Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

границы своей сферы.

Восьминулевому А я рассказывал о Земле. Рассказывал, как вы догадываетесь,
с пафосом и пылом влюбленного юноши. Говорил о семи цветах радуги, обо всех
оттенках, которых не видали эаропяне на своей одноцветной планете, говорил
о бризе и шторме, о запахе сырой земли, прелых листьев и винном духе
переспелой земляники, о наивной нежности незабудок и уверенных толстячках
подосиновиках в туго натянутых рыжих беретах. Говорил... и вдруг услышал
шипящее бормотание. А стирал мои слова из своей машинной памяти.

- В чем дело, А?

- Хранить недостоверное плохо. Ты не мог видеть всего этого на планете,
отстоящей на десять тысяч парсек.

И он привел расчет, из которого следовало, как дважды два - четыре, что
даже в телескоп размером во всю планету Эароп нельзя на таком расстоянии
рассмотреть землянику и подосиновики.

- Но я же был там полгода назад. Я не в телескоп смотрел.

- Далекие небесные тела изучают в телескоп, - сказал А. - Это аксиома
астрономии. Почему ты споришь со мной, ты же не астроном?

- Но я прилетел оттуда.

- Нельзя пролететь за полгода тридцать тысяч световых лет. Скорость света -
предел скоростей. Это аксиома.

Час спустя аналогичный разговор произошел с химиком С.

- Морей быть не может, - сказал он. - Жидкость из открытых сосудов
испаряется. У вас же нет крыши над морем.

Я стал объяснять, что жидкость испаряется без остатка только на
безатмосферных планетах. Рассказал про влажность воздуха, про точку росы. С
прервал меня:

- Все это недостоверно. Ты, не знающий точного строения воды, выдвигаешь
гипотезы. Почему ты споришь? Ты же не химик.

Но всех превзошел восьминулевой В.

Дело в том, что я простыл немного, разговаривая с ними с утра до ночи в
неотапливаемом спортивном зале. Простыл и расчихался. Услыхав непонятные
звуки, восьминулевые спросили меня, что я подразумеваю под этими
специфическими, носом произносимыми словами.

- Я болен, - сказал я. - Я испортился. В прокрутил свои записи об анализах
моей крови и объявил:

- Справедливо. Сегодняшний анализ указывает на повышенное содержание
карбоксильного радикала в крови. Я закажу фильтратор, мы выпустим из тебя
кровь, отсепарируем радикал...

- Предпочитаю стакан ЛА-29 (лекарство, напоминающее по действию водку с
перцем). На ночь. Выпью, лягу, укроюсь потеплее...

- Не спорь со специалистом, - заявил В заносчиво. - Ты же не биолог...

И тут уж я им выдал. Тут я рассчитался за все унижения:

- Вы, чугунные лбы, мозги, приваренные намертво, схемы печатные с
опечатками, вы, безносые, чиханья не слыхавшие, специалистики-специфистики,
узколобые флюсы ходячие, не беритесь вы спорить с человеком о человеке.
Человек - это гордо, человек - это сложно, это величественная
неопределенность, не поддающаяся вычислению. Чтобы понять человека,
рассуждать надо. Рассуждать! Это похитрее, чем дважды два четыре, три
больше двух.

К удивлению, машины смиренно выслушали меня, не перебивая. И самый
любознательный из троих - А восьминулевой (потом я узнал, что у него было
много пустых блоков памяти) - сказал вежливо:

- Знать - хорошо, узнавать - лучше. Мы не проходили, что такое



"рассуждать". Дай нам алгоритм рассуждения.

Я обещал подумать, сформулировать. И всю ночь после этого, подогретый
горячим пойлом, лихорадкой и вдохновением, я писал истины, известные на
Земле каждому студенту-первокурснику и совершенно неведомые высокоученым
железкам с восьминулевой памятью.



АЛГОРИТМ РАССУЖДЕНИЯ



1. Дважды два - четыре в математике, но в природе не бывает так просто. В
бесконечной природе нет абсолютно одинаковых предметов и абсолютно
одинаковых действий. Две супружеские пары - это четыре человека, но не
четыре солдата. Две девушки и две старушки - это четыре женщины, но не
четыре плясуньи. Поэтому, прежде чем умножать два на два, нужно проверить
сначала, можно ли два предмета считать одинаковыми и два раза
тождественными. Если же рассчитывается неизвестное, безупречные вычисления
не достовернее гадания на кофейной гуще.

2. Мир бесконечен, а горизонт всегда ограничен. Мы наблюдаем окрестности, и
выводы из своих наблюдений считаем законами, природы. Но планеты
шарообразны, кто уходит на восток, возвращается с запада. "Так" где-то
превращается в "иначе" и еще где-то в "наоборот". То, что нам кажется
аксиомой, на самом деле только правило, местное, временное, непригодное и
неверное за горизонтом.

3. Блоху я рассматриваю в лупу, бактерию - с помощью микроскопа. Но у
микроскопа свой предел - длина световой волны. Чтобы проникнуть глубже, я
применяю иной микроскоп - электронный, потому что электронные волны короче
световых. Однако и электронный микроскоп не способен показать электроны. В
результате у специалистов-электронщиков возникает соблазн объявить, что
электрон не имеет размера и даже непознаваем.

4. Прибор надо менять вовремя и вовремя менять метод расчета. Мы всегда
знаем часть и все остальное не знаем. Если неизвестное несущественно, мы
предсказываем и высчитываем довольно удачно. Но если неизвестное оказывает
заметное влияние, формулы и расчеты лопаются как мыльные пузыри. И у
специалистов-расчетчиков возникает соблазн объявить, что наука исчерпала
себя. Видимо, неудобно признаваться, что ты, ученый, зашел в тупик,
приятнее утверждать, что дальше нет ничего...

Всю ночь я писал эти прописные истины, а наутро, волнуясь, как начинающая
поэтесса, прочел их трем чугуннолобым слушателям, в глубине души надеясь,
что реабилитирую себя в их фотоэлектронных глазах, услышу слова удивления и
восхищения...

И услышал... шипящее бормотание. А, В и С - все трое сразу - решили стереть
мои слова из памяти.

- Что такое? Почему? Вы не хотите рассуждать? - Твой алгоритм неверен, -
сказал А. - Если дважды два - не четыре, тогда все наши вычисления
ошибочны. Ты подрываешь веру в математику. Ты враг точности.

- Если аксиомы - не аксиомы, тогда все наши исследования ошибочны. Ты
подрываешь веру в науку. Ты враг истины, - добавил В. - Аксиомы дает Аксиом
Всезнающий, - заключил

С. - Если бы мир был бесконечен, Он не мог бы знать всђ. Ты клеветник!

В тот день я почувствовал, что мне надоела эта планета Дважды два. Я был
болен и зол, глаза у меня устали от одноцветности, от малиновых рассветов и
багровых вечеров. Мне захотелось на бело-перламутровую Эалинлин с
оркестрами поющих лугов, а еще бы лучше - на Землю, зелено-голубую, милую,
родную, человечную, где по улицам не расхаживают литые ящики с нулями на
лбу. И я сказал моим друзьям-недругам, что намерен покинуть Эароп. Если их
Аксиом хочет со мной знакомиться, пора назначать аудиенцию, а если, не
хочет, пусть остается себе в приятном обществе бродячих комодов.

А, В и С вздернули свои радиоушки, и через минуту я получил ответ:

- Всеведущий приказывает задержать тебя, пока не закончится изучение твоего
организма. Ведь ты единственный человек, посетивший нашу планету, заменить


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сапковский Анджей - Свет вечный
Сапковский Анджей
Свет вечный


Афанасьев Роман - Знак чудовища
Афанасьев Роман
Знак чудовища


Перумов Ник - Алиедора
Перумов Ник
Алиедора


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека