Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

удается вызывать у них смех. Она принадлежит к более веселому типу
новообращенных, чем такие люди, как Элоиз Плессингтон.
- Прекрасно представляю себе это.
- Анджела очень помогла. Ты, конечно, знаешь все о рождении детей. А
для меня это оказалось большой неожиданностью. Я никогда не задумывался
над такими вещами, но мне казалось, что женщины просто ложатся на кровать
и у них начинает немного болеть живот; потом они постонут немного - и вот
вам ребенок. На самом деле все оказалось не так.
- Я всегда уезжал из дому, когда Анджела рожала.
- Мне было ужасно интересно. В конце концов я тоже уехал, но начало
было крайне неожиданным, почти лишающим мужества.
- Я совершенно уверен, Перегрин, вас ничто и никогда не лишит мужества.
- Да. Возможно, это не совсем удачное выражение.

В штабе особо опасных операций, в его опустевших отделах царил застой.
Более эксцентричные фигуры - знахарь-колдун и человек, который питался
травой, - остались, но операторы и боевые офицеры исчезли. На фоне
предстоящей операции "Оверлорд" [кодовое название операции по высадке
союзников в Нормандии в 1944 г.], этой гигантских масштабов особо опасной
операции, от которой, казалось, зависела судьба всего мира, значение
авантюр меньших масштабов съежилось до бесконечно малой величины.
Генерал Уэйл отдал приказ не об уничтожении, а об отправке в бездонную
пучину забвения груды папок, каждая из которых содержала разработанный в
деталях проект плана какой-нибудь отчаянной операции. Каждая такая
операция носила несколько причудливое кодовое название, и все они в свое
время горячо обсуждались и неоднократно перерабатывались. Теперь все эти
операции не имели совершенно никакого значения.
Йэн Килбэннок без сожаления сообразил, что он прошел зенит своих
возможностей и должен уйти в тень. Он уже вел переговоры о работе в
качестве специального корреспондента в Нормандии. Эта работа проходила бы
недалеко от дома и оказалась бы в центре внимания, но конкуренция здесь
была ожесточенной. Йэну надо было подумать о своей будущей
профессиональной карьере. Его небольшой опыт в качестве репортера
скандальной хроники, казалось, не соответствовал духу времени. Пришла
пора, думал Йэн, утвердиться в чем-нибудь серьезном. Тогда появились бы
безграничные возможности для военных откровений очевидца, и этих
возможностей хватило бы на всю его жизнь.
Ему намекнули об Адриатике, и он обещал подумать. Была предложена
Бирма, но от этого предложения он уклонился. Из поступавших оттуда
донесений Йэну было ясно, что это место не для него. В то же время такое
место могло бы оказаться подходящим для Триммера.
- Все донесения Триммера свидетельствуют об отсутствии положительных
результатов, сэр, - доложил Йэн генералу Уэйлу.
- Да. А где он сейчас?
- В Сан-Франциско. Он пересек всю страну и везде провалился. Но это
вовсе не его вина. Он отправился туда слишком поздно. У американцев теперь
полным-полно своих героев. Кроме того, как вам известно, они не обладают
полностью развитым классовым сознанием. Они не воспринимают Триммера как
предвестника пролетариата. В нем они видят типичного британского офицера.
- А что, разве они не замечают шевелюру этого парня? Я имею в виду не
то, как он подстрижен, а то, как она _растет_. Что-что, а его шевелюра
должна иметь для них достаточно пролетарский вид. Вы согласны?
- Такие вещи до них не доходят. Единственное, что нам остается, - это
перебрасывать его все дальше на запад. Возвращать его в настоящий момент в
Соединенное Королевство, по-моему, нецелесообразно. На то есть причины. Их
можно было бы назвать основанными на сострадании.
- Перед нами стоит еще более сложная проблема - генерал Ритчи-Хук. Он
окончательно разругался с Монти [генерал Монтгомери, командующий
английскими войсками, участвовавшими в высадке в Нормандию], остался без
должности и продолжает надоедать начальству. Я не совсем понимаю, почему
нас считают ответственными за него.
- Вы считаете, что они смогли бы работать в паре и поражать воображение
лояльных индийцев?
- Нет.
- Я тоже. Только не Ритчи-Хук. Стоит индийцам увидеть его, как они
перестанут быть лояльными.
- Ради бога, уладьте все это сами. Меня тошнит от одного имени этого
человека.
Генерал Уэйл тоже сознавал, что зенит его возможностей миновал и что в
дальнейшем он может двигаться только к закату. В его прошлом был такой
бредовый эпизод, когда он помог отправить на верную смерть в Дьепп многих
канадцев. Он участвовал в планировании еще более крупных авантюр, из
которых ничего не вышло. Теперь Уэйл оказался там же, откуда начинал в
самый критический час для своей страны, но с незначительными возможностями



причинить новый вред. Он занимал ту же комнату, его обслуживали те же люди
из ближайшего окружения, что и в годы наибольшего расцвета. Однако он
потерял свои легионы.

В положении Людовича также наметился застой. Его заместитель - он же
начальник штаба - остался, но инструкторов отозвали. Ему перестали
присылать новых "клиентов" для прохождения курса парашютной подготовки.
Однако Людович был доволен.
В Шотландии он отыскал себе машинистку. Выбрал он ее потому, что она
показалась ему наиболее изолированной от враждебного влияния тех, кто
предлагал свои услуги литературному приложению к "Таймсу". На протяжении
всей зимы он еженедельно посылал ей пакет с рукописью и взамен получал две
отпечатанные копии в разных конвертах. Она подтверждала почтовой открыткой
получение каждого пакета, но оставался четырехдневный интервал, во время
которого Людович испытывал приступы острого беспокойства. В те дни на
железных дорогах многое разворовывали, но так уж получилось, что роман
Людовича избежал этой участи. Сейчас, в начале июня, он закончил его
полностью, и теперь рукопись лежала перед ним в двух пачках, обернутых в
бумагу и перевязанных бечевкой. Он приказал Фидо лечь в корзинку и уселся
читать последнюю главу не ради того, чтобы исправить опечатки, так как он
писал разборчиво и машинистка была опытная, не для того, чтобы отшлифовать
или изменить что-нибудь, так как работа казалась ему совершенной (и, по
существу, была таковой), а просто ради наслаждения своим собственным
произведением.
Поклонники его эссе (а таких было немало) не угадали бы автора этой
книги. Это был очень яркий, почти кричащий рассказ о любовной истории и
драматических событиях большого накала. Но книга не была старомодной.
Людович, правда, не знал этого, но не менее полдюжины других английских
писателей, с отвращением отвернувшись от тягот войны и от чреватых
опасностями социальных последствий мира, уже в то время, каждый в
отдельности и втайне один от другого, от Эверарда Спрюса, Коуни и Фрэнки,
создавали книги, которые уводили бы из скучных серых аллей тридцатых годов
в ароматные сады недавнего прошлого, преображенные и освещенные
расстроенной памятью и воображением. Людович на своем уединенном посту
оказался участником этого движения.
Несмотря на всю свою яркость, книга Людовича не была радостной. Ее
страницы были залиты меланхолией, усиливающейся к концу повествования.
Поскольку о каждом литературном персонаже можно было бы сказать, что он
имеет прототипа в реальном мире, героиней романа был сам автор.
Читая последние страницы, Людович четко осознал, что вся книга
представляет собой описание подготовки к смерти леди Мармадьюк -
длительному, церемониальному убийству, подобному убийству быка на арене
цирка. За исключением того разве, что в книге отсутствовало насилие.
Временами Людович побаивался, как бы его героиню не замуровали в пещере
или не бросили дрейфовать в открытой лодке. Но то были химеры. В стиле
раннего и более счастливого века леди Мармадьюк просто зачахла. Ее недуг
был безболезненным и точно не определенным. Под тяжелой рукой Людовича она
чахла, худела, становилась прозрачной; кольца соскальзывали с ее пальцев
на богатое покрывало шезлонга, когда на далеких восхитительных вершинах
гор замирали последние лучи света. Он колебался, выбирая название,
примеривая многие невразумительные идеи, возникавшие при недавнем чтении.
И вот, наконец решившись, он начертал большими буквами вверху на первой
странице: "ЖЕЛАНИЕ СМЕРТИ".
Лежавший в своей корзине Фидо, почувствовал, что хозяин возбужден,
нарушил приказ, запрещавший ему разделять с ним эмоции, вспрыгнул на
крепкие колени Людовича и, не получив замечания, остался там, пожирая его
своими глазами, более светлыми и выпуклыми, чем глаза хозяина.

- Что мне страшно хочется узнать, - призналась Кирсти, - так это как
все сложилось у Гая и Вирджинии после того, как она переехала на
Карлайл-плейс. В конце концов прошел добрый месяц, прежде чем ее фигура
начала расплываться.
- А меня это совсем не интересует, - заметил Йэн.
- Вряд ли теперь можно задать ей этот вопрос. После нашей размолвки мы
помирились; ничего хорошего в том, чтобы _долго дуться_ друг на друга,
нет, правда ведь? Но какой-то холодок все же остался.
- Почему тебя так интересует это?
- А тебя нет?
- Между мной и Вирджинией прохладные отношения сохранялись многие годы.
- Кто был там сегодня вечером?
- Прямо-таки целый салон. Пердита привела Эверарда Спрюса. Была еще
одна - я ее не знаю, - которую звали леди Плессингтон; пришел какой-то
священник. Все было бы очень мило, если бы не акушерка, которая то и дело


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 [ 158 ] 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Афанасьев Роман - Знак чудовища
Афанасьев Роман
Знак чудовища


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека