Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

плоти человеческой, сотворенной из праха земного?!
"И впрямь, - отметил про себя сотник валковский. - Раз голым
из дома на улицу не поскачешь, значит, шаровары потребны. Чтоб срамным
Задом не отсвечивать. А где те шаровары взять? - либо в сундуке, либо
на ярмарке в Сорочинцах. Правильно говорит дед".
И так Логину мысль сия разумной показалась, что есаул Шмалько
исподтишка линейкой по плечам огрел - не заметил.
- Вот тогда и взывает Малах-посланец к иному человеку:
услышь! впусти! Ты мне тело на срок малый, я тебе - иной корысти с
верхом отвалю! Не часто, а находятся смельчаки - кому терять нечего.
Одного казнь смертная на рассвете ждет. Другой болен неизлечимо.
Третий душу за родича или там любовь свою положить готов, а сил
недостает. Соглашаются; заключают договор со светлым ангелом. А в
договоре том сказано: по доброй воле впустил, по доброй и выпущу...
Старец перевел дух.
- А как срок истекает, то не всякий человек подобру-поздорову
из себя Малаха отпустит. Кто излечился - вновь захворать пуще прежнего
боится. Кто от казни ушел - новой казни ждет. Кто друга спас - сам в
беду угодил. А Малах есмь свет, и в ком того света с избытком, тот
многое может. Вот и не выпускают люди ангела договорного, не дают на
уход своей доброй воли. Побудь еще, говорят, погости ангелом-
хранителем. ..
(...голова кружится.
Надо держаться. Вон и Иегуда - весь белый, даже борода словно
побледнела... поседела борода, инеем взялась.
Надо.
Держаться.
Иначе они не поймут... иначе мы не поймем.
Рав Элиша, ехидный Чужой, запертый в немощном теле! -
помнишь, ты спрашивал меня? Ты спрашивал: могу ли я поменять их
местами, свои реальности, внешнюю и внутреннюю, могу ли я вывернуться
наизнанку, насквозь - и освободиться полностью?
Ты знаешь, сейчас мне кажется, что - да.
Могу. Ведь "снаружи" и "внутри", в сущности, одно и то же...)
- ...побудь еще!.. - Кричит Малах, бьется, исходит светом,
как припадочный - слюной. А выйти без разрешения не может. Страшна для
него темница плотская. И не идти в мир не мог, если Рубежи велели
Существу
Служения: "Иди!" - и остаться в мире боится.
- Чего? - истово выдохнул сотник Логин в повисшей тишине. В
гулкой тишине, морозной, зябкой, несмотря на жаркое лето вокруг. -
Чего боится-то?!
Непонятно было: пустили, значит, ангела с крылышками, вроде
как в хату переночевать, а теперь по доброй воле отпускать не желают.
Точно галера турецкая: забрался поплавать и остался - в кандалах да на
веслах. Так ведь и с галеры удрать иной раз получается... А тут не
галера - человек. Помрет своей смертью, и гулять ангелу по новой в
поднебесье... то бишь в Рубеже ихнем.
- Ты это... ты, значит...
Хотел сотник сказать: "Ты, христопродавец, кончай москаля
лепить! начал говорить - договаривай!" Хотел, да не вышло.
Заледенел язык. А старый, очень старый человек все смотрит, и
все на него, на Логина Загаржецкого и все понимает - и сказанное, и
проглоченное.
Нет обиды во взгляде его.
Живой взгляд, блестящий, молодой.
Хитрый.
- А смерти человека-темницы и боится он, Малах Рубежный.
После смерти ему ведь в гниющей плоти еще двенадцать месяцев по закону
обретаться, до выхода на свободу. Не выйдет ли Ангел - безумцем? свет
- тьмой? Прикусил сотник Логин язычок.
До крови. Только и показалось: не стало никого по лавкам. С
ним одним старик разговаривает, с глазу на глаз. Из сердца - в сердце.
- Однако смерть телесная не самый страх - самый, он
пострашнее будет. Горит свет чужой в сосуде плотском, корчится
запертый Малах в человеке - а человек-то его уже потихонечку
переваривает душой своей, травит кислотой людских помыслов... Ведь
души наши, согласно книге "Зогар", чином выше ангельских уровней
созданы. Оттого и не захотели ангелы первому Адаму кланяться; оттого и
служат, не любя. Год пройдет, два, третий настанет - забудет Малах-
узник себя самого. И не вспомнит.
Старик помолчал.
Губами пожевал.
(...Рав Элиша! еще! Я сам ведь не смогу... не объясню!
Еще!..)


- Был человек, был в нем ангел по договору. А останется
навеки: человек-клятвопреступник с лишним, краденым светом внутри.
Жить будет - долго. Ворожить - сильно. Из тела в вещь, из вещи в тело,
если потребуется, шастать станет, верхом на пламени Малаха-
беспамятного. Отец под старость омолодится, сына в расход, да сам
сыном и назовется! поживет еще чуток - пока внук не вырастет. А глупцы
талдычат в один голос: бесы... одержимые...
Тут Логин старика вроде как слышать перестал.
И видеть перестал. О своем задумался. Не то сон во сне
случился, не то еще какая мара навеялась. Грезится Логину, как он по
новой в самое пекло собирается, за Яринкой-ясочкой. Да только подходит
к нему уже не Рудый Панько, не Юдка-Душегубец со своей пропозицией -
ангел небесный является. Серафим о шести крыльях. Ну пусть не
небесный, пусть Рубежный - о том ли речь? Является, значит, и глаголет
нежным гласом: "Пусти меня, друг Логин, до себя в утробу! Я через тело
твое черкасское дельце малое обстряпаю! - да и тебя, родной, не
забуду! отслужу!"
В затылке Логин даже почесал. Эй, сотник, согласился бы? -
ясное дело, аж плясать бы пошел. Не ведьмач, не жид - ангел! Ну,
ударили по рукам. Угоду подписали. Кровью? - а пускай и кровью, не
жалко, много ее в жилах!
Что дальше?
А дальше выходит: на Рубеже этих, Малахов-сторожей, уже не в
шабли! - сами они встречают-пропускают, да хлебом-солью, да с
поклоном! Скатертью дорожка, люди добрые! Чортяка от сотника Логина-
ангела шарахается, ведьму Сало смертный озноб дерет... А при штурме,
при штурме-то! Гуляй, черкас! руби сплеча, секи наотмашь полки вражьи!
ангельское полымя в душе жаром пышет, силушки на десятерых, шабля
сотника не берет, стрела мимо свистит!
Тошно вдруг отчего-то стало. Вроде как супротив детишек малых
по пьяни вышел. Ты им чего душе возжелается! хоть стусана, хоть
пряник, хоть в мешок и в болото! а они тебе - разве что уши от крика
ихнего позакладывает.
Ну да ладно.
Дальше, дальше-то как сложится? Вот нашел отец дочку, ангел
отцу и глаголет по второму разу: "Давай, выпускай! Я свое дельце под
шумок обладил, ты - свое, пора и честь знать! Ну давай, чего телишься!
мне ведь твоя добрая воля семью засовами легла..."
А вдруг завтра опять сеча лютая приключится?! А через Рубеж
дорожку обратную торить?! Нет уж, серафимушка, Малах малахольный! -
погодь маленько... вот вернемся!.. Тут уж сотник Логин просто наяву
увидал:
вернулись, все Валки неделю гуляют, ан с турками замиренье
кончилось. Или татарва налетела. Или новый Дикий Пан объявился. Или
хворь прилипла...
Совсем страшное примстилось. Стол в хате, а на столе башка
Логина Загаржецкого лежмя лежит. Старючая, лысая, желваки на восковых
скулах катает. А перед столом - парубок молодой. Яринкин сынок,
значит... ишь как вырос! Стоит парубок, в руках дедову "ордынку"
вертит.
- Пойдешь ко мне на шаблю? - пытает.
Аж ледяным ознобом до костей пробрало. Вскинулся сотник,
раскидал мару по углам, глядит: старый жид в креслице ему улыбается.
Тепло так, с пониманием: что, пан сотник, глянул в душу свою
человеческую? каково?! Тишина кругом. И меркнет веранда, стол, лавки,
сад за перильцами.
Пусто.
Блудный каф-Малах, исчезник из Гонтова Яра
Меня сотрясала дрожь. Не сладостные вибрации сфир, не
струнный ропот листвы Древа - нет! Противная, омерзительная дрожь
смертной плоти, силы которой иссякали. Даже та малость, что мне
удалось показать этим людям, рассказать каждому на его языке, и в то
же время - на Языке
Исключения...
Даже это выжало меня без остатка. Если бы не Заклятый,
вовремя подставивший плечо... "Неужели так теперь будет всегда?! -
наемной плакальщицей голосила моя новая, уязвимая, хилая плоть, забыв,
что совсем недавно была золотой осой в медальоне. - Не хочу! Лучше
просто - не быть, чем быть - так - Глупый, глупый каф-Малах... - эхом
отдался в голове затихающий приговор.
Ты, как обычно, прав, мудрый рав Элиша. Я действительно глуп.
К чему звать небытие, которое люди называют "смертью"? - если призрак
вечной муки уже на исходе. Раньше я смеялся, закручивая спиралью дни,
годы и века! раньше мне бы и в голову не пришло, как это времени может
"почти не остаться"?!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 [ 157 ] 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа
Шилова Юлия
Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа


Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Русанов Владислав - Золотой вепрь
Русанов Владислав
Золотой вепрь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека