции.
- Это наши викрамы набрасывают на их винты сети... - пояснил Ким. Он-то, конечно, все понимал раньше всех, не считая Ростика. Он даже чуть повер нулся назад и, как оказалось, вовлекал Роста в разговор: - Помнишь, как-то раз они и нашу подводную лодку поймали?
- Это было давно, - ответил Рост так резко, что все тут же угомонились с бессмысленными разговорами.
Замечание Кима о винтах кораблей острова было правильным. Некоторые корабли пурпурных, составляющие Валламахиси, еще пытались маневрировать, но у них не очень получалось. Поэтому в разных частях их построение стало ломаться, да так, что сама платформа иногда корежилась, а крепления разрывались.
Собственно, Валламахиси уже вполне заметно разламывался на три части, на три более мелких острова. Один, почти вполовину из шестидесяти с чем-то кораблей, двигался в правильном для пурпурных направлении, хотя определенно пытался сдвинуться дальше в море. Вторая часть, с летунами и какими-то очень высокими трубами, похожими на заводские, отстала, определенно она теряла управление. Третья часть, с полтора десятка кораблей, еще продолжала движение, но ее тормозило почти такое же количество кораблей, которые уже не вкладывали энергии в движение вперед, они загребали воду чуть не бортами, и это разворачивало общую конструкцию на месте. Рост посмотрел на Ладу. - Доставай рацию, - приказал он излишне резко. Девушка кивнула, и рация на длинном шнуре от антенны оказалась на коленях Ростика, прежде чем он успел бы зарядить свои пушки. Ручку она принялась накручивать так рьяно, что пришлось ее остановить.
- Хватит уже. - Рост не стал натягивать на голову наушники, просто поднес к губам микрофон - Всем, кто меня слышит. Атакуем вывалившуюся вперед группу кораблей... Десант, атакуем передних, передать по цепи, если есть связь, повторяю...
- Дай, я повторю, - сказала Лада и отобрала у Ростика микрофон. Она была права, время командира следовало экономить как только возможно.
Рост стал выискивать глазами подходящих десантников, как летунов, так и на экранопланах.
- Ого, - пробормотал Ким, - а наши-то еще на подходе! Ну, летуны... им только в мешках бегать.
Почему десанту в медленных, куда более тяжело груженных машинах следовало бегать в мешках, Рост не понял. Должно быть, Киму казалось, что это сражение длится уже очень долго, хотя прошло не более десяти минут, в крайнем случае четверть часа, для подлетающих - не так уж и много Рост скомандовал:
- Ладно, Ким, выбрасывай меня с невидимками туда, где должны быть десантники1
- Нет уж, подождем немного, - решил Ким и действительно прошелся над выбранными Ростом кораблями, поливая их огнем своих пушек, пытаясь поддерживать первых десантников, которые еще только готовились вступить в сражение.
Рост не спорил, каким-то образом он снова попал в один из тех временных провалов, когда не очень хорошо ориентировался, поэтому просто стрелял, хотя Лада уже подталкивала его кулаком, намереваясь занять его место. А потом стало видно, как к краю Валламахиси из темноты вынырнули ребята на экранопланах.
Бой на этой части верхней платформы кипел уже в нескольких точках. И во всех из них, кроме одной, люди казались слабыми, раздробленными, уязвимыми. Поэтому Рост скомандовал:
- Ким, высади меня у борта... Вон к той группе, там дисциплина чувствуется. И удобнее будет отцеплять корабли. - Понял, поддержу с воздуха, - отозвался Ким.
Крейсер завис на пару секунд чуть в стороне от какого-то странного образования, возникшего на палубе одного из кораблей, которое скорее всего следовало бы назвать круговой обороной людей против пехоты пурпурных. Но и губисков тут было еще немного, огонь у них был неправильным, плохо организованным, так что среди всех этих надстроек и конструкций даже не очень большая группа людей защищалась вполне уверенно.
Тем более что через борт то и дело группами по семь-десять человек прибывало подкрепление. Они взбирались на борт по вывешенным сетям из толстых, прочно скрученных веревок. Рост не удивился бы, узнав, что сплести такие сети приказал тоже он, чтобы десант не задержался перед высокими бортами чужих кораблей... Рост выскользнул через бомболюк, плюхнулся на ноги, перекатился к ближайшему укрытию, пробуя не попасть под блины крейсера, что было довольно просто, потому что в корме треугольника они были расставлены чуть не на двадцать метров. Крейсер юлил, но высоко не поднимался, висел под огнем, практически на одном месте.
Сразу же стало понятно, почему дисциплины среди этих ребят было больше, чем в других группах, - Роста встретил Квадратный. В полных доспехах, но с откинутым забралом, чтобы следить за огнем противника со всех сторон, улыбающийся, словно он гулял на вечеринке, а не дрался на палубе вражеского плавающего острова.
Посмотрев на эту улыбку, на серый цвет лица и дыры в доспехах, через которые выступали пятна яркой даже в этом свете человеческой крови, Рост сказал ему, чуть ли не обвиняя: - Ты ранен!
- А целых тут почти не осталось... Зато наши прибывают!
- Я заметил, - буркнул Рост все еще недовольно, хотя и понятно было, что он разозлился на старшину, потому что от его боеспособности очень многое зависело.
Они угнездились за трубой вентилятора, обеспечивающей подачу воздуха под палубу, спина к спине, и начали отстреливаться. Впрочем, не очень активно, им нужно было организовывать бой, а не принимать в нем участие.
- Тебе вообще не следовало высаживаться, - про кричал Квадратный сзади. - Кто будет следующую войну придумывать? - Найдется кому.
Тогда Квадратный обернулся и проорал так, что даже пальба на миг притихла... А может, ребята действительно чуть сбавили темп, чтобы понять, не приказ ли выкрикивает командир.
- Ким, не спи, давай в воздух1 - Потом он почти удовлетворенно добавил, уже потише: - Все правильно, Рост... Здесь мы больше всего сумеем сделать. И, пригибаясь, что в доспехах было довольно мудрено, понесся куда-то вбок, чтобы принять командование над застрявшей группой десантников, которые никак не решались выйти из-за довольно высокой надстройки.
Ким наконец-то дернул черный треугольник вверх. Рост стоял все-таки слишком близко от него, поэтому его накрыла волна, идущая от антиграва, забилось давление крови в ушах, ружье показалось очень тяжелым... Но он не упал, откуда-то возникла-сильная и надежная опора - это алгор, оказавшийся рядом, поддержал его.
А потом на Едином прозвучал вопрос, заданный очень спокойным, даже немного рассеянным тоном, словно их и не выцеливали десятки ружей губисков: - Что делаем, командир?
- Отцепляем штук пять-шесть корабликов. Еще бы хорошо узнать у Квадратного, где находятся взрывпакеты?.. Чтобы разрушать узлы их сцепления.
- Зачем нам взрывпакеты? - переспросил невидимка, кажется, это была Сурда'нит-во. - Там отсте нуться - пару движений сделать, и надежнее, чем взрывать.
- Тоже правильно, - согласился Рост, удивляясь двум вещам одновременно: что ему подсунули беременную женщину для поддержки и что он не додумался соорудить макеты этих креплений, чтобы потренировать ребят, которым предстояло их расстегивать... - Тогда так, ты держись поблизости, научишь нас этому, а я... соберу ребят, которых поведу вдоль выбранных кораблей.
- Разумно, - согласилась аглорша, несомненно, это была Сурданитка.
Еще бы только найти тех, кто поймет его, не растеряется от такого малопонятного дела под огнем неприятеля и кто окажется достаточно разумным, чтобы осознать, - эти корабли могут оказаться важнейшим их трофеем, который остановит возможные войны с
пурпурными в будущем... Потому что, имея их, - люди почти сравняются с губисками.
Очень бы хотелось добиться такого успеха. Вот только сумеют ли они, успеют ли, удастся ли такое совершить?.. Но раздумывать было некогда, следовало пытаться. А уж как там все получится - не его забота... Вернее, была его, пока он умел каким-то неведомым образом влиять на будущее. А теперь... Жаль, он не выстроил собственное будущее, чтобы остаться живым.
- Ну, - проговорил он внезапно осипшим голо сом, - начали, что ли?
- Начали, - согласилась Сурда'нит-во, стреляя с той стороны вентилятора, где недавно стоял Квадратный. У нее-то никаких сомнений не было, она просто не знала - что значит бояться смерти, ее этому не учи ли. Возможно, в этом и заключался сейчас главный шанс человечества на успех.

Глава 36


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Темный лорд
Прозоров Александр
Темный лорд


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


Корнев Павел - Последний город
Корнев Павел
Последний город


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека