Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

одно из них обязательно требует пояснений, иначе понять суть сообщаемого
невозможно, второе - понятно само по себе и несет кучу определенной
информации. Как дела у Барбоскина. Барбоскин ест. Ест? Что ест, почему,
когда, как, что это вообще значит - Барбоскин ест? Барбоскин пьет. Тут все
понятно, и никому не приходит в голову спросить - что пьет и почему...
Барбоскин стоит. Где стоит? На улице, в очереди, дома? Стоит минуту, час?
Или, может быть, он вратарь? Барбоскин сидит; и все ясно, можно лишь
спросить, за что и сколько дали. И вот для определенной части людей слово
"уехал" приобрело такое же исчерпывающее, все объясняющее значение; не
"уехал в санаторий", "на дачу", "к родственникам", "в командировку", а
просто - уехал. Для определенной части людей. Но я-то к ней не отношусь, и
поэтому понял, что она имела в виду, не сразу.
- Вот оно что...
- Да, - сказала Ольга. - Вот именно.
- Значит, - сказал я, собираясь с мыслями, - если бы вы тогда не
заболели...
- Мы смогли бы проститься так, как нам хотелось.
- И вы остались бы?
- Конечно.
- Почему?
- Как - почему?
- Ну, почему он, допустим, не взял вас? У него семья? Вы не могли
оформить отношения?
- Могли. У него только родители. Но я не хотела. И потому, что там тоже
не восемнадцатый век. Там тоже двадцатое столетие. Куда же и зачем мне было
ехать?.. И...
- Но вы, видимо, его любили?
- Но если бы вы сейчас полюбили меня, и я заявила бы вам, что уезжаю, -
вы поехали бы со мной? Если предположить, что у вас не было бы семьи и можно
было все оформить?
- Семьи у меня и на самом деле нет. Но я, конечно, и думать не стал бы
об этом. Как можно уехать из своего дома? Я не понимаю, как он-то мог...
- Ну, видимо, он не чувствовал себя дома. А я вот тоже чувствую, как
вы... как все. И хотя меня как женщину мой дом не всегда устраивает, все же
он - мой... Ну вот, теперь вы поняли, как я здесь оказалась.
- Да. Извините, Ольга, за мою назойливость. Она была в какой-то мере
вынужденной. Завтра - вернее, сегодня, попозже, я попытаюсь устроить вас в
одном месте, где вы, я полагаю, сможете прожить какое-то время ... пока не
соберетесь домой.
- Домой? - Это было произнесено так, словно я сморозил глупость.
- Куда же еще? В Ленинград, на Новосибирскую улицу...
- Нет, - сказала она. - Туда я не поеду, - Это прозвучало давно
обдуманным и категорическим решением.
- Час от часу не легче.
- По-моему, это понятно. Мы же там были вдвоем с ним. И все это знали.
Как же я вдруг окажусь там одна? - Она взглянула на меня как-то беспомощно.
- Меня просто затаскают по постелям...
- Слушайте! - возмутился я. - Вы что... - Я хотел сказать
"проститутка", но вовремя проглотил это слово. - Вы что, идете за каждым,
кто захочет и поманит? Не умеете отказать? Постоять за себя?
Мой тон ее, кажется, не обидел; и молчала она лишь потому, что
подыскивала слова для ответа.
- Я не умею быть одна... Может быть, вы не способны понять это. А я вот
не понимаю, как можно жить без любви. Не без постели, понимаете, а без
любви, без ее воздуха, вне ее мира. Когда она есть - это счастье. Когда нет
- ее ищешь.
- Методом проб и ошибок, - вставил я.
- Как?
- Есть такой термин в кибернетике.
- Проб и ошибок, да.
Мне было искренне жаль ее. Но тут уж я помочь ничем не мог. Ни как
субъект любви, ни как объект ее. Не те годы, не те взгляды, не то состояние
и настроение.
- Куда же вы денетесь?
- Не знаю. Поеду куда-нибудь... Поселиться и устроиться на работу можно
везде - если это не Москва, вообще не такой город.
- А там что - вы станете другой?
- Не знаю, что будет там... А что будет дома - знаю. Там мне готовы
помочь. Достаточно позвонить, и за мной приедут. И все будет в порядке.
Но... я его не люблю. Однако боюсь, что не устою. Не смогу одна ...
- Но вы говорили, что ждете денег...
- Мама вышлет - немного. На дорогу. И потом, у меня есть еще кое-какие
тряпки. На вокзале, в камере хранения. Сегодня отвезла туда... Фирменные
шмотки. Для начала хватит.
- Значит, вы даже не знаете, куда ...


- Да не все ли равно? Завербуюсь и поеду куда-нибудь - в Норильск, на
БАМ...
Я представил себе ее на БАМе - не монтировалось. Но - ладно, найдет для
себя что-нибудь другое. Бедолага. Я непроизвольно поднял руку и погладил ее
по голове. Волосы были легкие, пушистые. Ольга усмехнулась.
- Не надо. Давно пора мыть голову... - Она вдруг зевнула, отвернувшись.
- Знаете, а не попробовать ли мне поспать? Очень устала...
Подобие исповеди, кажется, успокоило ее, как я и ожидал.
- Конечно, поспите. Попытайтесь устроиться поудобнее. Почему они не
могли поставить здесь диваны вместо кресел?
- Да, - пробормотала Ольга. Она перекинула ноги на соседнее, пустое
кресло, спиной оперлась о подлокотник, голову положила на мое плечо. - Вам
не тяжело? Я легкая...
- Мне не тяжело, Оля.
- Тогда спокойной ночи, - сказала она и затихла. Заснула или нет - не
знаю. Дыхания ее не было слышно. Я сидел, ощущая ее плечом, и вроде бы не
спалось, но дремота незаметно окутывала меня - то состояние, когда ты еще и
не спишь, но перед глазами уже возникают призрачные картины, которые ты
принимаешь за продолжение реальности, потому что фильтр рассудка успел уже
безболезненно выключиться. Инженер-майор Авраменок появился передо мной,
докуривая папироску, в руке он держал зеркальце. Зеркальце? Что-то было в
нем, что-то было... Пронесся быстрый гул: приземлился самолет. Но мне
встречать было некого. Наверное, я уже спал.


VI
Я проснулся в шесть. В этот миг в войсках звучит труба, и - отставая на
долю секунды - заливаются дневальные под грибками на передней линейке
лагерей: "Шестая рота, подъем! Вторая пулеметная, подъе-ом!". Старшины,
выбритые и подтянутые, уже похаживают перед палатками; считанные секунды - и
на линейку начинают выскакивать солдаты в майках, шароварах и сапогах,
досыпающие на ходу, но уже готовые к обычным тяготам и немудреным радостям
очередного армейского дня. "Выходи строиться! Ста-новись! Равняйсь! Смирно!
Нале-во! Шагом - марш! Бегом - марш!" Рота переходит на бег, весь полк
бежит, ротный разгильдяй только теперь вылезает из палатки и пускается
вдогонку, взгляд старшины уже отметил его, быть разговору: "Что мешает вам
хорошо служить?". Роты бегут: старички - уверенно, вполсилы, а молодые,
весеннего призыва, едва поспевают за ними, задыхаясь, еще непривычные к
резкому переходу ото сна к бегу. Армия. Молодость.
Так начиналась и моя армейская жизнь; я тоже бежал и задыхался, а потом
бежал - и удивлялся, как это могут не поспевать другие, на год-два помоложе,
а еще позже бежал не в колонне, а вне ее, вел роту на зарядку и командовал:
"Рота - стой! Нале-во! Разомкнись! Упражнение начи-най!" - и день плавно
трогался по надежным рельсам распорядка, набирая скорость...
Но сегодня мне пока что некем было командовать, кроме самого себя да
еще молодой женщины, которая, кажется, вовсе не хотела, чтобы ею
командовали. Плечо затекло, и весь я чувствовал себя не лучшим образом. К
счастью, она повернулась, меняя позу, и голова ее соскользнула с моего плеча
на спинку кресла. Я встал. Военная зарядка была бы сейчас очень кстати, но я
только потянулся до хруста и сделал несколько движений, не очень
размашистых, чтобы не привлекать внимания. Очень разумно, что вчера я вышел
из гостиницы в штатском. Помятый штатский, продремавший ночь в кресле
аэровокзала, небритый и немытый и доступный в таком виде посторонним
взглядам - это еще туда-сюда; но мятый, немытый и небритый офицер - это уже
конец света, полное разложение и маразм.
Ольга по-прежнему спала. Я сходил в туалет и кое-как вымыл лицо и руки;
парикмахерская еще не работала, с этим пришлось примириться. То, что со мной
приключилось, если вдуматься, целиком оставалось в рамках военной специфики:
внезапная тревога - и ты вдруг оказываешься за тысячи километров от
привычного места. К этому надо быть готовым. Но не носить же бритву в
кармане.
Я пил в буфете кофе, то и дело поглядывая в сторону Ольги; устроился я
так, что мне было видно ее через дверь. Будить ее не хотелось: кто спит, тот
выздоравливает, так я всегда считал. Аэропорт постепенно оживал, людей
становилось все больше; в ровном, приглушенном гуле не выделялись отдельные
звуки, кроме редких пока объявлений по трансляции. За окнами было еще темно.
Рев моторов пересек пространство, ослабел и утих. Далеко за окнами, на
взлетно-посадочной полосе, промелькнули разноцветные огоньки. Кто-то
прилетел. Мир ему. Я постоял в очереди еще раз и взял сразу две чашки кофе:
после первой я почти не почувствовал облегчения, хотелось спать, но теперь
это откладывалось до вечера, очень далекого сейчас. Я допивал вторую чашку,
когда в буфет вошли двое, один из них военный. Тот самый полковник, с
которым я разговаривал вчера вечером - он собирался позвонить мне в
девять-ноль. Интересно, успеет? Впрочем, позвонить можно и из автомата, а


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Принцесса и чудовище
Афанасьев Роман
Принцесса и чудовище


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека