Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

присущего им цвета, ни строгости линий, словно породы еще не коснулось
разрушительное влияние меняющихся атмосферных условий. Его очертания
вырисовывались на небе с несравненной четкостью. Склоны этой громады были
гладко отполированы и сверкали, словно только что вышли из формы
литейщика. Их металлический блеск, пронизанный золотистыми искорками,
напоминал блеск пирита. И напрашивался вопрос: не состоит ли этот массив,
который плутонические силы подняли над поверхностью воды, сплошь из одного
металла, родственного металлической пыли, извлеченной со дна моря?
Еще одно замечание, подкрепляющее все вышесказанное: обычно даже самые
бесплодные скалистые массивы в любом месте земного шара изборождены сетью
ручейков, возникших из выпадающих на земную поверхность осадков, - эти
ручейки текут, прихотливо извиваясь, в зависимости от направления склонов.
Кроме того, нет на Земле таких безотрадных берегов, где бы не росли хоть
какие-нибудь скудные растения, не пустили корни какие-нибудь неприхотливые
кустарники. А здесь ничего, ни одной, даже тоненькой струйки воды,
никакой, даже самой чахлой зелени. Вот почему эту суровую местность не
оживляло пение птиц. Здесь не было ни движения, ни растительной, ни
животной жизни.
Экипаж "Добрыни" понимал, отчего на шкуну со всех сторон слетелись стаи
морских птиц - альбатросы, чайки, нырки, голуби. Разогнать пернатых не
удавалось даже выстрелами; они сидели на реях днем и ночью. Стоило бросить
на палубу остатки еды, и птицы с жадностью налетали на них, затевая
ожесточенную драку из-за каждой крошки. По тому, как они изголодались,
легко было догадаться, что в этой местности им негде раздобыть себе пищу,
тем более на этом побережье, лишенном всякой растительности и воды.
Такова была та странная земля, вдоль которой уже несколько дней шел
"Добрыня". Иногда контуры берега менялись, и на много километров тянулась
одна грань, прямая и гладкая, точно ее тщательно отшлифовали. Затем снова
вставала, непроходимая чаща огромных зубцов. Но нигде у подошвы утесов не
было ни песчаной отмели или гравия, ни подводных камней, которыми обычно
усеяно прибрежное дно. Изредка то там, то тут попадались узкие бухты, но
не было видно ни одного источника, где корабль мог бы запастись пресной
водой. На своем пути экспедиция встречала только открытые рейды, доступные
для всех ветров.
Пройдя около четырехсот километров, "Добрыня" в конце концов
остановился перед крутым поворотом береговой линии. Лейтенант Прокофьев,
каждый час наносивший на карту контуры нового материка, отметил, что берег
здесь тянется с юга на север. Неужели в этом месте, чуть ли не на
двенадцатом меридиане, Средиземное море замкнулось? Простирается ли этот
барьер до Италии и Сицилии? В скором времени это станет известно, и, если
так, значит огромное море, омывавшее берега Европы, Азии и Африки,
уменьшилось наполовину.
Экспедиция стремилась обследовать все точки новой береговой полосы,
поэтому шкуна повернула на север, взяв курс прямо на Европу. В нескольких
стах километрах пути лежала Мальта, и путешественники надеялись скоро
увидеть ее, если только катастрофа пощадила древний остров, которым
поочередно владели финикияне, карфагеняне, сицилийцы, римляне, вандалы,
греки, арабы и орден мальтийских рыцарей.
Но от Мальты ничего не осталось; 14 февраля лот доставил на поверхность
все ту же металлическую пыль неизвестного происхождения, покоившуюся на
дне Средиземноморского бассейна.
- Стихийное бедствие захватило не только африканский материк, - заметил
граф Тимашев.
- Да, - ответил лейтенант Прокофьев, - и мы не можем даже установить
границы этих ужасных разрушений! А теперь я хотел бы знать, каковы твои
намерения, отец? К каким берегам Европы направится "Добрыня"?
- К Сицилии, Италии и Франции, - воскликнул капитан Сервадак, - туда,
где мы сможем, наконец, узнать...
- Что на борту "Добрыни" плывут последние люди на Земле, - с горечью
сказал граф.
Капитан Сервадак промолчал, так как и сам разделял печальные
предчувствия графа. Тем не менее шкуна изменила курс и миновала ту точку,
где пересекались параллель и меридиан исчезнувшего острова Мальты.
Берег по-прежнему тянулся с юга на север, заградив проход в залив Сидра
- в древности Большой Сирт, который простирался некогда до Египта. Теперь
стало ясно, что морской путь в Грецию и в порты Оттоманской империи закрыт
даже у северных берегов нового материка. Следовательно, отрезан путь и к
южным границам России через Греческий архипелаг, Дарданеллы, Мраморное
море, Босфор и Черное море.
Итак, перед шкуной была одна дорога - на запад, чтобы добраться до
северной части Средиземного моря, если это вообще было осуществимо.
Шкуна попыталась идти новым курсом 16 февраля. Но ветер и бурные волны
дружно преграждали ей путь, словно стихии вступили в заговор против нее. В
море бушевал шторм, и судну водоизмещением лишь в двести тонн приходилось
нелегко. Положение стало особенно опасным, так как ветер относил "Добрыню"



к берегу.
Лейтенант Прокофьев был в большой тревоге. Он убрал паруса и опустил
стеньги, но тогда шкуна, приводимая в движение только машиной, не могла
бороться со штормом. Огромные волны поднимали шкуну на сто футов и с этой
высоты бросали ее в разверстую бездну. Винт судна большей частью вращался
вхолостую, не захватывая воды, и судно теряло управление. Паровой котел
был перегрет до предела, и все же "Добрыня" отступал перед ураганом.
В какой гавани искать спасения? Не у этих же неприступных берегов?
Будет ли лейтенант Прокофьев вынужден выброситься на берег? Эта мысль не
выходила у него из головы. Но если даже потерпевшим кораблекрушение
удается взойти на крутой берег, что станется с ними потом? Что ждет их на
этой безнадежно голой земле? Где они пополнят запас провианта? Есть ли
надежда, что за этой неприступной громадой откроется уцелевшая часть
старого материка?
"Добрыня" пытался противостоять натиску бури: его мужественный и
самоотверженный экипаж держался с величайшим самообладанием. Матросы
верили в искусство своего капитана, в крепость своего корабля, и никто не
падал духом. Но паровой котел перегрелся так, что казалось, его разнесет
на части. Кроме того, винт вращался вхолостую, а между тем приходилось
идти без парусов; нельзя было поднять даже трисель, потому что его изорвал
бы ураган. Шкуну несло к берегу.
Весь экипаж стоял на палубе, понимая, какая страшная опасность грозит
шкуне. Земля была уже не больше чем в четырех милях под ветром; "Добрыню"
несло с такой скоростью, что не оставалось никакой надежды на спасение.
- Отец, - сказал, лейтенант Прокофьев графу, - силы человека не
безграничны. Я не в состоянии предотвратить крушение.
- Сделал ли ты все, что обязан сделать моряк? - спросил граф Тимашев -
на его лице не отразилось ни малейшего волнения.
- Все, - ответил лейтенант. - Но через час, не больше, шкуна
разобьется.
- Бог может спасти нас и раньше, чем через час, - ответил граф, повысив
голос, чтобы все его слышали.
- Он спасет нас только тогда, если берега расступятся и перед
"Добрыней" откроется проход!
- Все в воле божьей, - ответил граф, обнажив голову.
Вслед за ним в торжественном молчании обнажили головы Гектор Сервадак,
лейтенант и матросы.
Считая, что отклониться от берега уже невозможно, лейтенант Прокофьев
принял все меры для того, чтобы экипаж после крушения оказался в наименее
тяжелых условиях. Он постарался обеспечить людей пищей на первые дни
пребывания на новом материке, если только кто-нибудь выйдет живым из
пучины разъяренного моря. На палубу вынесли ящики с припасами, выкатили
бочонки с пресной водой и привязали к ним пустые бочки, чтобы они
держались на поверхности моря, когда судно пойдет ко дну. Итак, лейтенант
принял все те меры предосторожности, которые обязан принять моряк.
В самом деле, на спасение шкуны не оставалось больше никакой надежды. В
огромной отвесной стене не было видно ни единой бухты или залива, где мог
бы укрыться терпящий бедствие корабль. "Добрыню" спасло бы только одно:
если бы ветер вдруг переменился и вынес судно в открытое море или, как
сказал лейтенант Прокофьев, бог совершил бы чудо и берега расступились,
открыв проход.
Но ветер не менял направления.
Вскоре шкуну отделяло от берега не больше мили. Необъятная круча
мало-помалу возрастала, надвигалась все ближе; казалось, еще немного - и
она раздавит шкуну. Через несколько минут "Добрыня" находился от земли
всего в трех кабельтовых. Не было на борту человека, который не считал бы,
что пришел его последний час.
- Прощайте, граф, - сказал капитан Сервадак.
- На все воля божья, капитан, - ответил граф, указывая на небо.
В эту минуту "Добрыню", поднятого волной чудовищной высоты, несло прямо
на кручу.
Вдруг раздался голос:
- Эй, ребята, веселей! Ставь большой фок! Ставь кливер! Право руля!
Это командовал Прокофьев, стоя на носу шкуны. Как ни неожиданно
прозвучала его команда, экипаж бросился ее выполнять, а лейтенант,
перебежав на корму, перехватил штурвал у рулевого и сам повел судно.
Чего он хотел? Очевидно, врезаться носом прямо в берег.
- Смотри в оба! Приготовиться на шкотах! - снова раздался его голос.
В ответ послышался общий крик - это был крик радости.
Между двумя отвесными, как стена, утесами показалась расщелина шириной
футов в сорок. Здесь шкуна сможет укрыться от бури, либо в материке
действительно открылся проход. И направляемый Прокофьевым, подгоняемый
ветром и волнами "Добрыня" ринулся вперед!.. Вернется ли он обратно?



скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


Шилова Юлия - Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо
Шилова Юлия
Сердце вдребезги, или Месть – холодное блюдо


Сертаков Виталий - Страшные вещи Лизы Макиной
Сертаков Виталий
Страшные вещи Лизы Макиной


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека