Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

А значка парашютиста у вас разве нет?
- Я не сдал зачета, сэр.
- Да? А я был уверен, что сдали. Значит, произошло какое-то
недоразумение. У нас сейчас есть два или три места, куда мы можем
сбрасывать парашютистов. А сербскохорватский язык вы знаете?
- Ни слова. Когда со мной беседовали, то интересовались только, знаю ли
я итальянский.
- Ну что ж, как это ни странно, но незнание языка нисколько не
помешает. У нас были ребята, знающие этот язык. Некоторые, кажется,
перешли к партизанам, а кого-то вернули обратно за неправильное поведение.
Югославы предпочитают пользоваться своими переводчиками, они узнают при их
помощи, о чем и с кем говорят наши ребята. Джо Каттермоул, конечно,
рассказал вам о них. Он прямо-таки энтузиаст. А теперь я обрисую вам
обстановку с другой точки зрения. Но все равно помните, Каттермоул -
первоклассный парень. Он никому не рассказывает об этом, но поработал там
отлично. Югославы любят его, а этим могут похвалиться лишь немногие из
нас. Да и сам Джо любит югославов. Однако к тому, что говорит он, вам
следует относится критически. Он, вероятно, сказал вам о том, что
партизаны припирают к стенке полмиллиона человек. По моему мнению,
обстановка там несколько иная. Немцев интересуют лишь две вещи:
коммуникации с Грецией и оборона своего фланга от сил, которые могут быть
высажены в Адриатике. Имеющиеся в нашем распоряжении данные говорят о том,
что немцы оставят Грецию этим летом. Им нужен чистый путь для отступления
домой. Вопрос о прорыве к Суэцкому каналу сейчас не стоит. Но немцы очень
опасаются продвижения крупных англо-американских сил к Вене.
И хорошенько запомните: мы солдаты, а не политики. Наша задача -
сделать все, чтобы причинить противнику наибольший ущерб. Ни вы, ни я не
собираемся жить в Югославии после войны.
Перед отправкой я еще повидаюсь с вами. Сказать вам сейчас, куда и
когда вас отправят, я не в состоянии. Бари - неплохой городок, и вы не
заскучаете в нем. Ежедневно являйтесь к нашему офицеру разведки. Желаю вам
хорошо отдохнуть.

В период от крестовых походов до падения Муссолини Бари посетили лишь
немногие иностранцы. Немногие туристы, даже из числа самых любознательных,
побывали на Апулианском побережье. А в Бари много такого, что должно было
бы привлечь их: старый город с множеством зданий в норманнском стиле, мощи
святого Николаев в серебряной раке, просторный и удобный новый город.
Несмотря на это, в течение нескольких веков город не интересовал никого,
кроме местных бизнесменов.
И только теперь, в начале 1944 года, в городе снова почувствовалось
такое же космополитическое военное оживление, какое было присуще ему лишь
в средние века. Его улицы заполнили находящиеся в краткосрочных отпусках
солдаты союзных армий, некоторые из них, по довольно интересному
случайному совпадению, носили эмблему с мечом крестоносцев; госпитали
города были переполнены ранеными; штабы многочисленных служб занимали
новые, поврежденные обстрелом административные здания; небольшие военные
корабли украшали разрушенную гавань. Конкурировать с Неаполем, с этой
огромной импровизированной фабрикой войны, Бари, разумеется, был не в
состоянии. Его подвижный и бесхитростный преступный мир состоял главным
образом из небольших величин. Лишь на немногих машинах развевался флажок
высокопоставленных деятелей, и лишь несколько загородных вилл было занято
офицерами в чине выше бригадира. Все шишки из военно-воздушных сил
находились в Фодже. Ничего и никого, внушающего благоговейный страх, в
Бари не было, но в нем были мрачные дома, занятые балканскими и
сионистскими эмиссарами, издателями небольших пропагандистских газеток,
печатавшихся на нескольких языках, агентами соревнующихся друг с другом
разведывательных служб и даже итальянцами, которых обучали искусству
местного демократического самоуправления. Союзники недавно значительно
осложнили свое положение тем, что разрушили игорный дом, но расплачиваться
за это святотатство пришлось пехоте на передовой линии. Это никоим образом
не затронуло миролюбивых и нечестолюбивых офицеров, которые с радостью
устроились в Бари.
Они образовали небольшой мирок офицеров - часть молодых и неважно
одетых, часть пожилых и шикарно одетых, - освобожденных от какой бы то ни
было ответственности и неприятностей, связанных с командованием.
Встречавшиеся иногда на улицах низшие чины выполняли при этих офицерах
обязанности шоферов, денщиков, полицейских, писарей, прислуги и солдат
охраны.
В этой раздражающей обстановке Гай прожил более недели, пока февраль не
сменился мартом.
Он ежедневно являлся в штаб.
- Пока никаких новостей, - говорили ему. - Связь в последние несколько
дней работает неудовлетворительно. Командование военно-воздушных сил не



желает ничего предпринимать, пока не выяснит, как там дела.
"Желаю вам хорошо отдохнуть", - сказал бригадир Кэйп. Ритчи-Хук так не
распорядился бы. Ничего похожего на "уничтожение и уничтожение" противника
в Бари не было.
Мучимый бездельем, Гай направился в старый город и разыскал там
полуразрушенную романскую церковь, в которой священник принимал
исповедующихся. Гай дождался своей очереди и сказал:
- Отец, я хочу умереть.
- Да. Сколько раз?
- Почти все время, отец.
Неясная фигура позади решетки наклонилась к Гаю:
- Чего вы хотели-то, сын мой?
- Умереть.
- Да?. Вы пытались покончить жизнь самоубийством?
- Нет.
- За что же вы просите прощения? Желание умереть - это самое обычное
желание в наше время. Это может даже рассматриваться как очень хорошее
намерение. Вы же не обвиняете себя в отчаянии?
- Нет, отец, только предположение. Я не готов умереть.
- В этом нет никакого греха. Только угрызения совести. Искренне
покайтесь за все грехи ваши в прошлом.
После отпущения грехов священник спросил:
- Вы иностранец?
- Да.
- Не дадите ли мне несколько сигарет?



5
Почти в то же самое время Вирджиния впервые покаялась в своих грехах
священнику в Вестминстерском кафедральном соборе. Она рассказала ему все -
полно, точно, ничего не скрывая и ни в чем не оправдываясь. На
перечисление грехов и дурных поступков, совершенных ею на протяжении всей
сознательной жизни, потребовалось менее пяти минут.
- Благодарение богу за ваше откровенное и смиренное признание, - сказал
священник.
Грехи были отпущены. Ей сказали об этом теми же словами, что и Гаю. Ей
была дарована такая же милость господня. Маленький Триммер зашевелился,
когда она опустилась на колени перед боковым алтарем и произнесла слова
покаяния.
После этого Вирджиния снова принялась за шитье приданого. Вечером в
этот день она сказала дядюшке Перегрину то же, что говорила раньше:
- Не понимаю, почему люди делают из этого так много шума? Все это,
оказывается, очень просто. И все же чувствовать, что в будущем тебе уже не
придется каяться в чем-нибудь серьезном, очень приятно.
Дядюшка Перегрин ничего не ответил на это. Он никогда не считал, что
обладает особой способностью распознавать души людские. Все, что делало
или говорило большинство людей, просто озадачило его, когда он начинал
думать об этом. Такие Проблемы он предпочитал оставлять на суд божий.



6
Лето в лесистых горах и плодородных долинах Северной Хорватии наступило
быстро и щедро. Мосты на небольшой, одноколейной железнодорожной ветке,
связывавшей когда-то Бигой с Загребом, были опущены, шлагбаумы подняты.
Магистральная дорога на Балканы вилась в восточном направлении. Немецкие
грузовые машины двигались по ней непрерывной лентой днем и ночью, а
немецкие гарнизоны в прилегающих районах сидели в ожидании приказа
отступать. Здесь же, на островке освобожденной территории, крестьяне, как
это бывало всегда в прошлом, обрабатывали свои поля, священники, как
всегда, служили в церквях обедни. В одной магометанской деревушке в первые
дни независимости Хорватии усташи сожгли мечеть. В самом Бигое та же
банда, обученная в Венгрии, взорвала православную церковь и осквернила
кладбище. Итальянцы отступали, усташи следовали за ними, а партизаны
спускались сюда с гор и устанавливали свою власть. Ряды партизан
непрерывно пополнялись просачивавшимися через немецкую линию фронта
небольшими, разрозненными отрядами. Ощущался недостаток продовольствия, но
голода никто не испытывал. Партизаны взимали небольшие налоги, но до
грабежа дело не доходило. Партизаны подчинялись приказам, ибо расположение
крестьян имело для них первостепенное значение.
Все буржуа покинули Бигой вместе с отступавшим гарнизоном. Магазины на
небольшой главной улице стояли пустыми или использовались как помещения


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 [ 156 ] 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


Лукин Евгений - Секондхендж
Лукин Евгений
Секондхендж


Злотников Роман - Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму
Злотников Роман
Леннар. Сквозь Тьму и… Тьму


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека