Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Они сели в серебристый "Мерседес" Бабенко и выехали за пределы клуба.
Джипа Гвоздецкого уже не было возле ограды кортов, но Хмель знал, куда надо ехать, и направился в сторону Октябрьского моста через Волгу. Пристань Толги и мусоросжигательный завод располагались на другом - восточном берегу реки.
Заговорила рация:
- Где вы, капитан?
- У моста.
- Мы только что его проехали, держимся за серой "Ладой". Догоняйте.
Никифор увеличил скорость, обходя поток машин и не обращая внимания на застывшего, как изваяние, инспектора у поста ГИБДД. Видимо, вся автоинспекция знала "мерс" Вити Битого и останавливать его не решалась.
Впереди показался джип "Супер-КИА".
- Еду за вами, - доложил Никифор.
- Держитесь не ближе сотни метров, чтобы водитель "Лады" не узнал машину босса.
- Есть.
В таком порядке они проследовали по Волгоградскому шоссе до Северной окружной дороги, свернули налево, затем за Трофимковом - еще раз налево и подъехали к заметным издалека корпусам мусоросжигательного завода, на территорию которого уже вторглась колонна "Гринпис" в бело-зеленых балахонах с плакатами в руках и транспарантом: "Отравителям природы - нет!" Что под этим подразумевалось, догадаться было трудно.
Серая двенадцатая "Лада" С двумя седоками обогнула главный корпус завода с двумя конусовидными трубами, проехал а двухэтажный административный блок, мимо которого как раз шествовали "зеленые", сопровождаемые удивленными визитом строителями, и остановилась у небольшого здания кубической формы с высокой металлической трубой. Здание напоминало котельную, хотя завод в котельных, наверное, не нуждался, и возле него были врыты в землю шаровидные металлические резервуары с красными полосами - не то газовые, не то нефтяные цистерны.
- Все тихо, - доложил сидевший в засаде Виктор. - Никто из бандитов не показывался.
- Внимание! - сказал Гвоздецкий. - Как только Тарасов выйдет из машины - начинаем!
- Минуту, полковник, - быстро проговорил Никифор. - У меня другое предложение. Мы с Лёнчиком одеты под бандитов, и нам легче сбить с толку охрану базы. Тем более - у нас машина босса.
Секундная пауза.
- Хорошо, начинайте вы, мы поддержим.
Никифор обогнул колонну "зеленых" И лихо подкатил к зданию котельной как раз в тот момент, когда из "Лады" вышли водитель и пассажир и направились к двери в котельную. Услышав шум подъехавшего лимузина, они оглянулись. Одновременно с этим открылась дверь в котельную и на пороге появился детина в сером комбинезоне строителя, держащий в руках длинную картонную коробку; вероятнее всего, коробкой маскировалось оружие.
- Сиди и жди момента, - бросил Хмель спутнику. - Они не знают, что в машине сидит не их босс, а ты.
- На хрена надо было, - хмыкнул Лёнчик, - разрабатывать этот дурацкий замысел с акцией протеста, если он все равно не пригодился?
- Во-первых, от случайностей никто не застрахован. Не могли же мы предугадать, что кто-то рискнет выручать детей в одиночку, как этот сумасшедший капитан. Во- вторых, даже самый дурацкий замысел можно выполнить мастерски. Все, я пошел.
Капитан выскочил из кабины "Мерседеса", направился к замершему в нерешительности Тарасову, помахал всем рукой, фиксируя все движения действующих лиц. Атаку надо было начинать в самый выгодный момент и ни мгновением позже или раньше, чтобы охрана бункера, в котором похитители держали детей, не успела понять, в чем дело, и приготовиться к бою.
- Салют, академики, - весело крикнул капитан, взмолившись в душе, чтобы Тарасов не начал базар раньше времени. - Я вам барина привез.
- Ты кто? - удивленно спросил водитель "Лады", глянув на все еще раздумывающего Тарасова. - А где Фигура?
- В гнезде, - отрезал Никифор. - Не гони гусей x в натуре, голубок xi вшивый, щас схлопочешь за самодеятельность. Хозяин тебе вставит болт куда надо. Эй; ты, - окликнул он замершего в дверях бугая с коробкой, подзывая его рукой и продолжая приближаться, - подойди к хозяину. Детина дрогнул, делая шаг вперед, и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Никифор, подошедший к водителю "Лады" и Тарасову вплотную, выстрелил в охранника и направил ствол пистолета на Тарасова. И увидел наведенный на него пистолет капитана.
Охранник упал с дырой во лбу, не успев сообразить, что произошло.
Водитель "Лады" отшатнулся, бледнея, дикими глазами глядя то на убитого приятеля, то на замерших друг против друга Никифора и Тарасова.
- Расслабься, - хладнокровно сказал Хмель, следя тем не менее за пальцем Тарасова на курке "дятла". - Мы на твоей стороне. У нас мало времени, капитан, поэтому если хочешь спасти свою девочку, пошли вместе.
- Кто вы?
- ЧК, слышал о такой конторе?
- Нет.
- Команда по ликвидации бандитов без суда и следствия.
Тарасов раздумывал несколько мгновений, опустил пистолет.
- Хорошо. Но я пойду первым!
- Иди, только возьми мой бесшумник.
Они обменялись пистолетами.
В то же время водитель "Лады" бросился бежать, но успел сделать лишь несколько прыжков, споткнулся, врезался головой в штабель досок и остался лежать без движения. Из "Мерседеса" вылез Лёнчик с пистолетом в руке: стрелял он.
Тарасов мельком глянул на него, метнулся к двери в котельную, исчез.
Из-за полусфер резервуаров показался джип Гвоздецкого, проскочил мимо стоящих машин, направляясь к домикам строителей.
- Я перекрою второй выход! - сообщила рация.
Никифор махнул рукой Лёнчику и рванул к двери котельной, превращаясь в боевую машину, действуя на уровне инстинктов и обостренных до предела чувств.
Небольшой коридорчик с двумя дверями, лестница вниз, в подвал. На ступеньках - тело в кожаной безрукавке.
Никифор прыгнул через все ступеньки, зная, что Лёнчик прикроет спину.
Еще один коридор с бетонными стенами, тускло освещенный лампочкой в наморднике, и еще один труп.
"Лихо работает!" - пронеслось в голове Никифора. Он свернул налево и увидел Тарасова, крадущегося к полуоткрытой двери в тупике коридора. Кроме этой двери, по обе стороны коридора располагались еще две, но они были закрыты.
В следующее мгновение слева распахнулась тяжелая деревянная дверь, из нее выглянул бритоголовый низкорослый молодой человек с раскосыми глазами, похожий на монгола, с помповым ружьем в руках. Увидев спину Тарасова, он вскинул ружье, и Никифору пришлось в ускоренном темпе применять метательные стрелки. Он в течение секунды бросил одну за другой три штуки, вгоняя их в шею и в висок "монгола", тот без звука выронил ружье и рухнул на пол.
Тарасов оглянулся на шум. Никифор махнул ему рукой - не отвлекайся, мол, и прыгнул вперед, ворвался в помещение за дверью, из которой выпал убитый "монгол". Он оказался в тесном и сыром склепе с голыми бетонными стенами, отдушиной под потолком и деревянным топчаном у стены, на котором сидели двое испуганных мальчишек лет семи-восьми. В глазах их отразился свет коридора.
Никифор ощутил ток угрозы, нырнул головой вперед и в полете выстрелил в темную фигуру, падавшую на него откуда-то справа - из ниши, как он понял потом.
Раздался вопль, что-то просвистело над ухом Никифора, он перекатился влево и выстрелил три раза подряд. "Дятел" был скорострельной машинкой и не слишком громкой: выстрелы прозвучали глухо, как кашель в туалете, - но главное, он был "машинкой" боя и врагов не щадил.
Никифор вскочил, прижал палец к губам, показывая детям, что надо сидеть тихо, и выскочил в коридор.
Тарасова уже не было возле двери, он ворвался в помещение, в которое упирался отросток коридора. Лёнчик же стоял у второй двери, все еще закрытой, прижав к ней ухо, и махнул рукой, подзывая напарника.
- Там определенно кто-то есть...
- Стереги пока, - шепнул Никифор, метнувшись к двери, за которой скрылся их неожиданный помощник.
В помещении, состоявшем из двух комнат, где очевидно жили не только пленники, но и сторожа, обнаружилось три трупа. Сам Тарасов стоял во второй комнате и прижимал к себе девочку лет восьми, вцепившуюся в него ручонками. Еще одна девочка - чуть постарше - сидела на корточках в углу между топчаном и бочкой с водой, испуганно тараща глаза на страшных дядей.
- Порядок, - сказал Никифор, опуская пистолет. Тарасов слепо глянул на него, и у Хмеля защемило сердце: он никогда прежде не видел такого страшного и одновременно счастливого лица у профессионала боя, которым несомненно был этот человек.
- Уходим, капитан, - сказал Никифор.
Тарасов поставил свою дочку на пол, протянул руку другой пленнице, робко подавшей ручонку навстречу.
- Давай вперед.
Никифор выглянул в коридор и увидел Гвоздецкого с Жекой, приближавшихся к Лёнчику.
- Все? - будничным тоном спросил полковник.
- Здесь кто-то засел, - показал на дверь Лёнчик. - Нашими пукалками хрен возьмешь, граната нужна.,
- А если там тоже пленники есть? - возразил Никифор.
Из двери за спиной Хмеля вышел Тарасов с двумя девочками. В коридоре стало тихо. Гвоздецкий оценивающе глянул на лицо Тарасова, хмыкнул.
- Привет, капитан. Не узнаешь?
- Подполковник Гвоздецкий.
- Уже полковник. Ты как здесь оказался, в Ярославле?
- Стреляли, - дернул уголком губ Тарасов. - А вы?
- Да и мы по этому же поводу. И куда ты теперь?
- Домой.
- Надеюсь, ты понимаешь, что о нашей встрече никто знать не должен? Смотри, не ошибись.
Тарасов снова дернул уголком губ, изображая усмешку.
- Я только один раз в жизни ошибся... когда думал, что ошибся.
- Тогда прощай. Надеюсь, больше не увидимся. Бери наш джип.
- Спасибо, сам доберусь.



Тарасов двинулся к выходу из подвала.
- Хотя постой... - Полковник в задумчивости почесал горбинку носа. - Может, пойдешь ко мне в отряд? Если, конечно, уже не на службе.
- Я на службе.
- Ага... ну, тогда ладно.
Тарасов глянул на Никифора, на Лёнчика с Жекой, зашагал дальше, исчез за поворотом коридора.
Гвоздецкий подошел к бритоголовому боевику с помповым ружьем, нагнулся.
- Китаец, что ли?
- Скорее монгол, - пожал плечами Никифор, все еще видя перед глазами лицо капитана Тарасова. Подумал: с таким парнем лучше дружить...
- Монгол китайцу хохол, - оскалился Лёнчик. - Кстати, он на тебя сильно похож, почти как брат.
- Кто?!
- Тарасов. Что будем делать? Линять отсюда надо.
- Там двое пацанов, - кивнул Никифор на дверь с трупом "монгола". - Не бросим же мы их тут.
Гвоздецкий подвинул к губам усик рации:
- Борис, вы где? Все тихо? Мужика с девочками пропустите. Да, мы скоро. - Он повернул голову к Жеке. - Взрывай дверь.
Жека, бывший штатным сапером группы, достал из кармана спецкомбинезона предмет, похожий на подкову, приладил над замком двери, поколдовал над ней. На "подкове" замигали два глазка - зеленый и желтый.
- Приготовились!
Никифор и старший лейтенант стали у двери "уступом": капитан слева, Лёнчик на полкорпуса ближе.
- Бух! - сказал Жека.
"Подкова" - устройство направленного взрыва - пыхнула дымком и огнем.
Лёнчик рванул дверь на себя, и в проем ласточкой нырнул Никифор, стреляя в тень справа.
Одного выстрела оказалось достаточно. Охранник, прятавшийся в камере, затих. Кроме него, здесь находился еще один мужчина, лежащий на топчане, но он оказался пленником. Когда его вывели в коридор, он чуть не упал, не то от волнения, не то от слабости. Прохрипел:
- Здесь мой сын...
Лёнчик вывел в коридор мальчишек, и мужчина с криком: "Руслан!" - бросился к одному из них, подхватил на руки, зарыдал.
"Чекисты" переглянулись.
- Успокойтесь, - тронул Гвоздецкий мужчину за плечо, - все уже позади. Нам надо уходить. Кто вы?
- Дмитрий... - прошептал мужчина, давясь слезами. - Тарик-Магиев...
Никифор вспомнил, что в ориентировке на похищенных людей упоминалась и фамилия известного дирижера из Москвы - Тарик-Магиева. Его похитили больше двух месяцев назад, вместе с сыном, и следы вели как будто бы в Чечню, но похитители оказались из Ярославля. Недалеко ушли, что в прямом, что в переносном смысле.
- Сворачиваемся, - скомандовал Гвоздецкий. - Детей оставим на попечение Тарик-Магиева, я вызову милицию. Жека - визитку.
Жека достал белый прямоугольничек с буквами ЧК и бросил на труп "монгола".
ЯРОСЛАВЛЬ - МОСКВА - КАРПУНИНО
Тарасов
Софья никогда раньше не переживала по поводу отсутствия мужа, но тут ей вдруг сделалось грустно. Все вокруг как нарочно собирались семьями, мужчины суетились возле жен и детей, женщины им что-то выговаривали, мужья покорно выслушивали, и этот тривиальный процесс вызывал зависть. Софью с дочерью никто не провожал к поезду, и хотя она сама не любила долгих проводов, настояв на том, чтобы слезливые бабки и тетки остались дома, все же на этот раз расстроилась, посетовав на судьбу.
Она ушла от мужа семь лет назад, когда Оленьке исполнилось год и два месяца. Ушла сразу и навсегда, выказав гордый и независимый характер, поссорившись с родителями, увидевшими в муже "надёжу и опору".
По жизни Софье нечасто встречались люди, на словах пекущиеся о благе других, но на самом деле глухие к человеческим переживаниям. Этим людям кажется, что они все делают правильно, сочувствуют, помогают, ведут душеспасительные беседы, но на поверку оказывается, что думают они прежде всего о себе и заботятся больше всего о своем душевном равновесии. Таким человеком оказался и Алексей Шипилов, спортсмен, красавец, удачливый адвокат, затем бизнесмен, ставший мужем Софьи. Выдержать его отношение к себе и к дочери Софья смогла всего два года.
Софья заметила взгляд дочери, тонко чувствующей ее настроение, улыбнулась.
- Устала? Ничего, недолго ждать осталось, скоро подадут состав.
- Я не устала, мамочка, - улыбнулась в ответ восьмилетняя Оленька. - У тебя лицо плачет. Плохое вспомнила?
Софья покачала головой, на мгновение прижала дочь к себе.
- Бабушкам без тебя будет скучно.
- Но я же следующим летом снова к ним поеду?
- Да, конечно. - Софья хотела добавить: "если они еще будут живы", но передумала. - Вот вернемся домой, соберемся и поедем к бабушке Тоне в Карпунино, будешь с ней за грибами в лес ходить.
- А ты разве не будешь?
- И я.
Софья оглядела зал ожидания Ярославского вокзала и наткнулась на оценивающий взгляд высокого черноволосого молодого человека в черной майке с черепом, разговаривающего в компании таких же пар ней хамовато-наглого вида, одетых в джинсы и футболки, безрукавки и балахоны. Их было человек десять, то ли тургруппа, толи команда спортсменов, и Софья уже давно ощущала на себе их взгляды. Но особенно неприятно и вызывающе смотрел на нее черноволосый в майке с черепом и серьгой в ухе, державший в руках гитару.
Заметив взгляд Софьи, он подмигнул, передал приятелю гитару и направился к ней, по-хозяйски расталкивая снующих туда-сюда пассажиров. За ним увязались еще двое молодых людей с давно не бритыми физиономиями: рыжий, худой и патлатый, в лиловом балахоне с пятнами, и бритоголовый, с хохолком крашенных в красный цвет волос на голове, одетый в грязную, давно не стиранную серую рубаху и шорты, открывающие волосатые ноги.
- Привет, - сказал черноволосый с серьгой, останавливаясь перед лавкой, где сидели Софья с дочерью и молодая семья: папа, мама и карапуз. - Не хотите присоединиться к нашей компании? С нами веселее.
- Спасибо, в другой раз, - вежливо отказалась Софья.
- Ну и зря. Пойдемте, не пожалеете. Мы едем в третьем вагоне, а вы?
Софья тоже ехала в этом же вагоне, и данное обстоятельство ее не обрадовало.
- Как вас зовут? - продолжал настырный молодой человек, маслеными глазами лаская ноги и грудь Софьи. Меня Женя. А это мои друзья Бурый и Весло, пардон, извиняюсь, Боб и Гриша. В карты играете? В буру, сику, чмос? Нет? Ничего, научим. Да, орлы?
"Орлы" закивали, осклабились, также бросая жадные взоры на ноги Софьи.
- Спасибо, не надо.
- Да что вы заладили: не хочу, не надо... Идемте, мы вас напоим и накормим, дымку дадим курнуть, чума, а не дымок! Ну, катит?
- Не катит, - качнула головой Софья, размышляя, что делать. Звать на помощь не хотелось.
Оленька почувствовала неладное, прижалась к матери, исподлобья глядя на незнакомых дядей.
- А это ваша сестра или дочь? - присел перед ней на корточки черноволосый Женя. - Ух ты, какая симпатёвая! - Он тронул Олю за бантик.
Оленька отодвинулась.
- Уберите руки! - твердо сказала Софья.
- Да-да, вам лучше не приставать, - вмешался молодой глава семейства, сидевший рядом с женой и маленьким сыном. - Вы же видите, что она не хочет с вами знакомиться.
- Тю, а ты кто такой? - удивился черноволосый, продолжая сидеть на корточках.
- Никто, но вы...
- Вот видишь - никто! Правильно. Поэтому сиди тихо, молчи в тряпочку и не вякай, зубы береги.
- Как вы смеете? - возмутилась жена парня, вступаясь за мужа. - Я милицию позову!
- Тихо! - показал ей пудовый кулак бритоголовый приятель черноволосого. - Ребенка лучше береги, сосиска, а то украдут.
- Уходите, - тихо проговорила Софья. - Не показывайте плохой пример детям.
- Ну вот, - с сожалением выпрямился черноволосый. - Так все хорошо начиналось. А если мы и твою дочку прихватим, пойдешь?
- Отстаньте от них, - раздался вдруг чей-то уверенный звучный голос за спиной Софьи.
Она оглянулась и увидела стоящего по ту сторону вокзальной лавки молодого, но с седыми прядями в темно-русых волосах, мужчину. Вспомнила, что встретила его, гуляющего по залу ожидания с девочкой примерно того же возраста, что и Оленька, но не обратила на него особого внимания. Теперь же ей удалось разглядеть его спокойное волевое лицо с прямыми губами, карие, с золотыми точечками, глаза, и Софья вздрогнула, испытав самое настоящее потрясение. Мужчина был не просто симпатичен, он был полон внутреннего спокойствия, выразительной сосредоточенности, ледяной уверенности и бесстрашия. Это был именно тот тип мужчин, за которыми Софья пошла бы в огонь и в воду. А еще этот человек был очень сильно похож на брата Софьи, Дмитрия.
- Чо ты сказал?! - с деланным изумлением сказал черноволосый, трогая пальцами серьгу.
- Что слышал, - отрезал Тарасов, это был он. - Иди к своей кодле и в эту сторону больше не смотри. Все, что хорошо начинается, кончается плохо, а для тебя в особенности.
- Чо-то Я не догоняю, орлы, - задумчиво посмотрел на своих оторопевших приятелей парень с серьгой. - Нам угрожают? Или мне послышал ось? А не обломать ли нам этому козлику рога?
Тарасов обошел лавку, ведя за руку дочку, протянул другую руку Софье, не обращая внимания на крутую компанию.
- Пойдемте, я провожу вас к поезду. Вы в Москву едете?
- В Москву, - с готовностью откликнулась Софья, поднимаясь, наклонилась к Оленьке. - Вот мы и дождались, доченька.
Она повесила на спину дочери ее маленький рюкзачок, хотела взять сумку с вещами, но Тарасов отстранил женщину.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Распопов Дмитрий - Клинок выковывается
Распопов Дмитрий
Клинок выковывается


Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека